Язык, на котором разговаривает власть, не пригоден для понимания процессов, которые реально происходят в обществе.

Владимир Золотарев

Пользовательского поиска
Зал периодики
Другие диалоги:

США – страна иммигрантов

Версия для печати
Андрей Коробков
1 дек 2008 года

Иммигранты создали население США

Филипп Гастон. Линия. 1978

Крупномасштабная иммиграция — новое для России явление, еще не вполне осознанное и осмысленное российским обществом и его политической и интеллектуальной элитой. В этом смысле Россия — полная противоположность США, население которой создано иммиграцией. Может ли американский опыт, который накапливался столетиями, быть полезным при поиске ответов на вопросы, связанные с миграцией, которые все чаще возникают и в России?

Америка, конечно, не имеет той тройственной роли в миграционной цепочке, которая отличает в настоящее время Россию, являющуюся и страной, принимающей иммигрантов, и страной эмиграции, преимущественно в страны “старого зарубежья”, и страной транзита для тех, кто пытается попасть на Запад. И гарантии политических свобод, и уровень благосостояния в США таковы, что миграция развивается практически в одном направлении: эта страна выступает в качестве принимающей стороны.

Тем не менее и Америка сталкивается сегодня с рядом серьёзных проблем в сфере миграции, включая массовый наплыв незаконных иммигрантов через протяжённую и плохо охраняемую границу с Мексикой — страной со значительно более низким, чем в США, уровнем жизни. В свою очередь, иммиграционный поток ведёт к росту социальной напряжённости и рассматривается многими в качестве угрозы как безопасности страны, так и культурной идентичности американского населения. В связи с этим весьма интересно посмотреть, как отвечают американское государство и общество на вызовы иммиграции.

К моменту принятия Конституции США в 1787 году в 13 штатах первоначальной федерации жило около 4 млн. человек  [1]. Этнически, религиозно, лингвистически и культурно это была во многом однородная группа: выходцы в основном из Западной и Северной Европы, объединённые английским языком [2] и христианством, преимущественно различных протестантских конфессий.

К 2007 году численность населения страны уже перевалила за 300 млн. чел. Такой рост стал возможен как благодаря относительно высоким темпам естественного прироста, так и вследствие широкомасштабной иммиграции. Соединённые Штаты остаются единственной высокоразвитой страной мира, в которой население продолжает расти, и достаточно высокими темпами: как ожидается, к 2050 году оно достигнет 438 млн. Ежегодно население США возрастает приблизительно на 2 млн. человек за счет естественного прироста и на 1 млн. — вследствие легальной иммиграции [3]. Ещё около 800 тыс. пересекают границу нелегально. Если бы иммиграции не было, население США все равно росло бы — и сейчас, и в обозримом будущем, но темпы роста были бы совсем иными (рис. 1).

Рисунок 1. Роль иммиграции в современном росте населения США
Источник: Jeffrey S. Passel, Pew Hispanic Center — Washington, DC “U.S. Immigration: Numbers, Trends&Outlooc”

Основанные первоначально в качестве переселенческой колонии, США привлекали иммигрантов со всего света и как страна политической и конфессиональной свободы (особое значение изначально имел религиозный фактор), и широких экономических возможностей (особенно приметных при отсутствии феодального землевладения и многих юридических барьеров для социальной и территориальной мобильности).

Уже в XIX веке структура иммиграционных потоков начала меняться. Революции и возникновение независимых государств в Латинской Америке, попадание их в сферу экономического и политического влияния Соединенных Штатов (в том числе и вполне открытого, основанного на провозглашённой в 1823 г. Доктрине Монро), прогресс транспорта и связи, политические перемены во многих частях мира привели к интенсификации иммиграции, и к изменениям в территориальной ориентации и этнонациональной структуре миграционных потоков.

В середине XIX в. началась интенсивная иммиграция из католических стран Средиземноморья и Ирландии (из последней — во многом в результате “картофельного голода” 1850-х годов), породившая боязнь изменения религиозного и этнического баланса и требования ввести иммиграционные квоты. Эти опасения ещё более усилились, когда среди иммигрантов стала расти доля выходцев из Азии и представителей нехристианских конфессий. В частности, во второй половине девятнадцатого века началась интенсивная иммиграция контрактных рабочих из Китая и некоторых других азиатских стран. К 1880 году более чем 200 тысяч китайцев поселились в Калифорнии, составив почти 10% ее населения. В ответ на это были введены ограничения: в 1882 году Конгресс принял Акт об исключении китайцев, который на 10 лет запретил китайскую иммиграцию и натурализацию китайцев — постоянных жителей США. Этот запрет был продлен в 1892 году и даже на какое-то время стал постоянным в 1902 году. В результате в течение 40 лет китайское население США сократилось более чем на 40%.

В конце XIX века возникли значительные миграционные потоки из Центральной и Восточной Европы (включая масштабную еврейскую иммиграцию). В результате доля Западной Европы в иммиграционном притоке резко снизилась: с более чем 95% в 1860-е годы до менее 50% в 1890-е. Одновременно масштаб иммиграции продолжал расти: только через “миграционные ворота” на знаменитом нью-йоркском острове Эллис с момента их открытия в 1892 году прошли более 12 млн. чел.

Иммиграционный прирост достиг своего пика в первом десятилетии XX века, когда в страну въехало около 9 млн. человек. В 1910 году 14,7% жителей США были рождены за пределами страны (в настоящее время эта доля составляет около 13% [4] — второй по величине показатель в истории). Затем приток иммигрантов пошел на спад, и могло показаться, что иммиграционный этап истории США заканчивается. Но этого не произошло. После Второй мировой войны каждое новое десятилетие приносило новый прирост числа иммигрантов (рис. 2). Только за последнее десятилетие двадцатого века США приняли более 14 млн. иммигрантов, которые обеспечили половину прироста рабочей силы в 1990-е годы. Как ожидается, в текущем десятилетии иммиграционный приток превысит 15 млн. [5]. Хотя по отношению к численности населения страны количество иммигрантов в прошлом бывало значительно большим (рис. 3), по абсолютной величине принятых иммигрантов два последние десятилетия побили все рекорды.

Рисунок 2. Приток иммигрантов велик, как никогда. Число иммигрантов в миллионах
Источник: Jeffrey S. Passel, Pew Hispanic Center — Washington, DC “U.S. Immigration: Numbers, Trends&Outlooc”
Рисунок 3. Коэффициенты иммиграции сегодня — не самые высокие. Число иммигрантов за десятилетие на 1000 населения в начале десятилетия
Источник: Jeffrey S. Passel, Pew Hispanic Center — Washington, DC “U.S. Immigration: Numbers, Trends&Outlooc”

Совокупное число иммигрантов в стране оценивается сейчас более чем в 37 млн. человек, они составляют приблизительно 1/8 населения США [6]. Около 21 млн. из них вовлечены в экономически активную деятельность [7]. Абсолютное число иммигрантов — лиц, родившихся за пределами США, — сейчас наибольшее за всю их историю, но в процентном отношении оно не достигает исторического максимума, пришедшегося на конец XIX века (рис. 4).

Рисунок 4. Пики абсолютных и относительных масштабов иммиграции не совпадают
Источник: Jeffrey S. Passel, Pew Hispanic Center — Washington, DC “U.S. Immigration: Numbers, Trends&Outlooc”

Эволюция миграционной политики

Понятие свободы иммиграции и практическая политика США в этой области со временем претерпели серьёзные изменения. Первоначально свобода иммиграции преимущественно означала свободу европейской протестантской христианской иммиграции. Но даже в этих условиях неоднократно слышались требования ограничить въезд отдельных этнических или религиозных групп.

Как уже отмечалось ранее, первые поселенцы были в основном протестантами, приезжавшими в XVII и первой половине XVIII века из Западной и Северной Европы и нередко стремившимися избежать религиозных преследований. Но даже в подобной обстановке относительной этнической, культурной и религиозной близости проявлялись элементы ксенофобии и групповых предрасудков. Например, Бенджамин Франклин (наиболее, кстати сказать, терпимый и демократичный из “отцов-основателей”) был озабочен масштабами иммиграции этнических немцев, которые, по его мнению, были в целом недостаточно культурно развиты и образованы и сталкивались с большими трудностями в изучении английского языка. В 1751 году Б. Франклин писал, в частности: “...почему в наши поселения должны быть допущены стада... быдла, которое, скапливаясь, установило бы свои язык и традиции, вытесняя наши? Почему должна Пенсильвания, основанная англичанами, стать колонией чужаков, которые вскоре станут столь многочисленны, что смогут онемечить нас вместо того, чтобы мы обангличанили их, и никогда не воспримут наши язык и традиции, как не могут они принять нашу культуру” [8]. Б. Франклин опасался, что их присутствие могло породить “большие беспорядки в нашей среде” [9].

Рост числа иммигрантов и изменения в их религиозном и этническом составе вызвали многочисленные требования или ограничить, или вообще прекратить иммиграцию на определенный срок. В 1840-е годы сформировалась партия под своеобразным названием “Знать ничего не знаю”, выступавшая против допуска в США иммигрантов из католических стран, которых она рассматривала в качестве агентов Папы Римского, якобы готовивших переворот и избиение протестантов в США. Аналогичные предложения выдвигали и Американская ассоциация защиты, созданная Генри Бауэрсом в 1887 году, которая насчитывала к 1894 году 500 тысяч членов, и Американская ограничительная лига, предлагавшая ввести жёсткое разделение иммигрантов на “желательных” и “нежелательных”. А в 1920-х годах Ку Клукс Клан, насчитывавший, по разным источникам, от 5 до 9 миллионов членов, преимущественно на юге США, добивался запрета на иммиграцию евреев и католиков. Кроме того, в 1878 году Деннисом Кирни была сформирована в Калифорнии ставшая достаточно влиятельной Партия трудящихся, выступавшая за запрет китайской иммиграции.

