В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Перекресток цивилизаций
Другие диалоги:

Замороженные конфликты и ЕС –поиск политического решения

Версия для печати
Я.Ора
6 ноя 2014 года

Статья написана ДО аннексии Россией Крыма и начала боевых действий в Украине, однако она представляет интерес постольку, поскольну дает картинку роли ЕС в миротворческих процессах на постсоветском пространстве. (примечание редакции)


В последние пару лет так называемые «замороженные конфликты» (Молдова, Приднестровье, Грузия – Абхазия и южная Осетия, Армения и Азербайджан – Нагорный Карабах, а теперь еще и Украина), привлекают все больше внимания международного сообщества. Какой путь их решения избрать Европейскому Союзу, и какие есть возможности для расширения его конструктивного участия?

В основном эти конфликты возникли вследствие распада Советского Союза и были «заморожены» примерно в одно время, в начале 90-х. При этом они оказались трудноразрешимыми, и прогресса в их решении было мало. Страны Европы, через которые прошли разделительные линии Холодной войны достигли экономического успеха и влились в ЕС, хотя каждая и по-своему. По сравнению с ними, страны, пораженные замороженными конфликтами, оказались в невыгодной ситуации, и им придется как-то наверстывать все эти потерянные годы.

Если рассматривать все эти конфликты в совокупности, можно говорить о значительных человеческих жертвах, массе беженцев и перемещенных лиц. Многие люди не могут больше вернуться на родину, и живут в невыносимых условиях, безо всяких прав. Нерешенные конфликты не только вредят развитию каждой конкретной страны, но и являются препятствием развитию своего региона, мешая развитию его рынков и инфраструктуры.

В последние годы страны, страдающие от замороженных конфликтов, взяли курс на реформы. Правительства Грузии и Молдовы обратились за международной помощью. Конечно, международное сообщество должно принять во внимание новую позитивную динамику в разрешении этих конфликтов. Страны, страдающие от замороженных конфликтов, долго находились на грани гибели, и международное сообщество не может позволить им снова оказаться на краю пропасти.

Основная проблема с международным участием это привлечение внимания к подобным конфликтам, поскольку существует множество других проблем, кажущихся более важными. Соответственно, на них обращают внимания меньше, чем они того заслуживают. Необходима более активная политика, и нынешний пассивный подход должен быть заменен на более активный и стратегический.

Хотя этот подход может применяться ко всем странам, важно помнить и о том, что каждый конфликт индивидуален. Исторические и юридические обстоятельства, а также проблемы в каждой стране свои. Потому и пути решения конфликтов во многих отношениях могут различаться. Следовательно, даже те из них, которые решаются с международным участием (как Косово), не могут считаться прецедентом для общего решения.


Роль ЕС в решении «замороженных конфликтов»

Стратегия безопасности Европейского Союза гласит, что конфликты по соседству с Евросоюзом являются угрозой его стабильности и требуют его вмешательства. Есть множество обстоятельств, которые вынуждают Евросоюз внимательнее присмотреться к странам и регионам, страдающим замороженными конфликтами.

В 2003-2004 годах Грузия, Молдавия и Украина встали на путь реформ, обратившись к Европе как примеру и источнику поддержки. Евросоюзу пришлось взглянуть на них по-другому, и политика его по отношению к ним стала гораздо более содержательной. Очередное расширение сделало Евросоюз еще ближе к их границам, и расширило его знания об этих странах. Более того, возросло и значение энергетических ресурсов каспийского и черноморского регионов.

Все это побудило Евросоюз внимательнее присмотреться к замороженным конфликтам. Однако серьезное участие в решении таких конфликтов это отнюдь не безопасное дело. В то же время, оно вполне решаемое – здесь важно напомнить, что ЕС решал куда более сложные задачи в сфере безопасности. Если бы Евросоюз постоянно избегал решения таких проблем, то в сфере безопасности он бы просто ничего не значил, и мы бы о нем сегодня не говорили.

Сегодня в решении замороженных конфликтов участвуют многие международные организации и страны – ОБСЕ, ООН, Соединенные Штаты. В то же время у Евросоюза сохраняется неиспользуемый потенциал, и эти конфликты являются своего рода проверкой на способность Евросоюза быть лидером в сфере безопасности на европейском континенте.

Преимущество Евросоюза в том, что он может применять множество инструментов, и имеет широкий ряд политических возможностей. Он может применить четко слаженную политику, изо дня в день улучшающую ситуацию в страдающих от конфликтов странах, он может также и использовать свое влияние на высшем уровне, побуждая стороны к соглашению о прекращении конфликта.

