В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Перекресток цивилизаций
Другие диалоги:

Сепаратизм и строительство империй

Версия для печати
Дж.Петрас
3 дек 2014 года
На протяжении современной имперской истории, принцип «Разделяй и властвуй» был важным элементом, позволяющим относительно небольшим и бедным ресурсами странам Европы покорять народы значительно большие – по территории и населению, и богатые природными ресурсами. Известно, что на каждого британского офицера в Индии приходилось по пятьдесят сикхов, гуркхов, мусульман и индусов, служащих в британской колониальной армии. Завоевание Африки и Азии европейцами проходило так, что за белых офицеров воевали черные, красно- и желтокожие солдаты, чтобы белый капитал мог воспользоваться рабочей силой цветных народов. Региональные, этнические, религиозные, клановые, племенные и другие различия были политизированы, что позволило имперским войскам победить враждующие между собой народы и племена.

В последние десятилетия мы стали свидетелями того, как создатели империи США стали настоящими гроссмейстерами в глобальной игре «разделяй и властвуй». В 1970-х годах ЦРУ совершило поворот от продвижения сомнительных достоинств капитализма и демократии, к смычке с религиозными, этническими и региональными элитами против политических режимов, слишком независимых или враждебных США в их строительстве своей мировой империи.

Очевидно, что «самоопределение» и «независимость» отнюдь не универсальный принцип, определяющий политику великих держав. Что направляет политику США, это ответ на вопрос - способствует ли сепаратистское движение, его лидеры их гигантомании или нет? Обратный вопрос, однако, нечасто поднимается так называемыми прогрессивистами, левыми или антиимпериалистами: ослабляет ли сепаратистское движение или движение за независимость империю и укрепляет ли оно антиимпериалистические силы?

Хорошо известно, что Гитлер оправдывал вторжение в Чехословакию защитой судетских сепаратистов; так же, как президенты США оправдывали раздел Ирака защитой курдов или суннитов, а Путин сегодня оправдывает агрессию против Украины.
Что должно определять политику антиимпериалистических сил это не абстрактный принцип «права на самоопределение», но ответ на вопрос, кто именно является субъектом политики - другими словами, какие политические силы, связанные с какими лагерями в международной политике, и к каким целям стремятся.

Если, как в Боливии сегодня, правые, расисты и олигархия захватывают контроль над самой плодородной и богатой ресурсами частью региона, содержащем 75% природных ресурсов страны, во имя «самоопределения» и автономии, изгоняют и грабят коренное население – то что же тогда важнее: право на самоопределение территорий или равный доступ к общественным благам?


Сепаратизм в Латинской Америке: Боливия, Венесуэла и Эквадор.
В целом Соединенные Штаты сохранили гегемонию над правящими элитами в Мексике, Колумбии, Центральной Америке, Перу, Чили, Уругвае и некоторых островных государствах Карибского бассейна. В государствах, где избиратели поддерживали противников американского господства, таких как Венесуэла, Эквадор, Боливия и Никарагуа, влияние Вашингтона зависит от региональных и местных выборных руководителей. Преждевременно утверждать, что гегемония США в Латинской Америке является делом прошлого.

Чтобы убедиться в этом, стоит ознакомиться с недавней экономической и политической историей, из которой станет ясно, что Соединенные Штаты сохранили связи с режимом Кальдерона в Мексике, режимом Гарсиа в Перу, Бачелета в Чили и Урибе в Колумбии. Влияние США по-прежнему является мощным фактором формирования политического поведения деловых кругов, финансовых и региональных политических элит в Венесуэле, Эквадоре, Боливии и Аргентине. Особенно активно США поддержали сепаратистов в Боливии. В Аргентине, олигархия и латифундисты при поддержке крупных промышленных, финансовых и коммерческих конфедераций, организовали успешное наступление против налога на экспорт, продвигаемого левоцентристским правительством Кристины Киршнер.

В Колумбии, США ведут переговоры с военизированными формированиями, базирующимися на границе с богатым нефтью штатом Сулия в Венесуэле, который, «по чистому совпадению», оказался под властью единственного оппозиционного губернатора, который выступал против Чавеса, за автономию или отделение штата.

В Эквадоре, мэр Гуаякиля, опираясь на правое крыло в СМИ и дискредитировавшие себя политические партии предложил президенту Рафаэлю Корреа предоставить провинции статус «автономной».