Был принят ряд жёстких административных мер, направленных на ограничение иммиграционного притока и регулирование его этнической и региональной структуры. В частности, Иммиграционный акт 1917 года выделил ряд категорий мигрантов, не подлежавших приёму, и внёс уточнения в уже существовавший до этого ценз грамотности. Новые ограничения были внесены в законодательство в 1918, 1921 и 1924 годах. Законодательные акты 1921 года и особенно Акт об ограничении иммиграции 1924 года закрепили наличие квот, основанных на этническом составе населения США в 1920 году, которые должны были обеспечить сохранение существующих межэтнических и прочих пропорций в составе населения. Ежегодная иммиграция из отдельных стран и регионов теперь не должна была превышать “одной шестой доли процента населения континентальной территории США в 1920 году”, причем система не предусматривала квот для мигрантов из Азии и Африки. (Впоследствии некоторые ограничения на иммиграцию из азиатских стран были ликвидированы). С другой стороны, не было предусмотрено ограничений для мигрантов из стран Западного полушария. За Великой депрессией 1929 года последовали новые административные меры, в результате поток иммигрантов снизился с 280 тысяч в 1929 году до 23 тысяч в 1933 году [10]. Одним из трагических последствий этих мер стало искусственное замедление притока беженцев во время фашистской экспансии в Европе.

Новые изменения были внесены в миграционное законодательство в послевоенный период. Акт о внутренней безопасности (1950 год) фактически запретил иммиграцию коммунистов и других “подрывных элементов”. Акт МакКэррена-Вальтера или Акт об иммиграции и гражданстве (1952 год) консолидировал иммиграционное законодательство в одном документе и придал ему очертания, которые в целом сохраняются и поныне. Данный акт подтвердил наличие квот, введённых в 1924 году. Как и ранее, квоты не распространялись на выходцев из Западного полушария и супругов и детей американских граждан. Ряд ограничений по расовому признаку был отменён (например, в 1946 году Акт Люса-Селлара расширил квоты на иммиграцию из Азии и разрешил ограниченную натурализацию), но список политических ограничений, появившийся в 1950 году, был расширен. Долгое время существовал запрет на въезд мигрантов, больных рядом инфекционных и наследственных заболеваний.

Реальные изменения, направленные на либерализацию миграционного законодательства и ликвидацию дискриминационных льгот, начались в рамках общей либерализации и борьбы за гражданские права в 1960-е годы. Акт об Иммиграционной реформе (1965 год, дополнен в 1976 и 1980 годах) установил годовой лимит: вначале в 170 тысяч, а затем в 320 тысяч иммигрантов и беженцев, при этом не более 20 тысяч человек могли въехать из одной и той же страны. Приоритет отдавался высококвалифицированным работникам и лицам, имеющим родственников в США. Следствием фактической отмены дискриминационных этнических и расовых квот было стремительное изменение региональной и этнической структуры иммиграционных потоков: если до 1965 года более 90% иммигрантов приезжали в США из Европы, то через 20 лет доля европейцев среди новых иммигрантов оказалась ниже 10%. Сегодня половина родившихся за границей жителей США — выходцы из Латинской Америки, а четверть — из Азии (рис. 5) [11]. Лишь от десяти до двадцати процентов иммигрантов прибывают в настоящее время из Европы. Таким образом, миграция сейчас является фактором быстрого изменения этнической и расовой структуры американского общества.

Рисунок 5. В 2006 году среди родившихся заграницей жителей США (37,6 миллиона) преобладали выходцы из Латинской Америки и из Азии
Источник: Jeffrey S. Passel, Pew Hispanic Center — Washington, DC “U.S. Immigration: Numbers, Trends&Outlooc”

Новая политика квот имела многочисленные исключения и много раз подвергалась ревизиям. В частности, в 1980 году Конгресс принял Акт о беженцах, который установил лимит в 50 тысяч в год. Президент, однако, имеет право принимать по своему усмотрению дополнительные контингенты беженцев, “представляющих собой предмет серьёзной гуманитарной озабоченности для Соединённых Штатов”.

Миграция — предмет постоянных дискуссий в американском обществе. Высказываются чрезвычайно разнообразные по спектру предложения: от легализации незаконных мигрантов и либерализации режима иммиграции до полного её запрещения. В числе наиболее противоречивых мер — периодические амнистии нелегальных мигрантов. Ряд мер (1976 и 1980 годов) был направлен на увеличение доли иммигрантов из Западной Европы. Ежегодный потолок иммиграции был поднят до 630 тысяч человек, а упор был перенесен на стимулирование миграции высококвалифицированных специалистов при одновременном сокращении относительного веса приезжающих по линии воссоединения семей.

За получением американского гражданства ежегодно обращаются почти 2 млн. человек. Условия относительно просты: лица, достигшие 18-летнего возраста, могут обратиться за предоставлением гражданства через пять лет после получения статуса постоянного жителя при условии, что они провели в США по крайней мере половину этого срока. При этом несовершеннолетние дети получают гражданство автоматически вместе с родителями, а для супругов американских граждан этот срок сокращается до трех лет. Каждый обращающийся за получением гражданства должен продемонстрировать приемлемый уровень знания английского языка, американской истории и политической системы и зарекомендовать себя в качестве законопослушного жителя. Получающие гражданство приводятся к присяге.

Миграционная система получила дальнейшее развитие с принятием Акта об иммиграционной реформе и контроле (1986 год). Он был ориентирован на решение проблемы незаконной трудовой иммиграции, которая уже тогда достигала внушительных размеров (от 4 до 6 млн. нелегалов в 1986 году) и характеризовалась преобладанием мигрантов из Мексики и других стран Латинской Америки. По сути, данный документ представлял собой компромисс, направленный одновременно и на легализацию многих иммигрантов, уже находившихся в США, и на создание препятствий для расширения нелегальной иммиграции в будущем. Те нелегалы, которые могли доказать, что они постоянно жили в США с 1 января 1982 года или ранее, могли получить амнистию и легализовать свой статус с перспективой получения права на постоянное жительство [12]. Напротив, нелегалы, появившиеся в США после 1982 года, подлежали депортации. Одновременно работодатели, которые сознательно нанимали нелегальных мигрантов, с этого времени были подвержены штрафам, а в случае повторных нарушений, могли быть приговорены и к тюремному заключению.

Кардинально изменился и сам порядок оформления разрешения на приём на работу иностранных граждан. До 1986 года многие работодатели вначале нанимали иностранцев и лишь потом запрашивали соответствующее разрешение у иммиграционных властей. Теперь все эти процедуры должны быть пройдены до начала трудовой деятельности. Более того, головные офисы компаний несут ответственность за решения, принимаемые в этой сфере их подразделениями. (Одновременно отказ от принятия на работу иностранцев, легально находящихся в США и имеющих разрешение на работу, по причине их гражданства, национальной, религиозной, или расовой принадлежности, считается нарушением их гражданских прав и также может повлечь за собой штрафы и судебные иски).

Тем не менее, правоохранительные органы крайне неохотно занимаются расследованием нарушений миграционного законодательства работодателями и их судебным преследованием: на эти цели расходуется менее 10% выделяемых им в миграционной сфере средств [13]. Более того, число работодателей, понесших наказание в судебном порядке за прием на работу нелегальных мигрантов, сократилось со 182 в 1999 году до 4 в 2003 году, а сумма наложенных штрафов — с 3,6 млн. долларов до 212 тысяч долларов [14].

До 4 мая 1987 года около 2 млн. человек обратились в Службу иммиграции и натурализации США с просьбой о предоставлении амнистии, более 70% из них прибыли в США из Мексики. Тем не менее, многие нелегалы не пытались изменить свой статус, так как не могли документально подтвердить длительность своего пребывания в США и опасались, что даже в случае успеха некоторые члены их семей могли всё равно быть депортированы. Аналогичные реформы были проведены и с принятием нового Иммиграционного акта в 1990 году и Акта об иммиграционной реформе и ответственности иммигрантов в 1996 году, преследовавших цель сократить нелегальную иммиграцию и усилить роль правоохранительных органов. Годовая иммиграционная квота возросла до 700 тысяч человек (без учета беженцев). В 1995 году эта квота была вновь снижена (до 675 тысяч человек) и включала следующие основные категории: 465 тысяч иммигрантов, приезжающих по линии воссоединения семей, 140 тысяч трудовых мигрантов и 55 тысяч мигрантов, прибывающих по программе иммиграционной лотереи, направленной на увеличение этнического разнообразия американского общества: она предоставляет льготные квоты выходцам из тех стран, население которых мало представлено в составе населения США. (Концепция лотереи подверглась резкой критике после событий сентября 2001 года как потенциальный источник бесконтрольного проникновения в страну носителей враждебных США идеологий и лиц, связанных с террористическими организациями).

Рисунок 6. Легальная иммиграция в США и реформы миграционного законодательства
Источник: 2005 Yearbook of Immigration Statistics; Debating Immigration Ed by Carol M. Swain. Cambridge University Press, NY, 2007

Чем отозвался “день без мигранта”?

Причины относительной неэффективности мер, направленных на ограничение иммиграции, очевидны. Они включают фактическую прозрачность границ; относительную слабость защитных механизмов иммиграционных и других правоохранительных органов, ограниченных жёсткими конституционными рамками; высокий уровень доходов американского населения и политические гарантии, предоставляемые американским законодательством, привлекающие в США людей различных образовательных и профессиональных категорий со всего мира и прежде всего, из Мексики и других стран Латинской Америки.

Можно выделить шесть типов мигрантов, доминирующих в иммиграционном потоке:

  • трудовые низкоквалифицированные мигранты;
  • высококвалифицированнные мигранты-профессионалы и студенты;
  • беженцы;
  • мигранты, прибывающие по линии воссоединения семей;
  • лица, въезжающие в страну по программе иммиграционной лотереи, направленной на увеличение этнического разнообразия;
  • незаконные мигранты (многие из них входят одновременно и в первую категорию).

За 2001-2005 годы почти две трети легальных иммигрантов прибыли по линии воссоединения семей, 17% получили визы в связи с трудоустройством в США, а 11% были допущены как беженцы [15].

Особое внимание сегодня уделяется тем аспектам иммиграции, которые связаны с возможностями проникновения в страну террористов и членов организованных преступных групп и контролем международных финансовых потоков, в том числе и переводов мигрантов. В настоящее время в качестве первоочередной угрозы, связанной с иммиграцией, рассматриваются именно те её аспекты, что связаны с терроризмом и угрозой безопасности страны. Соответственно, правоохранительная ориентация в работе иммиграционной службы усилилась, что нашло отражение и в структурных реформах последних лет.