В последние годы ЕС значительно увеличил свой вклад в разрешение замороженных конфликтов. Все страны, страдающие от них, заключили с ЕС договора о политике добрососедства (ENP) и согласовали план действий (с Украиной – в 2004, с Молдавией – в 2005, с Грузией, Арменией и Азербайджаном – в 2006).

Одно из необходимых условий для решения подобных конфликтов состоит в том, чтобы эти страны были стабильными, процветающими и демократичными, строго соблюдая законность, человеческие права и права меньшинств. Собственно, в этом и состоит одна из целей ENP. План действий определяет некоторые моменты в отношении замороженных конфликтов.

Так ЕС назначил специальных представителей в Молдавии и южном Кавказе. Эти представители играют важную роль в усилиях Евросоюза по разрешению подобных конфликтов, который является авторитетным и честным посредником.

ЕС сейчас работает по двум программам, которые помогают решать замороженные конфликты: Миссия помощи по охране границы в Украине и Молдавии и Группа поддержки по охране границы в Грузии, обе работают с 2005 года. ЕС не признал так называемые «референдумы» в сепаратистских регионах и призвал Россию к соблюдению территориальной целостности Молдавии, Грузии и Украины.

В ближайшие годы программа добрососедства останется одним из самых важных инструментов Евросоюза для оказания помощи проблемным странам. При этом, начиная с 2006 года, эта программа заметно оживилась. Определены сферы, в которых необходимо более тесное сотрудничество. Прогресс в этих сферах – туризм, торговля, расширение политических контактов и контактов между простыми людьми, региональная кооперация – способствует развитию стран-партнеров Евросоюза. Вот несколько примеров.


Молдавия и Приднестровье

Принятие программы добрососедства, назначение специальных посланников ЕС, открытие офиса Еврокомиссии в Кишиневе в октябре 2005 и решение начать переговоры об упрощении выдачи виз, стали показателем того, что контакты между ЕС и Молдавией серьезно расширились. Здесь важно то, что Молдавия подтвердила свое стремление выполнять план действий по евроинтеграции. Европейская ориентация Молдавии – это ее лучшая возможность обеспечить безопасное будущее страны.

В октябре 2005 ЕС вместе с США стали участниками переговоров по Приднестровскому конфликту, вследствие чего переговоры приняли формат «5+2». Участие в качестве наблюдателя позволило ЕС привлечь в качестве посредника ОБСЕ. Если бы ЕС удалось найти пути, чтобы обеспечить на всей территории Молдавии власть закона, демократию и охрану границ, то это стало бы крупным успехом, но к сожалению, возможностей для этого было мало.

Реформаторские усилия Молдавии активно поддержала Эстония, став одним из ее лучших партнеров. В то же время, независимо от успехов Молдавии и возможно, некоторых постепенных изменений, соглашение о прекращении конфликта по-прежнему остается в политической плоскости. Формально, между собой должны разбираться только Молдавия и Приднестровье, однако Россия имеет большое влияние на Тирасполь. Необходимо продолжение диалога еще и для того, чтобы Россия выполнила договоренности, достигнутые в Стамбуле (выведение войск и вооружений).

Нынешняя миротворческая миссия в регионе (состоящая из российских, молдавских и приднестровских войск в равных долях), не отвечает никаким международным стандартам. Следовательно, необходима альтернатива. А учитывая близость региона к ЕС, то разумно ожидать более активного участия ЕС. Конечно, это не исключает и участия России. Некоторые наблюдатели даже считают, что Приднестровье может стать потенциальной моделью того, как решать подобные кризисы, хотя пока что диалог Евросоюза с Россией не принес желаемых результатов.


Грузия – Абхазия и Южная Осетия.

Участие Евросоюза в этом регионе после «розовой революции» 2003 года значительно расширилось. В результате к власти пришло проевропейское правительство, принявшее ряд трудных решений по модернизации страны и принятию европейских ценностей. Неизбежно, такие глубокие реформы включали и вопросы по решению замороженных конфликтов.

Евросоюз пошел навстречу Грузии. Реформы в стране побудили ЕС предложить Грузии присоединить ее и другие кавказские республики к европейской программе добрососедства (ENP). Евросоюз многое сделал для восстановления региона после вооруженного конфликта. ЕС стал и крупнейшим донором для Южной Осетии и Абхазии. С 1997 года он вложил 25 миллионов евро в Абхазию, а в Южную Осетию – 8 миллионов.

