В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Перекресток цивилизаций
Другие диалоги:

Заоблачная цена независимости Квебека

Версия для печати
Кристофер Рейген
25 ноя 2014 года

«Квебекцы должны извлечь урок ... и голосовать за независимость», заявил бывший глава сепаратистской Партии Квебека премьер Бернар Ландри после завершения шотландского референдума. Напомню, что сепаратисты не утратили своего оптимизма и после поражения на референдуме 1980 года, заявив, что «им не повезло». Когда они снова проиграли в 1995 году, вскоре они убедили себя, что победа была «украдена» гнусными федералами.

Не удивительно, что после неубедительного исхода голосования шотландского референдума, квебекские сепаратисты заявляют, что этот результат для них отнюдь не является неудачей. Как считает Бернар Ландри, этот исход для них очень даже неплох, поскольку «практически половина» шотландских избирателей выбрали независимость, а Великобритания пообещала Шотландии еще более широкие полномочия (голосование показало, что 55% против независимости, и 45% - за). Он обвинил федеральное правительство Канады в том, что оно вместо делегирования полномочий делает наоборот, урезает права регионов. «Жители Квебека должны извлечь уроки из шотландского референдума и голосовать за независимость», сказал он. Алекс Салмонд, лидер Шотландской национальной партии вторит ему в унисон: «Для Шотландии кампания продолжается, мечта никогда не умрет».

Подобная реакция наблюдалась и раньше. Когда сепаратистское движение Квебека проиграло референдум 1995 года, его лидер ушел в отставку, но пообещал при этом, что походы за независимостью будут нескончаемыми, «как визиты к стоматологу». Для многих в Квебеке это точное описание почти четырех десятилетий, после того как франкоязычная провинция впервые избрала сепаратистское правительство в 1976 году. Два голосования об отделении так и не позволили ей покинуть Канаду , но вопрос так и не был исчерпан, причем на втором голосовании «за» отделение было уже 49,4%.

Увы, но когда джинн сепаратизма выпущен из бутылки, его уже трудно загнать обратно. Многие канадцы ждут, что рано или поздно он вернется. Тем временем сторонники независимости Квебека призывают своих шотландских коллег продолжать оказывать давление на центральную власть.

Дискуссии по поводу политического будущего Квебека идут десятилетиями. Многие утверждают, чтобы независимый Квебек утонет в долгах и станет одной из самых медленно развивающихся провинций страны, а Монреаль придет в упадок. Сепаратисты, разумеется, думают иначе.

В финансовом центре Лондона, трейдеры и аналитики не на шутку обеспокоены разговорами об отделении Шотландии. Это беспокойство, казалось, стихло после референдума, но некоторые канадские аналитики полагают, что это отнюдь не означает, что вопрос о независимости исчерпан, и больше не будет оказывать влияния на поведение рынков. «Сейчас по всей Великобритании гораздо больше политической неопределенности, чем было два месяца назад», сказал Камилла Саттон, главный валютный аналитик Банка Новой Шотландии, «BNS».

Стараясь укрепить единство страны, правительство Великобритании пообещало Шотландии еще больше полномочий. Даниэль Терп, профессор конституционного права в Университете Монреаля, сказал, что поведение властей напоминает раздачу обещаний правительством Канады во время кампании 1980 года, когда оно пыталось погасить движение за независимость Квебека. Квебекцы тогда отклонили идею разделения, но обещания свои правительство так и не выполнило – что в конце концов дало толчок для еще одного референдума, в 1995 году, который сепаратисты едва не выиграли.

«Если Великобритания не выполнит взятые на себя обязательства, то со временем шотландские националисты скажут: «мы пойдем на референдум еще раз. И я не удивлюсь, если они добьются своего», сказал м-р Терп, вернувшийся в Монреаль после наблюдения за ходом референдума о суверенитете Шотландии. Постоянный «знак вопроса» в отношении независимости на протяжении последних десятилетий наложил свой отпечаток на всю экономику Квебека, говорят некоторые аналитики.