В начале 2004 года Президент Буш выступил с новой законодательной инициативой, направленной на частичное решение проблемы нелегальной иммиграции. Два момента заслуживают в этой связи особого упоминания. Во-первых, Буш планировал выдвинуть её ещё в самом начале своего президентства, но был вынужден отсрочить своё начинание в связи с терактами в сентябре 2001 года и последовавшим за ними ужесточением иммиграционного контроля, а также общим ухудшением отношений с Мексикой, отказавшейся поддержать американские действия в Ираке. Во-вторых, интересен тот факт, что Буш, опирающийся, как и Рейган в 1986 году, на поддержку консервативных политических слоев, выступил с довольно либеральной иммиграционной платформой, пойдя против значительной части Республиканской партии. Это можно рассматривать как свидетельство серьёзности проблемы иммиграции, которую Президент, бывший ранее губернатором граничащего с Мексикой штата Техас, осознаёт в полной мере.

Суть инициативы Буша состояла в следующем: незаконные иммигранты, находящиеся в США, получают юридическое разрешение на работу сроком на 3 года. Для этого им необходима поддержка работодателя. В течение этого периода они могут, уплатив определённые налоги и штраф, обратиться в иммиграционные органы за получением постоянного иммиграционного статуса. В противном случае они выезжают из страны и вывозят свои сбережения на законных основаниях. Желающие въехать в США также могут обратиться за временной трёхлетней визой в американские консульства за рубежом.

Поддерживающие эту инициативу говорят, что она позволила бы установить контроль за нелегальными иммигрантами, обеспечить их гражданские права и гарантировать уплату ими налогов. Противники утверждают, что подобная мера лишь создаст дополнительные стимулы для нелегальной иммиграции и фактически будет служить вознаграждением для тех, кто нелегально въезжает в страну, тогда как миллионы квалифицированных профессионалов и других потенциальных иммигрантов вынуждены проходить через сложные, подчас унизительные процедуры, нередко занимающие многие годы. Немаловажен среди этих контраргументов и вопрос национальной безопасности.

В 2006 году вопросами иммиграции вплотную занялся Конгресс США. Его законодательная инициатива оказалась более консервативной: нелегалы должны были бы выехать из США и запрашивать новую рабочую визу у себя в стране. Происходила “криминализация” незаконного перехода границы (он становился уголовным преступлением вместо административного правонарушения). Упор делался на запретительные и административные меры миграционной политики: быстрое расширение пограничной службы, создание иммиграционных тюрем и строительство заградительной стены вдоль части границы США с Мексикой. При этом из почти 1950 миль — 3138 километров — границы, заграждение должно было охватить лишь 300 миль. Палата представителей настаивала на 30% охвате границы, Сенат же — на 15%. В конечном итоге Сенат отказался одобрить законопроект, представленный Палатой представителей.

Даже эта провалившаяся инициатива имела своеобразные последствия. Нелегальные иммигранты стали консолидироваться: в марте–апреле 2006 года в США прошли многотысячные демонстрации с требованиями легализации. В Лос-Анджелесе, например, на улицы вышло около 500 тысяч человек. А 1 мая 2006 года была проведена массовая национальная акция “День без мигранта” — своеобразный бойкот мигрантами бизнеса и учебных заведений. Цель была достигнута: американское общество осознало, что иммигрантское сообщество стало серьезным экономическим и социальным актором. Но результат был не совсем тот, на который рассчитывали организаторы акции: в ответ началась консолидация противников иммиграции, которые стали создавать свои собственные движения, включая и добровольные милицейские отряды для патрулирования границы с Мексикой. Кроме того, летом 2006 года для содействия пограничной службе к границе были выдвинуты отряды Национальной гвардии численностью 2,5 тысячи человек.

Пожалуй, они мне нравились больше, когда были невидимыми…

В течение 2005 года законодательные собрания американских штатов рассмотрели около 300 законопроектов в сфере иммиграции, из которых 37 были приняты. В 2006 году рассмотрено было уже около 500 законопроектов [16]. В 2007 году — более 1500 законопроектов в сфере иммиграции, 244 из которых были приняты — в 3 раза больше, чем в 2006 году [17]. Кроме того, сильное политическое давление в течение 2007–2008 годов оказывалось на кандидатов в президенты от обеих ведущих партий, причём многие из них были вынуждены пересмотреть свои взгляды по вопросам иммиграции.

Новая страница в иммиграционной саге открылась летом 2007 года, когда Палата представителей начала рассматривать законодательную инициативу, которая была значительно либеральнее, чем обсуждавшаяся в 2006 году. Президент поставил на карту свою репутацию, лично приехав в Конгресс, чтобы поддержать законопроект, что случается крайне редко. Тем не менее и эта, компромиссная по сути, инициатива была провалена, во многом из-за политической слабости Буша, и трудно рассчитывать на принятие радикальных мер в этой сфере до прихода в Белый дом 20 января 2009 года новой, более либеральной администрации Барака Обамы. Между тем, работы по сооружению стены на границе с Мексикой возобновились, причём теперь планируется возведение уже 670 миль (около 1080 километров) заграждений.

Они выглядят довольно-таки недокументированными

Как менялась американская миграционная служба

Одновременно с изменениями целей и принципов иммиграционной политики менялась и структура иммиграционной службы. Первоначально этими вопросами занималось Бюро иммиграции, созданное в 1891 году в качестве подразделения Министерства финансов. В 1933 году функции этой организации были расширены, и она начала заниматься и вопросами натурализации, т.е. предоставления гражданства. В 1940 году Служба иммиграции и натурализации стала подразделением Министерства юстиции, в котором она находилась до 2003 года. Под контролем этой структуры в начале текущего столетия были три региональных управления, включающих 33 районных подразделения и 21 отделение пограничного контроля, обслуживающих более 3700 терминалов на более чем 300 пограничных переходах, а также три зарубежных управления в Бангкоке, Мехико-Сити и Риме. Эта иммиграционная структура испытывает внушительную нагрузку: ежегодно границы Соединенных Штатов пересекают 475 млн. человек, 125 млн. автомобилей и 21 млн. импортных поставок [18]. В числе пересекавших границу в течение 1990-х годов ежегодно легально прибывали в США от 800 тысяч до 1,5 млн. мигрантов.

Шок, последовавший за террористическими актами 2001 года, вынудил власти США пересмотреть функции и цели многих федеральных структур, занимающихся вопросами обеспечения безопасности, охраны границ, разведки и внешней политики. В рамках этой стратегии было создано Министерство внутренней безопасности, которое включило 22 федеральных агентства, ранее бывших самостоятельными или входивших в состав других министерств. Таким образом, 1 марта 2003 года. Служба иммиграции и натурализации стала частью этого “суперминистерства” под новым названием — Бюро гражданства и иммиграционных служб. Общая численность его сотрудников составляет около 15 тысяч человек.

В состав министерства входят ещё три подразделения, деятельность которых непосредственно связана с вопросами иммиграции. Управление иммиграционного и таможенного обеспечения отвечает, в частности, за предотвращение нелегальной иммиграции и трудоустройства, использования нелегалами поддельных документов, а также за их депортацию из страны. Управление таможни и охраны границы (44 тысячи служащих) отвечает за охрану 7 тысяч миль сухопутных границ, 2-х тысяч миль прибрежных вод, окружающих Флориду и Южную Калифорнию, а также сотрудничает с Береговой охраной США по охране 95 тыс. миль морских границ. В число важнейших задач управления входит предотвращение нелегальной иммиграции. В структуру министерства входит также офис Омбудсмена по вопросам гражданства и иммиграционных служб, который должен предоставлять помощь в разрешении проблем, возникающих при обращении в иммиграционную службу. В 2007–2008 отчетном году офис Омбудсмена рассмотрел 4632 жалобы. Помимо этого, министерство включает Офис иммиграционной статистики, а также самостоятельную программу США-ВИЗИТ, использующую биометрические данные для отслеживания пересечения границы лицами, имеющими временные визы для пребывания в США.

В целом изменения последних лет свидетельствуют об усилении централизации и роли правоохранительных органов и повышении внимания к вопросам безопасности в миграционной сфере. В функции иммиграционной службы входит прежде всего контроль за прибытием и пребыванием иностранцев в США; предотвращение нелегальной иммиграции; работа с обращениями о предоставлении виз, иммиграционного статуса и гражданства; выявление и предотвращение незаконной деятельности иностранных граждан в США; их депортация в случае нарушения иммиграционного законодательства или окончания срока пребывания в стране.

Между тем, следует отметить, что вопросами иммиграции занимаются подразделения ещё пяти американских министерств: Государственного департамента, министерства юстиции, министерства труда, министерства образования и министерства здравоохранения и социального обеспечения. Находящееся в составе Государственного департамента Бюро населения, беженцев и миграции формулирует политику по этим вопросам и осуществляет практическую политику допуска в США и оказания поддержки беженцам. Бюро консульских дел занимается выдачей виз иностранным и паспортов — американским гражданам.

В составе Министерства юстиции находится Исполнительный офис иммиграционного надзора, ответственный за арбитраж иммиграционных дел и толкование иммиграционного законодательства. В состав этой структуры входят три подразделения: Совет по иммиграционным протестам, Офис Главного иммиграционного судьи и Офис Руководителя административных слушаний. Помимо этого, в состав Министерства также входят Офис иммиграционных тяжб (занимающийся рассмотрением гражданских тяжб в иммиграционной сфере и координацией иммиграционной политики с судами различных инстанций) и Офис специального советника по вопросам нарушений трудового законодательства в иммиграционной сфере (в центре его внимания — предотвращение дискриминации легальных мигрантов на основании их гражданства, национального происхождения и т.д.)

Министерство труда включает три подразделения, связанных с проблемами трудовой иммиграции. Бюро по международным трудовым делам занимается изучением ситуации в сфере занятости и иммиграции в других странах. Администрация стандартов трудоустройства отвечает за обеспечение соблюдения работодателями трудового законодательства (прежде всего в отношении минимальной заработной платы, сверхурочных, недопущения детского труда) при использовании труда иммигрантов, особенно сезонных рабочих. Кроме того, это подразделение занимается и проверкой законности пребывания в стране и трудоустройства индивидуальных мигрантов. Администрация трудоустройства и профессиональной подготовки и её Офис сертификации иностранных работников должны удостовериться, что на место, заполняемое трудовым мигрантом, действительно не было подходящего кандидата внутри страны и что при оформлении мигранта на работу соблюдены все требования (включая его профессиональную квалификацию).