Еще один важный вопрос это формат миротворческих сил. Миротворческие силы должны удовлетворять обе стороны конфликта, чего сегодня явно не происходит. Пока что ЕС убеждает Грузию не делать резких движений. Однако международное сообщество должно искать альтернативы нынешнему формату миротворческих сил в Абхазии и Южной Осетии, чтобы они не бесконечно продлевали конфликт, а способствовали его разрешению. Вовсе не обязательно, чтобы это была миссия ЕС, есть и другие альтернативы, однако учитывая влияние и интересы Евросоюза в регионе, он просто обязан искать более конструктивные решения.

К несчастью, кризис в отношениях между Грузией и Россией не способствует решению конфликта. Вместо содержательного и конструктивного общения Евросоюзу приходится призывать стороны успокоиться, осуждая при этом действия России (депортация грузин, экономическая блокада и пр.). Это положение выгодно только тем, кто не заинтересован в разрешении конфликта.


Нагорный Карабах.

Сейчас Евросоюз напрямую не участвует в разрешении этого конфликта. Правда, ЕС одобряет переговоры между сторонами, ведущиеся в Минске при участии ОБСЕ. Похоже, что этот формат работает хорошо.

Есть надежда, что стороны воспользуются этой позитивной динамикой. ЕС готов рассмотреть пути расширения своего участия в разрешении конфликта и восстановления инфраструктуры, но это зависит от того, насколько в этом заинтересованы Армения и Азербайджан.

В настоящее время наиболее перспективным выглядит участие ЕС в восстановлении. Мирное разрешение конфликта это один из приоритетов плана действий «ЕС – Армения» и «ЕС – Азербайджан», Минской Группы и усилий т.н. «народной дипломатии».


Отношения с Россией.

Очевидный потенциал есть и для сотрудничества между ЕС и Россией. Россия играет важную роль в замороженных конфликтах. Никто не спорит, что интересы России – явно или скрыто, учитываются при принятии решений в ЕС. ЕС предпочел бы видеть Россию конструктивным партнером, однако это не означает, что она должна иметь право вето на решения, принимаемые в Евросоюзе.

Многие авторитетные наблюдатели считают, что трудности в разрешении замороженных конфликтов связаны с позицией России. Они считают, что Россия контролирует своих соседей, создавая в соседних странах конфликтные ситуации, и фактически расширяя свои связи с регионами, контролируемыми сепаратистами. Таким образом, Россия создает «теневую империю».

Прежде чем соглашаться с этим, нужно убедиться, что другие, более логичные объяснения здесь не срабатывают. Трудно согласиться с тем, что Россия заинтересована в сохранении зон нестабильности у своих границ, с вытекающим отсюда риском роста преступности, обострения вооруженных конфликтов, и т.п. Если какая-либо страна сегодня ведет подобную «реальную политику», более соответствующую 19-му веку, то ее неминуемо ждет поражение. Потому оправданным выглядит давать России «время на раздумье».

Это значит, что нужно требовать от России обещаний не вмешиваться в дела соседей, уважать их территориальную целостность, и строго придерживаться достигнутых с ЕС соглашений.

Если партнерство ЕС и России не пройдет эту проверку, тогда предсказания, что Россия стремится создать «теневую империю» окажутся правдой, и все сотрудничество с Россией, все наработки, достигнутые с начала 1990-х, пойдут насмарку. Что делать в таком случае – в ЕС пока серьезно не обсуждается.

Если же мы попытаемся найти фундаментальные проблемы в отношениях между ЕС и Россией, то одной из наиболее важных окажется разделение сфер влияния. В настоящее время ЕС этим серьезно не занимается. Действия ЕС на Ближнем Востоке и на Балканах, да и политику добрососедства на востоке нельзя объяснить идеей «разделения сфер влияния». Поэтому нам нужно быть настойчивее, объясняя России мотивы наших действий. ЕС руководствуется своим стремлением иметь вокруг себя стабильность, процветание и безопасность, потому и поддерживает соседей, которые избрали европейские ценности и европейскую модель развития.


Заключение.

ЕС уже выразил свои стратегические интересы, стремясь решить замороженные конфликты.

Евросоюз становится все ближе для стран, страдающих от таких конфликтов – как географически, так и в плане ценностей и устремлений. Молдавия, Грузия, Украина, Армения и Азербайджан просят Евросоюз сделать шаг им навстречу.

В период, когда другие конфликты в Европе остались позади, замороженные конфликты на постсоветском пространстве стали одними из самых важных региональных проблем Европы. Они требуют постоянного внимания и стратегического мышления. Вклад Европы в их решение весьма значителен: это и восстановление инфраструктуры, и помощь в проведении реформ, и решение пограничных вопросов.

