В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Перекресток цивилизаций
Другие диалоги:

Глобальный средний класс: творец и жертва

Версия для печати
18 ноя 2003 года

Когда рассеивается всякий мистицизм и пропагандистский туман, вдруг открывается, что страны, в которых правительство защищает интересы среднего класса, более успешны и гораздо более стабильны, чем те, в которых доминируют интересы крупного капитала

 

Проблемы среднего класса в мире обсуждаются достаточно широко, хотя и не на первых полосах газет. В развитых странах фразы типа «средний класс – становой хребет нации» стали журналистскими штампами. 52 страны мира с населением около 1,5 миллиардов человек достигли такого дохода на душу населения, с которым 60 лет назад США начинали свою ориентированную на средний класс экономическую политику(1). Но не все так уж благополучно в мире свободного и не очень, капитала.

 

Сравнения регионов показывают поразительное неравенство

Как писала специалист фонда Карнеги Ненси Бердсол, «средний класс находится в сердце любого эффективного и стабильного общества». Тем не менее, за последние два десятилетия «становой хребет» многих стран оказался под угрозой. Вот что писал «Дэйли полиси дайджест» со ссылкой на исследование Института Милкен, проведенное в конце 2002 года.(2): «Исследователи, которые следили за растущим неравенством доходов в мире, пришли к выводу, что за последние десятилетия отсутствие эффективных фондовых рынков, их уменьшающиеся экспортные возможности и неспособность защищать свои долговременные экономические интересы привели к растущей поляризации доходов как в самих странах, так и между ними. Такой ход событий подорвал положение среднего класса, который мог бы быть как источником культурного, так и устойчивого экономического развития.

Недавнее исследование Мирового Банка показало сильную поляризацию доходов внутри глобального среднего класса. Покупательная способность его в пересчете на человека колеблется от 3 тысяч 470 долларов до 8 тысяч долларов. Исследователи приблизительно оценили его величину в 11 % мирового населения, в то же время как 78 % населения мира считается бедным, с доходом на душу населения ниже 3 тысяч 470 долларов».

В числе рецептов специалистов Мирового банка - развивать средний класс и эффективный финансовый сектор; создавать хорошо функционирующие фондовые рынки, которые бы позволяли проводить реструктуризацию долгов. Кроме того, создавать возможности «безопасного и справедливого кредитования домовладельцев, малого и среднего бизнеса; создавать рынок ценных бумаг и корпоративных обязательств».

Как писал А.Уайтхед, лучшие времена Римской империи были тогда, когда ее императоры выражали волю среднего класса – и мы тут же вспомним имя Марка Аврелия. Это было давно, но некоторым странам везет и сейчас.

 

Индия, страна оптимистов

Хотя население страны составляет около миллиарда человек, а большая его часть живет в бедности, индийская экономика развивается стабильно. Гучаран Дас в недавно вышедшей книге «Индия освободившаяся» (3) пишет: «Наиболее сильной чертой современной Индии является  рост совершенно нового среднего класса. Он не закомплексован и прагматичен. Он полон энергии и движения – и делает страну лучше. Он совершенно другой, чем старая буржуазия – ведь ему пришлось подняться с самого дна, он по-уличному смышлен и научился, как управиться с этой системой».

Стратегическая задача государства – создание в Индии к 2040 процветающего среднего класса. «В 1984-85 годах численность среднего класса в стране оценивалась менее чем в 10 % населения. С тех пор его численность утроилась, но все равно составляет менее 20 %. Если экономика страны будет стабильно расти на 7 % в год, если население будет расти на 1,5 % в год, и если борьба с неграмотностью будет вестись теми же темпами, если мы обязуемся поддерживать исторический рост численности среднего класса в течение последних 15 лет, тогда половина населения Индии станет средним классом между 2020 и 2040 годами. Не слишком ли много «если»? Многие из жителей западных и южных штатов Индии станут средним классом к 2020 году. Однако такие отсталые территории как Бихар, Уттар-Прадеш или Орисса не успеют за ними и к 2040-му. Разница между ними удручающе очевидна, однако есть и мощная жизнелюбивая миграция, которая способна оживить эти территории. По этим расчетам, основанным на множестве допущений, покупательная способность среднего жителя Индии должна подняться с 2 тысяч долларов в 1999 году до 5,653 – к 2020-му и 16,500 – к 2040-му», – прогнозирует Гучаран Дас.

