В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Перекресток цивилизаций
Другие диалоги:

Движения за независимость и их перспективы

Версия для печати
Джи Ти
28 окт 2014 года
Региональное правительство Каталонии, богатого и густонаселенного северо-восточного региона Испании, планирует провести 9 ноября референдум о независимости. Хотя референдум не имеет законной силы и ни к чему никого не обязывает, планы о его проведении были приостановлены, поскольку Конституционный суд Испании начал рассмотрение этого вопроса.

Пока что суд оценивает законность референдума, который, как ожидается, в течение ближайших пяти месяцев он признает не соответствующим Конституции. Но Каталония этого не боится. 14 октября каталонский премьер-министр Артур Мас заявил, что будет проводить своего рода «консультации», и каталонцы все равно пойдут к урнам для голосования 9 ноября, независимо от решения суда.

Какое значение это может иметь для борьбы за независимость Каталонии?

Хотя в Каталонии и были вспышки сепаратизма в начале неспокойного 20 века, идея обрела поддержку только несколько лет назад. Опросы показывают, что сейчас уже около половины каталонцев предпочитают независимость нынешнему статус-кво, при котором они уже и так имеют высокую степень самоуправления, с широкими административными полномочиями в области образования, здравоохранения, имеют свою полицию и многое другое.

Толчком для новой волны сепаратизма стали экономические проблемы Испании, а также решение Конституционного Суда, вынесенное в 2010 году, по которому часть обновленного устава местного самоуправления, который был одобрен на референдуме, была признана не соответствующей конституции страны. Многие каталонцы, которые говорят на своем родном языке а также на испанском, считают, что им ни к чему платить налоги Мадриду, поддерживая тем самым, как они считают, бедных и ленивых южан, чтобы они и дальше жили на подачки от государства.

В течение последних трех лет огромное количество мирных протестующих сепаратистов выходят на улицы в «национальный день Каталонии», который отмечается ежегодно, 11 сентября.

Как ни странно, но волна сепаратистского энтузиазма застигла премьера Каталонии Артура Мас врасплох. В результате он потребовал от Мадрида расширения своих полномочий в отношении налогов. Когда же ему было отказано, он объявил о референдуме, зная, что он, скорее всего, будет запрещен.

Правда, этого оказалось недостаточно, чтобы удовлетворить радикально настроенных избирателей: опросы показывают, что каталонская партия «Демократическая конвергенция» Маса и ее партнеры по коалиции уступают радикально сепаратистской каталонской партии левых республиканцев (ERC).

Как и следовало ожидать, премьер-министр Испании Мариано Рахой (он представляет консервативную Народную партию (PP)), отказался назначать референдум. Правда, по опросам, теперь уже 70% жителей Каталонии выступают за референдум. Сторонники Рахоя утверждают, что референдум может привести к тому, что страна потеряет 17% своего населения, и может начаться даже распад Испании. Рахой также отказывается одобрить идею «третьего пути» оппозиционной Социалистической партии, которая предлагает провести конституционную реформу, и дать Каталонии еще больше полномочий, сделав Испанию федерацией.

Несмотря ни на что, каталонский сепаратизм отнюдь не собирается идти на спад. Псевдо-референдум по-прежнему планируют (в той или иной форме) провести, хотя он и не будет иметь законной силы.

Политические дебаты по вопросу о независимости не принесли решения проблемы. Теперь премьер Мас может оказаться вынужден объявить досрочные выборы. Вероятным победителем станет радикальная партия ERC, которая может прибегнуть к акциям гражданского неповиновения, если не сможет укрепить иначе свои нынешние позиции. Это станет проблемой для любого правительства, вне зависимости от исхода общенациональных выборов в конце следующего года. Независимо от результатов голосования в следующем месяце, политические проблемы Испании, скорее всего, еще более осложнятся.


Каталонцы не сдаются – влияние Шотландии.

