В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Зал периодики
Другие диалоги:

Украина и Европа: результаты сравнительного социологического исследования

Версия для печати
Наталья Панина
6 ноя 2006 года
1. Политическая жизнь

В Украине интерес граждан к политике наблюдается чаще, чем в странах Европейского Союза. Так "очень интересуются" политикой в Украине 20% населения, в соседней Польше — только 6%. Ближе всего к украинцам — граждане Германии, Дании и Ирландии — 16%. Менее всего интересна политика чехам, португальцам и испанцам.

Украинцы не только первые в Европе по интересу к политике, они также одни из первых среди тех, кому политика не кажется слишком сложным делом. Если судить по самооценкам, то лучше украинцев в политике разбираются только граждане Австрии, Дании, Исландии и Ирландии. Зато британцы и французы, чехи и поляки разбираются в политике намного меньше, чем граждане Украины. Оценивая эти данные, нельзя не отметить, что еще в 2004 году только 11% процентов наших граждан "очень интересовались" политикой. Так было и в предыдущие годы. Очевидно, решающую роль в повышении интереса к политике в Украине сыграли бурные президентские выборы в 2004 году, и практически сразу же развернувшаяся затем парламентская избирательная кампания. Именно после 2004 года украинцы от практически полного недоверия к государственно-политическим институтам перешли к более доверительной позиции. Так, вскоре после "оранжевой революции" по шкале доверия (где 0 -полное недоверие, 10 — полное доверие, 5 — средний балл) граждане Украины выставили следующие оценки властным структурам и политическим институтам: Верховной Раде — 4.8, политикам — 3.7, политическим партиям — 3.6. С такими оценками наши граждане занимают средние позиции в общеевропейском списке. В Европе, как и в Украине, мало доверяют политикам и партиям (самая высокая оценка в Дании — 5.7, самая низкая — Португалии — 1.9).

Скромные оценки успехов в деле демократизации не мешают гражданам Польши и Словакии вместе с украинцами быть самыми ревностными сторонниками идеи дальнейшего расширения ЕС. Если в Польше средняя оценка необходимости принятия новых государств в ЕС составляет 6.7 балла, в Украине — 6.5, то в Люксембурге (страна с самым высоким уровнем жизни в мире) — 3.8, в Норвегии (вторая по уровню жизни) — 4.8. В общем, бедные хотят интегрироваться с богатыми, которые принимают этот порыв к единению с заметно меньшим энтузиазмом.

Та активность, которую граждане Украины проявили в период "оранжевой революции", вряд ли окажется существенным фактором демократического развития, если дальнейшая политическая жизнь страны будет осуществляться без массового участия рядовых граждан. "Майданный порыв" может иметь смысл при условии, что граждане проявляют склонность не только к разовым акциям политического протеста, но и к систематической общественно-политической деятельности. В связи с этим заслуживает внимания ряд вопросов, которые в анкете Европейского Социального Исследования формулировались следующим образом: "Существуют различные пути улучшить положение дел в стране или содействовать предотвращению серьезных проблем. Приходилось ли Вам за последние 12 месяцев делать для этого что-нибудь из перечисленного ниже…?". Далее в анкете перечислялись различные формы общественно-политической активности. По участию в митингах и демонстрациях украинцы находятся на одном из первых мест в Европе — 22% (к примеру, в Польше, Словении и Эстонии — по 2%, в Чехии, Португалии и Великобритании — по 4%, во Франции — 13%, и только в Испании — 34%). По участию в политических партиях и движениях Украина не отличается от большинства государств ЕС — 4%. Но по участию в других общественных организациях и объединениях показатели активности в Украине (2% участников) сопоставимы только со Словенией, Эстонией и Португалией и значительно ниже, чем в большинстве других стран ЕС. Но именно участие в различного рода общественных организациях (не обязательно политических, но обязательно добровольных и возникших в результате социальной самоорганизации) определяет реальную перспективу демократического изменения политической системы, экономики и духовной жизни общества. Пока, к сожалению, за последние 15 лет рост участия граждан в деятельности такого рода организаций не наблюдается.

