В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Перекресток цивилизаций
Другие диалоги:

Родился бедным? Тебе не повезло!

Версия для печати
У.Хаттон
22 ноя 2012 года

Экономический и социальный кризисы сливаются воедино. Затянувшаяся «ограниченная» депрессия делает жизнь все труднее, лишая тех, кто оказался в бедности, последних иллюзий – и в то же время, делая тех, кто богат, все более уверенными в себе и своем благополучии. Этот суровый мир делается еще более суровым, разделяя людей и усиливая взаимные подозрения.

Роберт Патнэм, один из ведущих американских социологов, чья книга «Bowling Alone» ярко обрисовала усиливающееся одиночество американцев, недавно опубликовал результаты своего нового социального исследования.


Закупорка артерий и социальных лифтов

Как выяснилось, все более важной частью американской жизни становится социальный класс и ваша классовая принадлежность. Сегодня классовая принадлежность более важна, чем раса, и классовые различия можно наблюдать уже среди маленьких детей.

В частности, представители среднего класса, независимо от их этнической принадлежности, отдают много сил и времени «деланию денег», что очень важно для их психологического благополучия и личностного развития; фактически они тратят на это в 11 раз больше времени, чем люди из бедных слоев общества.

В 1972 году дети из рабочего класса, из самых бедных слоев общества, несмотря на свою бедность, участвовали в спортивных и культурных мероприятиях вместе с детьми обеспеченных родителей. Теперь такого нет. Между богатыми и бедными разверзлась пропасть, говорит Патнэм. Касается ли это должности капитана школьной футбольной команды или получения стипендии, шансы детей из среднего класса по сравнению с шансами детей из бедных семей, как минимум в два раза выше.

Как следствие, артерии и «социальные лифты» общества закупориваются. Шансы карьерного роста, социальная мобильность снижается, и, что еще хуже, падает доверие людей друг к другу, что заметно среди всех классов общества, но более всего – среди бедных.

Неудивительно, что они становятся «циничными и даже параноидальными», как пишет Патнэм: это вполне разумная реакция на их ситуацию. Буквально каждый общественный институт, который мог бы облегчить их положение – семья, школа, волонтерские организации и церковь – становятся все более бесполезными.

Тем временем богатые, все более отдаляясь от общественных институтов и замыкаясь в надежно охраняемых кварталах, становятся все более невежественными по отношению к внешнему миру, обеспечивают своим отпрыскам целый букет даров жизни…


Подрыв общественных институтов

Все это присутствует и в жизни Британии. Подъем правого индивидуализма и восхваление частной собственности, рост недоверия всему общественному и государственному подрывает дееспособность наших общественных институтов.

Столь восхваляемый «гибкий рынок труда», означает лишь мир, в котором такая принципиально важная вещь, как профсоюз, оказывается не у дел, а с работниками обращаются как с собственностью. Это представляет смертельную угрозу семьям рабочих, и их шансам дать своим детям вдохновение и жизненные силы.

Проблема не просто в нехватке денег, которых не хватает для достижения материального и душевного благополучия. У родителей зачастую не хватает времени на своих детей из-за неудобных и антиобщественных часов работы, на которую они вынуждены идти.

Постоянный стресс тоже бьет по семьям, сохранять которые становится все труднее. Семейные отношения становятся такими же разовыми и случайными мероприятиями как прием пищи в закусочной или временная подработка. Неполные семьи становятся весьма распространенным явлением именно среди бедных слоев общества, что совершенно ненормально. В свою очередь, все это бьет по детям.

Начальники и руководители заботятся больше о своих руководительских бонусах, чем о благе подчиненных. А какая забота о подчиненных – таковы и результаты их работы, такова и «эффективность» руководства; при этом консерваторы утверждают, что с подчиненными нечего церемониться.

Однако есть и иное мнение – что организации, занимаются ли они проведением Олимпийских игр или разработкой технологических новшеств, должны заботиться о своем персонале и развивать его.


