В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Перекресток цивилизаций
Другие диалоги:

Чего хочет Майдан?

Версия для печати
27 фев 2014 года
После оргии обогащения.

Да, все верно – нравственное падение политиков, социальное расслоение и желание молодого поколения напрямую участвовать в политике сыграли свою роль. Однако подлинная, системная причина нынешних глобальных волнений, начавшихся примерно три года назад, это даже не финансовый кризис, поразивший Запад, а закат неолиберализма и – поиск нового эквилибриума между богатыми и бедными, трудом и капиталом, людьми и – правящей нелюдью.

Возможно, для кого-то слово «нелюдь» покажется слишком сильным. Но для тех, кто знаком с идеями Дэвида Айкаоно наоборот, покажется не более чем эвфемизмом.

Отметим, что это признают все экономисты – в то время как на протяжении вот уже 40 лет крупные капиталы росли как на дрожжах, зарплаты большей части населения практически не увеличивались, а организации, защищавшие интересы 99% населения были фактически разгромлены.

В результате, западная цивилизация имеет не только тяжелейший финансовый кризис, но и кризис политический – и в первую очередь, это кризис доверия. Люди больше не доверяют выборным политикам, потому что в политике все решают не голоса избирателей, а деньги. Отсюда – обвинения политиков в коррупции, отсюда – настойчивое стремление масс напрямую участвовать в принятии политических решений, отсюда – майданы, бунты, восстания.

Говоря предельно кратко, после оргии обогащения пришло тяжелое похмелье. И это – железная закономерность. Вместе с ним пришло ощущение глубочайшей несправедливости, уродливости нашего общественного устройства и экономической жизни. Вездесущая рука свободного рынка оказалась когтистой лапой, а воспетая поэтами демократия – насмешкой и издевательством.

Впрочем, проблема не только в этом. Нынешняя волна мировой нестабильности имеет и еще более глубокие причины. Они – в глубоко искаженной, если не сказать – безумной картине мира, сформированной западной наукой, исполняющей заказ глобального капитала, и в первую очередь того, который мы отождествляем с Федеральной Резервной Системой США – Ротшильдов, Рокфеллеров, Морганов.

Как следствие – вот уже около ста лет назад наука сбилась с пути, а с ней – и технологическое, и социальное развитие. Капитал приложил все силы, чтобы сохранить монопольное положение нефте-долларовой, энергетической и фармацевтической мафии. Шутка ли, но сегодня физики считают, что мы живем в колоссальной «черной дыре»; с ними соперничают другие, утверждая, что в нашем мире не три, а, как минимум, 11 измерений. Экономисты продолжают верить в свободные рынки, а финансисты – благотворность системы частичного резервирования. Бредовость таких «научных» воззрений, однобокость экономического и технологического развития, неадекватность мировой финансовой системы не могли не привести к колоссальным перекосам и социальному напряжению по всему миру.

Люди бунтуют не только потому, что им не хватает денег или жизненных перспектив. Люди бунтуют еще и потому, что им противна убогая, и, не побоюсь этого слова, пошлая картина мира, вбиваемая в их головы с самого рождения, им отвратительна тоталитарная идеология всевластного капитала, не оставляющая им ни единого шанса.

Люди бунтуют потому, что просто хотят жить, как люди.


Так чего же хочет Майдан?

Ответить на это непросто. То, что у протестующих нет позитивной программы, нет четких экономических требований, заметили многие еще до отстранения Януковича. Сегодня эта программная пустота стала очевидной проблемой.

Определенно, люди на Майдане не хотят возвращения Тимошенко в политику, или прихода к власти вчерашней оппозиции. Никто не ждет от них чуда. Да, Майдан хочет очищения власти от проворовавшихся чиновников, ликвидации «Беркута», реформы местного самоуправления и тому подобных вещей. И все же это – не главное.

Первое, и главное, чего хочет Майдан, это преодоления кризиса доверия к власти. Иными словами – он хочет напрямую участвовать в принятии политических решений. Майдан хочет прямой демократии.

Это – момент непростой. Здесь нужно отступить и оглянуться. Да, эта огромная масса людей, собирающаяся на главной площади столицы, имеет право требовать. Но может ли она принимать решения? Всякое решение требует обсуждения, трезвости и знаний. Принятие решения требует хоть какого-то аппарата для учета тех, кто «за», и кто «против». А пока что собирающиеся на Майдане Независимости «народные вече», с их надрывными криками и богослужениями сильно попахивают средневековьем, уже не говоря о том, что они политически непредставительны, интеллектуально несостоятельны, и все более работают на раскол страны.