В составе Министерства образования также есть три подразделения, деятельность которых связана с вопросами иммиграционной политики. Офис по овладению английским языком, развитию языковых навыков и академическому развитию студентов с ограниченным знанием английского отвечает за обеспечение языковой подготовки школьников, плохо знающих английский язык, включая детей иммигрантов. Офис образования мигрантов предоставляет гранты, обеспечивающие предоставление образовательных и прочих услуг детям мигрантов, занятых в сельском хозяйстве, рыболовстве и лесной промышленности. Офис профессиональной подготовки и образования взрослых (включающий Центр по овладению английским языком взрослыми учащимися) занимается как изучением проблем образования взрослых учащихся, так и оказанием технического содействия в этой сфере.

Наконец, Министерство здравоохранения и социального обеспечения включает Офис по переселению беженцев, предоставляющий финансовую помощь как государственным, так и негосударственным организациям, отвечающим за приём, предоставление услуг и обеспечение будущей самодостаточности прибывающих в США беженцев. Этот офис также отвечает и за приём и соблюдение прав детей, оказавшихся без родителей. Миграционная программа “Начни с начала” ориентирована на обеспечение нужд семей мигрантов — сельскохозяйственных рабочих. Она предоставляет помощь малообеспеченным семьям и, особенно, детям дошкольного возраста в сфере образования, здравоохранения и социального обеспечения. Наконец, программа “Здоровье мигрантов” выделяет гранты некоммерческим общественным организациям для предоставления медицинской помощи (включая услуги переводчиков) мигрантам и сезонным сельскохозяйственным рабочим и членам их семей [19].

Миграционные дивиденды

Оценки экономических последствий иммиграции достаточно противоречивы. Степень вовлечённости иммигрантов в экономически активную деятельность на 7 процентных пунктов выше, чем у местного населения: 57% по сравнению с 50%. Объём ВВП, производимого иммигрантами, оценивается в 1,43–1,62 трлн. долларов, что приблизительно равно ВВП Калифорнии. На иммигрантов приходится и около половины низкоквалифицированных работников в ряде отраслей сельского хозяйства и строительства, и 46% исследователей в медицинской сфере. Совокупный доход только нелегальных иммигрантов оценивается в 350 млрд. долларов, около трети из которых идёт на покупки, стимулируя американскую розничную торговлю и принося в казну значительные налоговые поступления [20].

Вместе с тем экономическая “отдача” иммигрантов “второй волны” снижается, во многом вследствие снижения их среднего квалификационного уровня. Противоречивы экономические оценки и иммиграции “первой волны”. Согласно некоторым из них, экономический эффект от иммиграции для страны составляет лишь 0,1% совокупного национального продукта [21], в то время как иммиграция тормозит рост заработной платы, ведёт к снижению требований в сфере охраны труда и техники безопасности и создаёт серьёзную нагрузку на рынок труда, финансовые системы и социальные службы ведущих по количеству иммигрантов штатов (нельзя, конечно, не учитывать и фактора политической пристрастности авторов многих из подобных оценок на обоих краях политического спектра).

Несмотря на подобные заявления, очевидно, что в долгосрочной перспективе иммиграция продолжает играть очень важную роль и как фактор роста населения, и как стимулятор экономической активности. Она обеспечивает подпитку экономики и низкооплачиваемой рабочей силой, и высококвалифицированными специалистами (а это означает и значительную экономию средств на их подготовку). Например, в 1998 году инженеры китайского и индийского происхождения контролировали приблизительно четверть высокотехнологичных бизнесов в калифорнийской Силиконовой долине с годовым объёмом продаж в 17,8 млрд. долларов [22]. При этом в половине новых бизнесов, открываемых сейчас в Силиконовой долине, по крайней мере один из основателей является либо иммигрантом, либо американцем в первом поколении [23]. Среди подобных компаний — Google, Intel и Sun Microsystems. Также стоит упомянуть, что к 2000 г. в стране насчитывалось 300 тысяч специалистов в высокотехнологичных отраслях промышленности и 35 тысяч врачей индийского происхождения [24].

В целом можно выделить три компонента иммиграции, имеющих наиболее важные положительные последствия:

  1. приток высококвалифицированных специалистов, облегчающий нагрузку на образовательную систему США и снижающий затраты на их подготовку;
  2. приток низкоквалифицированной и низкооплачиваемой рабочей силы, обеспечивающий заполнение рабочих мест, не привлекательных для американцев, и позволяющий снизить производственные издержки и цены, особенно в строительстве, сельском хозяйстве и сфере услуг. Побочным негативным результатом иммиграции данного типа является замедление роста оплаты труда в этих отраслях;
  3. широкомасштабная подготовка иностранных студентов в американских вузах, позволяющая осуществить отбор лучших кадров для предоставления им работы и места жительства в США и стимулировать формирование проамериканских групп, способных быть носителями новой политической культуры и идеологии из тех, кто в последующем вернётся в свои страны.

Последний аспект иммиграции особенно важен, поскольку она обеспечивает расширение американского политического, экономического и культурного влияния в странах эмиграции. Значение данного фактора было оценено ещё в ходе реализации послевоенного плана Маршалла, когда тысячи молодых немцев были приглашены в американские университеты. Многие из них остались в США, остальные вернулись домой, нередко становясь носителями новой политической культуры. За ними последовали новые волны интеллектуальной миграции: вначале из стран Западной Европы и Японии, затем — из Южной Кореи, Тайваня и других стран Азии и Латинской Америки. В 1970–1980-е годы пришла очередь Китая, а затем и стран Восточной Европы и постсоветских государств. Таким образом была обеспечена непрерывная подпитка американской интеллектуальной элиты, сделавшая возможным селективный отбор специалистов из стран с высокоразвитыми научными школами в определённых областях.

Сегодня студенты-иностранцы и сотрудники-иммигранты составляют около половины академического персонала в сфере естественных наук. Иностранцы получили 40% учёных степеней доктора наук в естественных науках в 2006 году. Как ожидается, к 2010 году их доля возрастёт до 75% [25]. В целом же люди, родившиеся за рубежом, составляют 16-19% обладателей степени бакалавра в естественных и инженерных науках. Среди обладателей степени магистра эта доля составляет 29-32%, а среди обладателей докторских степеней — 36-40% [26].

Помимо этого, обучение иностранных студентов приносит стране немалые доходы — в 2004-2005 учебном году, например, они составили 13,3 миллиарда долларов [27].

Иммиграция также важна с точки зрения изменения демографической структуры населения. Американское население заметно стареет, хотя и не такими темпами, как в Европе и России. Ожидается, что доля лиц в возрасте старше 65 лет, составлявшая в 1990 году 12%, к 2030 году может возрасти до 22% [28]. К 2030 г. в США будет проживать 111 млн. человек в возрасте 55 лет и старше, их доля в сравнении с 2000 увеличится с 21,1% до 30,5% (рис. 7)

Рисунок 7. Численность (млн. человек) и доля (%) населения США в возрасте 55 лет и старше, 2000-2030 гг.
Источник: David Dixon, “Americas Emigrants: US Retirement Migration to Panama and Mexico”, Presentation at the Migration Policy Institute, June 29, 2006

Нельзя упускать из виду и того обстоятельства, что иммиграция из Латинской Америки способствует экономической стабилизации в государствах к югу от США: она снижает давление на рынок труда в этих гораздо более бедных странах и обеспечивает поток туда денежных переводов [29]. В 2006 году объём переводов мигрантов из США на родину составил 42 млрд. долларов [30]. В Мексике, например, 18% населения получают переводы из-за рубежа — их посылают 78% мигрантов [31]. В результате эта страна в 2007 году заняла по объёму переводов мигрантов третье (после Индии и Китая) место в мире [32]. Немаловажно и то, что возвращающиеся в свои страны мигранты приносят с собой новые знания, навыки и идеологию.

Новые вызовы для миграционной политики

Несмотря на многие положительные аспекты иммиграции, она вызывает все больше противоречий в американском обществе, особенно когда речь идет о нелегальной иммиграции.

К началу этого века число нелегальных мигрантов в США составляло (в зависимости от методологии подсчёта и политических пристрастий авторов оценок) от 5 до 20 млн. человек (наиболее часто называется цифра в 11–12 млн., а это приблизительно 4% населения страны и около трети её жителей, родившихся за рубежом) [33]. При этом около 7 млн. нелегалов вовлечены в экономически активную деятельность. В составе их семей порядка 3 млн. детей — граждан США [34].

Рисунок 8. Распределение иммигрантов (38 млн. человек, родившихся заграницей) по статусу в 2006 году
Источник: Jeffrey S. Passel, Pew Hispanic Center — Washington, DC “U.S. Immigration: Numbers, Trends&Outlooc”

40% нелегалов находятся в Калифорнии (большинство из них прибывают через общую границу из Мексики). Не удивительно, что там этот вопрос вызывает наибольшие споры и политические разногласия. Следом по количеству нелегалов идут Техас, Нью-Йорк и Флорида. Более 3/4 иммигрантов селятся в шести американских штатах, а более половины — лишь в восьми урбанизованных зонах, в первую очередь в Нью-Йорке, Чикаго, Лос-Анджелесе, Хьюстоне, Бостоне и Майами [35]. Одновременно наблюдается широкомасштабный отток коренного (особенно белого) населения из городских центров, приводящий к быстрому изменению расового, этнического и культурного облика ведущих городов Америки. В вышеперечисленных городских центрах на десять прибывающих туда мигрантов убывают в другие города и субурбанизованные зоны девять коренных жителей, что ведёт к дополнительной интенсификации изменений в национальной, расовой и религиозной структуре населения этих городов. Среди тех крупных городов, куда ещё продолжается приток белого населения, — Сан-Диего, Тампа, Санкт-Петербург, Сиэттл, Феникс, Атланта и Лас-Вегас [36].

Рисунок 9. Все больше недокументированных мигрантов расселяются за пределами 6 главных штатов их концентрации (% от всех недокументированных мигрантов)
Источник: Jeffrey S. Passel, Pew Hispanic Center — Washington, DC “U.S. Immigration: Numbers, Trends&Outlooc”

Одним из очевидных последствий иммиграции является нарастающее разделение страны на космополитичные береговые, пограничные районы и крупные города и более традиционную американскую “глубинку” (хотя приток туда иммигрантов тоже усиливается: в течение 1980–2000 годов испаноязычное население приблизительно 30 штатов возросло более чем на 200% [37]). Этот разрыв во многом дублируется аналогичным политическим разделением страны между демократами и республиканцами во время национальных выборов.