Подавление социальной мобильности системой образования

Последнее, но не наименее важное, это система образования. Частные школы в Британии и Америке более престижны, чем в Канаде и Австралии. Неудивительно, что Корпорация Карнеги и Саттон Траст, проведя изучение социальной мобильности по этим странам, выяснили, что в Британии и США социальная мобильность гораздо ниже чем в Канаде и Австралии, то есть шансов на успешную карьеру в Соединенных Штатах меньше, чем в Канаде. Понятно, почему выпускники дорогих частных школ (а что еще является квинтэссенцией стремления к обогащению, как не диплом престижной частной высшей школы?), не только сами доминируют в эшелонах власти, но там же оказываются и их дети.

Частные учебные заведения играют важнейшую роль в подавлении социальной мобильности; и какими бы хорошими ни стали государственные школы, задача частных школ – быть на шаг впереди и давать своим выпускникам экономические и социальные преимущества.

Недавно Энтони Сэлдон, ректор Веллингтонского Колледжа, был обвинен премьер-министром в том, что частные школы не очень-то желают спонсировать академии наук. Это надо понимать так, что правительство не желает больше связываться с государственными учебными заведениями, не видит в них перспективы. Родители возмутились. Тогда премьер заявил, что их поведение возмутительно, мол, это лучшее доказательство того, что школы сбились с пути и ничего не стоят.

На самом деле, моральный упадок частных школ – это отражение морального упадка всей нашей деловой и финансовой элиты, возникшего по одной простой причине: в погоне за личной выгодой отбрасываются все обязательства перед другими людьми, и вообще все, что как-то объединяет общество.

Налоги эта элита почти не платит. Государственные учебные заведения, это для простонародья, не для нее. Фирмы, компании, банки, для нее это всего лишь нечто вроде разменной монеты, фишек в казино, а не социальные институты, которые создают богатство в сложных взаимоотношениях с обществом. Банки для нее существуют, чтобы без разбору раздавать ей деньги, гарантируя, что если она их промотает, то государство покроет потери, забравшись в карман налогоплательщиков. Прибыли – себе, убытки – народу. Тем временем профсоюзам отводится лишь второстепенная роль.

В то же время, эта неудачная версия капитализма – и социально окостеневшее общество, они-то и поставили британскую экономику на колени.


Элита, утратившая «ген компетентности»

Один мой знакомый, сноб, вхожий в высшее общество, как-то рассказывал мне, криво улыбаясь, что правительство «утратило ген компетентности», ведь почти все, кого он встречает там, теперь, как и он, окончили государственные школы.

Тем не менее, в Британии становится все меньше социального разнообразия и знаний: в условиях нынешнего скверного капитализма компетентные люди просто не могут никуда пробиться; они становятся жертвами социальных предрассудков и настроений. Они просто не знают, что делать, поскольку эффективная государственная политика должна идти вразрез с господствующими инстинктами консерваторов.

И все же, как бы ни старались консерваторы, шила в мешке не утаишь. Под давлением либеральных демократов правительственная коалиция все же создала комиссию по социальной мобильности. Приняты меры по борьбе с уклонением от уплаты налогов. Реформируется финансовая сфера. К вящему ужасу консерваторов, ширится понимание, что правительство должно служить катализатором создания лучшей версии капитализма, чем тот, который мы имеем сейчас.

Сегодня в политических дебатах правым уже нечего предложить. Социально мобильная, экономически динамичная страна может развиться, только имея разные философские и политические корни – более либеральные, народные, более социал-демократические. Тэтчеризму-консерватизму просто нечего предложить стране, кроме евроскептицизма и эгоизма, так он скатывается в период долгого упадка.

Правда, остается открытым вопрос, действительно ли лейбористы могут определить, что сейчас надо делать в первую очередь – и создать новую широкую коалицию. Это и есть главная головоломка, от решения которой зависит будущее британской политики – и будущее наших детей.


Перевод А.Маклакова.