Другими словами, нужна прозрачная, четко работающая и не поддающаяся манипуляциям демократическая машина. Стране нужна политическая модернизация. Более того, она должна иметь определенный статус в других органах власти. И здесь нужно признать, что сегодняшний Майдан, пусть даже и умытый кровью, это не есть машина демократии. Это чрезвычайка, допустимая лишь для борьбы с зарвавшимся режимом. Сегодняшний Майдан, это то самое «голосование руками» без ознакомления с предлагаемыми решениями, это даже не осуждаемое всеми «кнопкодавство» слуг Януковича, сидевших в Верховной Раде.


Как преодолеть кризис доверия?

Прежде всего, здесь речь пойдет о технологии. Да, она не описана в учебниках истории, ее и не могло тогда быть. Тем не менее, информационные технологии – вещь для нас вполне привычная на протяжении уже лет 15. Да, правящие элиты всех стран, что называется, «зубы съели» ради того, чтобы не допустить применение этих технологий в политических процессах, и все же они их, пусть и со скрипом, вынуждены понемногу применять. Прежде всего, это система «Рада», без которой нормальная работа парламента уже невозможна.

Все, что нужно Майдану – это расширенная «Рада», доступ ко всем обсуждаемым документам, и четкое представление о том, что творится в кулуарах парламента. Народ хочет знать, что его не обманывают. Это не значит, что люди одержимы желанием ковыряться в правительственных документах. Вовсе нет. Скорее наоборот – народ хочет восстановить доверие к политике и отстоять свои интересы, при этом не вмешиваясь в политику, но имея возможность вмешаться.

И такие системы есть. На Западе давно устоялось понятие DDD – Digital Direct Democracy, то есть цифровая прямая демократия. В наиболее развитом виде она работает в Швейцарии. Для этого создано и законодательное, и программное обеспечение, подготовлены кадры. Конечно, многим политическая система этой страны, с ее регулярно проводимыми референдумами, причем как местными, так и федеральными, может показаться странной, но на самом деле она является суперсовременной, и привлекает все больше внимания ученых и политиков Евросоюза. Напомню, что Швейцария – страна многоязычная, и печатание бюллетеней даже для нее – дело недешевое. Электронные же системы позволяют существенно сэкономить.

В том или ином виде инструменты прямой демократии есть в большинстве стран – это референдумы, гражданские законодательные инициативы и отзывы (например, отзыв депутатов). Инструменты электронной прямой демократии гораздо более распространены в мире, чем мы это себе обычно представляем. Например, они работают в 24 штатах США. Те же идеи продвигает ряд партий в Испании, Швеции, Германии, Австралии, и множестве других, как правило, развитых стран.

Как оседлать эту волну политической модернизации? Первое, и самое необходимое, что нужно и можно сделать для этого – это принять закон об электронном голосовании. В конце концов, миллионы наших сограждан, выехавших за рубеж в поисках лучшей жизни, так называемых «заробитчан» сегодня фактически лишены права голоса. Да и не только голоса, а и пенсионного стажа у себя на родине, и вообще всякой социальной защиты. Технологии электронного голосования существуют и уже неплохо отработаны в ряде стран. Все, что нужно – это желание использовать их. В качестве примера можно назвать Австралию и США.

Даже консервативная «Википедия» признает, что «идеи электронной демократии быстро распространяются по всему миру, особенно в США». Правда, не без сложностей – страны мирового Юга сильно отстают, и уже возник так называемый «глобальный цифровой раздел».

Вторая технология уже не информационная, а институциональная: народу нужны органы прямой демократии, наделенные официальным статусом. Институт создания петиций, существующий в США, это одно из возможных решений. Здесь – огромное поле для творческого поиска. В Британии активно продвигает идею прямой демократии специально созданная Народная Администрация Партии Прямой Демократии. Партия считает, что граждане имеют полное право самостоятельно разрабатывать и выдвигать законодательные инициативы. По сути, выборные депутаты в такой системе уже не слишком нужны, и это путь к преодолению кризиса.

И третья возможная технология – это учреждение не только альтернативного голосования, но и альтернативного выдвижения кандидатов на политические должности. Цель – ослабить влияние на политику крупного капитала, открыть возможность прихода нового поколения, избавление от партийной коррупции. Все мы прекрасно знаем, что для того, чтобы баллотироваться в депутаты, нужны миллионы, и это, конечно, совершенно ненормально. Простой пример этого – опрос, проведенный на одном из сайтов, «кого бы вы хотели видеть президентом», в котором на первом месте оказался мэр Львова Андрей Садовой (по-видимому, ничего и не подозревавший!), опередив при этом и Кличко, и Тимошенко, и других лидеров.