Завершая сравнительный анализ политической культуры в Украине и странах ЕС, вряд ли можно обойти вниманием тот факт, что, оценивая свою политическую позицию по классической шкале "левые-правые" (где 0 баллов — крайне левая позиция, а 10 баллов — крайне правая"), граждане Украины в среднем выставили себе 5.8 баллов. Примечательно здесь даже не то, что украинцы определили себе место в правой части политического спектра, а то, что они оказались самыми "правыми" в Европе, тогда как граждане "локомотивов ЕС" — Германии и Франции — самыми левыми. Ирония истории здесь проявляется в том, что дальнейший путь евроинтеграции для Украины может оказаться связанным с парадоксальным для постсоветского государства движением "справа налево".

2. Удовлетворенность жизнью и личная безопасность

Одним из важнейших интегральных показателей положения человека в обществе является уровень его жизненной удовлетворенности. Сравнивая индекс жизненной удовлетворенности в Украине и странах ЕС, приходится с сожалением констатировать, что по шкале от 0 до 10 оценка удовлетворенности жизни в Украине — самая низкая в Европе — 4.4 балла. Более того, только в Украине эта оценка находится в отрицательной части шкалы (ниже 5 баллов), а это означает, что в Украине преобладают негативные оценки. Наиболее удовлетворены жизнью граждане Дании — 8.5. А ближе всего к украинцам по уровню удовлетворенности находятся словаки и венгры (5.7). Аналогичное распределение оценок наблюдается и в ответах на вопрос "Если говорить в целом, насколько Вы счастливы?". Наименее счастливы в Европе опять-таки украинцы — 5.6 балла, и наши соседи словаки — 6.2, а самые счастливые — датчане (8.3) и исландцы — (8.5). Утешаться остается только тем, что счастливых людей в Украине все же несколько больше, чем несчастных (об этом свидетельствует средняя оценка, превышающая 5 баллов).

С оптимизмом можно воспринимать и тот факт, что личная безопасность в Украине далеко не худшая в Европе. Так, за последние 5 лет жертвами грабежа или физического насилия в Украине стали 18% граждан (или их родственников), а в весьма благополучной Швеции — 27% (в Дании — 26 %, во Франции — 27%, в Польше — 21%). Наиболее безопасна жизнь граждан в Австрии и Германии, где от грабежей и насилия за последние 5 лет пострадали только 10%. Удивительно, впрочем, то, что совсем иная картина зафиксирована в ответах на вопрос "Насколько безопасно Вы себя чувствуете, когда идете в сумерках в том районе, где проживаете?". В полной безопасности чувствуют себя 46% датчан, 36% шведов и только 15% граждан Украины. По-видимому, в странах ЕС случаи грабежей и насилия более характерны не для районов массового проживания граждан. В Украине же безопасность лучше обеспечена в публичных местах, чем в "спальных районах".

3. Экономическая ситуация, экономические установки и уровень жизни населения

Население Украины низко оценивает уровень развития экономики в своей стране. По оценке состояния собственной экономики Украина занимает одно из последних мест (3.1 балла по одиннадцатибалльной шкале). Такую же оценку дают состоянию экономики в своей стране жители Словакии (3.1 балла); более низкую оценку своей экономике дает только население Португалии (2.7 балла). Интерпретируя числовые значения данных оценок, условно можно ориентироваться на то, что, значения ниже 4 баллов характеризуют отрицательные оценки; значения от 4 до 6 баллов — средние, а значения выше 6 баллов — положительные.

Наиболее высоко оценивают экономическую ситуацию в своей стране жители Дании (7.1 балла). Далее по мере снижения оценки располагаются Ирландия, Финляндия, Люксембург, Норвегия и Исландия. Жители всех этих стран дали более-менее положительную оценку состояния собственной экономики. Среднюю оценку (от 4 баллов до 6 баллов) своей экономике дали Великобритания, Швейцария, Испания, Австрия, Бельгия, Швеция, Нидерланды, Эстония и Словения.

