В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Перекресток цивилизаций
Другие диалоги:

Возможности эволюции НАТО

Версия для печати
Т. Нуркин
2 окт 2014 года

Сегодня НАТО столкнулось со множеством неясностей, проблем и серьезных вызовов. Альянс уходит из Афганистана после 12 лет военных операций, столкнулось с вызовами, поставленными буйствующей Россией, и вынуждено действовать во все более недружественном и сложном окружении. Альянс имеет перед собой несколько путей развития, и может стать «сильным и решительным», «обороняющимся и реагирующим» либо – «инертным».

Неотложной проблемой для альянса является завершение успешного выхода из Афганистана. Возглавляемые НАТО Международные силы безопасности (ISAF) должны покинуть страну в конце 2014, и быть заменены 12 тысячами бойцов миссии «Operation Resolute Support».

Силы НАТО в Афганистане с 2003 года добились неоднозначных результатов, и вынуждены уходить, несмотря на присутствие повстанцев «Талибана». Более того, нестабильным и неясным остается и политическая ситуация. Однако, НАТО и странам этого региона, включая Россию, придется рассматривать возможность неспособности Афганистана провести выборы, усиления активности «Талибана», снижения дееспособности Запада и сил НАТО, стремление соседей Афганистана ограничить поток беженцев из этой страны.

Выход из Афганистана и ряд новых вызовов совпадают по времени со сменой руководства альянса – вместо Андерса Фог Расмуссена в октябре приходит бывший премьер-министр Норвегии Йенс Столтенберг.


Планируя свое будущее.

Текущий кризис в Украине усложнил задачу НАТО по своему переопределению. Альянс добился расширения расходов на оборону у своих союзников в восточной Европе и Балтии. Десять стран, включая партнера НАТО, Швецию, развернули в регионе дополнительные военно-воздушные силы, что помогает лучше контролировать воздушное пространство Балтии и восточной Европы.

Однако, пока неясно, как будет развиваться ситуация в Украине, и как долго НАТО сможет поддерживать нынешний уровень боеспособности в восточной Европе. Верховный Главнокомандующий НАТО в Европе генерал Филипп Бридлав заявил в середине апреля, что развернутые в Европе силы готовы защищать своих восточноевропейских союзников в воздухе, на земле и на море до 31 декабря.

Однако, Украину нужно рассматривать в более широком контексте тех проблем, которые создает Россия, и которые вряд ли исчезнут после 31 декабря. Россия действует на постсоветском пространстве с нарастающей уверенностью и напористостью, и продолжает мощно вкладывать в модернизацию своей армии. Расходы России на оборону удвоились между 2007 и 2013 годами, а до 2016 года утроятся, по данным аналитиков «IHS Jane’s Defence Budgets».

Способность НАТО влиять на решения, принимаемые Россией в отношении Украины, ограничены, поскольку большинство рычагов влияния, доступных альянсу, это дипломатические и экономические, и их действие Россия ощутит только спустя определенное время. Неспособность НАТО остановить российский ирредентизм (стремление аннексировать территории на основании этничности их населения или владения в прошлом – А.М.), скорее, будет стимулировать осмысление альянсом тех дипломатических и военных мер, которые нужно предпринять, чтобы предотвратить возникновение в восточной и южной Европе нового подобного кризиса.

Однако, Россия и Афганистан это не единственные проблемы, стоящие перед НАТО или его отдельными членами. Многие из них проистекают извне, многие угрозы новы и нетрадиционны.

Северная Африка и ближний Восток особо беспокоят Турцию, западную Европу и страны Средиземноморья, а также США. Политическая нестабильность, плохое управление, организации боевиков, ядерные переговоры с Ираном, вооруженный конфликт в Сирии, расползание экстремизма, как сказал генерал Мартин Демпси, могут «глубоко изменить жизнь не только в южной Европе, но и в центральной, и в северной».

Новый баланс сил в Азии также повлияет и на страны НАТО, и на доступные им ресурсы. Влияние Вашингтона в Азии поставлено под вопрос многими партнерами США в этом регионе, а поскольку оно остается в фокусе внешней политики администрации Обамы, и к тому же усиливается внимание США к азиатско-тихоокеанскому региону, то это может отвлечь США от проблем в сфере безопасности Европы.

Кроме того, НАТО все больше инвестирует в сферу кибербезопасности и защиту важнейшей национальной инфраструктуры. Например, уже создан Кооперативный центр киберобороны НАТО (Cooperative Cyber Defence Centre of Excellence).