Что касается альтернативного, или преференциального голосования (когда избиратель должен выбрать ряд кандидатов в порядке предпочтения), то оно также уже довольно широко используется, поскольку позволяет смягчить межпартийное соперничество. Обычно оно применяется в сравнительно небольших коллективах. Например, так в парламенте Индии выбирают президента. Но есть и иные примеры. Так, выборы парламента в 23-миллионной Австралии проводятся по преференциальной системе. Такая система не лишена недостатков, но имеет и важное достоинство – позволяет избежать избирательных «клинчей», и лучше учитывает мнение избирателей, которым трудно определиться со своим выбором.

И все же ни одна технология не заменит собой необходимость нравственного обновления общества. Какими бы коррумпированными не были политики, они – его часть. И «нечего пенять на зеркало, коль рожа крива». До тех пор, пока каждый из нас не ответит возмущением на требование взятки от чиновника, учителя, врача, до тех пор, пока каждый из нас не осознает глубокую аморальность такого поведения, наше общество вряд ли изменится к лучшему.


Финансовая автономия, экономическая и энергетическая демократия.

Преодоление кризиса доверия – это, конечно, не все. Второй важный кризис, который предстоит преодолеть – это преодоление тяжелейших перекосов и общественного, и экономического, и технологического, и научного развития. Это кризис парадигмальный – нам нужно изменить свой взгляд на мир. Столетие почти безграничной власти финансового капитала, символом которого стало создание ФРС, перекроившего под себя весь мир и само сознание масс, поставило нас перед исторической развилкой – или мы, или они. «Они», загнавшие человечество в кризис, не могут выиграть, но мы можем понести слишком большие жертвы.

Выход из этого кризиса – в ином взгляде на сферу финансов, экономики, науки и технологий (прежде всего – энергетических), и их взаимоотношений. Нужно признать, что идея открытой, ориентированной на экспорт экономики и столь же открытой сферы финансов, больше не работает.

Что для этого нужно сделать, и что мог бы потребовать Майдан, если бы он лучше разбирался в тонкой материи финансов? Изменение мандата Национального банка, чтобы он перестал быть простым «каренси борд», то есть фактическим органом Федерального Резерва США – это только первый шаг. В конце концов, почему государство должно брать внешние заимствования (в долларах США) для внутренних платежей? Создание клиринговых банков для взаиморасчетов с соседями – это второй шаг. Перекрытие каналов для вывода капиталов из страны – третий. Четвертый – это создание многоуровневой финансовой системы внутри страны, которая бы защитила местный бизнес и наиболее уязвимые слои населения.

И опять-таки, хорошими примерами для подражания являются уже упомянутые Швейцария и Австралия. В Швейцарии уже три четверти века прекрасно работает альтернативная финансовая система «WIR», а в Австралии внедрен ряд комплементарных валют. Национальные деньги вполне могут быть освобождены от функции накопления – для этого можно создать другие инструменты. Цель – экономическая демократия.

Реформирование финансовой системы, это сложное дело, но по крайней мере, она «на виду», и есть специалисты. Совсем иное дело – реформирование энергетической сферы и выведение нашей страны из энергетической зависимости от России. Цель – энергетическая демократия.

К сожалению, специалистов в этой сфере у нас практически нет. Впечатляющие достижения и удивительные (иначе и не скажешь) технологические разработки последних лет (среди них можно назвать разработки фирм Leonardo corp., Brulloin, BlackLight Power, а также Platinum Invests, которая на недавнем энергетическом форуме в Абу Даби представила бестопливный генератор), у нас практически неизвестны. Да и мировые СМИ уделяют им крайне мало внимания, и понятно, почему – нефтедолларовой мафии не нужны источники дешевой и доступной энергии. Их появление всячески замалчивается, особенно на постсоветском пространстве, где о «холодном термояде» по-прежнему говорит лишь кучка энтузиастов, и существование успешно работающих технологий известно лишь единицам.

Требование энергетической демократии, окажись оно в списке требований Майдана, могло бы оказаться наиболее революционным изо всех его требований, поскольку в перспективе не только избавило нас от зависимости от российских энергоносителей, но и разрушило бы т.н. естественные монополии, на которых держится олигархический капитал и их политические группировки. Кризис доверия в таком случае был бы ликвидирован самым органичным способом.