Характерной чертой системы установок украинского населения в настоящее время является "подозрительность" по отношению к бизнесу. Две трети населения Украины считают, что "в наше время бизнес заинтересован только в прибыли и не заинтересован в улучшении качества или обслуживания покупателей".

По уровню "подозрительности" к бизнесу Украина вместе с Грецией и Португалией возглавляют европейское сообщество. В наименьшей степени подобные установки характерны для населения Дании и Исландии.

Украинцы — за государственный контроль над дифференциацией доходов. Около двух третей граждан Украины считают, что государство должно контролировать процесс расслоения населения по уровню дохода и принимать меры для сокращения разницы доходов. По этому показателю Украина занимает одно из средних мест по сравнению с населением других европейских стран. В наименьшей мере подобные установки характерны для населения Дании; а в наибольшей — для Греции.

4. Труд и занятость

Украина принадлежит к странам, где работают больше всего. В среднем в Польше работают 46 часов в неделю (включая сверхурочное время), в Греции — 45 часов, в Чехии — 44 часа, в Словении — 43 часа, в Украине, Испании и Люксембурге — 42 часа. А менее всего времени уделяют работе в Великобритании, Дании, и Норвегии — 37 часов. Создается парадоксальное впечатление, что лучше всего люди живут там, где меньше всего работают…

Наталья Панина , доктор социологических наук, главный научный сотрудник Института социологии НАНУ

Источник: Грани+
Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

НАТО: ответ на кризис в Украине и безопасность в центральной и восточной Европе

Действия России в Украине вынудили наблюдателей и политиков по обе стороны Атлантики, включая членов Конгресса США, пересмотреть роль Соединенных Штатов и НАТО в укреплении европейской безопасности. Особую обеспокоенность в плане безопасности вызывает ситуация вокруг таких стран не-членов НАТО, как Молдова и Украина. Отражая взгляды США и их европейских союзников, генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен назвал военную агрессию России «самым серьезным кризисом в Европе после падения Берлинской стены», и заявил, что НАТО «больше не может вести дела с Россией, как раньше».

Этот отчет, подготовленный всего месяц назад Исследовательской службой Конгресса США, хорошо передает образ мысли и расхождения позиций среди американских законодателей в отношении НАТО и кризиса в Украине – с одной стороны, заявления о готовности защитить интересы членов альянса, а с другой – ссылки на пророссийское общественное мнение в ряде стран Запада.

Читать далее

 

Материалы по теме
Проект "Украина"

Мифологема «цивилизационного выбора» и ее роль в современной пропаганде

Східні європейці чи західні слов’яни: проблеми ідентичності у Центрально-Східній Європі(II)

Східні європейці чи західні слов’яни: проблеми ідентичності у Центрально-Східній Європі(I)

Атеисты - народ плечистый

Тайны пост-апостолов

Ортодоксы у врат перемен

Миритися важче, ніж сталити обух

Національна ідентичність: чи варто від штучних утворень очікувати автентичності

Симулякри несвободи

Національна ідея в українській інтерпритації

Тринадцатый вызов: на пути к катарсису

Внутрішньонаціональні поділи в Українi

Ксенофобія в Україні: статистика взаємної неприязні

История, обреченная учить

Рабий бизнес или Res publica?

«Украина – не Россия»? - реакция на сообщение о публикации новой книги Л.Кучмы.

Що знають соціологи про національні почуття

Семь «Я» украинского «Мы»

Українська ідентичність: важкий крок до амбіції

Украинская мечта и сон разума

Заморочена ідентичність.

Самоидентификация будущим

Перекресток цивилизаций

Знаково-символические аспекты «национального проекта» РФ и возможности их использования при формировании новой украинской идентичности

О государственной стратегии формирования национальной идентичности в России

Немецкая идентичность - прошлое и настоящее

Споры вокруг европейской конституции

Что значит “быть русским”?