Представления о важности тех или иных вызовов и угроз, стоящих перед НАТО, различаются среди стран альянса. Найти общее решение для всех 28 стран-участниц – важнейшая задача альянса.


Расхождения между Европой и Америкой.

Военная мощь и политическая воля участников альянса, их боеготовность в последние годы снизилась вследствие 12-летнего конфликта в Афганистане и хронического недофинансирования обороны, особенно в Европе.

Лишь две страны-участницы – Польша и Эстония находятся в числе тех государств, которые увеличивают военный бюджет. В то же время 12 стран-участниц оказались в числе 20 стран мира, которые (за период 2012-2014) сильнее всего сократили свои расходы на оборону. Как следствие этого постоянного недофинансирования – увеличение отставания Европы от США, которое можно сократить через координацию расходов на оборону. Это тем более необходимо, поскольку США сокращают свое военное присутствие в Европе, чтобы сконцентрироваться на безопасности Азии и ближнего Востока.

На оборонные расходы повлияли и сложности с наполнением бюджета США. Общие расходы на оборону (по данным IHS Jane’s Defence Budgets) с 2010 года сократились на 16,9%. Причем влияние этого сокращения проявит себя позже. Решение политических и финансовых проблем в Соединенных Штатах крайне важно для того, чтобы можно было представить себе будущее блока НАТО и его оборонные возможности.

Несмотря на все расхождения между союзниками в финансировании обороны, НАТО на протяжении своей 67-летней истории показал впечатляющую живучесть, пережив несколько европейских и трансатлантических кризисов, таких как Суэцкий кризис 1956 года, выход из блока Франции в 1966, войну в Ираке в 2003, а также дискуссии относительно средств массовой слежки, вызванные незаконным их раскрытием бывшим сотрудником Агентства Национальной Безопасности Эдвардом Сноуденом.

Тем не менее, дух солидарности между США и их европейскими союзниками за последнее десятилетие ослаб. Конфликт в Афганистане не пошел на пользу их отношениям, поскольку трудность и длительность этого конфликта скорее ослабляла политическую волю союзников, чем усиливала ее.

Усиление влияния России на постсоветском пространстве, а также ее усиливающаяся активность в восточной Азии, могут служить катализатором активности НАТО и выработке общей позиции среди его участников, однако альянс все еще нуждается в таком руководстве, которое бы основывалось не на военном доминировании США.


Сценарии развития НАТО.

Спектр альтернативных сценариев развития альянса охватывает три основных варианта - превращение его в «сильный и решительный», либо – в альянс сокращенный и оборонительный, либо - инертный.

«Надежная и решительная» организация подразумевает общее руководство и согласие между трансатлантическими партнерами. США вряд ли сможет сбалансировать свои обязательства перед Европой, Ближним Востоком и Азией в полном объеме, потому что все еще переживает финансовую неопределенность и политическую стагнацию, которые заметны в американской политике. Европейские союзники по альянсу должны будут действовать гораздо активнее и в политическом, и в военном отношении, особенно такие как Польша или страны Балтии. Для успеха альянса решающее значение имеют трансатлантическая солидарность и понимание общей цели. Необходимо заметно увеличить инвестиции в оборону. Если европейские государства будут брать на себя больше ответственности за военные возможности альянса, то им придется и значительно больше тратить на оборону.

Как отметил генеральный секретарь альянса Расмуссен 15 мая 2014 на конференции по безопасности в Братиславе, «каждый союзник должен сыграть свою роль в содействии нашей общей безопасности ... мы должны больше вкладывать в оборону». Важнейшая черта этого сценария это широкие организационно-технологические инновации, единство и общее видение НАТО как альянса с широкими географическими интересами. Нынешний стратегический контекст сохранялся в течение длительного времени, поэтому будет требоваться большая гибкость и инновации и в структуре, и в отношениях альянса.

Точно так же, акцент на технологических инновациях и эффективности необходим, чтобы союзники и партнеры по НАТО сохраняли технологическое превосходство над предполагаемыми соперниками, в том числе в таких областях, как кибербезопасность и дистанционно управляемые системы.

«Крепкий и решительный» союз будет также готов к встрече с угрозами за пределами Европы и Северной Америки, он должен быть готов предвидеть и предотвращать эти угрозы, а не просто реагировать на них.


Альянс сегментированный и матричный.

