В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Перекресток цивилизаций
Другие диалоги:

Дух сепаратизма бродит по Европе

Версия для печати
Г.Бардос
4 ноя 2014 года

Дух сепаратизма носится над Европой: от Бельгии, Британии и Балкан до Каталонии и Кавказа, повсюду набирают силу движения за региональную автономию или независимость. И пока Европейский Союз не выберется из своего экзистенциального кризиса, похоже, что эти движения будут становиться все сильнее и успешнее, меняя облик Европы, к которому мы так привыкли за последние пару десятилетий.

Успех сецессионистских движений тесно связан с изменениями европейского геополитического порядка, которые в последние 150 лет проходили каждые 50-75 лет. Так, изменения в европейском балансе сил, прошедшие благодаря усилиям Бисмарка по объединению Германии и из-за упадка Оттоманской империи, позволили в далеком 1878 году возникнуть целому ряду небольших государств, таких как Болгария, Черногория и Сербия, которые получили международное признание на конгрессе в Берлине.


Волны распада – и государственного строительства.

В 1918 году, распад великих империй (Габсбургов, оттоманской и российской), а также окончание Первой Мировой войны привели ко второму кругу перекраивания карты Европы, когда обрели независимость такие страны как Албания, республики Балтии, Чехословакия и Польша, ставшие равноправными членами мирового сообщества.

После 1945г. и завершения Второй Мировой войны, процесс деколонизации породил третью волну создания государств по всему миру, поскольку получили независимость европейские колонии в Африке и Азии.

С 1989 по 1992гг. проходила четвертая, и самая близкая к нам волна государственного строительства, вызванная распадом коммунистического блока и Советского Союза. В чисто географическом плане распались три государства – Чехословакия, Советский Союз и Югославия, вместо которых возникло 23 или 24 (в зависимости от того, как считать). В целом на планете государств стало значительно больше – в 1914, накануне Первой Мировой войны, их было 59, в 1950 году – уже 89, а в 1995 – 192.

И этот процесс не закончен, что делает Балканы и Кавказ своего рода кошмаром для картографов и дипломатов, пытающихся примирить различные этносы, соперничающие за территорию. На Кавказе и в восточной Анатолии, в Абхазии и Чечне, в Нагорном Карабахе и Южной Осетии, а также курды на востоке Турции и севере Ирака, турки в северном Кипре – все они объявили о той или иной форме независимости или автономии.

Юго-восточная Европа, конечно, имела все основания породить термин «балканизация». В Боснии хорваты лелеяли мечту воссоздания «Херцег-Босны», существовавшей во время войны, чтобы она когда-нибудь присоединилась к Хорватии, в то время как сербы хотели создать Сербскую Республику, которая могла бы присоединиться к Сербии. Тем временем в регионе Сандзак, расположенном на границе между Черногорией и Сербией, местные сепаратисты были бы не прочь объединиться с соплеменниками на севере и создать Великую Сербию. Сербы в северном Косове заявили о своей независимости от Приштины, а албанцы, живущие в Сербии уже не раз заявляли о желании присоединиться к Косово.

Аналогичным образом албанцы, живущие в западной Македонии, в 1990 году заявили о создании «Республики Иллирида», и сейчас проталкивают идею федерализации. Многие болгары убеждены, что значительная часть восточной Македонии должна принадлежать им. Среди венгров, живущих в Трансильвании тоже бурлят автономистские и ирредентистские настроения, что беспокоит Румынию, а сепаратистский регион Транснистрия (Приднестровье) продолжает создавать проблемы для Молдавии.

Что характерно, подъем сепаратизма в Западной Европе в последнее десятилетие отражает аналогичные проблемы и на ее востоке, что опровергает устоявшееся представление, будто демократия и экономическое процветание ослабляет националистические настроения. Сепаратизм в Западной Европе принимает две формы, обе отрицают нынешние государственные границы (в Бельгии, Испании и Британии), да и сам Европейский Союз.

В Шотландии ситуация еще острее - как недавно отметил известный наблюдатель-международник Чарльз Кинг, национализм там усилился больше, чем когда-либо – такого националистического подъема не было с 13 века. Все более усиливается фламандский национализм в Бельгии, а в Испании каталонские сепаратисты получили две трети мест на местных выборах.

Европейский Свободный Альянс, базирующийся в Брюсселе, уже насчитывает около 40 националистических и автономистских партий со всего континента. Даже Соединенные Штаты не застрахованы от сепаратизма – недавно под петицией за независимость штата Техас подписалось 113 тысяч человек.


Шаткость геополитического равновесия.

Усиление сепаратистского и сецессионистского давления на нынешний геополитический порядок в Европе началось с ростом общественного недовольства Евросоюзом. В Британии, в ноябре 2012 года опрос общественного мнения показал, что значительное большинство – 56% британцев высказались против Евросоюза. В Германии опрос, проведенный летом 2012, показал, что 49% немцев считают, что без ЕС им жилось бы лучше.