Особую проблему сегодня представляет трудовая иммиграция, как легальная, так и нелегальная. Почти половина нелегалов въехали в страну по туристическим, студенческим и даже по рабочим визам [38]. Нарушение ими законодательства состоит или в нахождении в стране после окончания разрешённого срока, или в нарушении декларированных целей поездки (скажем, в устройстве на работу вместо учёбы или туризма). Они относительно легко находят низкооплачиваемую и малоквалифицированную работу как в городе, так и в сельской местности (например, как сезонные сельскохозяйственные или строительные рабочие-мигранты) [39]. Так, нелегалы составляют 24% занятых в сельском хозяйстве, 17% — работников прачечных и химчисток, 14% занятых в строительстве и 12% — работающих на кухнях предприятий общественного питания [40]. При этом у них пока практически нет возможности получить работу легальным путём — ежегодно иммиграционная служба выдаёт лишь 5000 временных трудовых виз для низкоквалифицированных работников [41].

Рисунок 10. Нелегалов больше в низкооплачиваемых занятиях Структура занятости недокументированных мигрантов (7,8 млн. недокументированных работников в 2006 году), %. В скобках — соответствующая структура для постоянного населения
Источник: Jeffrey S. Passel, Pew Hispanic Center — Washington, DC “U.S. Immigration: Numbers, Trends&Outlooc”
Рисунок 11. Нелегальные мигранты — самые бедные
Источник: Jeffrey S. Passel, Pew Hispanic Center — Washington, DC “U.S. Immigration: Numbers, Trends&Outlooc”

Предприниматели, работающие в этих сферах, заинтересованы в притоке подобных иммигрантов, но многие американцы, в том числе и представители бизнеса, выступают категорически против трудовой иммиграции. Опросы показывают, что в два раза больше американцев скептически относятся к продолжению иммиграции, чем поддерживают её. Почти половина населения выступает в защиту мер, направленных на ограничение потока иммигрантов.

Соответственно, оппозиция иммиграции (как нелегальной, так и легальной) растёт на обоих полюсах политического спектра и имеет как социально-экономическую, так и этнополитическую подоплёку. В рядах левой оппозиции особенно зрима роль профсоюзов в тех отраслях, работники которых испытывают конкуренцию со стороны иммигрантов, готовых на низкооплачиваемую работу без каких-либо социальных гарантий. Действительно, приток иммигрантов не только усиливает конкуренцию на рынке труда, но и тормозит рост оплаты труда низкоквалифицированных работников (которая или вообще не выросла, или даже несколько снизилась с учетом покупательной способности за последние годы) [42]. Согласно расчётам Джорджа Борхаса, приток дешёвой рабочей силы из Мексики в течение 1980-2000 годов привёл к снижению реальной заработной платы рабочих — афроамериканцев на 4,5%, а работников, не имеющих законченного среднего образования — на 8% [43]. Если в целом один из восьми жителей США был рождён за рубежом, то среди занятых — уже один из семи, а среди занятых на низкооплачиваемой работе — один из пяти [44].

Не удивительно, что 4/5 опрошенных американцев (по сравнению, кстати, с 45% среди представителей элит) рассматривают “защиту рабочих мест американских трудящихся” как одну из наиболее важных задач, стоящих перед страной [45].

Между тем правая оппозиция, хоть и не афишируя этого открыто, воспринимает иммиграцию, особенно из Латинской Америки, как угрозу существующей этнической, расовой, религиозной и языковой структуре и единству американского общества. Важна для них и угроза конкуренции со стороны иммигрантов для малого бизнеса — важнейшей опоры политического консерватизма в США. Долгое время своеобразным выразителем взглядов этих групп был консервативный политический обозреватель и журналист Патрик Бьюккенен, который провозгласил угрозу иммиграции одной из основных тем своих президентских избирательных кампаний в 1992, 1996 и 2000 годах. Наряду с требованиями о выходе США из ГАТТ, а затем и из ВТО и НАФТА, он настаивал на запрещении всех форм иммиграции на пять лет и сооружении постоянной стены или хотя бы проволочного заграждения на всём протяжении границы с Мексикой для предотвращения нелегальной иммиграции. (Напомним, что последняя инициатива стала частично воплощаться в жизнь в 2006 году) Сегодня ещё более агрессивную позицию занимает обозреватель CNN Лу Доббс, который под прикрытием борьбы с нелегальной иммиграцией ведет широкомасштабную кампанию против иммигрантов из Латинской Америки. Среди его заявлений — утверждение, что нелегальная иммиграция способствует распространению инфекционных заболеваний, включая такие экзотические, как проказа.

Языковой фактор приобрёл особое значение. Дело в том, что большинство иммигрантов из Латинской Америки сохраняют свою языковую идентичность и формируют этнотерриториальные кластеры. Численность лиц со слабым знанием английского языка возросла с 14 млн. в 1990 году до 23 млн. в 2000 году, составив в 2000 году 8% населения страны [46]. Во многих пограничных штатах были выдвинуты законодательные инициативы, требующие ужесточить иммиграционный режим и провозгласить английский официальным языком (подобный закон был принят, например, законодательным собранием Аризоны). Не менее важны вопросы, связанные с усиливающимся давлением иммигрантов на социально-экономические институты и образовательную систему, опять же, прежде всего в приграничных штатах.

Наиболее радикальной мерой в этом плане является так называемое Предложение 187, выдвинутое инициативной группой избирателей и поставленное на голосование в ходе референдума в Калифорнии во время выборов 1994 года. Оно было ориентировано на ограничение нелегальной иммиграции в этот самый населённый штат США, 24,1% жителей которого в тот момент были рождены за рубежом (согласно некоторым оценкам, нелегальные иммигранты составляют 48% населения Калифорнии, что создаёт колоссальную нагрузку на все социальные и коммунальные службы штата). Эта инициатива, поддержанная 59% избирателей, предусматривала лишение нелегальных иммигрантов и их детей права на пользование общественными фондами в сферах образования, здравоохранения и социального обеспечения. Данная мера была немедленно опротестована как противоречащая Конституции, и ее претворение в жизнь по-прежнему блокируется судебными органами. Тем не менее, сам факт её появления на свет служит иллюстрацией остроты иммиграционной проблемы для американского общества. Во многих приграничных штатах получила развитие деятельность добровольных милицейских отрядов местных жителей, патрулирующих границы параллельно с федеральными службами и пытающихся воспрепятствовать переходу границы незаконными мигрантами. Эта инициатива вызвала ещё более противоречивые отклики со стороны американской общественности.

Между тем интенсивная иммиграция (наряду с различиями в темпах естественного прироста отдельных этнических, религиозных и расовых групп) ведёт к достаточно быстрым изменениям структуры населения [47]. В 1900 году в США жили около 500 тысяч так называемых “испаноязычных” (преимущественно выходцев из Латинской Америки [48]). Сегодня — уже более 45,5 млн. [49]. В течение 1980–2000 годов испаноязычное население страны возросло на 20,7% (по сравнению с 14,3% для белых и 7,5% для афроамериканцев) [50]. В 1996 году белые составляли 73,6% населения страны. Доля черного населения была 12%, а доля испаноязычных — 10,2%. К 2004 году доля последних была уже 14%, причём более половины из них родились в США [51]. Доля белых снизилась до 68%, а доля афроамериканцев осталась на уровне 12% [52].

В целом в 2007 году численность расовых меньшинств в США составила 102,5 млн. человек по сравнению с 199,1 млн. белых. Представители меньшинств стали большинством в четырёх штатах и федеральном округе Колумбия: на Гавайях их доля составляет 75%, в столице — Вашингтоне 68%, в Нью-Мексико 58%, в Калифорнии 57% и в Техасе 52% [53].

Согласно оценкам, доля латиноамериканцев возрастёт к 2050 году до 24,5%, тогда как доля афроамериканцев составит 13,6% (рис. 12). Значительно увеличится и доля выходцев из Азии, составив 8,2% [54]. Данные переписи населения 2001 года подтверждают верность этих прогнозов. Доля испаноязычных наиболее высока в населении штата Нью-Мексико, где она превышает 40%. В Калифорнии и Техасе эта доля превышает 30%, в Аризоне и Неваде — 20%. Доля испаноязычных в населении превышает 10% ещё в пяти штатах (Иллинойсе, Колорадо, Нью-Джерси, Нью-Йорке и Флориде) и продолжает расти [55]. В целом 16 штатов имеют испаноязычное население, превышающее 500 тысяч человек. Крупнейшие группы испаноязычных проживают в Калифорнии (13,2 млн.), Нью-Йорке (3,5 млн.), а также Флориде и Техасе (по 3 млн.) [56]. При этом 63% испаноязычных в США имеют мексиканские корни, 10% — пуэрториканские, а 4% — кубинские [57]. Сегодня в американских государственных школах учатся 10 миллионов испаноязычных детей — около 20% от общего числа учащихся. 84% из них родились на территории страны и являются американскими гражданами [58].

Рисунок 12. Изменение этнического состава населения США
Источник: US Census Bureau. Debating Immigration Ed by Carol M. Swain. Cambridge University Press. NY, 2007
Рисунок 13. Распределение среднегодового числа легальных мигрантов по странам происхождения
Источник: Jeffrey S. Passel, Pew Hispanic Center — Washington, DC “U.S. Immigration: Numbers, Trends & Outlooc”

Помимо этого, широкомасштабная иммиграция людей, принадлежащих к этническим и расовым меньшинствам, изменяет внутреннюю структуру меньшинств в США (так, доля афроамериканцев в этой группе сократилась за последние 50 лет с более 2/3 до менее 50%), вызывая перераспределение субсидируемых государством ресурсов и рабочих мест в государственном секторе (где доля меньшинств традиционно очень высока) и вызывая недовольство “старых” меньшинств. Между тем многие из льготных программ так называемого “позитивного действия”, направленных на создание приоритетных условий и квот для определённых групп населения, были первоначально созданы с целью компенсации черного населения за рабство и наследие неравенства. Впоследствии их действие распространилось и на других выходцев из неевропейских стран, а также и другие группы населения, включая женщин, инвалидов и др. Таким образом, иммиграция не только снижает долю белых в населении, но и “отрезает” льготы от “традиционных” меньшинств.