Сильвия Катала, издательница из Барселоны, привыкла жить в Глазго. После 18 сентября ее страницы в социальных сетях заполнились фотографиями от ее шотландских друзей, размахивающих красно-золотистыми каталонскими флагами. Они ездят в гости друг к другу, из Барселоны в Шотландию и обратно, оказывая взаимную поддержку. Поддержка оказывается даже провинциальным и слабым сепаратистским движениям, например, в Штатах. Накануне шотландского голосования Националистическая Лига Техаса заявила, что оно «прокладывает путь» для отделения Техаса от США.

Каталония не единственное место, где твердолобые сепаратисты нашли поддержку местного населения. Помимо Шотландии, можно упомянуть и сепаратистов канадского Квебека, которые дважды проводили референдум, и дважды проиграли, а сепаратистская «Партия Квебека» недавно потерпела сокрушительное поражение. Тем не менее, даже там сепаратистские надежды все еще живы. Ситуация в Шотландии, бурная реакция национальных правительств на возможность поражения в борьбе с сепаратистами, да и различные судьбы сепаратистских движений этих трех стран – все это стало уроком как для правительств, так и для движений за независимость во всем мире.

С 2008 года движение за независимость Каталонии все более усиливается из-за недовольства населения кризисом евро и экономических тягот, переживаемых Испанией. Этот регион является одним из самых богатых в Испании; местные жители считают, что все их беды - из-за неумелых действий испанского правительства. Еще более их недовольство обострилось из-за решения Конституционного Суда страны, который отменил ряд положений устава Каталонии по самоуправлению, запретив слово «нация» в отношении Каталонии и отменив привилегированный статус каталонского языка. Это привело к тому, что марши в честь национального дня Каталонии, 11 сентября, стали особенно многочисленными.

На следующий день после неудачного для сепаратистов референдума в Шотландии, результат которого его отнюдь не обескуражил, Артур Мас направил в парламент Каталонии законопроект, разрешающий проведение местных референдумов. Премьер-министр Испании Мариано Рахой в ответ на это обратился в Конституционный суд, чтобы остановить референдум в Каталонии (Конституция говорит, что только центральное правительство может проводить референдумы по важнейшим вопросам). Но лидер каталонцев господин Мас отнюдь не показывает готовности отступать.

Более того - каталонские сепаратисты противопоставили позиции премьера Рахоя поведению британского премьер-министра Дэвида Кэмерона. «Мы могли бы остановить референдум ... но я тоже демократ», сказал он после голосования. Господин Мас считает, что и каталонцы имеют право сделать подобный выбор. Каталонские сепаратисты полагают, что Кэмерон был прав, говоря, что, если бы он не согласился на референдум, то это дало бы лишний толчок шотландскому сепаратизму. «Испанское правительство нам очень помогло», говорит Карме Форкадел, глава Национального Каталонского Собрания, группы давления, основанной в 2012, которая помогала сепаратистам достичь своих наибольших высот.

Результаты опросов пока что выглядят неоднозначно. Хотя три четверти каталонцев говорят, что хотят провести референдум, только около половины готовы голосовать за сепаратистов.

Если г-н Мас подчинится запрету, наложенному на референдум центральной властью, он разозлит откровенно сепаратистскую партию левых каталонских республиканцев (ERC), которая поддерживает его правительство меньшинства. Он может обратиться к социалистам Каталонии, которые выступают против любого референдума, который не поддерживается центральным правительством. Он может бросить вызов Конституционному Суду, после чего ему грозит арест и пересмотр полномочий самоуправления Каталонии. Или он может назначить выборы и уйти в отставку: громкую победу сепаратистских партий национальному правительству будет трудно игнорировать. Но самым большим победителем, вероятно, станет сепаратистская ERC, исторически более бескомпромиссная, чем другие партии страны.


От «да» к «оui» - уроки Квебека.