Все это отражает шаткость того эквилибриума, который сложился в Европе, и как много стоит на карте в дебатах о будущем Европы (а также, в значительной мере, и НАТО). В случае, если ЕС рухнет под грузом своих внутренних проблем, последующее перекраивание геополитического пространства Европы откроет возможность для подъема многих скрытых национализмов. К несчастью, история показывает, что создание новых государств это, как правило, весьма кровавое дело – «бархатное разделение» Чехословакии является исключением из исторического правила, и кровавый распад Югославии гораздо более типичное явление.

Учитывая то, что последний передел геополитической структуры Европы происходил в 1989-91 годах, а также то, что крупные перемены происходят каждые 50-75 лет, учитывая нынешние трудности Европы, то вполне резонно возникает вопрос, не стоим ли мы перед перспективой новой нестабильности?

Политики и ученые любят говорить о стабильности и мире, каким бы эфемерным ни был этот мир. Гитлеровский «тысячелетний Рейх» к счастью, простоял не так долго, да и вера советских коммунистов, что их система представляет собой финальную стадию социоэкономического развития человечества, тоже оказалась далеко не вечной.

В 1992 заявление европейских дипломатов о предотвращении кровопролития в Югославии, что «пробил час Европы», хронологически куда точнее, чем это думали они сами. По той же стороне Атлантики, разговоры о «новом американском столетии» не смогли предотвратить войны в Афганистане и Ираке. Ничем не обоснованное самодовольство отнюдь не помогает разглядеть признаки надвигающейся грозы.


Сецессионистская паника и ее источники.

Движение за независимость Шотландии, независимо от исхода голосования, оказало большое влияние на Европу – а особенно на регионы, в которых действуют организованные сепаратистские движения, как например, Каталония и Фландрия.

Если Шотландия выберет независимость (этого не произошло – А.М.), многие регионы с хорошо организованными сепаратистскими движениями получат дополнительный импульс. Другие, где сепаратистский пыл, после нескольких десятилетий разочарований, угас – такие как Бретань во Франции или Падания в северной Италии, могут оживиться. Даже если Шотландия решит остаться частью Объединенного Королевства, эти регионы внимательнее присмотрятся к тому, какие выгоды получили шотландцы от своего сецессионизма (за то, что остались), и что можно выиграть, угрожая вынести вопрос об отделении на голосование.

Вот несколько наиболее значимых сепаратистских движений в Европе.

Каталония.

Нигде сепаратистский огонь не полыхает ярче, чем на севере Испании, в регионе Каталония, которая обладает 20% экономики Испании. Каталонские сепаратисты заметно усилились за последние годы, что показал их сентябрьский марш в Барселоне. В этом году 1,5 миллиона человек вышли на улицы, требуя независимости для региона, или по крайней мере, провести референдум, намеченный на 9 ноября, даже несмотря на то, что официальный Мадрид считает его незаконным, а результаты его ничего не значащими. На специальном сайте «Catalonia Votes», каталонские сепаратисты говорят о своей особой каталонской культуре, языке и жажде самоуправления. «Референдум по самоуправлению необходим, чтобы перестроить отношения между Каталонией и Испанией», пишут сепаратисты, «по данным соцопросов, за это выступает 80% каталонцев, и явное большинство членов парламента Каталонии».

Фландрия.

Раскол между фламандцами, говорящими по-голландски, и валлийцами, говорящими по-французски всегда был заметным препятствием к национальному единству, хотя и преодолимым. Однако на выборах в мае фламандские сепаратисты одержали победу, что вполне может открыть путь к разделению нации. Поскольку европейская Комиссия находится в Брюсселе, то разделение бельгийской нации выглядит несколько смущающим обстоятельством для Евросоюза в целом. Споры о разделении Бельгии приобрели такой накал, что на мировом первенстве по футболу в Бразилии заговорили о том, что на следующем мировом первенстве, которое пройдет в 2018 национальной сборной Бельгии больше не будет.

Страна басков.

Вероятно, нет более агрессивного сепаратистского движения в недавней истории, чем движение баскских сепаратистов, или «Эскауди Та Аскатасуна» (ЭТА), которое считает, что этот регион, расположенный между Испанией и Францией, должен получить еще больше независимости, чем он уже имеет. Однако ЭТА сейчас не так сильна, как раньше. В этом кровавом конфликте в ходе терактов, проведенных этой организацией, погибло более 800 человек, и после того, как ЭТА отказалась от насилия в 2011 году, это сепаратистское движение заметно ослабло.

Корсика.

Сепаратисты на французском острове Корсика также имеют долгую историю применения насилия в борьбе за отделение острова от Франции, однако в плане независимости они добились немногого, зато вызвали к себе враждебность со стороны местного населения. Всего неделю назад роскошный «Клаб Мед» на этом курортном острове был сильно поврежден из-за взрыва бомбы, подложенной сепаратистами из FLNC (Национального фронта освобождения Корсики), который ранее (25 июня), как будто бы отказался от насилия. За последние 40 лет, по данным французского правительства, сепаратисты взорвали на Корсике почти 5 тысяч бомб. Еще 5 тысяч терактов были совершены анонимно, то есть без взятия на себя ответственности.

Сардиния.