Помимо этого, структурные изменения происходят и в составе определённых этнических, расовых и религиозных групп. Скажем, доля негров [59] (большинство из которых относительно недавно изменили свою религиозную принадлежность) среди американских последователей ислама составляет около 30%, в то время как большинство мусульман являются выходцами из арабских стран (25%) и юго-восточной Азии (33%) [60]. Быстрые изменения баланса между определёнными группами вызывают внутренние трения и борьбу вокруг их политической ориентации и за перераспределение ограниченных льготных ресурсов, предоставляемых государством.

Столь же любопытно и то, что количество мусульман в США в 2001 году впервые превысило количество евреев. Эти перемены очень важны в американской политической системе, поскольку они могут привести к изменению результатов голосования, перераспределению социальных благ между отдельными группами населения и переориентации внешней политики. В частности, быстро растущая доля испаноязычных среди американского населения превращает их в значительную политическую силу, приводя к усилению межпартийной борьбы за их голоса [61]. Доля испаноязычных избирателей возросла с 2% в 1988 году до 7% в 2000 году и 9% во время выборов 2004 года [62]. В выборах 2004 года приняли участие более 8 миллионов испаноязычных избирателей. Среди избранных членов Конгресса было и два испаноязычных сенатора — от Флориды и Колорадо. В 2008 году среди претендентов на роль кандидата в президенты США от Демократической партии был губернатор штата Нью-Мексико Билл Ричардсон, тоже имеющий испаноязычные корни. А число имеющих право голоса в этой категории достигло 18 миллионов человек [63]. При этом 57% испаноязычных считают себя сторонниками демократов и лишь 23% — республиканцев. Опрос испаноязычных избирателей в июне-июле 2008 года также показал, что 66% из них собирались голосовать за демократа Обаму и лишь 23% — за республиканца Маккейна [64]. Одновременно более 90% испаноязычных жителей в США поддерживают идею легализации незаконных иммигрантов [65].

Особые опасения вызывает предвидимый многими переход американского общества от традиционной американской модели “плавильного котла” к “мозаичной” модели, т.е. от ситуации, когда иммигранты быстро становились американцами не только в результате формальной перемены гражданства, но и с точки зрения их менталитета, языковой и культурной идентичности, к положению, когда американское общество может стать “мультикультурным”, распавшись на достаточно обособленные этнические, религиозные, культурные и языковые сообщества. По словам Питера Браймелоу (кстати сказать, самого иммигранта из Великобритании), Соединённые Штаты не в состоянии больше позволить себе быть страной иммиграции, поскольку “американцев убеждают полностью отказаться от взаимосвязи, основанной на общей этничности и вверить себя идеологии как связующей их государство силе” [66]. Парадоксально в определённом смысле, но очень важную роль в этом плане играют глобализация и научно-техническая революция, облегчающие для мигрантов сохранение прежней культурной идентичности и связей с родиной.

Озабоченность у многих вызывает и всё нарастающий приток испаноязычных иммигрантов — ввиду и протяжённой общей границы с Мексикой, и значительного разрыва в плане основных среднедушевых показателей социально-экономического развития (так, разрыв между США и Мексикой с точки зрения производства ВВП на душу населения составил в 2007 году 5,4 раза [67]), и нежелания, как считают многие, представителей этой группы иммигрантов интегрироваться в американское общество. Наиболее видным выразителем этих взглядов является знаменитый политолог из Гарвардского университета Сэмюэл Хантингтон, который подчёркивает, что испаноязычная иммиграция является “наиболее... серьёзным вызовом традиционной американской идентичности... Игнорируя эту проблему, американцы обрекают [своё общество] на трансформацию на две культуры (англо- и испаноязычную) и два языка” [68]. По его мнению, опасность представляют шесть специфических черт новой иммиграционной волны: наличие общей границы с Мексикой, масштаб иммиграции [69], её незаконный характер, территориальная концентрация, последовательность и долгосрочный характер [70].

Пришло время избавить Америку от нелегальных иммигрантов
Коренной житель Америки: Я помогу вам собрать вещи

Оппоненты этого подхода указывают на возрастающее значение рынка и революции в области технологии и средств связи как факторов, стимулирующих интерес к изучению английского языка и принятию иммигрантами идеи ассимиляции. Например, главный редактор журнала U.S. News and World Report Мортимер Зукерман считает, что “причин для пессимизма нет. Имеются... свидетельства того, что мы сможем абсорбировать испаноязычных [иммигрантов] — также, как мы абсорбировали предыдущие поколения европейцев — в динамичное американское общество... Каждая новая волна иммигрантов научила нашу нацию чему-то новому и обогатила её культуру. Другими словами, [новая иммиграционная волна создаёт] возможности, а не проблемы”. [71] Согласно данным Национального исследовательского совета США, 60% иммигрантов, приехавших в эту страну в течение 1980-х годов, к настоящему времени хорошо говорят по-английски. Среди тех, кто приехал в США 30 или более лет назад, к моменту проведения исследования лишь 3% не владели английским языком [72]. В целом опросы показывают, что современные мигранты ассимилируются столь же успешно, как и сто лет назад. Недавний опрос 2500 латиноамериканцев показал, что 90 процентов из них считали необходимым как можно быстрее и эффективнее адаптироваться к американской культуре. При этом, однако, такие же 90 процентов считали необходимым и сохранение связи со своей национальной культурой [73].

***

Кажется очевидным, что миграционная политика США характеризуется целым рядом черт и проблем, схожих с теми, с которыми сталкивается сейчас и Россия. Более того, некоторые из политических инноваций создают противоречия и вызывают опасения, которые также в каком-то смысле аналогичны тем, что высказываются определёнными политическими силами в России. Серьёзные опасения, в частности, вызывает возможность утраты национального единства и развития этнических конфликтов. Между тем высказываются и опасения относительно возможности бесконтрольного усиления (под предлогом борьбы с терроризмом и нелегальной иммиграцией) власти федерального правительства.

Не будем, однако, забывать, что опыт США говорит прежде всего о пользе иммиграции и способности государства принять и ассимилировать значительные массы мигрантов, не подвергая опасности основы демократической власти. Американский опыт последних лет также указывает на возможность и, видимо, необходимость поиска новых форм иммиграционной политики в ситуации, когда, с одной стороны, иммиграция несёт в себе значительный положительный заряд, а с другой, остановить нелегальную иммиграцию демократическим путём оказывается практически невозможно, особенно в условиях, когда относительно благополучная страна граничит с гораздо более бедными и трудоизбыточными государствами.

Выступая в поддержку комплексной иммиграционной реформы, обозреватель телеканала CNN и журнала Newsweek Фарид Закария подчёркивает, что упор “исключительно или преимущественно на запретительные меры работать не будет. Законы, игнорирующие силы спроса и предложения, приводят к дорогостоящим потерям (Вспомним о “сухом законе”.)” Вместе с тем, подчёркивает он, иммиграционная реформа — “это тот редкий случай, когда хорошие политические цели и средства могут совпадать” [74].

Не стоит забывать и о роли иммиграционной политики в качестве важного элемента американской “мягкой власти”, т.е. способности к лидерству на основе примера, притягательности для других национальной модели развития и возможности распространения национальной идеологии и культуры по миру без опоры на силовые методы [75]. Иммиграция и формирование национальных диаспор служат важнейшими механизмами применения этой “мягкой власти”.

По словам Джозефа Ная, современный нам мир характеризуется “размыванием границ” [76]. По сути дела, в рамках процесса глобализации, стимулируемого как рыночными, так и технологическими факторами, происходит формирование мирового рынка рабочей силы. Наряду с изменениями в отношении мирового сообщества к вопросам прав человека и государственного суверенитета этот процесс вынуждает страны мира пересматривать отношение к вопросам миграции.

Игнорировать эту реальность сегодня не могут ни США, ни Россия. И потому вместо спекуляции на угрозах иммиграции политические лидеры и средства массовой информации должны разъяснять населению своих стран как её неизбежность, так и очевидные положительные стороны.

Ссылки по теме номера

  1. Мукомель В. Российские дискурсы о миграции
  2. Молодикова И. Иммиграция в страны Европейского Союза
  3. Ларин В. Китайские мигранты глазами россиян
  4. Ньюланд К., Лоуренс К. Четыре составляющие иммиграционной политики США
  5. Карелина Н. Нелегальная миграция в США: до и после НАФТА
  6. Иванов О. Нелегальная иммиграция в США (1990-е годы)
  7. Иванов О. Реорганизация американской иммиграционной системы (2002-2004 гг.)
  8. Болдышева Н. Предпринимательство иммигрантов в США: уроки для России?
  9. Владимирова М. Законодательные основы иммиграционной политики Канады
  10. Великобритания: Дискуссия по проблемам иммиграции
  11. Браун Э. Нуждаемся ли мы в массовой иммиграции?
  12. Алешковский И. Иммиграционная политика и экономическое развитие стран принимающих мигрантов (на примере действия программы “Зеленая карта” в Германии)
  13. Каданьоне К. Открытие иммиграции в Италии
  14. Семенченко Н. Израильская политика иммиграции и абсорбции
  15. Чернышова О. Законодательные амнистии для незаконных иммигрантов: опыт западных стран
  16. Ваттенберг Б.Дж. Пусть не вгоняет вас в дрожь иммиграция
  17. Цапенко И. Развитые страны: интеграционная политика в отношении иммигрантов
  18. Молодикова И. Основные этапы и методы регулирования трудовой миграции в западноевропейских странах
  19. Менц Г. “Полезные” гастарбайтеры, обременительные беженцы и вторая волна сокращения социальных расходов: связь между миграцией и государством всеобщего благосостояния
  20. Коробков А., Палей Л. Социально-экономическая роль денежных переводов мигрантов в СНГ
  21. Глущенко Г. Транснационализм мигрантов и перспективы глобального развития
  22. Глущенко Г. Миграция и развитие: мировые тенденции
  23. Глущенко Г. Формирование глобального рынка квалифицированного труда
  24. Цапенко И. Роль иммиграции в экономике развитых стран
  25. Цапенко И. Движущие силы международной миграции населения

Примечания

[1] U.S. Bureau of the Census, Statistical Abstracts of the U.S. Washington, D. C.