Квебек не переживал подобного сепаратистского всплеска. Референдумы по независимости были проиграны дважды: в 1980 году и 1995-м, причем второй, похоже, был высшим достижением квебекского сепаратизма. Партия Квебека, чья популярность является самым надежным показателем силы сепаратистских настроений, в апреле утратила власть, а теперь еще и своего лидера.

Молодые избиратели, которые раньше наиболее активно голосовали за независимость, стали в массовом порядке покидать партию. Но после зрелищной кампании в Шотландии они стали возвращаться, говорит Жан-Франсуа Лизе, считая, что Партия Квебека еще имеет потенциал. Переговоры между британскими и шотландскими правительствами о проведении референдума, в результате чего вопрос отделения решался простым большинством, стали также прекрасным примером для Канады, добавляет он – что очень отличается от ситуации с предыдущими двумя голосованиями в Квебеке.

В 2000 году принят федеральный закон, дающий правительству в Оттаве право решать по любому будущему референдуму о независимости, было ли достигнуто «ясное и явное большинство». Да и голосование теперь будет лишь инициировать переговоры с федеральным правительством. Юридическое разделение потребовало бы внесения поправок в конституцию Канады, а это медленный и трудный процесс. «Канадский подход был отклонен британским правительством», говорит Лизе, «это мощный сигнал».

Еще один урок из Шотландии для сепаратистов Квебека – это важность привлечения на свою сторону иммигрантов. Главная причина поражения Партии Квебека в апреле было ее предложение по «Хартии ценностей», запрещающее демонстрацию заметных религиозных символов в общественных местах. Это отдалило от нее около миллиона иммигрантов Квебека и многих избирателей в мультикультурном Монреале.

Политика идентичности не столь актуальна в Шотландии, говорит Андре Лекурс из Университета Оттавы, который изучает движения за независимость, и был в Эдинбурге в день голосования. Но в целом националисты Шотландии представили всеобъемлющее видение будущего независимого государства. Право на голосование будет зависеть от места жительства, а не от места рождения. И г-н Лизе, и Бернард Дранвиль, один из лидеров сепаратистского движения Квебека, отмечают, что приверженность шотландских сепаратистов идее социального включения, их мягкость по отношению к иммигрантам, во многом способствовали их популярности.

Пожалуй, самый важный урок Квебека состоит в том, что даже проиграв на референдуме, сепаратистские движения сохраняют влияние, настаивая, чтобы данные ей победившей стороной обещания строго выполнялись. Когда общественное мнение качнулось в пользу отделения Шотландии, премьер Кэмерон сказал, что, если Шотландия останется, она получит преференции при распределении государственных средств, и ей будут предоставлены новые полномочия по таким вопросам, как налогообложение и расходование средств. Эти обещания сейчас стали еще одной головной болью британского правительства.

Однако следует отметить, что именно невыполнение канадским правительством своих обещаний, сделанных перед референдумом 1980 года, как раз и привели к референдуму в 1995-м, и продолжают будоражить сепаратистские мечты и сегодня.


Большие проблемы маленьких стран.

Какой может быть жизнь сепаратистских регионов после сецессии? За последние пять лет в богатых странах Запада наблюдался весьма незначительный экономический рост. С 1990 по 2007 в странах с высоким уровнем дохода рост ВВП на душу населения, с учетом инфляции, составил около 2,3% в год. С 2008 по 2013 год общий рост составлял всего 2%.

Давайте обратим внимание на людей, живущих в небольших государствах, в странах с менее чем 1,5 миллионами человек населения. В 48 небольших государствах, в соответствии с классификацией Всемирного банка, живет 29 миллионов человек. За последние пять лет ВВП на душу населения в малых государств сократилось на 2,3%. Некоторые маленькие страны выглядят неплохо: Маршалловы Острова имеют подушный рост экономики в 8%. Другие выглядят ужасно: Сент-Китс и Невис увидели 12% падение, а Антигуа и Барбуда падение в 21%.