Неопределенность повлияла даже на государственный долг Квебека, сделав заимствования для этой провинции Канады более дорогими. Его долги уже достигли 50% от ВВП. Согласно статье, опубликованной в этом году учеными Университета Монреаля, стремление к суверенитету увеличивает внешний долг провинции на 500 миллионов долларов в год. Монреаль, крупнейший город Квебека, стал свидетелем ухода ряда крупных компаний. Десятки корпораций массово перенесли свои главные офисы еще в середине 1970-х, в основном перебравшись в Торонто. Появление законов, принятых под давлением сепаратистских партий Квебека, призванных сделать главным языком французский, для некоторых сыграло негативную роль.

По последним данным, в Монреале расположены главные офисы 14% всех канадских компаний, в Торонто - 26%, но Монреаль все еще опережает по этому показателю Калгари, энергетическую столицу Канады. С начала 1970-х годов, когда сепаратисты начали рваться к власти, Квебек потерял почти четверть своего англоязычного населения. Его исход, в свою очередь, негативно повлиял на экономический рост. ВВП Квебека «был бы больше, если бы на численность рабочей силы с начала 1970-х годов не повлияли сепаратистские угрозы»», считают авторы исследования из Университета Монреаля, Ким Сомерс и Франсуа Вальянкур.

Надо также отметить, что экономика Квебека сильнее пострадала от экономических проблем в производственном секторе, чем соседняя провинция Онтарио. Правда, некоторые экономисты все еще сомневаются в степени влияния сепаратизма на экономику.


Если Квебек распадается, последствия будут глобальными.

Если Квебек все же покинет Канаду, это будет означать самый радикальный передел западного мира со времен Второй Мировой войны. Канаду покинет четверть населения, и производство почти 170 миллиардов долларов товаров и услуг. Страна будет разделен на две части, а крошечные приморские провинции будут отрезаны от своих сограждан в Онтарио и на западе.

Подобная перспектива толкнула канадский доллар вниз и убедила многих квебекцев переложить свои сбережения в банки за пределами провинции. Наиболее встревоженная часть населения ожидает экономического кризиса, причем не только в Квебеке, но и в остальной части Канады.

Хуже того, они чувствуют, что достижение любого соглашения между независимым Квебеком и Канадой столкнется с непреодолимыми трудностями. Причем даже не ясно, кто будет представлять Канаду на переговорах. Премьер-министр – выходец из Квебека. Семьдесят пять мест в Палате общин – занимают квебекцы. В стране, где отношения между провинциями и центром, как правило, напряженные, кто будет выступать от лица остальной части Канады на переговорах, если дело дойдет до разделения страны?

Тем не менее, несмотря на все эти проблемы, половина Квебека (и большинство франкоязычных избирателей) говорят социологам, что они готовы голосовать за независимость. Почему столь многие желают отделения? Что может быть не так со страной, которая возглавляет целый ряд международных рейтингов - по конкурентоспособности, по качеству рабочей силы, по доступности здравоохранения? Почему жители страны, столь богатой природными ресурсами, с современной транспортной системой, богатыми рынками, расположенной по соседству с США, с мирной политической и общественной жизнью, хотят броситься в неизвестность? Конечно, сепаратизм является хронической болезнью на Балканах, но как он смог прижиться в Канаде?

На самом деле, сепаратизм это реальная проблема многих стран, где различные культуры, языковые группы и этнические меньшинства вынуждены, часто против своей воли, жить вместе. Чтобы понять, почему Квебекский национализм никуда не делся и почему есть шанс, если не в этот раз, то, возможно в следующий, что Квебек уйдет, нужно взглянуть на его историю. Государство, созданное в 1867 году, возникло в ходе сближения двух народов - потомков французских переселенцев и англичан, которые разбили французскую армию на равнинах Квебека в 1759 году. Вместо того, чтобы заставить проигравшую сторону ассимилироваться, англичане позволили французскому меньшинству создать католические, франкоязычные школы и сохранить свою правовую систему, наследницу наполеоновской.