Процесс имперского расчленения различных стран идет очень по-разному из-за разных отношений между центральным правительством и региональными сепаратистами. Правое крыло сепаратистов в Боливии продвинулось дальше всех - оно выиграло референдум и объявило себя независимой единицей, имеющей право сбирать налоги, формулировать внешнеэкономическую политику и создавать свои собственные полицейские силы.
Успех сепаратистов в Боливии (провинции Санта-Крус) был достигнут из-за политической недееспособности и общей некомпетентности режима Эво Моралеса. Белые расистские олигархи воспользовались этой возможностью и создали базу для сепаратизма. Когда же сепаратисты получили контроль над местным населением, они стали запугивать индейцев и профсоюзных деятелей, всех сторонников режима Моралеса, яростно отвергая конституцию, и постоянно добиваясь уступок от вялого и нерешительного центрального правительства Эво Моралеса.

В то время как сепаратисты использовали свой ​​контроль над основными средствами производства и просачивались в пять других провинций, образуя географическую дугу в шести провинциях, их влияние росло. Режим Моралеса, опиравшийся в основном на метисов, ранее работавших в НПО, финансируемых из-за рубежа, так и не использовал свою конституционную власть, чтобы сохранить в стране конституционный порядок и преследовать сепаратистов за нарушение национальной целостности страны и ее демократический строй.

Моралес никогда не мобилизовал страну, и даже не призвал военных подавить сепаратистов. Вместо этого он продолжал делать бессильные призывы к «диалогу», и искал компромисса, а его уступки только укрепили позиции сепаратистов. Режим Моралеса представляет собой пример абсолютной неспособности защищать суверенитет народа и целостность нации.

Уроки неудачного правления Моралеса в Боливии стали мрачным напоминанием Чавесу в Венесуэле и Корреа в Эквадоре: если они не будут действовать решительно, чтобы сокрушить сепаратистские движения в зародыше, то они столкнутся с революцией.

Наиболее угрожающая ситуация сложилась в Венесуэле, где США и колумбийские военные построили базы на границе с венесуэльским штатом Сулия, направляя спецназ и боевиков в Венесуэлу, чтобы захватить богатый нефтью штат, сделав его плацдармом для дальнейшего наступления, попутно лишив центральное правительство жизненно важных для него поступлений от продажи нефти и дестабилизировав его.

Сегодня Соединенные Штаты стимулируют сепаратистские движения, по крайней мере, в трех латиноамериканских странах. В Боливии это «Media Luna» или движение «Полумесяц» провинции Санта-Крус, Бени, Пандо и Тариха успешно созвало провинциальные «референдумы» за автономию - кодовое слово для начала отделения. 4 мая 2008 года сепаратистам в Санта-Крус удалось обеспечить явку избирателей почти в 50% и выиграть 80% голосов.

15 мая правая политическая элита, поддерживаемая крупным бизнесом, объявила о создании министерств внешней торговли и внутренней безопасности в этой провинции. Правительство США во главе с послом Голдбергом, оказало финансовую и политическую поддержку в размере 125 миллионов долларов правым сепаратистским «гражданским» организациям через агентство AID, и десятки миллионов по программе «борьбы с наркотиками», а также через NED (Национальный фонд в поддержку демократии), который финансирует сепаратистские общественные организации. На заседаниях Организации Американских Государств и других региональных совещаний Соединенные Штаты отказались осудить сепаратистские движения.
Из-за общей некомпетентности и вялости президента Эво Моралеса и всего руководства страны, кроме появления ряда «автономных» провинций, уже и некоторые другие провинциальные правительства стремятся узурпировать политическую власть и захватить контроль над экономическими ресурсами.

С самого начала, режим Моралеса одобрил ряд уступок олигархическим элитам в Санта-Крус, что позволило им успешно перегруппироваться, укрепиться, саботировать Учредительное собрание и активно подрывать авторитет центрального правительства. Чтобы добиться этого успеха правым потребовалось менее двух с половиной лет, что особенно удивительно, учитывая, что в 2005 году по стране прокатилось настощее народное восстание, которое свергло правого президента, и миллионы рабочих, шахтеров, крестьян и индейцев вышли на улицы.

Абсолютно некомпетентное правление Моралеса привело к тому, что страна сегодня раздроблена, а сепаратистская аграрно-финансовая элита захватила контроль над 80% ресурсов и производительных сил страны ... в то время как центральное правительство не способно ни на что, кроме заявлений протеста.
Успех сепаратистов в Боливии вдохновил подобные «движения за автономию» в Эквадоре и Венесуэле, во главе с мэром Гуаякиля (Эквадор) и губернатором штата Сулия (Венесуэла). Другими словами, срежиссированный Соединенными Штатами политический разгром режима Моралеса в Боливии породил процесс «перманентного контрреволюционного сепаратизма».