Исследование, проведенное МВФ, показало, почему многие малые государства в последние годы столкнулись с проблемами. Из них выделяются две.

Во-первых, они вынуждены прилагать все силы, чтобы найти свое место в мировой экономике, просто в силу своего небольшого масштаба. Представьте себе, как может работать государство в Федеративных Штатах Микронезии - где более 600 островов разбросаны по акватории океана в миллион квадратных миль. Это приводит к резкому удорожанию работы государственных служб.

Во-вторых, торговля для небольших изолированных стран является более трудным делом. Кирибати, островное государство с населением в 100 тысяч человек, это крошечная территория в центре Тихого океана (в пяти часах полета с Гавайских островов). Фиксированные издержки торговли с Кирибати высоки, но рынок мал. Это повышает издержки торговли; люди склонны искать заработка в другом месте.

Эти две проблемы имеют печальные последствия. Во-первых, большие постоянные издержки в государственном секторе ведут к тому, что малые государства имеют более высокие расходы в процентах ВВП по сравнению с большими странами. С 2007 по 2011, по данным МВФ, государственные расходы (в процентах от ВВП) в небольших государствах были на девять процентных пунктов выше, чем в крупных. Это ведет к росту государственного долга, что может привести к снижению темпов роста.

Во-вторых, при попытке выйти на глобальные рынки малые государства зачастую концентрируют свои усилия на экспорте только одного товара или услуги. Без диверсификации экспорта такие государства подвержены экономическим потрясениям. Крошечный остров Науру является хорошо известным случаем, показывающим опасность концентрации на одном товаре.

Тем не менее, эти географические недостатки не всегда выглядели так плохо. По данным МВФ, с 1980 по 2010 маленькие государства росли лишь незначительно медленнее (0,7% в год), чем их более крупные визави (экономисты МВФ даже стали спорить о том, что является ли эта разница статистически значимой). Однако после 2000 года все стало хуже.

Теперь Всемирный банк считает, что у малых государств есть две основные проблемы. Первая, это финансы. Банк утверждает, что в течение 2000-х годов малые государства стали все чаще подвергаться риску обвала на мировых финансовых рынках, и так сильно пострадавших из-за экономического спада. (Некоторые небольшие государства, такие как Барбадос и Мальдивы имеют репутацию налоговых гаваней).

Данные ЮНКТАД показывают, что наоборот, небольшие государства стали менее зависимы от финансов в 2000-х. Малые государства, вероятно, воспользовались движением капиталов - с 2007 по 2013 объем денежных переводов в малых государствах вырос на 18%.

Второе объяснение Всемирного банка кажется более правдоподобным. В 2000-х многие небольшие государства переживали туристический бум. Поступления от туризма с 1995 по 2008 выросли на 50%. Для небольших государств, где туризм дает около четверти доходов, последующий 10-процентный спад в туристической отрасли значил многое.

МВФ предлагает и другие возможные объяснения слабых экономических показателей малых стран, например, высокая эмиграция. Другое объяснение – изменение правил торговли. Для некоторых малых стран, сильно зависящих от экспорта, недавние реформы в ЕС оказались разрушительными. В 2005 году ЕС начал поэтапное, в течение четырех лет снижение цен на сахар-сырец на 36%. Это сильно повлияло на страны Карибского бассейна, пострадали и многие «банановые» республики.

Недавно в МВФ обсуждалось то, что малые государства должны сделать, чтобы избежать подобных проблем в будущем. Маврикий, который в 1970-х был почти целиком зависим от экспорта сахара, хвалили за быструю диверсификацию своей экономики. По данным ОЭСР, Маврикий вложил значительные средства в развитие свободных экономических зон. Исследования, проведенные в ВТО, обнаружили сильную взаимосвязь между диверсификацией экспорта и экономическим развитием. В общем, это достойная цель, но для стран, где экономический кризис сурово бьет по бюджету, эта задача может оказаться слишком трудной.