На протяжении многих лет, а особенно с шестидесятых, правительство Квебека получало все больше и больше полномочий: собирать подоходный налог (только провинция имеет право на это); иметь свой ​​ пенсионный фонд, систему социального обеспечения, хотя она и финансируется за счет трансфертов из Оттавы. Несмотря на этот «ползучий суверенитет», поддержка сепаратизма в Квебеке не убывает, и держится на уровне 40 процентов. Ситуация далека от стабильной. Сепаратисты действуют весьма активно, и от террористических актов, которые проводили радикалы, сепаратисты перешли к легальным действиям, добившись в 1976 году избрания откровенно сепаратистского правительства, а в восьмидесятых и начале девяностых годов занявшись пробиванием бесчисленных поправок к Конституции.

Чего добивается Квебек? Вопрос этот терзает федеральные власти все годы существования канадской федерации. Это, бесспорно, тот факт, что Квебек является целой страной: другой язык, другая элита. Франкоязычные канадцы часто говорят, что они всего лишь хотят быть хозяевами в своем собственном доме. Как сказал один житель Квебека, «мы слишком долго должны были платить арендную плату, и теперь хотим иметь свой собственный дом».

Конечно, разум диктует сохранение статус-кво: единая валюта, общий рынок и общая судьба с остальной частью Канады. Но сердце требует другого: защиты французского языка, возможности жить по-французски в Северной Америке. И многие готовы рискнуть.

Распад Канады также будет иметь дестабилизирующее воздействие на другие страны, которые имеют значительные меньшинства. Но одно дело видеть, как горят и дробятся страны восточной Европы, и совсем другое, когда распадается такой гигант, как Канада. Ее распад может стать мощным стимулом и для сепаратистов в других странах: для басков во Франции и Испании, например, или для шотландцев в Великобритании. Если богатая, современная, мирная страна, такая как Канада, может развалиться, вопреки вековой истории партнерства и компромисса, то много ли надежды уцелеть могут лелеять остальные?

Для того чтобы выжить в качестве единой страны, Канаде придется доказать Квебеку, раз и навсегда, что он закономерно и по воле народа является ее частью, и это не простая историческая случайность.


История непростого союза.

1867: Закон о Британской Северной Америке. Верхняя (англоязычная) и Нижняя (франкоязычная) части Канады объединены в конфедерацию, которая в 1949 году включала 10 провинций и две территории.

1912: Принят Устав Вестминстера. Как и другие части Британского Содружества, Канада получает большую степень автономии, полномочия теперь распределяются между федеральными и провинциальными властями.

1941: Первый кризис: квебекцы не хотят участвовать в войне и защищать Британию, но Канада настаивает.

1970-е годы: появление новых механизмов финансирования, в том числе создание системы выравнивания, чтобы сгладить региональные различия в социально-культурной сфере, в образовании и здравоохранении.

1971: Конференция Виктория, когда премьер Квебека Роберт Бурасса излагает исторические требования Квебека. Премьер-министр Пьер Трюдо вводит Закон об официальных языках, попытку сгладить языковые противоречия. Все федеральные ведомства отныне будут предлагать свои услуги на любом официальном языке.

1976: Избран Рене Левек, первый сепаратистский премьер Квебека. Принимается печально известный Билль 101, французский язык стал официальным языком Квебека, в школах и на предприятиях, в рекламе использование английского языка ограничивается.

1980: Квебек говорит «нет» на референдуме, организованном по требованию правительства, не дав ему мандат на переговоры о новом конституционном устройстве с остальной частью Канады.

1987: Премьер-министр Брайан Малруни подписывает решение, которое дает Квебеку статус «отдельного общества» и дополнительные полномочия ему и другим провинциям. Правда, оппозиции удается отменить его.

1995: Правительство Квебека запускает еще один референдум о суверенитете, сторонники федерации выигрывают его с минимальным перевесом.


Цена развода.

Проживание в Монреале в течение 25 лет помогло мне понять, почему многие жители Квебека выражают желание, чтобы он получил независимость. Жители Квебека, очевидно, явно отличаются от остальных канадцев, берем ли мы язык и музыку, политический менталитет и общий образ жизни.

Однако все имеет свою цену, и слишком много политиков сегодня делают вид, что независимость Квебека не принесет издержек. Многие экономические вопросы имеют значение, от тарифов и паспортов до банковских карт и железнодорожного расписания. Я сосредоточусь на трех самых важных - государственном долге, фискальных трансфертах и денежно-кредитной политике. Совокупный долг Квебека в 2013 году был 175 миллиардов долларов, что эквивалентно 49 процентам его валового внутреннего продукта (ВВП). Перед отделением, Квебеку потребуется провести переговоры с Канадой о своей доле федерального долга (и активов).

