В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Перекресток цивилизаций
Другие диалоги:

Подняться из пепла: новый взгляд на послевоенную реконструкцию Германии

Версия для печати
Р.Лейх, М.Шрайбер и Ханс-Ульрих Штольд
27 ноя 2014 года

Для многих из нас возрождение Германии после Второй Мировой войны это не что иное, как чудо. Правда, реконструкция страны не обошлась без спорных моментов. Улицы и площади переполнены модернистскими зданиями, что в старых городах выглядит не слишком уместно.

Есть и курьезные моменты. В мае, на горе Фокерберг, что находится в районе Лейпцига, люди толкали странные колесные повозки вверх на высоту 153 метров, залазили в них и съезжали вниз. Мероприятие проходило уже в 19-й раз, и в этой гонке участвовали весьма странные и удивительные транспортные средства, на потеху и к радости тысяч зрителей. Гонка имеет несколько этапов и ряд специальных призов, в том числе специальный приз имени Юрия Гагарина, доставшаяся в этом году команде, называющей себя «Мальчишник». Возможно, еще более интересным является то, что гора Фокерберг отнюдь не была создана ледниковой эрозией или тектоническими движениями. Холм был создан полностью из руин города после бомбардировок Лейпцига во время Второй мировой войны. Смешное дерби фактически проходило на руинах Третьего Рейха.

Есть подобные искусственные холмы и во многих других немецких городах. Менхенгладбах, например, имеет «Рейтер Хохе», Франкфурт – «Монте Шербелино», Штутгарт – «Грюнер Хайнер», популярное место для авиамоделистов.

Жители Берлина назвали холмы из сваленных в кучу останков своих разрушенных домов, заводов и церквей «Монте Кламотте» («тряпичные горы»). Одна из них, «Чертова гора», Тойфельсберг, является второй из самых высоких точек ​​немецкой столицы, возвышаясь на 115 метров над уровнем моря. Во время Холодной войны, американские военные разместили на холме гигантские подслушивающие устройства, чтобы перехватывать радио и другие передачи с другой стороны «железного занавеса». Много лет гору осваивают горные велосипедисты, парапланеристы и сноубордисты. А Альпийская Ассоциация Германии даже создала здесь стену для скалолазания.

Никогда прежде не было так много разрушено - и, тем не менее, никогда прежде не было там так много новых начинаний. Никогда раньше страна не восстанавливалась с такой скоростью и таким размахом​​. Действительно, львиная доля зданий, стоящих сегодня в Германии была построена после 1948 года.


От огромных потерь - к новым начинаниям.

Во время Второй мировой войны ковровые бомбардировки войсками союзников стерли с лица Земли до 80 процентов исторических зданий в крупных городах Германии. В список практически разрушенных городов попали Берлин, Кельн, Лейпциг, Магдебург, Гамбург, Киль, Любек, Мюнстер, Мюнхен, Франкфурт, Вюрцбург, Майнц, Нюрнберг, Ксантен, Вормс, Брюнсвик, Ганновер…Фрайбург и Дрезден были уничтожены практически полностью.

Только в Западной Германии, объем обломков от разрушенных зданий составил около 400 миллионов кубических метров (14 миллиардов кубических футов), этого достаточно, чтобы построить стену в два метра толщиной и семь метров высотой по всей границе. С архитектурной и градостроительной точки зрения, восстановление Германии от ада военных разрушений было похоже на воскрешение птицы Феникс.

Первый этап реконструкции продолжался до 1980-х годов - до падения Берлинской стены. Воссоединение Германии породило еще одну волну градостроительства. Но даже сегодня процесс самообновления далек от завершения. И сегодня, спустя 65 лет после окончания войны, и через 20 лет после успешного воссоединения страны, ведется множество дискуссий о реконструкции, что предстоит построить, горячо дискутируется даже сама идея, каким вообще должен быть облик современного города.


Новый подход к восстановлению.

Проблема состоит в том, чтобы исправить прошлые ошибки, сделанные в связи с поспешным и непродуманным восстановлением. Новая логика градостроения отошла от принципа чистой функциональности, которая была порождена послевоенной необходимостью. Демографические изменения - в ​​том числе старение населения, поток иммигрантов и снизившаяся плотность населения в некоторых регионах Восточной Германии - требуют нового подхода к городскому планированию.

Городские планировщики переосмысливают свои идеи, и радикализм начала послевоенной эпохи сменяется осторожностью и, в некоторых случаях, восстановлением старого. Третий этап возрождения Германии набирает обороты и, как это ни парадоксально, он характеризуется растущей ностальгией по истории, старым традициям, и городским центрам «со своим лицом». Исторические, старые города сейчас более популярны, чем когда-либо.