[2] Интересно в то же время отметить, что в первые годы после Революции неприязнь к Британской короне была столь сильна, что не раз высказывались предложения отказаться от английского языка и в качестве государственного ввести немецкий.

[3] Десятилетний прирост населения США примерно соответствует его величине в Калифорнии, крупнейшем американском штате. При этом ожидается, что в период 2005-2050 гг. 82% прироста населения обеспечат иммигранты или их потомки в первом поколении (U.S. Population Projections: 2005-2050. Pew Hispanic Center. www.pewhispanic.org)

[4] William F. Ford. “Immigrationomics: A Discussion of Some Key Issues.” Economic Education Bulletin. vol. 47, no. 10, October 2007, 1; Miriam Jordan. “Arizona Seizes Spotlight In U.S. Immigration Debate.” The Wall Street Journal. February 1, 2008, A12.

[5] Immigration and America's Future: New Chapter: Report of the Independent Task Force on Immigration and America’s Future. Spencer Abraham and Lee H. Hamilton, Co-Chairs. Washington, D.C.: Migration Policy Institute, September 2006, xiii-xiv, 1.

[6] 11,5 млн. из них уже стали американскими гражданами, 11,8 млн. имеют статус постоянного жителя, тогда как 1,3 млн. находятся в США легально на основании виз с ограниченным сроком действия. Таким образом, более 11 млн. иммигрантов, или около трети их общей численности, находятся в стране нелегально (Jeffrey S. Passel. “The Size and Characteristics of the Unauthorized Migrant Population in the U.S. Pew Hispanic Center. Washington, DC: Pew Hispanic Center, March 2006).

[7] William F. Ford. “Immigrationomics: A Discussion of Some Key Issues.” Economic Education Bulletin. vol. 47, no. 10, October 2007, 1.

[8] Benjamin Franklin. 1961. “Observations concerning the increase of mankind, peopling of countries, etc.” In The Papers of Benjamin Franklin. Volume 4, July 1, 1750 through June 30, 1753. New Haven: Yale University Press, 234.

[9] Цит. по: George Borjas. Heaven's Door: Immigration Policy and the American Economy. Princeton, New Jersey: Princeton University Press, 1999, 3. Заслуживает упоминания и то, что в настоящее время потомки выходцев из Германии составляют самую многочисленную группу в населении США, а Президентом страны является человек с немецкой фамилией Буш.

[10] www.uscis.gov.grathics/shared/statistics/

[11] В результате численность индийцев, например, возросла с 9 тысяч в 1960 г. до 387 тысяч в 1980 г. и 1,7 миллиона в 2000 г., т.е. в 189 раз за 40 лет! (Jason A. Kirk. “Indian-Americans and the U.S. — India Nuclear Agreement: Consolidation of an Ethnic Lobby?” Foreign Policy Analysis. vol. 4. no. 3. July 2008, 286).

[12] Любопытно отметить, что амнистия была проведена консервативной республиканской администрацией президента Р. Рейгана.

[13] Marc R. Rosenblum. ”Immigration Enforcement at the Worksite: Making It Work.” Task Force Brief #6. Washington, DC: Migration Policy Institute, November 2005. www.migrationpolicy.org/ITFIAF/PolicyBrief-6-Rosenblum.pdf

[14] Spencer S. Hsu and Kari Lydersen. “Illegal Hiring Is Rarely Penalized.” The Washington Post. June 19, 2006.

[15] Immigration and America's Future: New Chapter: Report of the Independent Task Force on Immigration and America’s Future. Spencer Abraham and Lee H. Hamilton, Co-Chairs. Washington, D.C.: Migration Policy Institute, September 2006, 31.

[16] Immigration and America's Future: New Chapter: Report of the Independent Task Force on Immigration and America’s Future. Spencer Abraham and Lee H. Hamilton, Co-Chairs. Washington, D.C.: Migration Policy Institute, September 2006, 24.

[17] Miriam Jordan. “Arizona Seizes Spotlight In U.S. Immigration Debate.” The Wall Street Journal. 1 February 2008, A12.

[18] Joseph S. Nye. The Paradox of American Power: Why the World's Only Superpower Can't Go It Alone. Oxford and New York: Oxford University Press, 2002, 56. Для сравнения: в 2005 г. в Россию через посты пограничного контроля прибыло из стран СНГ 15,3 миллиона человек, а убыло 14,0 миллиона (Численность и миграция населения Российской Федерации в 2005 году (Статистический бюллетень). Москва: Федеральная служба государственной статистики, 2006, 101, 104).

[19] Megan Davy, Deborah W. Meyers, and Jeanne Batalova. “Who Does What in US Immigration.” Migration Information Source. December 1, 2005.

[20] William F. Ford. “Immigrationomics: A Discussion of Some Key Issues.” Economic Education Bulletin. Vol. 47, no. 10, October 2007, 2, 3, 5.

[21] Suzanne Garment. Scandal: The Culture of Mistrust in American Politics. New York: Doubleday, 1991.

[22] Public Policy Institute of California, “Silicon Valley's Skilled Immigrants: Generating Jobs and Wealth for California” Research Brief Issue 21, June 1999, 2.

[23] Fareed Zakaria. “The Rise of the Rest.” Newsweek. 12 May 2008, 31.

[24] Jason A. Kirk. “Indian-Americans and the U.S.-India Nuclear Agreement: Consolidation of an Ethnic Lobby?” Foreign Policy Analysis. vol. 4. no. 3. July 2008, 292.

[25] Fareed Zakaria. “The Rise of the Rest.” Newsweek. 12 May 2008, 31.

[26] Immigration and America's Future: New Chapter: Report of the Independent Task Force on Immigration and America’s Future. Spencer Abraham and Lee H. Hamilton, Co-Chairs. Washington, D.C.: Migration Policy Institute, September 2006, 8.

[27] NAFSA: Association of International Educators, “Restoring U.S. Competitiveness for International Students and Scholars” (Washington, DC: NAFSA, June 6, 2006). www.nafsa.org/public_policy.sec/public_policy_document
/international_student_5/restoring_u.s._competitiveness

[28] Susan McManus. Young V. Old. Boulder, Colorado: Westview Press, 1996, 4.

[29] Доля населения, живущего ниже прожиточного уровня, составляет 36% в Сальвадоре, 53% в Гондурасе и 75% в Гватемале (Immigration and America's Future: New Chapter: Report of the Independent Task Force on Immigration and America’s Future. Spencer Abraham and Lee H. Hamilton, Co-Chairs. Washington, D.C.: Migration Policy Institute, September 2006, 88).

[30] The World Bank. The Migration and Remittances Factbook 2008. www.Worldbank.org/prospects/migrationandremittances

[31] Pew Research Center. Trends 2005. Washington, D.C.: Pew Research Center, 2005, 87. В настоящее время в США находятся 10% населения и 15% трудоспособного населения Мексики (Carolyn Lockhead. “Give and Take Across the Border: 1 in 7 Mexican Worker Migrates—Most Send Money Home. The San Francisco Chronicle. May 21, 2006.

[32] The World Bank. The Migration and Remittances Factbook 2008. www.Worldbank.org/prospects/migrationandremittances. В Сальвадоре, каждый восьмой гражданин которого живёт в США, переводы из этой страны составили в 2005 г. 17% ВВП (Immigration and America's Future: New Chapter: Report of the Independent Task Force on Immigration and America’s Future. Spencer Abraham and Lee H. Hamilton, Co-Chairs. Washington, D.C.: Migration Policy Institute, September 2006, 87).

[33] Immigration and America's Future: New Chapter: Report of the Independent Task Force on Immigration and America’s Future. Spencer Abraham and Lee H. Hamilton, Co-Chairs. Washington, D.C.: Migration Policy Institute, September 2006, xv., Mortimer В. Zuckerman, “Land of Opportunity,” U.S. News & World Report, 20 June 2005, 64.

[34] William F. Ford. “Immigrationomics: A Discussion of Some Key Issues.” Economic Education Bulletin. vol. 47, no. 10, October 2007, 5. Согласно Конституции США, любой ребёнок, родившийся на территории страны, автоматически получает американское гражданство.

[35] William H. Frey and Jonathan Tilove. “Immigrants In, Native Whites Out.” The New York Times Magazine, 20 August 1995, 44-5.

[36] William H. Frey and Jonathan Tilove. “Immigrants In, Native Whites Out.” The New York Times Magazine, 20 August 1995, 44-5.

[37] “New Latino Nation.” Newsweek, 30 May 2005, 28

[38] Immigration and America's Future: New Chapter: Report of the Independent Task Force on Immigration and America’s Future. Spencer Abraham and Lee H. Hamilton, Co-Chairs. Washington, D.C.: Migration Policy Institute, September 2006, xv., Mortimer В. Zuckerman, “Land of Opportunity,” U.S. News & World Report, 20 June 2005, 59.

[39] Отметим, что кризисные явления в американской экономике привели к заметному сокращению как притока трудовых мигрантов, так и объёма их денежных переводов в последние месяцы. Число задержаний за нелегальный переход границы с Мексикой, например, в период между 1 октября 2007 г. и 31 марта 2008 г. оказалось на 17% меньше, чем в аналогичном периоде 2006-2007 гг. (Miriam Jordan. “Crossings By Migrants Slow as Job Picture Dims.” The Wall Street Journal. 9 April 2008, A1).

[40] Jeffrey S. Passel. “The Size and Characteristics of the Unauthorized Migrant Population in the U.S. Washington, DC: Pew Hispanic Center, March 2006.

[41] Immigration and America's Future: New Chapter: Report of the Independent Task Force on Immigration and America’s Future. Spencer Abraham and Lee H. Hamilton, Co-Chairs. Washington, D.C.: Migration Policy Institute, September 2006, 35. И это — несмотря на то, что первая программа по временному трудоустройству в США низкоквалифицированных работников из Мексики — т.н. Bracero Program -была начата ещё в 1942 г. — во время Второй мировой войны и продолжалась до 1964 г.

[42] Joseph S. Nye. The Paradox of American Power: Why the World's Only Superpower Can 7 Go It Alone. Oxford and New York: Oxford University Press, 2002, 136.

