В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Перекресток цивилизаций
Другие диалоги:

Резюме по теме «УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?»

Версия для печати
28 июл 2014 года
Глобальный финансовый, а затем и экономический кризис, начавшийся в 2008 году, помимо колоссального негатива, имел одно положительное побочное действие – он заметно оживил интеллектуальную жизнь Запада, поиски новых моделей экономики, финансов, государственного устройства.

Вне медийного мэйнстрима (который остается бастионом догматизма) обсуждается ряд экономических альтернатив, например, «экономика солидарности», «экономический минимализм», то есть целенаправленное сокращение слишком развитых экономик и, в более широком смысле, отказ от вечной погони за развитием. Более того, «экономический минимализм», или «декруасанс», это возвращение к непотребительским ценностям, то есть фактически к тому самому «символическому обмену», который, как считал Ж.Бодрийяр, и является истинным (в отличие от не-истинного, экономического обмена) и глубинным основанием отношений между людьми.

Рефлексией на эту тему (с разной степенью смелости) занимаются весьма известные авторы, многие из которых, к сожалению, у нас малоизвестны. В числе их можно назвать Г.Альперовица, который в своей статье «Возникновение движения за новую экономику», открывает совершенно новый взгляд на экономическую жизнь США. Стоит отметить и язвительную проницательность Роберта Скидельски, члена Палаты Лордов в материале «Больное общество и мир после капитализма». И конечно, нельзя пройти мимо Луиса Разето Миглиаро, создателя концепции «экономики солидарности», породившего в Латинской Америке целое общественное движение.

Конечно, есть и пессимисты. Как отмечает Д.Мандер, альтернатив существующей системе – сколько угодно, «но к ним не подобраться», поскольку «Пока правительство и масс-медиа находятся в руках супербогачей, не стоит надеяться на их помощь», хуже того – они будут активно противодействовать любым попыткам прогрессивных реформ.

Второй аспект, которого мы коснулись в рамках темы – метаморфозы государственности, поиски его новой модели. Как отмечает добрая половина авторов – современное государство ослабевает, утрачивает былое влияние, что несет ряд серьезных угроз. Как писал К.Крук, «Демократические государства, потакающие антилиберальным ценностям, могут выдвинуть такие требования на пути экономической деятельности, поставить такие ограничения, что капитализм медленно сойдет на нет, причем, вместе со свободой». А поскольку, альтернатив государству западные аналитики практически не находят (за исключением, пожалуй, Брюса Бейкера, материал которого «Будущее безопасности – не в руках государства» мы сейчас анонсируем, он выйдет позже), то общее настроение аналитиков трудно назвать оптимистичным.


Поиски «новой экономики»

Возникновение движения за новую экономику Г.Альперовиц. «Пока наша экономическая модель сбоит и работает вхолостую, в мире поднимается волна смелых экспериментаторов и творчески мыслящих людей, которые тихо сносят устаревшие экономические модели. Не попадая в поле внимания традиционных СМИ, возникает новая животворная сила, готовая взорвать общественное сознание - «Новое экономическое движение», состоящее из организаций, проектов и активистов, теоретиков и рядовых граждан собирается перестроить американскую политико-экономическую систему. Более 130 миллионов американцев фактически уже принадлежат к той или иной форме кооперации, кроме того, существует около 2000 муниципальных предприятий, ряд которых являются еще и лидерами в плане экологии».

Альтернативы есть, но к ним не добраться Джерри Мандер. На Западе активно обсуждаются весьма смелые идеи и альтернативы существующей системе; очень показательна смена общественных настроений, произошедшая после 2008 года – помимо активизации малочисленных правых стала заметна радикализация более многочисленных левых сил. «До тех пор, пока у нас не произойдет мощный сдвиг в политике, или не начнется мощное движение, во много раз большее, чем «Займи Уолл-Стрит», вряд ли пройдут какие-то изменения».

Можем ли мы разработать европейский «новый курс» для 21-го века? Ж.Ригодо. «Требования «удобства ведения бизнеса» стали такими же бесспорными, как требования на конкурсе красоты, поскольку любые меры по защите национальной экономики, любой протекционизм угрожает тем, что страна «утратит привлекательность». Результатом этого, среди прочего, стало фискальное ослабление государства, утрата значительной части бюджетных поступлений».