Это, пожалуй, не трудно понять. Архитектурный критик Вольфганг Пент утверждает, что, если скорость изменений слишком велика, тоска по прошлому становится все сильнее. Кроме того, многое, что было построено в течение этого начального, хаотического периода восстановления после 1945 - когда самая важная цель была просто очистить города от развалин и дать людям крышу над головой - не был успешным с точки зрения архитектуры и городского планирования.

Шестнадцать миллионов квартир существовало до войны. В 1945 году 2,5 миллиона жилищ были полностью уничтожены, а еще 4 миллиона были повреждены до полной непригодности.

Тогда повсюду старались строить хотя бы временные жилые помещения, чтобы смягчить худший из видов бездомности. Тем не менее, многие немцы долго ночевали под открытым небом на руинах своих домов. Приток миллионов беженцев, изгнанных из ранее населенных немцами районов Польши и Чехии, еще более усугубили людские страдания.

Причины экономического чуда Германии.

В течение последних двух десятилетий идет острая дискуссия о причинах так называемого немецкого экономического чуда после Второй мировой войны. Эта дискуссия началась несколько неожиданно, поскольку для послевоенных поколений было само собой разумеющимся, что впечатляющие темпы роста в 1950-х и 60-х были следствием либерализации экономики после 15 лет жесткого планирования и государственного вмешательства в экономику нацистской диктатуры.

Действительно, после введения SozialeMarktwirtschaft (социальной рыночной экономики) в 1948 году, Людвиг Эрхард, первый федеральный министр экономики, стал легендой. Тем не менее, Эрхард никогда не считал себя «чудотворцем». Он всегда подчеркивал, что быстрый рост экономики в Германии был связан с эффективным экономическим управлением. В 1980-х годах, эта точка зрения была поставлена под сомнение рядом историков и экономистов, которые утверждали, что послевоенный бум в Германии стал следствием лихорадочного восстановления страны после проигранной войны.

Главный сторонник этой «теории реконструкции» был историк Вернер Абельхаузер. Он поставил под сомнение влияние валютной реформы-основного орудия экономической политики Эрхарда. Также поставил под сомнение традиционную точку зрения и Руди Дорнбуш. Он указал на японский опыт достижения мощного экономического роста в 1950-х и 60-х, причем в стране, «где конкуренция и либерализм полностью отсутствовали».

Интересно, что первые, еще плохо проработанные теории, связывающие быстрый экономический рост с восстановлением после разрухи, вызванной войной, были сформулированы еще в 19 веке. Еще в 1848 году Джон Стюарт Милль писал: «враг предает страну огню и мечу, разрушает и грабит все, что только можно, люди разоряются, и все же, в некоторых случаях, всего за несколько лет страна восстанавливается».

Спустя более ста лет, японец Кей Си Когику объяснил быстрый послевоенный рост Японии «законом Фридмана»: «уничтожьте большую часть нации, ее военную промышленность и переверните всю ее экономическую структуру. И вполне возможно, что восстановление из этого хаотического состояния окажется весьма быстрым, а рост экономики достигнет 8-10 процентов в год». Именно таким оказался рост экономики Германии в начале послевоенного периода.

Обращаясь к формальной теории роста, скорость восстановления экономики может объясняться с помощью неоклассической модели, предложенной Солоу. В долгосрочной перспективе темпы роста экономики определяются темпами роста населения и скоростью технического прогресса. При этом также растет и доход на душу населения. Разруха и вымывание капиталов из страны приводит капитал и труд в состояние значительно ниже долгосрочного равновесия. Нехватка капитала ведет к более высокому росту производительности труда. За ним и доход на душу населения поднимается выше равновесных темпов роста и асимптотически приближается к долгосрочным показателям.

Быстрому росту также мог способствовать и «План Маршалла». Однако эмпирический анализ, проведенный рядом исследователей показывает, что эффект от него был незначительным.

На основе этой теории, было проведено большое количество исследований. К факторам, влияющим на экономический рост, относили рост доходов на душу населения, структуру торговли и ряд других детерминант, включая рост численности населения, а также долю инвестиций в физический и человеческий капитал.

Если разница в темпах роста может (по крайней мере, частично), объясняться различными начальными уровнями доходов, то явно имела место конвергенция, хотя сам термин конвергенция может трактоваться по-разному. О безусловной конвергенции можно говорить, если наблюдается обратная связь между темпами роста доходов населения и экономическим ростом, не принимая в расчет другие переменные. Чем беднее страна, тем быстрее она растет. Этот простой подход не имеет серьезных доказательств, поскольку игнорирует другие факторы, определяющие рост, которые могут различаться от страны к стране.