Возможным вариантом еще одного сценария будущего НАТО - сегментированный и матричный альянс. В этом варианте альянс будет состоять из нескольких небольших групп государств, связанных или общей географией, или общим представлениям о конкретных угрозах, например, российская угроза безопасности Восточной Европе и Балтии, или угрозы в северной Африке.

Эта модель НАТО нуждается в четкой координации действий и использовании ресурсов. Такие группы государств будут работать под общим управлением, что позволит им расширить свои возможности и укрепить взаимопонимание.

Такое децентрализованное будущее НАТО может многое значить для структуры и состава организации. Это, в конечном счете, позволит создать гораздо более гибкий и многоуровневый альянс, состоящий из основных членов, связанных обязательствами взаимной обороны, плюс различных партнеров, с разным взаимодействием с НАТО.

Такое будущее НАТО, конечно, не исключает угроз и может слишком растянуть границы НАТО, особенно если секвестр бюджета США и внутренняя политика существенно ослабят американскую военную мощь, а европейские государства не смогут увеличить инвестиции в оборону.

Наибольший риск для НАТО это ослабление взаимосвязи и духа солидарности в альянсе, что приведет к его фрагментированию. Если НАТО утратит единство, то ему будет трудно бороться с угрозами, создаваемыми Россией.

Такая позиция может привести к односторонним, двусторонним или многосторонним действиям государств-членов НАТО за пределами альянса (например, вроде французской интервенции в Африке). Конечно, периодические односторонние действия не являются несовместимыми с уставом НАТО, но ощущение, что НАТО не желает или не в состоянии отстаивать общую безопасность за пределами Европы может ослабить сплоченность и доверие среди участников альянса.

Расширение НАТО, планирование присоединения Грузии, может иметь прямые и долгосрочные последствия. Вступления Грузии создаст общую границу между НАТО и Россией. Любая попытка включить Грузию в НАТО вызовет противодействие России, которая постарается этого не допустить. Возможно, НАТО придется отказаться от принятия стран с пограничными спорами. Однако это даст России, фактически, право вето относительно членства Грузии. Данный вопрос станет проверкой решимости НАТО принять нового члена альянса.

14 мая генсек альянса Расмуссен заявил, что «значительный прогресс» Грузии должен быть отражен соответствующим образом на саммите НАТО в Кардиффе. Это привело к заявлению министра иностранных дел России Сергея Лаврова, что «попытки привлечь эту страну [Грузию] в НАТО очень негативно скажутся на всей системе европейской безопасности».

Аналогичным образом НАТО может рассматриваться Россией как враждебная организация еще и потому, что он стремится возобновить сотрудничество с такими государствами, как Молдова, которые не входят в список кандидатов на вступление в НАТО и являются объектами российского влияния в регионе.

Наиболее мрачным из вариантов будущего НАТО является такой, при котором альянс мало меняет свою структуру и в значительной степени утрачивает свое значение из-за быстро меняющейся ситуации в сфере безопасности, в том числе в Афганистане и Ливии. Такой инертный альянс еще может сохранять способность защищать своих членов и проводить отдельные операции, но уже не сможет все более активно реагировать на события, утратит динамизм, гибкость, способность к инновациям и демократизм в управлении.


Заключение.

Многие проблемы, с которыми столкнулось НАТО в 2014 году, скорее всего, обострятся еще в текущем году, а в 2015 году они потребуют большего внимания и действий, как отдельных членов альянса, так и коллективных, чтобы НАТО и дальше смогло играть стабилизирующую роль в Афганистане и Восточной Европе, и отвечало меняющимся условиям.

Эти проблемы также могут привести и к изменениям в структуре НАТО. Это не первый случай в 67-летней истории НАТО, когда альянс должен рассматривать возможности структурной перестройки. Да и само создание НАТО стало результатом признания резко изменившейся ситуации после Второй Мировой войны.

Решения, принятые на саммите НАТО в Кардиффе и после него, крайне важны. Это уже третий раз с момента окончания холодной войны, когда НАТО приходится пересмотреть свой ​​стратегический контекст и свои задачи – первый раз это произошло из-за окончания Холодной войны, второй – после событий 11 сентября 2001, за которыми последовало десять лет борьбы с экстремизмом, терроризмом и другими транснациональными угрозами.

Обсуждение будущего НАТО требует общей оценки уровня ситуации и требований к большому числу союзников и партнеров. Оно также требует принятия политически трудных решений, повышение ответственности европейских партнеров и расширения их оборонных возможностей. В конечном счете, это приведет к выработке более реалистичных представлений о том, что НАТО может и, каким оно должно стать в этом непредсказуемом и сложном мире.