Больное общество и мир после капитализма Роберт Скидельски, член Палаты лордов. «Цивилизация Запада становится все более неудовлетворительной, поскольку обременена системой стимулов, которые способствуют накоплению богатства, но мешают нам наслаждаться ими. Капитализм близок к истощению своего потенциала создания лучшей жизни – по крайней мере, в богатых странах».

Что такое экономика солидарности? Луис Разето Миглиаро. «Основной принцип или основа экономики солидарности это внедрение высших уровней солидарности в экономическую деятельность, в работу организаций и учреждений, в бизнесе и в политике. Это повышает микро- и макроэкономическую эффективность, принося множество социальных и культурных благ, которые способствуют развитию всего общества».

На пути к постиндустриальному обществу Густав Спет. «Сегодня пришло время перехода к пост-развивающейся экономике, в которой ни сфера занятости, ни природное окружение, ни наши города или общественный сектор, ни наши семьи больше не приносятся в жертву идолу растущего ВВП; в которой обманчивые обещания постоянного роста больше не являются оправданием отказа в удовлетворении общественных нужд; и в которой демократия больше не бросается под ноги императиву роста экономики».

Локальные, самодостаточные, оптимистичные – куда идут «Переходные города»? Дж.П. Флинтофф. «Идея «переходных городов» это наш способ побудить людей что-то делать, чтобы вместо вздохов «боже мой, страна летит в тартарары», люди думали иначе – давайте что-то сделаем. Маленькие шаги, маленькие дела бывают очень важны».


Поиски «нового государства»

Будущее государства – и его враги: рынки, технологии и идеологии Клайв Крук. Несмотря на все разговоры об ослаблении государства как такового (и свидетельства этого), и тенденции развития, подрывающие его власть (финансы и технологии), государство сохраняет огромное значение, а коллективистские тенденции в обществе не стоит недооценивать.

Закат национального государства – что дальше? Ф.Хоуисон. Национальное государство сегодня слабеет. «Ему угрожают разные политические структуры, применяющие насилие… государство должно приспособиться, или погибнуть – причем этот процесс может пойти незнакомыми нам путями, и государство превратится в нечто совершенно неожиданное».

Государства неудавшиеся, распавшиеся, слабые – причины и признаки катастрофы Роберт Ротберг. В обстоятельной (и широко цитируемой) работе Р.Ротберг показал, что даже самые слабые государства вовсе не обязательно должны распасться; плохая новость в том, что бездарные и алчные правители могут опустошить даже сильное государство. «Сегодня страдания граждан и упадок даже в отдельно взятой стране представляют опасность далеко за ее пределами. Предотвращение упадка, восстановление порядка становится крайне важной, стратегической задачей и моральной обязанностью нашей эпохи…»

Хрупкие государства и вооруженные конфликты М.Рейнал-Керол. «Институциональное развитие – важнейший способ повышения устойчивости государства. Крайне важно включить в политический процесс потенциально конфликтные группы населения; ни одно меньшинство не должно остаться в стороне от процессов принятия решений».

Украино-российский кризис 2014: следствия для энергетики. А.Голтау, Т.Боерсма Отключение поставок российского газа в Украину (и сдержанная реакция Запада на это), обозначила серьезный сдвиг в мировой энергетической политике – переход от периода доминирования рынков к периоду доминирования государств; учитывая растущий спрос на энергоресурсы в Азии, новый период затянется надолго, и будет характеризоваться скачками цен и острой борьбой за ресурсы и влияние.


В заключение.

Какой бы уникальной, и трагично-неповторимой не казалась нам нынешняя ситуация в Украине, в действительности с нашествием инсургентов сталкивались и сталкиваются многие страны, и многие вынуждены задаваться вопросом уже не о том, как развивать государство, а о том, как хотя бы сохранить его? Ослабление государственности, обострение внутренних конфликтов – важная тенденция нашей эпохи. Однако она сопровождается и контртенденцией – усилением негосударственных структур, общественных организаций, религиозных объединений, гражданского общества в целом.

Как писал М.Рейнал-Керол, гражданские войны и конфликты – отнюдь не редкость; «слабым местом» конфликта является механизм его воспроизводства, его продлевания. Уничтожив этот механизм (это можно сделать через расширение политического представительства бунтующих групп), конфликт можно успешно погасить. А в работе Р.Ротберга можно найти примеры ряда стран, которые живо напоминают происходящее в Украине (интересны параллели между Р.Мугабе или Мобуту Сесе Секо и В.Януковичем).