Источник: www.guardian.co.uk

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Возможности эволюции НАТО

Способность НАТО влиять на решения, принимаемые Россией в отношении Украины, ограничены, поскольку большинство рычагов влияния, доступных альянсу, это дипломатические и экономические, и их действие Россия ощутит только спустя определенное время. Неспособность НАТО остановить российский ирредентизм, скорее, будет стимулировать осмысление альянсом тех дипломатических и военных мер, которые нужно предпринять, чтобы предотвратить возникновение в восточной и южной Европе нового подобного кризиса.

Многие проблемы, с которыми столкнулось НАТО в 2014 году, скорее всего, обострятся еще в текущем году, а в 2015 году они потребуют большего внимания и действий, как отдельных членов альянса, так и коллективных, чтобы НАТО и дальше смогло играть стабилизирующую роль в Афганистане и Восточной Европе, и отвечало меняющимся условиям. Эти проблемы также могут привести и к изменениям в структуре НАТО. Спектр альтернативных сценариев развития альянса охватывает три основных варианта - превращение его в «сильный и решительный», либо – в альянс сокращенный и оборонительный, либо - инертный.

Читать далее

 

Материалы по теме
Зал периодики

Мігранти як рятівне коло. Чи доцільний випуск євробондів для діаспори?

Выучишь «иностранный» - будешь доцентом!

Китай спасла дешевая рабочая сила. Остальным это уже не поможет

Философская категория

Занятость: старый новый класс-гегемон

План Б для України

Інфантильні революціонери: як молоді українці змінюють країну (лекція Грицака)

«Iнакше, ніж грабунком, це назвати не можна»

Рынок труда сковало холодами

Іван Козленко: Якщо ми будемо мислити Україну в шароварах, то особливого майбутнього в країни немає

Эпоха уязвимости

«Спецзона» Донбасу: Тінь Берлінської стіни

На ком экономят в кризис

Принцип определения прожиточного минимума в Украине и ЕС

Покоління Z – які вони? Інфографіка

Создание образованного общества

Майдан. Новое мышление

Україну очікує нова хвиля еміграції

Учитесь сейчас, сочтемся потом

Новый бюджет: как мы сделали страны Европы

Влад Троицкий: Появилось чувство, что мы не окраина, а середина

Топ-10 изменений, которые вносит новый закон "О высшем образовании"

Українські мігранти: бути чи не бути в Росії

Перша реформа після Майдану

Грозит ли Украине трудовая миграция

А что потом? Продолжение. По капле выдавливать из себя раба.

«Нестабильность не бывает вечной, но вечной может быть плохая политика»

Два мира – две грани. Доходы украинцев или как живут в Европе

Нелюбима дочка української влади

Время мародеров. Почему на самом деле убрали Азарова

Ірина Бекешкіна: час грає на об’єднання України

Получат ли бюджетники зарплату

Дубина народной нужды. Чем зажиточнее подданные, тем реже желание сбиваться в шайки

Главное, что дал Майдан, или Когда египтяне станут украинцами

Мантра о постиндустриальном чуде

Нет роста - нет зарплаты

Чому в Україні така маленька зарплата?

Податки у Бельгії: багатство роздають людям у формі добробуту і соціального захисту

Мы по-прежнему живем в советской системе упрощения

Четвертий сценарій

"Рятувати треба найпродуктивніших – тих, хто може врятувати інших. Бо інакше капець усім

Урок Майдану для Конституційної Асамблеї

Ученый Широков: У нас полицейское государство, которое тратит деньги не на науку, а на самозащиту

В НАНУ назвали Украину полицейским государством, где жалеют денег на науку

"Я вижу десятки каськивых, которые выступают с трибуны, но к Майдану отношения не имеют"

Нова нація! Нова країна!

Налоги - всем, государство - избранным. Власть создает базу бунта

Как трудовые мигранты из Беларуси спасают экономику страны

Портрет украинской безработицы

Вади любові до "Родины"

 

page generation time:0,133