Разумно предположить, что обладая 23 процентами населения Канады, Квебек будет отвечать за подобное количество и федерального долга – то есть 154 миллиарда долларов. Это приведет к увеличению его долга по отношению к ВВП до 92 процентов. То есть на момент отделения, Квебек будет еще больше в долгах, чем Франция, Испания и США, и даже чуть хуже Италии. Это большой долг.

Равное увеличение долга и активов ляжет тяжким бременем на бюджет правительства. Многие из новых активов Квебека не будут генерировать много дохода (например, национальные парки и инфраструктура); но каждый доллар вновь обретенной части долга потребует ежегодных процентных платежей. С текущей средней процентной ставкой по федеральным долгам около 4 процентов, Квебеку необходимо будет увеличить свои ежегодные платежи по обслуживанию долга примерно на 6 миллиардов в год.

Теперь рассмотрим бюджетные трансферты. Квебек собирает налоги в Оттаву. В свою очередь, он извлекает выгоду из федеральных программ, таких как страхование занятости и пенсионное обеспечения по старости. Но так как население Квебека старше среднего, да и уровень безработицы выше, то Квебек является получателем выплат по этим программам.

Некоторые могут возразить, что правительство Квебека может просто заменить Оттаву. Но где найти деньги? Благодаря своим относительно низким налогам, налоговая база Квебека является относительно небольшой, и это обстоятельство вынуждает Оттаву каждый год делать немалые выплаты по выравниванию. В следующем году, эти выплаты составят около 9.3 миллиарда или 13 процентов от общей суммы государственных доходов Квебека. С разделением, этот финансовый приток внезапно остановится; на его месте для правительства Квебека возникнет огромная бюджетная дыра.

При более высоких расходах по обслуживанию долга и прекращению федерального притока, правительство независимого Квебека будет вынуждено резко повышать налоги или сокращать расходы – и это только для сохранения баланса бюджета. Третий вариант, это наращивать свой долг еще больше, но при отношении долга к ВВП на уровне 92 процентов, эта возможность будет весьма ограниченной. Вывод ясен: когда дело дойдет до денежно-кредитной политики, независимому Квебеку придется выбирать между двумя плохими альтернативами.

Он может продолжить использование им канадского доллара, но это не будет той финансовой политикой, которой можно стабилизировать экономику – и будет наивным полагать, что независимый Квебек будет играть какую-то роль в определении политики Банка Канады. Отсутствие своей денежно-кредитной политики особенно пагубно скажется на экономике сепаратисткой провинции из-за прекращения фискальных трансфертов из Оттавы, потому что они, как правило, сглаживали экономические спады. Теперь же вырисовывается сценарий Греции, а он выглядит не слишком привлекательно.

Другим вариантом было бы создать центральный банк Квебека и новую валюту. Недостатком этого варианта, особенно в начале, будет реакция рынка. Если Квебек представит новую валюту по номиналу с канадским долларом, то неопределенность и пессимизм рыночных игроков, скорее всего, приведут к росту цен на импорт. Кроме того, стоимость обслуживания частных и государственных долгов, номинированных в канадских долларах, просто взлетит. Эта возможность также выглядит непривлекательно.

Независимый Квебек, конечно, не будет бедной страной. Но по крайней мере на некоторое время, и, возможно, в течение долгого времени, жить в нем станет хуже, чем сейчас. Конечно, многие в Квебеке добиваются независимости по причинам, не связанным с экономикой. Но было бы хорошо, если бы политики признали хотя бы некоторые экономические издержки, которые придется понести, и задаться вопросом, та ли это цена, которую они готовы платить.


Перевод А.Маклакова.

Источник: www.theglobeandmail.com

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Финансовое Темновековье

Судьба существующей финансовой системы выглядит мрачно – когда исчезнут т.н. «резервные» валюты, мир погрузится в финансовые «Темные века»; причина этого – господство сверхкрупного спекулятивного капитала и его идеологии «монетарного фашизма», что ведет к вырождению денег. За последние 40 лет деньги получили тотальный контроль над всем и каждым из нас. Будущие поколения вступят в жизнь, обремененные долгами своих отцов. И это неизбежно. Это хуже, чем паутина или стая вампиров, это глобальная пандемия, которая заражает каждую ДНК.