Какими бы трудными ни были проблемы нашей страны, все они разрешимы. И все, что нужно для их разрешения, это ответственная власть, хорошо подготовленная правительственная команда и общество – которое готово услышать не только буйные вопли тех, кто призывает сносить, карать и мстить, но и тихий голос разума в собственном сердце.


25.2.2014

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Возможности эволюции НАТО

Способность НАТО влиять на решения, принимаемые Россией в отношении Украины, ограничены, поскольку большинство рычагов влияния, доступных альянсу, это дипломатические и экономические, и их действие Россия ощутит только спустя определенное время. Неспособность НАТО остановить российский ирредентизм, скорее, будет стимулировать осмысление альянсом тех дипломатических и военных мер, которые нужно предпринять, чтобы предотвратить возникновение в восточной и южной Европе нового подобного кризиса.

Многие проблемы, с которыми столкнулось НАТО в 2014 году, скорее всего, обострятся еще в текущем году, а в 2015 году они потребуют большего внимания и действий, как отдельных членов альянса, так и коллективных, чтобы НАТО и дальше смогло играть стабилизирующую роль в Афганистане и Восточной Европе, и отвечало меняющимся условиям. Эти проблемы также могут привести и к изменениям в структуре НАТО. Спектр альтернативных сценариев развития альянса охватывает три основных варианта - превращение его в «сильный и решительный», либо – в альянс сокращенный и оборонительный, либо - инертный.

Читать далее

 

Материалы по теме
Зал периодики

Вахтанг Кипиани: Крым как Абхазия. Между оккупацией и этноцидом

Саміт Східного партнерства: без ілюзій і розчарувань

Примирення з Донбасом та РФ. Чи можлива без нього європейська безпека?

Про институциональный кризис

В гостях у БИНТЕЛ — Майкл Блейзер

Как сорвать план Кремля в отношении Украины

Евразийский союз - это тупик для всех его участников

Каждому свое. Чего хотят Запад и Восток Украины

Важко зменшувати безробіття, не знаючи його розмір

Нужна ли стране национальная идея

Порошенко-1 чи Ющенко-2? Чи повторить президент помилки 10-річної давнини

Геннадій Москаль: Росія ви́знає ЛНР та ДНР. Але не в цих “кордонах”

Саммит разочарования

Украина – слабое звено мировой политики

Краш-тест. 10 вопросов для проверки итогов Майдана

Шесть вариантов развития конфликта в Донбассе в 2015 году

Роман Безсмертний: Нам треба перехопити у Кремля Союз із Азією

Американские мечты

Україну схиляють до капітуляції

Анатолій Гриценко: є кілька місяців, аби уникнути сценарію failed-state, коли Україна може зникнути

На дне: что случилось с промпроизводством в I квартале

Економічні зв’язки з окупованим Донбасом: відрізати чи реінтегрувати?

Для чого нам декомунізація? Чотири уроки французького професора Мельника

Суміш примусу, зволікання та успішного досвіду сусідів

Разгон студентов. Новые обстоятельства. ДОКУМЕНТЫ

Через что в себе должна переступить нация для успеха страны

ВОЛОНТЕРСКИЙ ДЕСАНТ В ФИСКАЛЬНОЙ СЛУЖБЕ

Новий соціально-економічний порядок

Моніторинг успішності реформ: чого не можна виміряти, того не існує

Україна «декомунізується»: пропаганду комунізму й нацизму офіційно заборонили

"Русский мир" проти світу українського

Последние дни "ДНР" и "ЛНР"

Иво Бобул: украинскую культуру, простите, "слили"

Сталин лучше Путина. Путин не оправдал доверие россиян

Почему Украина - не Израиль, или Пора менять правительство

Россия – Украина, проходя точку невозврата?

Экономические реформы в Украине и интеллектуальный ресурс власти

Перевинайдення Галичини

Мастер брендов и основатель компании FEDORIV рассказал, какой должна быть украинская национальная идея

Ворог всередині нас

Взяточникам нужно бояться уже не суда, а самосуда

Страна олигархов

Регионы входят в кризис

Чтоб работали: Как и сколько платить отечественным политикам

Коломойський витягнув «цеглину» знизу

Снижение по вертикали

Визнання окупації Донбасу - крок до миру чи відновлення боїв: прогноз експертів

Адам Міхнік: Найкраща пропаганда України - правда

Податок на агресію. Які санкції змусять РФ відступити від України?

Любить Украину по-русски

 

page generation time:0,380