В целом, мы старались наполнить смыслом несколько расплывчатое (и эмоционально перегруженное) понятие «перезагрузка власти», указав ряд альтернатив нынешней системе. При этом мы попытались очертить контекст того, что происходит с государственностью как таковой, выйдя за рамки характерного для Украины дискурса (выборы, люстрация, реформа Конституции, избирательного законодательства и пр.). Какими бы сложными ни были наши национальные проблемы, они характерны для многих стран, которые уже успели накопить в их решении ценный опыт.

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Возможности эволюции НАТО

Способность НАТО влиять на решения, принимаемые Россией в отношении Украины, ограничены, поскольку большинство рычагов влияния, доступных альянсу, это дипломатические и экономические, и их действие Россия ощутит только спустя определенное время. Неспособность НАТО остановить российский ирредентизм, скорее, будет стимулировать осмысление альянсом тех дипломатических и военных мер, которые нужно предпринять, чтобы предотвратить возникновение в восточной и южной Европе нового подобного кризиса.

Многие проблемы, с которыми столкнулось НАТО в 2014 году, скорее всего, обострятся еще в текущем году, а в 2015 году они потребуют большего внимания и действий, как отдельных членов альянса, так и коллективных, чтобы НАТО и дальше смогло играть стабилизирующую роль в Афганистане и Восточной Европе, и отвечало меняющимся условиям. Эти проблемы также могут привести и к изменениям в структуре НАТО. Спектр альтернативных сценариев развития альянса охватывает три основных варианта - превращение его в «сильный и решительный», либо – в альянс сокращенный и оборонительный, либо - инертный.

Читать далее

 

Материалы по теме
Зал периодики

Ограничения на снятие вкладов: новые старые правила

Андрій Дещиця: Путін не хотів ні з ким спілкуватися

На лезі перемовин

Президент затвердив Стратегію національної безпеки України

Вахтанг Кипиани: Крым как Абхазия. Между оккупацией и этноцидом

Как продажа «Центрэнерго» изменит рынок электроэнергии Украины

В Україні насправді немає ані лівих, ані правих рухів – Портников

In memoriam: Чему погибший Джон Нэш мог бы научить Украину

Саміт Східного партнерства: без ілюзій і розчарувань

ВР восьмого созыва с высокой вероятностью не доживет и до середины каденции

Украине нелегко разорвать экономические связи с Россией

«Украинский кризис» 2013-2015 годов или основы современного международного порядка

Про институциональный кризис

Донбасс – что дальше?

Держпідприємства підготували до продажу

Децентрализация: 14 месяцев обещаний

В гостях у БИНТЕЛ — Майкл Блейзер

Как сорвать план Кремля в отношении Украины

Апрельские шутки инфляции

Путин зря просит пощады, ни он, ни, к несчастью, Россия ее не получат

Евразийский союз - это тупик для всех его участников

Экоинтеграция: как сделать Украину чище

Каждому свое. Чего хотят Запад и Восток Украины

Важко зменшувати безробіття, не знаючи його розмір

Нужна ли стране национальная идея

Порошенко-1 чи Ющенко-2? Чи повторить президент помилки 10-річної давнини

Геннадій Москаль: Росія ви́знає ЛНР та ДНР. Але не в цих “кордонах”

Саммит разочарования

Украина – слабое звено мировой политики

Краш-тест. 10 вопросов для проверки итогов Майдана

Шесть вариантов развития конфликта в Донбассе в 2015 году

Роман Безсмертний: Нам треба перехопити у Кремля Союз із Азією

Американские мечты

Україну схиляють до капітуляції

Анатолій Гриценко: є кілька місяців, аби уникнути сценарію failed-state, коли Україна може зникнути

Удар по імунітету. Як Україна може юридично захистити себе від агресії РФ?

На дне: что случилось с промпроизводством в I квартале

Економічні зв’язки з окупованим Донбасом: відрізати чи реінтегрувати?

Рычаг войны

Для чого нам декомунізація? Чотири уроки французького професора Мельника

Поединок Человека и Дьявола

В ожидании эры милосердия

Когда Путин нам аплодирует

Донбасс за стеной: К чему привел запрет СБУ на ввоз продуктов

Война не по уставу

Черно-белое сине-желтое

Кто в ответе за Донбасс?

РАДИКАЛІЗАЦІЯ І ВТОМА

365 дней войны без войны

Суміш примусу, зволікання та успішного досвіду сусідів

 

page generation time:0,308