Есть и другие вещи (например, темпы роста инвестиций и рост населения), поскольку при прочих равных условиях бедные страны, как правило, экономически растут быстрее. Большинство исследователей соглашаются, что когда в стране наблюдается конвергенция, то ее развитие неплохо описывается неоклассической моделью.


Можно ли говорить об «экономическом чуде»?

Возвращаясь к послевоенному периоду Германии, возникает вопрос, можно ли говорить об «экономическом чуде» или нет. Похоже, что чудо действительно существовало. Например, Дойрик и Ншуен в 1989 проанализировали рекордный рост в странах ОЭСР с 1950 года, сравнив инвестиции, начальный доход, темпы роста занятости. Благодаря полученным ими результатам, можно сделать вывод, что экономический рост Германии в 1950-х был значительно выше, чем ожидалось на основе экономических моделей. Правда, другие экономисты пришли к противоположным выводам, полагая, что «если «чудо» определяется как необъяснимые темпы роста, то процент «необъяснимого» роста в его структуре экономики Германии чрезвычайно невелик. Иными словами, немецкое экономическое чудо объясняется темпами послевоенной реконструкции».

Эти противоречивые результаты оставили наш основной вопрос без ответа. Более того, если сравнивать Германию со странами ОЭСР, то эмпирических оснований для того, чтобы делать окончательные выводы, недостаточно. Наконец, ни одно из вышеупомянутых исследований не было всеохватывающим, так что неучтенные экономические факторы, возможно, сыграли немалую роль.

Послевоенный рекордный рост редко изучался в то время, когда он происходил, хотя есть и кое-какие серьезные исследования, в которых оценки дохода на душу населения изучались на протяжении длительного времени. Например, Ангус Мэдисон разработала комплексную базу данных на период с 1870 по1994, и ее данные могут служить важной основой для дальнейших изысканий.

Чтобы решить непростой вопрос о том, был ли послевоенный рост Германии следствием экономической либерализации или послевоенной реконструкции, и являлся ли он своего рода «чудом», стоит рассмотреть изменение дохода на душу населения в перспективе, используя весьма длинные промежутки времени. Но в общем и целом, спор об этом пока остается неразрешенным. И…здесь на помощь приходит сравнение западной Германии и Восточной.


Уроки Восточной Германии.

Картина послевоенного роста была бы неполной без рассмотрения реконструкции бывшей Германской Демократической Республики (ГДР). Это сравнение является трудной задачей, потому что цены были разными, а статистика по ГДР - ненадежной.

Западногерманские аналитики и экономические историки попытались оценить доходы и производительность труда восточных немцев, но эти оценки часто были предвзятыми, если не сказать - ложными. Экономика Восточной Германии рухнула в 1989 году. Принято считать, что уровень производительности труда в ГДР достиг приблизительно 70 процентов от уровня Западной Германии. Однако тщательный осмотр производственных мощностей в последующие годы показал, однако, что это совсем не так. Теперь широко признано, что уровень Восточной Германии едва достигал жалкие 25 процентов.

Комплексное исследование Шварцера (1999) показало, что на самом деле цифры были еще хуже. Он обнаружил, что относительная производительность была в диапазоне от 14 до 20 процентов, а это означает, что средний уровень производительности в ГДР не превышал уровень 1914 года. Эти катастрофические экономические показатели коренятся в очень слабой послевоенной реконструкции.

Бурный рост в первые послевоенные годы, однако, вызвал разочарование в темпах развития в более поздний период. Средние темпы экономического роста в течение 1947-50 составляли 13,4 процента в Западной Германии по сравнению с 2,2 процентами в Восточной. Хотя, конечно, некоторая реконструкция в Восточной Германии проводилась, темпы роста были значительно ниже прогнозов по неоклассической модели. Это указывает на огромное значение свободной экономической системы и поддерживает мнение, что западногерманское экономическое чудо было бы невозможно при социалистическом режиме.

Отсюда можно сделать вывод, что немецкое «экономическое чудо» было связано с послевоенным обновлением страны, а также реформами, проведенными после 1948. Если же посмотреть в более длительной исторической перспективе, вполне может быть доказано, что влияние послевоенной реконструкции было сильнее.

С другой стороны, реконструкция не может в полной мере объяснить рекордные темпы роста Германии, поскольку в 1950-х и 60-х годах они были значительно выше, чем предсказывает чистая модель реконструкции. Показатели этого «бонуса развития» прекрасно совпадают с эффектом от немецкой денежной реформы и созданием социально-ориентированной рыночной экономики.

Вполне можно утверждать, что реконструкция сама по себе шла бы медленнее при отсутствии экономических реформ. Учитывая слабые показатели роста ГДР, эта гипотеза вполне работоспособна – таким образом, такое явление как «экономическое чудо» вполне объяснимо.