Ученые, политики и эксперты всячески оправдывают социальное неравенство и ущерб, наносимый финансовым сектором государству. Когда безработица и сокращение производства начинают угрожать отношениям между государством и финансовым классом, то финансовый класс предлагает населению «затянуть пояса» и «жесткую экономию». За пределами США это же предлагают сделать другим странам МВФ, Мировой Банк и различные финансовые учреждения. Сегодня финансовый класс и банкиры развивают эту идеологию через СМИ и правительства с той же неистовостью, с какой действовала церковь в Темные Века: всякий усомнившийся считается «еретиком».

Читать далее

 

Материалы по теме
Зал периодики

"Укропы держатся пучком"

Россия собирает мощную группировку войск у границы с Украиной

Die Zeit: пустой взгляд на Восток

Вахтанг Кипиани: Крым как Абхазия. Между оккупацией и этноцидом

Война государства против граждан

In memoriam: Чему погибший Джон Нэш мог бы научить Украину

Олександр Турчинов: Ядерна загроза з боку Росії - реальність

Бернар-Анри Леви. Путин, Украина и исторический ревизионизм

Мінські домовленості. Три місяці — чи є результат?

Война-2015

Что Украина выиграет от сговора США, России и Германии

Ставки сделаны. Какое решение Россия и США приняли по Донбассу

Донбасс – что дальше?

В гостях у БИНТЕЛ — Майкл Блейзер

Как сорвать план Кремля в отношении Украины

От Большой Европы к Большой Азии? Китайско-российская Антанта

Доклад "Путин. Война": сотни погибших солдат и 3 трлн рублей из бюджета

Рада приняла новый закон о режиме военного положения

Джемі Шеа: НАТО вже стикається і з гібридними загрозами, і з російською пропагандою

Путин зря просит пощады, ни он, ни, к несчастью, Россия ее не получат

Евразийский союз - это тупик для всех его участников

Каждому свое. Чего хотят Запад и Восток Украины

Важко зменшувати безробіття, не знаючи його розмір

Нужна ли стране национальная идея

Порошенко-1 чи Ющенко-2? Чи повторить президент помилки 10-річної давнини

Геннадій Москаль: Росія ви́знає ЛНР та ДНР. Але не в цих “кордонах”

Саммит разочарования

Украина – слабое звено мировой политики

Шесть вариантов развития конфликта в Донбассе в 2015 году

Скандинавы готовятся дать отпор Москве

Куди ведуть усі Шовкові шляхи

Україну схиляють до капітуляції

Анатолій Гриценко: є кілька місяців, аби уникнути сценарію failed-state, коли Україна може зникнути

Удар по імунітету. Як Україна може юридично захистити себе від агресії РФ?

Сендвич в горле: почему уголь стал инструментом реванша в Украине

Економічні зв’язки з окупованим Донбасом: відрізати чи реінтегрувати?

Крупнейшая партия Европарламента готова воевать с Россией

Для чого нам декомунізація? Чотири уроки французького професора Мельника

Украинская карта в истории с С-300

Запад теряет военное лидерство? Обзор новой книги Марка Урбана

Какие новые черты Путина раскрыла «Прямая линия»

Лише подвійний дипломатичний удар Німеччини та Франції зміг дати шанс миру на Донбасі – французький дипломат

Минские соглашения: война на грани мира

Суміш примусу, зволікання та успішного досвіду сусідів

Кремль взял глобальный курс на разжигание региональных войн

ВОЛОНТЕРСКИЙ ДЕСАНТ В ФИСКАЛЬНОЙ СЛУЖБЕ

Сепаратисти на Донбасі скоюють воєнні злочини – «Міжнародна амністія»

Кваснєвський: ця війна, якщо станеться, буде страшною, в тому числі за кількістю жертв

Кто остановит Путина

Последние дни "ДНР" и "ЛНР"

 

page generation time:0,100