Перевод А.Маклакова.

Источник: http://www.economist.com

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Опасность распространения прав человека

Если бы права человека были валютой, их курс сегодня оказался бы в состоянии свободного падения в силу инфляции многочисленных правозащитных договоров и необязательных международных инструментов, принятых за последние десятилетия самыми разными организациями. Сегодня на эту валюту можно, скорее, купить страховку для диктатур, нежели защиту для граждан. Права человека, некогда вознесенные на пьедестал основных принципов человеческой свободы и достоинства, сегодня могут быть чем угодно – от права на международную солидарность до права на мир.

Читать далее

 

Материалы по теме
Зал периодики

"Укропы держатся пучком"

Россия собирает мощную группировку войск у границы с Украиной

Die Zeit: пустой взгляд на Восток

Вахтанг Кипиани: Крым как Абхазия. Между оккупацией и этноцидом

Война государства против граждан

In memoriam: Чему погибший Джон Нэш мог бы научить Украину

Олександр Турчинов: Ядерна загроза з боку Росії - реальність

Бернар-Анри Леви. Путин, Украина и исторический ревизионизм

Мінські домовленості. Три місяці — чи є результат?

Война-2015

Что Украина выиграет от сговора США, России и Германии

Ставки сделаны. Какое решение Россия и США приняли по Донбассу

Донбасс – что дальше?

В гостях у БИНТЕЛ — Майкл Блейзер

Как сорвать план Кремля в отношении Украины

От Большой Европы к Большой Азии? Китайско-российская Антанта

Доклад "Путин. Война": сотни погибших солдат и 3 трлн рублей из бюджета

Рада приняла новый закон о режиме военного положения

Джемі Шеа: НАТО вже стикається і з гібридними загрозами, і з російською пропагандою

Путин зря просит пощады, ни он, ни, к несчастью, Россия ее не получат

Евразийский союз - это тупик для всех его участников

Каждому свое. Чего хотят Запад и Восток Украины

Важко зменшувати безробіття, не знаючи його розмір

Нужна ли стране национальная идея

Порошенко-1 чи Ющенко-2? Чи повторить президент помилки 10-річної давнини

Геннадій Москаль: Росія ви́знає ЛНР та ДНР. Але не в цих “кордонах”

Саммит разочарования

Украина – слабое звено мировой политики

Шесть вариантов развития конфликта в Донбассе в 2015 году

Скандинавы готовятся дать отпор Москве

Куди ведуть усі Шовкові шляхи

Україну схиляють до капітуляції

Анатолій Гриценко: є кілька місяців, аби уникнути сценарію failed-state, коли Україна може зникнути

Удар по імунітету. Як Україна може юридично захистити себе від агресії РФ?

Сендвич в горле: почему уголь стал инструментом реванша в Украине

Економічні зв’язки з окупованим Донбасом: відрізати чи реінтегрувати?

Крупнейшая партия Европарламента готова воевать с Россией

Для чого нам декомунізація? Чотири уроки французького професора Мельника

Украинская карта в истории с С-300

Запад теряет военное лидерство? Обзор новой книги Марка Урбана

Какие новые черты Путина раскрыла «Прямая линия»

Лише подвійний дипломатичний удар Німеччини та Франції зміг дати шанс миру на Донбасі – французький дипломат

Минские соглашения: война на грани мира

Суміш примусу, зволікання та успішного досвіду сусідів

Кремль взял глобальный курс на разжигание региональных войн

ВОЛОНТЕРСКИЙ ДЕСАНТ В ФИСКАЛЬНОЙ СЛУЖБЕ

Сепаратисти на Донбасі скоюють воєнні злочини – «Міжнародна амністія»

Кваснєвський: ця війна, якщо станеться, буде страшною, в тому числі за кількістю жертв

Кто остановит Путина

Последние дни "ДНР" и "ЛНР"

 

page generation time:0,105