Перевод А.Маклакова.

Источник: http://www.spiegel.de

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Новый мировой беспорядок – как мы в нем оказались

Развал системы глобальной безопасности – следствие подъема национализма, этой «темной стороны демократии», что уже привело к конфликтам во многих странах мира; происходящее в Украине является доказательством этого, а возможно, и началом революции. Как выбраться из подобной ситуации в реальной жизни? Научные исследования показывают, что есть только два пути: чистая победа одной из сторон, или «мучительный тупик», в котором обе стороны страдают из-за конфликта, пока не согласятся на международное посредничество.

В Украине Россия тоже вошла в мучительный политический тупик. Да, она показала свою силу духа в отношении санкций – а также готовность терпеть неудобства, чтобы при этом терзать Украину, пытаясь сохранить благодаря этому свое влияние и сепаратистскую автономию на востоке страны. Украина, однако, стремится к чистой победе, окружая сепаратистов и обстреливая их позиции. Чего мы пока не знаем – как далеко Украина готова зайти в своем стремлении к полной победе, и как далеко готова зайти Россия, чтобы этого не допустить? Да, можно надеяться, что международные посредники смогут убедить и Украину, и Россию, что издержки открытого конфликта могут быть столь велики, что лучше пойти на сохранение нынешнего положения, чем продолжать военные действия. Я боюсь, однако, что мы увидим дальнейшее обострение конфликта, усиление экономических санкций и расширение военных действий.

Читать далее

 

Материалы по теме
Зал периодики

"Укропы держатся пучком"

Россия собирает мощную группировку войск у границы с Украиной

Die Zeit: пустой взгляд на Восток

Вахтанг Кипиани: Крым как Абхазия. Между оккупацией и этноцидом

Война государства против граждан

In memoriam: Чему погибший Джон Нэш мог бы научить Украину

Олександр Турчинов: Ядерна загроза з боку Росії - реальність

Бернар-Анри Леви. Путин, Украина и исторический ревизионизм

Мінські домовленості. Три місяці — чи є результат?

Война-2015

Что Украина выиграет от сговора США, России и Германии

Ставки сделаны. Какое решение Россия и США приняли по Донбассу

Донбасс – что дальше?

В гостях у БИНТЕЛ — Майкл Блейзер

Как сорвать план Кремля в отношении Украины

От Большой Европы к Большой Азии? Китайско-российская Антанта

Доклад "Путин. Война": сотни погибших солдат и 3 трлн рублей из бюджета

Рада приняла новый закон о режиме военного положения

Джемі Шеа: НАТО вже стикається і з гібридними загрозами, і з російською пропагандою

Путин зря просит пощады, ни он, ни, к несчастью, Россия ее не получат

Евразийский союз - это тупик для всех его участников

Каждому свое. Чего хотят Запад и Восток Украины

Важко зменшувати безробіття, не знаючи його розмір

Нужна ли стране национальная идея

Порошенко-1 чи Ющенко-2? Чи повторить президент помилки 10-річної давнини

Геннадій Москаль: Росія ви́знає ЛНР та ДНР. Але не в цих “кордонах”

Саммит разочарования

Украина – слабое звено мировой политики

Шесть вариантов развития конфликта в Донбассе в 2015 году

Скандинавы готовятся дать отпор Москве

Куди ведуть усі Шовкові шляхи

Україну схиляють до капітуляції

Анатолій Гриценко: є кілька місяців, аби уникнути сценарію failed-state, коли Україна може зникнути

Удар по імунітету. Як Україна може юридично захистити себе від агресії РФ?

Сендвич в горле: почему уголь стал инструментом реванша в Украине

Економічні зв’язки з окупованим Донбасом: відрізати чи реінтегрувати?

Крупнейшая партия Европарламента готова воевать с Россией

Для чого нам декомунізація? Чотири уроки французького професора Мельника

Украинская карта в истории с С-300

Запад теряет военное лидерство? Обзор новой книги Марка Урбана

Какие новые черты Путина раскрыла «Прямая линия»

Лише подвійний дипломатичний удар Німеччини та Франції зміг дати шанс миру на Донбасі – французький дипломат

Минские соглашения: война на грани мира

Суміш примусу, зволікання та успішного досвіду сусідів

Кремль взял глобальный курс на разжигание региональных войн

ВОЛОНТЕРСКИЙ ДЕСАНТ В ФИСКАЛЬНОЙ СЛУЖБЕ

Сепаратисти на Донбасі скоюють воєнні злочини – «Міжнародна амністія»

Кваснєвський: ця війна, якщо станеться, буде страшною, в тому числі за кількістю жертв

Кто остановит Путина

Последние дни "ДНР" и "ЛНР"

 

page generation time:0,079