Пути создания среднего класса – развитие социальной сферы, в первую очередь образования, выдвижение лучших умов. «Природа дала Индии дар огромного человеческого потенциала. В современной глобальной экономике положение страны определяется теми умами, которые она использует. Наиболее эффективный путь высвободить силу человеческого капитала, это образование… Соединенные Штаты, западная Европа и Восточная Азия строят большие планы развития их человеческого капитала. Мы, индусы, соревнуемся с ними. Фактически мы имеем даже некоторые преимущества. На каждого студента, которого Китай посылает в университет, Индия шлет шестерых. Но эти преимущества могут раствориться, если мы не начнем действовать».

С выводами Гучаран Даса трудно не согласиться: забота о среднем классе – это забота о процветании. Соответственно, крепкий средний класс изменит и саму Индию. «Ее взгляд на мир станет иным, ее политика изменится. Бедных станет меньше, а значит, общество сможет лучше позаботиться о них».

Можно сказать, что индийцам повезло: их правительство заботится не только о своих личных, корпоративных интересах, но и о народе. На другом конце земли все немного иначе…

 

Аргентина, жертва глобализации

«Миллионы аргентинцев, которые год назад образовывали часть крепкого среднего класса страны, ныне ввергнуты в пучину нищеты экономическим коллапсом, который, по мнению экспертов, образовал неодолимую пропасть между богатыми и бедными. Новые исследования показывают, что хотя официально только 53 % жителей страны живут за чертой бедности, а 24,8 % «очень бедны», в действительности за чертой бедности находятся все 80 % населения, если учесть часть семей из среднего класса, которые ныне не в состоянии оплатить свои счета». Об этом пишет Марсела Валенте в статье «Средний класс едва ли выдержит бурю» (4).

Национальный Институт статистики Аргентины считает бедными те семьи, у которых доход составляет менее 630 песо на семью из 4-х человек (примерно столько же в пересчете на доллары), и «очень бедными» с доходом менее 385 песо. Если до декабря 2001 года, когда разразился кризис, 30 % населения считались «не бедными», поскольку зарабатывали более тысячи долларов, то их число после декабря уменьшилось на треть.

«Сегодня мыслимо, что учитель и университетский профессор может зарабатывать меньше 1400 песо. Если они имеют детей, то они оказываются в разряде «новых бедных», несмотря на свою престижную работу и образование. Идут острые дебаты между учеными и социологами, кого можно отнести к «новым бедным», а кого нет. Число пользователей мобильными телефонами, этим символом благосостояния 90-х, стремительно сокращается. За прошлый год их стало меньше на 330 тысяч человек. Бумажные пеленки снова стали предметом роскоши».

Перед лицом кризиса средний класс в Аргентине оказался весьма уязвим. Одна из причин этого – сама психологическая установка на владение чем-либо. «Среди представителей среднего класса ширится депрессия и другие психические расстройства. Люди подавлены потерей покупательной способности и перспектив продвижения по социальной лестнице, говорит психиатр Марк Берштейн, советник Пан-Американской Организации охраны здоровья. Люди чувствуют, что если они ничего не имеют, то они никто».

В 70-х, когда благосостояние в Аргентине было распределено почти равномерно, 70% населения относили себя к среднему классу, который подразделялся на три прослойки: верхнюю, среднюю и нижнюю. Теперь лишь 33% населения отнесли себя к нему. 56% хотели бы «покинуть страну, если бы могли».

И вот последний штрих к портрету такого мирного среднего класса Аргентины: именно его участие в демонстрациях привело к падению правительства Де ла Реа, которое неосторожно попыталось заморозить депозитные счета своих граждан. «Если же новое правительство не остановит экономическое падение, то наши социальные структуры станут такими же, как и в остальных латиноамериканских странах, где соседствуют крайности роскоши и нищеты. Однако, если депрессию удастся остановить, аргентинский средний класс может и не исчезнуть».