[43] George Borjas. “Increasing the Supply of Labor through Immigration: Measuring the Impact on Native-born Workers.” Center for Immigration Studies Backgrounder. Washington, DC: Center for Immigration Studies, May 2004.

[44] Immigration and America's Future: New Chapter: Report of the Independent Task Force on Immigration and America’s Future. Spencer Abraham and Lee H. Hamilton, Co-Chairs. Washington, D.C.: Migration Policy Institute, September 2006, 10-11.

[45] Joseph S. Nye. The Paradox of American Power: Why the World's Only Superpower Can 7 Go It Alone. Oxford and New York: Oxford University Press, 2002, 136.

[46] Immigration and America's Future: New Chapter: Report of the Independent Task Force on Immigration and America’s Future. Spencer Abraham and Lee H. Hamilton, Co-Chairs. Washington, D.C.: Migration Policy Institute, September 2006, 75.

[47] Отметим, что 62% прироста испаноязычного населения в 2006-2007 гг. пришлось на естественный прирост, а не иммиграцию. На сегодня в США к этой этнической группе принадлежит каждый четвёртый ребёнок в возрасте до 5 лет (“Pew Hispanic Center Releases Statistical Portrait of Hispanic Women in the U.S.” Pew Hispanic Center. pewhispanic.org).

[48] Как и в случае с чёрным населением США, вопрос “испаноязычных” (буквально—hispanics, “испаники,” нечто типа “лица испанской национальности,” хотя и без унизительного оттенка) представляет собой политически весьма чувствительную проблему. Хотя они рассматриваются в качестве расового меньшинства, в данную категорию входят люди различного расового происхождения, которые также могут называться “латиноамериканцами”. Таким образом, принадлежность к данной категории указывает на наличие определённой культурной и региональной ориентации и распространяется и на представителей ряда европейских наций, и на тех выходцев из Латинской Америки, кто уже не владеет испанским языком).

[49] U.S. Hispanic Population Hits 45.5 Million: Agency.” Reuters. www.reuters.com

[50] Pew Research Center. Trends 2005. Washington, D.C.: Pew Research Center, 2005, 74.

[51] Pew Research Center. Trends 2005. Washington, D.C.: Pew Research Center, 2005, 72.

[52] “New Latino Nation.” Newsweek. 30 May 2005, 29.

[53] U.S. Hispanic Population Hits 45.5 Million: Agency.” Reuters. www.reuters.com

[54] U.S. Census Bureau, Resident Population—Selected Characteristics, 1970 to 1991, and Projections, 1995 to 2050. Washington, D.C.

[55] Grey Hill and Joel Millman. “Bush Eases Immigration Stance.” The Wall Street Journal, 7 January 2004, A4.

[56] U.S. Hispanic Population Hits 45.5 Million: Agency.” Reuters. www.reuters.com

[57] “New Latino Nation.” Newsweek. 30 May 2005, 29.

[58] Pew Hispanic Center: Press Release. “Hispanics Are One-In-Five of All Public School Students Nationwide.” pewhispanic.org

[59] Поскольку расовый вопрос в США весьма чувствителен, расовые категории неоднократно переименовывались. В настоящее время политически более приемлемыми считаются термины “афро-американцы” или “чёрные”.

[60] Rachel Zoll. “Conventions Show Divide with Muslims.” The Daily News Journal, 31 August 2003.

[61] Иммиграционная амнистия 1986 г., например, привела к увеличению числа избирателей
в США почти на 3 миллиона человек (Jagdish Bhagwati. “America As a Beacon... And a New Dawn for Immigrants.” The Wall Street Journal, 12 January 2004, A14).

[62] 11G G Grey Hill and Joel Millman. “Bush Eases Immigration Stance.” The Wall Street Journal, 7 January 2004, A4

[63] Arian Campo-Flores and Howard Fineman, “A Latin Power Surge.” Newsweek, 30 May 2005, 25-8., Gerald F. Selb. “How the Immigration Fires Subsided for McCain.” The Wall Street Journal. 29 January 2008, A2.

[64] Gerald F. Selb. “How the Immigration Fires Subsided for McCain.” The Wall Street Journal. 29 January 2008, A2., Pew Research Center. “Hispanics Support Obama over McCain for President by Nearly Three-to-One, Pew Hispanic Center Survey Finds.” www.pewhispanic.org.

[65] Matthew Cooper. “New Hope for Illegals?” Time, 19 January 2004, 18.

[66] Peter Brimelow. Alien Nation: Common Sense About America's Immigration Disaster. New York: Random House, 1995, 208, 217, 258.

[67] Отметим, что согласно данным Международного Валютного Фонда, разрыв между Россией и беднейшими странами СНГ по этому показателю был ещё больше: 11,1 раза с Узбекистаном, 12,7 раза с Киргизией и 18,9 раза с Таджикистаном (International Monetary Fund. World Economic Outlook Database, April 2008. www.imf.org)

[68] Samuel P. Huntington, “The Hispanic Challenge.” Foreign Policy, March-April 2004, 32.

[69] Мексиканцы составляют 69 процентов незаконных иммигрантов, а совокупная доля выходцев из Латинской Америки приближается к 80% (Samuel P. Huntington, “The Hispanic Challenge.” Foreign Policy, March-April 2004, 35; Jeffrey S. Passel. “The Size and Characteristics of the Unauthorized Migrant Population in the U.S. Washington, DC: Pew Hispanic Center, March 2006).

[70] Samuel P. Huntington, “The Hispanic Challenge.” Foreign Policy, March-April 2004, 33.

[71] Mortimer В. Zuckerman, “Land of Opportunity,” U.S. News & World Report, 20 June 2005, 64.

[72] Smith, James and Barry Edmonston, eds. The New Americans: Economic, Demographic, and Fiscal Effects of Immigration. Washington, D.C.: National Academy Press, 1997, 13.

[73] “The New Americans.” The Economist 11 March 2000, survey 13-14. Между тем, тот же Зукерман отмечает, что лишь 7% детей, родившихся в США в семьях испаноязычных иммигрантов, считают испанский своим основным языком, а почти половина вообще не говорит по-испански. Среди иммигрантов третьего поколения, треть испаноязычных женщин выходит замуж за представителей других этнических и расовых групп. Они также достаточно успешны в социально-экономическом отношении: доходы почти 80% превышают прожиточный минимум, а среди тех, кто прожил в США более 30 лет, 68% имеют собственный дом (Mortimer В. Zuckerman, “Land of Opportunity,” U.S. News & World Report, 20 June 2005, 64).

[74] Fareed Zakaria. “Time to Solve Immigration.” Newsweek. 13 November 2006, 23.

[75] Как писал создатель этой концепции известный политолог Джозеф Най, в то время как “жёсткая власть базируется на стимулах...или угрозах...мягкая власть основана на способности...формировать предпочтения других”. Иными словами, “мягкая власть” представляет собой способность создавать у других людей “желание хотеть того же, чего хотите Вы” (Joseph S. Nye. The Paradox of American Power: Why the World's Only Superpower Can't Go It Alone. Oxford and New York: Oxford University Press, 2002, 8-9, 24).

[76] Joseph S. Nye. The Paradox of American Power: Why the World's Only Superpower Can't Go It Alone. Oxford and New York: Oxford University Press, 2002, 57.

Источник: Полит.Ру
Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Пятизвездочная революция Бепе Грилло и его план

Использование гремучей смеси из виртуальной и реальной политической деятельности уже увлекло за собой миллионы людей – особенно молодых людей; это уже политика не 20, а 21 века. Эта возникающая на наших глазах, смешанная и эфемерная форма политики становится нормой для молодого, и «оцифрованного» поколения. Исследование фонда МакАртура показало, что 41% молодых американцев уже участвовал за последний год, по крайней мере, в одном политическом действии через Интернет. И у меня есть подозрение, что в Европе будут такие же показатели.

Новые идеи в сочетании с новыми сетевыми технологиями и прямыми, массовыми политическими действиями стали секретом успеха Б.Грилло и его партии, победившей на недавних выборах в Италии; по мнению ряда обозревателей, эта победа должна стать уроком для всей Европы – формат политики меняется на наших глазах.

Читать далее

 

Материалы по теме
Зал периодики

«Через 10 лет будет поздно»

Динаміка чисельності населення в Україні у 2013 році

Из рядов вон

В Африке бум деторождения. Украина вымирает

Демографічний дефіцит

Кризис в Европе привел к снижению рождаемости

Социолог: Армянская миграция парадоксальна

Китай снова совершает большой скачок

Безпорадна Рада

За роки Незалежності з мапи України зникло 641 село

Выползая из ямы

Жили-убыли старики со старухами

Демографические мифы

ООН: Украина - мировой лидер по темпам сокращения городского населения

Пекин разрешит вместо одного ребенка родить двух

По три ребенка на семью!

Ресурсомор: чому вимирає Україна?

Кризис института семьи как зеркало демографической катастрофы

Не в деньгах счастье: почему Украина не может решить проблему рождаемости

История с демографией

Каждый десятый украинец не доживает до 35 лет

Польща над демографічною прірвою. Чи допоможуть українці?

Рабочих не хватает

Предотвратить вымирание

Вернутся ли они?

Країні потрібні...

Нас було 52 млн: куди поділися 6 000 000

Для кого Україна: вирішення демографічної проблеми за рахунок іммігрантів може мати катастрофічні наслідки

Владимир Назаров: Зависть перестает быть тихой

В начале 2000-х годов ускорилась убыль населения

Украина в мировых координатах человеческого развития

«С 7 миллиардами человек ООН чуть-чуть поспешила»

Щотижня з мапи України зникає одне село

В країні залишаться одні пенсіонери

Чи є в Україні люди головною цінністю?

«Смертность – универсальное мерило»

Демографический крест российской экономики

Манифест Саррацина

Немецкие ученые назвали Россию исчезающей державой

Оптимізація чисельності українців… вже сьогодні!

Європейська спільнота старіє, європейки народжують все менше

Города съедают поля в Китае

Гримасы российской демографии

Перепись подтвердила: россиян стало меньше

Неестественная убыль народа, или На чем стоит вертикаль власти?

Россию погубят пенсионеры, а спасут — мигранты

Россия пустеет и стареет

Демографический кризис: пути преодоления

Останнє демографічне попередження

Ненароджене майбутнє

 

page generation time:0,100