Перевод А.Маклакова.

Источник: http://www.janes.com/article/42392/options-for-the-evolution-of-nato

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Вооруженные негосударственные силы: тенденции и вызовы

Когда государство не справляется с охраной общественной безопасности, эту лакуну заполняют негосударственные вооруженные силы – инсургенты, банды, частные охранные фирмы; значение этих формирований в мире неуклонно растет. Наиболее тревожным, пожалуй, является то, что процесс приватизации госструктур безопасности происходит «как бы легитимно», когда группировки, описанные выше, не стремятся свергнуть само государство, и действуют якобы на законных основаниях. В самом деле, несмотря на аполитичный характер некоторых вооруженных групп, они разрушительны для государства, в особенности, когда криминальные элементы получают власть и расширяют сферу влияния посредством подпольной деятельности.

Незаконные, негосударственные вооруженные формирования – как и их законные «братья», они формируют сложную сеть безопасности для решения различных задач, первая из которых – их собственное выживание. Приватизация органов охраны общественного порядка разрушительно сказывается на общественной безопасности, так как ответственность переходит в частные руки. Гарантированная безопасность, в конечном счете, становиться доступной только тем, кто располагает средствами для содержания частной охраны, либо рискует довериться нелегальным группировкам и бандам. Это подрывает и без того низкую репутацию государственного правового режима.

Читать далее

 

Материалы по теме
Зал периодики

Легализация оружия: за и против

Примирення з Донбасом та РФ. Чи можлива без нього європейська безпека?

«Украинский кризис» 2013-2015 годов или основы современного международного порядка

Україна йтиме до НАТО... Обережно

Євген МАРЧУК: «В умовах реальної воєнної загрози я приймаю рішення на основі логіки воєнного, а не мирного часу»

Цель Украины — холодный мир и широкая автономия от Донбасса

Йон Балдвін Ганнібальссон: Якщо Україна захоче стати членом НАТО, Ісландія підтримає її

Шесть вариантов развития конфликта в Донбассе в 2015 году

Представьте: если бы Обама говорил то же, что Путин

Куди ведуть усі Шовкові шляхи

Рік АТО. Які результати?

Сталин лучше Путина. Путин не оправдал доверие россиян

Триполяризація

Якби ми мали ядерну зброю, чи посилило б це нашу безпеку?

Податок на агресію. Які санкції змусять РФ відступити від України?

«Путин не мечтает о Великой России. Его интересуют личные бизнес-интересы»

Почему Донбасс – это фактически Чернобыль сегодня

Отложенная война за независимость Украины

Андрєй Піонтковскій: «Путін палко прагне знищити Українську державу»

Росія як цивілізаційний виклик

Со слабыми не договариваются

Как Далеко Упадет Евро?

Україна заважає Росії, Європі та Китаю створити Континентальний блок

Четыре заблуждения украинцев в информационной войне с Кремлем

Россия усиливает боеспособность "армий" "ДНР" и "ЛНР"

Донбас. З чого почати?

Останнє вашингтонське попередження

Противодействие российской пропаганде: о мессeджах, которые пытаются навязать миру путинские апологеты

Сезон прощаний

В торговле с врагом

Повод для карнавала

Китай спасла дешевая рабочая сила. Остальным это уже не поможет

Військово-ядерний тупик: український варіант

Європейська армія – реальність чи фантазія?

«Українська» доповідь Нємцова і країна брехунів

Коментар: Нова залізна завіса - мрія багатьох європейських обивателів

«За все время конфликта бизнес Донбасса не останавливался ни на минуту»

Иллюзия неприкосновенности развеется на наших глазах

Олег Микац: Диванные стратеги не учитывают массу нюансов войны

Что может сделать Запад

Клімкін: армія ЄС має діяти і за межами Євросоюзу. Україна її посилить

Україна та Росія. Складності перекладу

Год провалов: что сделала украинская власть для возвращения Крыма?

Дмитрий Кулеба: Сегодня нет альтернативы Минским соглашениям

Пять важнейших ошибок в реалистичной оценке России и Украины

Радзиховский: Путин будет максимально затягивать войну в Донбассе

Должны ли мы вооружать Украину?

Украине явно недостаточно финансовой помощи Запада

Запад совершает ошибку, отказывась помочь Украине оружием - экс-зам госсекретаря США

Чи будуть миротворці на Донбасі

 

page generation time:0,221