 

Польша и другие соседи

Многие поляки помнят, как в середине семидесятых Герек обещал им процветание, символом которого должен был стать «народный автомобиль» - немецкий «Трабант» (в народе – «траби»), эдакий аналог нашего «горбатого». Народу это не понравилось – он хотел хотя бы 129-й «Фиат». Несмотря на то, что в Польше экономический рост наблюдался и в застойные 80-е, и даже в начале 90-х, переходные процессы задели ее весьма чувствительно: средний класс количественно уменьшился на 15 % и на столько же упали его доходы.

Если в России граница, отделяющая нижний средний класс от бедных классов, составляет ныне около 150 долларов на человека в месяц, то в Польше – 236 долларов. Для сравнения, в Испании – 940 долларов. Разница отнюдь не разительная, однако Польшу пригласили в Европу, а Россию с Украиной западные европейцы видят лишь в качестве соседей. Неужели все дело в 80-долларовой разнице доходов? Нет, конечно. Причин много, но одна из важнейших - уровень социального неравенства. Несмотря на переходные процессы, рост неравенства в Польше был скромным, и оказался в тех же пределах, как и в Соединенных Штатах или Великобритании в середине 80-х. Правда, зарплата квалифицированных работников с высшим образованием выросла вдвое, по сравнению с работниками неквалифицированными.

Польша оказалась наиболее успешной среди реформирующихся стран Восточной Европы. Экономика почти полностью приватизирована и имеет ежегодный прирост ВВП от 4 до 7 %. Как писал журнал МВФ «Финансы и развитие» в статье М.Кина и Э.Прасада (5): «Сильной стороной макроэкономической политики Польши был резкий рост правительственных дотаций гражданам. За первые четыре года они выросли с 10 до 20 % ВВП».

«В течение первого десятилетия реформ Польша достигла высоких темпов прироста ВВП без значительного роста социального неравенства. Польский успех можно приписать их ранним стабилизационным программ, силе последующих рыночных реформ и щедрым социальным программам, особенно пенсионного обеспечения». (выделено мной – А.М.)

Вот и результат: уже в 1999 году Польша добилась 28 % прироста ВВП над уровнем 1989 года. Для сравнения, всего лишь несколько стран (Албания, Чехия, Словакия, Венгрия и Словения) сумели за это время вывести свой ВВП на прежний уровень. В Венгрии между 1991 и 1994-м годами средний класс сузился на 13 %, и на 17 % уменьшились доходы. (Н.Бердсол «Построение рыночно-ориентированного среднего класса», 2000, фонд Карнеги).

Связь между судьбой среднего класса, ростом социального неравенства и экономическими успехами страны выглядит в бесстрастных руках экспертов из МВФ вполне отчетливой. Чем больше неравенство – тем хуже экономические успехи. К сожалению, из всех стран соцлагеря Украина отличилась наибольшим ростом социального неравенства, оставшись позади России, Киргизии и даже Казахстана. Мы вплотную приблизились к бразильской модели «общества 20:80».

 

Большое – видно издалека

Лояльные к власти СМИ, как и оппозиционные издания, не очень часто обращают внимание на проблемы среднего класса в Украине. Его как будто не существует, а причины этого усматривают либо в тысячах деталей типа неблагоприятной мировой конъюнктуры, трудностях реформ – то есть на «микроуровне», либо в непредприимчивом характере украинцев, их тяжелой истории. Все это действительно имеет место, однако детали не должны заслонять от нас главную, сущностную причину бедственного положения населения страны – политику правящих кругов.

В глобальной перспективе, когда рассеивается всякий мистицизм и пропагандистский туман, вдруг открывается то, что страны, в которых правительство защищает интересы среднего класса (Индия, Польша, Китай) более успешны и гораздо более стабильны, чем те, в которых доминируют интересы крупного капитала (Мексика, Бразилия, Россия). Если же после многих лет устойчивого развития вдруг начала разваливаться социальная сфера, а профессора задумались об эмиграции (как в Аргентине) – значит, к власти пришел крупный капитал. Политический курс нынешней власти в Украине – очевиден.