Среди тех задач, которые еще предстоит решить – налаживание диалога с сепаратистскими регионами, восстановление связей между странами и их проблемными территориями. ЕС правильно делает, призывая страны, страдающие от внутренних конфликтов, в первую очередь к проведению реформ, не позволяя замороженному конфликту влиять на их проведение.

По мере того, как дальше будет реализовываться европейская политика добрососедства, нужно будет больше обращать внимания на расширение торговли, политические контакты, региональную кооперацию между ЕС и его восточными соседями.

ЕС имеет большой потенциал в плане политического диалога с конфликтующими сторонами, и в поиске лучшего формата для процесса стабилизации. ЕС должен выступать здесь и как донор, и как лидер в решении вопросов региональной безопасности. Европейскому союзу нужно действовать в обоих направлениях – постепенно создавая почву для проведения желаемых перемен в том или ином регионе, и проявляя политическую волю для решительных действий.

Перевод А.Маклакова.

Источник:http://vm.ee/sites/default/files/content-editors/web-static/192/Jaap_Ora.pdf

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

"Упадок Пятой республики": мифы и реальность

Одним из ключевых слов в лексиконе французских интеллектуальных элит все чаще становится «упадок» (le declin). Под ним имеются в виду действительные или мнимые риски утраты Францией в глобализированном мире XXI века ее традиционной роли одной из великих держав.

Читать далее

 

Материалы по теме
Зал периодики

"Укропы держатся пучком"

Россия собирает мощную группировку войск у границы с Украиной

Die Zeit: пустой взгляд на Восток

Вахтанг Кипиани: Крым как Абхазия. Между оккупацией и этноцидом

Война государства против граждан

In memoriam: Чему погибший Джон Нэш мог бы научить Украину

Олександр Турчинов: Ядерна загроза з боку Росії - реальність

Бернар-Анри Леви. Путин, Украина и исторический ревизионизм

Мінські домовленості. Три місяці — чи є результат?

Война-2015

Что Украина выиграет от сговора США, России и Германии

Ставки сделаны. Какое решение Россия и США приняли по Донбассу

Донбасс – что дальше?

В гостях у БИНТЕЛ — Майкл Блейзер

Как сорвать план Кремля в отношении Украины

От Большой Европы к Большой Азии? Китайско-российская Антанта

Доклад "Путин. Война": сотни погибших солдат и 3 трлн рублей из бюджета

Рада приняла новый закон о режиме военного положения

Джемі Шеа: НАТО вже стикається і з гібридними загрозами, і з російською пропагандою

Путин зря просит пощады, ни он, ни, к несчастью, Россия ее не получат

Евразийский союз - это тупик для всех его участников

Каждому свое. Чего хотят Запад и Восток Украины

Важко зменшувати безробіття, не знаючи його розмір

Нужна ли стране национальная идея

Порошенко-1 чи Ющенко-2? Чи повторить президент помилки 10-річної давнини

Геннадій Москаль: Росія ви́знає ЛНР та ДНР. Але не в цих “кордонах”

Саммит разочарования

Украина – слабое звено мировой политики

Шесть вариантов развития конфликта в Донбассе в 2015 году

Скандинавы готовятся дать отпор Москве

Куди ведуть усі Шовкові шляхи

Україну схиляють до капітуляції

Анатолій Гриценко: є кілька місяців, аби уникнути сценарію failed-state, коли Україна може зникнути

Удар по імунітету. Як Україна може юридично захистити себе від агресії РФ?

Сендвич в горле: почему уголь стал инструментом реванша в Украине

Економічні зв’язки з окупованим Донбасом: відрізати чи реінтегрувати?

Крупнейшая партия Европарламента готова воевать с Россией

Для чого нам декомунізація? Чотири уроки французького професора Мельника

Украинская карта в истории с С-300

Запад теряет военное лидерство? Обзор новой книги Марка Урбана

Какие новые черты Путина раскрыла «Прямая линия»

Лише подвійний дипломатичний удар Німеччини та Франції зміг дати шанс миру на Донбасі – французький дипломат

Минские соглашения: война на грани мира

Суміш примусу, зволікання та успішного досвіду сусідів

Кремль взял глобальный курс на разжигание региональных войн

ВОЛОНТЕРСКИЙ ДЕСАНТ В ФИСКАЛЬНОЙ СЛУЖБЕ

Сепаратисти на Донбасі скоюють воєнні злочини – «Міжнародна амністія»

Кваснєвський: ця війна, якщо станеться, буде страшною, в тому числі за кількістю жертв

Кто остановит Путина

Последние дни "ДНР" и "ЛНР"

 

page generation time:0,136