Это второй остров Средиземноморья, который носится с идеей независимости. Недавно сепаратистские силы Сардинии обратились к официальному Риму с предложением продать остров Швейцарии, поскольку, как утверждает сайт сепаратистов, эта страна им куда ближе, чем Италия (сейчас они собирают подписи под петицией – А.М.). На Сардинии есть десятки сепаратистских партий, но они никак не могут выступить единым фронтом из-за старых разногласий, и пока они не объединятся, вряд ли власти Италии прислушаются к ним, либо - пока не вмешается Швейцария.

Венеция.

В марте венецианцы и жители области Венето в северной Италии показали ошеломительный результат – 88% проголсовали за отделение от Италии. Правда, это голосование, длившееся в онлайне на протяжении пяти дней не было признано властями Италии, как и многими итальянцами. А поскольку голосование в Венеции происходило как раз тогда, когда от Украины отделялся Крым, голосование в Венеции стало наваждением для русского государственного телевидения. Его коррепонденты фланировали по городу и его каналам, освещая это событие, как если бы сепаратисткие движения стали чем-то модным. При этом венецианское движение это менее радикальное крыло старого сепаратисткого движения «Северная Лига Падания», которое уже утратило свой былой напор, поскольку ее лидер Умберто Босси сошел с политической сцены после громких коррупционных скандалов.

Добьются ли шотландцы независимости или нет, но их движение уже оказало влияние на значительную часть Европы. «Что бы не случилось, шотландский народ уже выиграл, поскольку он продемонстрировал свой суверенитет и свое право на самоопределение», заявил Карме Форкаделл, президент Каталонской Национальной Ассамблеи. Сам факт, что они проводят референдум, это пример для всех нас».


Перевод А.Маклакова.

Источник: http://nationalinterest.org/

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Испытание рутиной

Эйфория от институциональных прорывов в интеграционных процессах России, Белоруссии и Казахстана развеялась. Пришло время тщательной притирки друг к другу наших непохожих хозяйственных комплексов

Читать далее

 

Материалы по теме
Зал периодики

"Укропы держатся пучком"

Россия собирает мощную группировку войск у границы с Украиной

Die Zeit: пустой взгляд на Восток

Вахтанг Кипиани: Крым как Абхазия. Между оккупацией и этноцидом

Война государства против граждан

In memoriam: Чему погибший Джон Нэш мог бы научить Украину

Олександр Турчинов: Ядерна загроза з боку Росії - реальність

Бернар-Анри Леви. Путин, Украина и исторический ревизионизм

Мінські домовленості. Три місяці — чи є результат?

Война-2015

Что Украина выиграет от сговора США, России и Германии

Ставки сделаны. Какое решение Россия и США приняли по Донбассу

Донбасс – что дальше?

В гостях у БИНТЕЛ — Майкл Блейзер

Как сорвать план Кремля в отношении Украины

От Большой Европы к Большой Азии? Китайско-российская Антанта

Доклад "Путин. Война": сотни погибших солдат и 3 трлн рублей из бюджета

Рада приняла новый закон о режиме военного положения

Джемі Шеа: НАТО вже стикається і з гібридними загрозами, і з російською пропагандою

Путин зря просит пощады, ни он, ни, к несчастью, Россия ее не получат

Евразийский союз - это тупик для всех его участников

Каждому свое. Чего хотят Запад и Восток Украины

Важко зменшувати безробіття, не знаючи його розмір

Нужна ли стране национальная идея

Порошенко-1 чи Ющенко-2? Чи повторить президент помилки 10-річної давнини

Геннадій Москаль: Росія ви́знає ЛНР та ДНР. Але не в цих “кордонах”

Саммит разочарования

Украина – слабое звено мировой политики

Шесть вариантов развития конфликта в Донбассе в 2015 году

Скандинавы готовятся дать отпор Москве

Куди ведуть усі Шовкові шляхи

Україну схиляють до капітуляції

Анатолій Гриценко: є кілька місяців, аби уникнути сценарію failed-state, коли Україна може зникнути

Удар по імунітету. Як Україна може юридично захистити себе від агресії РФ?

Сендвич в горле: почему уголь стал инструментом реванша в Украине

Економічні зв’язки з окупованим Донбасом: відрізати чи реінтегрувати?

Крупнейшая партия Европарламента готова воевать с Россией

Для чого нам декомунізація? Чотири уроки французького професора Мельника

Украинская карта в истории с С-300

Запад теряет военное лидерство? Обзор новой книги Марка Урбана

Какие новые черты Путина раскрыла «Прямая линия»

Лише подвійний дипломатичний удар Німеччини та Франції зміг дати шанс миру на Донбасі – французький дипломат

Минские соглашения: война на грани мира

Суміш примусу, зволікання та успішного досвіду сусідів

Кремль взял глобальный курс на разжигание региональных войн

ВОЛОНТЕРСКИЙ ДЕСАНТ В ФИСКАЛЬНОЙ СЛУЖБЕ

Сепаратисти на Донбасі скоюють воєнні злочини – «Міжнародна амністія»

Кваснєвський: ця війна, якщо станеться, буде страшною, в тому числі за кількістю жертв

Кто остановит Путина

Последние дни "ДНР" и "ЛНР"

 

page generation time:0,177