 

 


Источники:
1.      http://www.worldpolicy.org
2.    
http://www.ncpa.org
3.   http://www.theglobalist.com

4.   http://globalpolicy.igc.org

5.  
http://www.imf.org

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Финансовое Темновековье

Судьба существующей финансовой системы выглядит мрачно – когда исчезнут т.н. «резервные» валюты, мир погрузится в финансовые «Темные века»; причина этого – господство сверхкрупного спекулятивного капитала и его идеологии «монетарного фашизма», что ведет к вырождению денег. За последние 40 лет деньги получили тотальный контроль над всем и каждым из нас. Будущие поколения вступят в жизнь, обремененные долгами своих отцов. И это неизбежно. Это хуже, чем паутина или стая вампиров, это глобальная пандемия, которая заражает каждую ДНК.

Ученые, политики и эксперты всячески оправдывают социальное неравенство и ущерб, наносимый финансовым сектором государству. Когда безработица и сокращение производства начинают угрожать отношениям между государством и финансовым классом, то финансовый класс предлагает населению «затянуть пояса» и «жесткую экономию». За пределами США это же предлагают сделать другим странам МВФ, Мировой Банк и различные финансовые учреждения. Сегодня финансовый класс и банкиры развивают эту идеологию через СМИ и правительства с той же неистовостью, с какой действовала церковь в Темные Века: всякий усомнившийся считается «еретиком».

Читать далее

 

Материалы по теме
Зал периодики

Бедный средний класс

Неизбежность развития малого и среднего бизнеса

Монарх свержен. Что делать с феодалами? В ожидании новой Революции

"У УКРАИНЦЕВ ПОРАЗИТЕЛЬНОЕ СВОБОДОЛЮБИЕ, ДО КОТОРОГО МНЕ, НАПРИМЕР, ДАЛЕКО", - РОССИЯНКА, ВЕРНУВШАЯСЯ С МАЙДАНА.

Главное, что дал Майдан, или Когда египтяне станут украинцами

Как политический кризис влияет на стоимость украинского бизнеса

Мантра о постиндустриальном чуде

Чому в Україні така маленька зарплата?

«На стабілізацію є три місяці...»

Податки у Бельгії: багатство роздають людям у формі добробуту і соціального захисту

Промпроизводство-итоги 2013 года

Середній клас: примара чи реальність

Почему провалилась отставка Кабмина

Новые реформы Китая: эра дешевой рабочей силы заканчивается

В 2013 году доходы украинского среднего класса росли вдвое медленнее, чем ожидалось

Чому не працює дерегуляція. Результати дослідження

Розшарування багатих і бідних в Україні не таке драматичне, як у Росії – Шеремета

"Мы не можем оставить более миллиарда человек страдать в крайней бедности"

«Новий середній клас»: ресторани замість книгарень?

Судьба «золотого миллиарда» или «о погибели среднего класса»

«Заповідники» для малого бізнесу

Как изменились доходы среднего класса в Украине за пять лет

Вопреки трендам

Средний класс стран БРИКС: проблемы в настоящем и будущем

Процент с кризиса

Кожен четвертий - без роботи

Украина: долговой кризис как философия существования?

Консервы среднего класса

Пересічних українців грабуватимуть без кінця?

Средний класс на Балканах - между олигархами и бедняками

Сергій Доротич. Стратегічне завдання влади – вбити середній клас...

Работы все меньше

Бідні та багаті в Україні: нездоланна прірва

В США и Европе вырождается средний класс: социологи бьют в набат

Бедная беда

Нужны ли Украине талантливые люди?

Заробітчани вимагають від влади відновлення їхніх конституційних прав

М.Хазин, "О «среднем» классе".

Кризис в Испании развеял миф о среднем классе

Таємниця успіху середнього бізнесу в Німеччині

Євросоюз у цифрах: менше бюджетного дефіциту - більше боргів

Gallup: Реальная безработица в Беларуси в 40 раз выше официальной

Бедность и социально-негативные явления современности

Средний класс – пи…ас

Средний класс – от учителя до менеджера

С упрощенной системой все сложно

Чому податок на багатство платитимуть бідні

Зародження державного капіталізму

Не золотая середина

Крах гуманизма

 

page generation time:0,102