Русские в странах Балтии готовы идентифицировать себя скорее со страной проживания, чем со своей национальностью

Таджики – не арабы!

Сусіди України коментують підписання угоди про створення ЄЕП

Піар-леґенда

ЕС как клубок геополитических опасений

Європейська ідентичність: факти і вимисли

Острахи та сподівання європейських націй на порозі ЄС

Фантоми української та європейської ідентичностей

Этнокультурный ренессанс на постсоветском пространстве

Идентичность в России: «Мы наш, мы новый мир построим?…»

Украина – не Белоруссия

Казахский выбор: «зов крови»

Грузия - Европа или Азия?

Армяне – нация третьего тысячелетия?

Маленькі нотатки про великий Конгрес

Миротворцы не гарантируют Украине место под „западным солнцем”

Дні українства в Україні

Подорож до пост-модерної ідентичності: чи Україна разом з усіма?

Парадоксы американского национализма

Зал периодики

В гостях у БИНТЕЛ — Майкл Блейзер

Ще про нефальшивих ветеранів. Божа кульбабка

Другой день. Почему 8 мая для Украины важнее 9-го

Нужна ли стране национальная идея

Історик Станіслав Кульчицький: після цієї війни українці позбудуться відчуття малоросійства

Для чого нам декомунізація? Чотири уроки французького професора Мельника

Україна «декомунізується»: пропаганду комунізму й нацизму офіційно заборонили

Перевинайдення Галичини

Мастер брендов и основатель компании FEDORIV рассказал, какой должна быть украинская национальная идея

Украинцы еще себя покажут

Наша Стіна. Тільки україноцентризм здатен захистити нас від утрати державності

О том, почему украинцы сейчас не могут стать богатыми: мнение экономиста

«Русская весна» 1918 года. Украину присоединяли к СССР под лозунгом «Смерть украинцам!» (+фото)

ПОСТКОЛОНІАЛЬНА УКРАЇНА. Частина перша

Немецкая идентичность в опасности?

Как Украина стала Литвой

Нация «Украина». Что мы должны о себе знать

Європейський «генний код» Донбасу

Новояз Украины, или Как мы стали говорить

Дивний "русскій мір"

Юрий Андрухович: Украина сражается за ценности, Европа думает о цене

АГОНИЯ РОССИИ

Молдавский политолог: "Украинский мир" оказался сильнее "русского"

Льйоса: Боротьба українців важлива для свободи у всьому світі (КОНСПЕКТ лекції)

Утраченные ориентиры

Битва за місце в історії

Куди веде вулиця Леніна?

По морали военного времени

Сім очікуваних несподіванок

Чому русскіє ненавидять слов’ян

Постала нова Україна. Путін програв стратегічно

Все мы украинцы

Любити й не питати, за що...

Інший Донбас. Європейський слід

Психология памяти, или Почему восточные немцы с теплом вспоминают о ГДР

Політика історичної «амнезії»: недозволена розкіш

Про політику пам’яті

Чи брешуть рейтинги? Цінності українського суспільства та передвиборчі очікування

Приметы победителя: сети, конструктивизм, эмансипация

Трансформация коммуникаций: от коммуникации империй до коммуникации граждан

Код нации

НАРИСИ УКРАЇНСЬКОЇ ІДЕНТИЧНОСТІ: СЕК`ЮРИТИЗАЦІЯ

«Зробити всіх «росіянами»!»

Нариси української ідентичности: сенсуалізація

Структурная теория коллективных идентичностей и проблемы России

"Де закінчується Україна, яка не Росія? На якій області?"

Донецьк, ще є час перемогти!

Сергей Грабовский. «Доктрина Брежнева–Путина»: новая редакция

Українське ХІХ століття: асиміляція неможлива

Как жить в одной стране с людьми Донбасса?

 

page generation time:0,243