Сепаратизм и республики бывшего СССР.
Поражение коммунизма в СССР имело мало общего с «гонкой вооружений до банкротства системы», как говорил Збигнев Бжезинский. До самого распада, уровень жизни в Союзе был относительно стабильным, социальные программы продолжали работать, а на науку и культуру выделялись значительные государственные средства. Правящие элиты, которые пришли на смену коммунистической, не особо откликались на пропаганду достоинств «свободного рынка и демократии». Политические и экономические системы, которые они создали, не были ни демократическими, ни рыночными. Эти новые, этнические в своей основе, режимы, напоминали деспотические, хищные монархии, построенные на захвате («приватизации») кучкой олигархов и иностранных монополий того общественного богатства, которое было создано за 70 лет коллективного труда и государственных инвестиций.
Идеологией и главной движущей силой современных сепаратистов является этническая идентичность. Политикиа этнической идентичности, которая пришла на смену коммунизму, основана на вертикальных связях между элитой и массами. Новые элиты основаны на семейственности, грабеже и приватизации общественного богатства, созданного при коммунизме. В большинстве случаев этнические связи между элитами и населением привели к снижению уровня жизни, глубокому классовому неравенству, фальсификации выборов и репрессиям.

Во всех республиках бывшего СССР, новые правящие классы обрели легитимность через призывы к общей этнической идентичности. Они как будто вышли из средневековых роялистов – этих символов из далекого прошлого, насаждая паразитические религиозные иерархии, докапиталистический милитаризм, и размахивая национальными флагами, как будто только во времена феодализма и была настоящая «свобода». Обращение к реакционным символам прошлого вполне понятно: деспотизм феодальной эпохи им весьма близок.

Поскольку новые постсоветские деспоты утратили свою этничность вследствие общественного разочарования разграблением национального богатства, то они часто прибегают к системному насилию.
Залог успеха американской стратегии в продвижения сепаратизма на постсоветском пространстве – отнюдь не в создании жизнеспособных независимых капиталистических демократий. Вашингтону удалось, обостряя этнические конфликты между русскими и другими национальностями, поощряя местных коммунистических боссов, разделить Союз и сформировать «независимые государства», где новые правители могли разделить добычу со своими западными партнерами.

Американские усилия по дестабилизации коммунистических стран, особенно после 1970-х годов были направлены не на победу в конкуриренции за уровень жизни, больший рост экономики или более щедрые социальные программы. Скорее, западная пропаганда была нацелена на поощрение этнической солидарности, чтобы ослабить солидарность классовую, подорвать доверие к государству и укрепить прозападные элиты, опираясь на ставших большими начальниками «публичных интеллектуалов» и спрятавших свои партбилеты новых «национальных спасителей».

Ключевым моментом стратегии Запада в сокрушении СССР были сепаратистские движения для этого годились и религиозные фундаменталисты, и политики-популисты, и либеральные экономисты, обученные на Западе, и амбициозные полевые командиры. Годился любой, кто мог нести сепаратистское знамя «самоопределения». Впоследствии, часть этих элит получила государственный статус и даже вступила в НАТО.
Ни одна из бывших советских республик не стала независимой демократической республикой, способной восстановить тот уровень жизни, которым обладали их люди в советское время. Некоторые превратились в теократические деспотии, в которых религиозные деятели, знаменитости и диктаторы поддерживают друг друга. Другие превратились в уродливые мафиозные диктатуры. Никто из них не сохранил былую систему социальной защиты или высокое качество системы образования. Все постсоветские режимы страдают растущим социальным неравенством и уровнем преступности.

Успех США в использовании всевозможных сепаратизмов открыл им огромные возможности для разграбления сырьевых, и особенно нефтяных, ресурсов. Независимость новых государств оказалась, в лучшем случае, иллюзорной. В других случаях они банально погрязли в нищете и деспотизме.


Сепаратизм: Восточная Европа, Балканы и страны Балтии.
Наиболее ярким аспектом распада советского блока была быстрота и тщательность, с которой страны перешли из Варшавского договора в НАТО, под экономический контроль США либо ЕС. Переход от одной формы политической, экономической и военной зависимости к другой раскрывает суетность и поверхностность мышления новых правящих элит, их лицемерие. Бездумно осуждая «советское господство» и в то же время, отдавая большинство секторов экономики под контроль западного капитала, а значительные части территории - под базы НАТО, напраляя целые батальоны наемников для участия в имперских войнах Соединенных Штатов, они оказались еще более зависимыми, чем при советской власти.

Югославия и Косово: сепаратизм принудительный. Успешная операция по разрушению СССР и альянса стран Варшавского договора побудил США и ЕС уничтожить Югославию, последнюю независимую страну, находившуюся за пределами контроля США и ЕС в Западной Европе. Разделение Югославии было инициировано Германией. В то время как Германия действовала с помощью экономических рычагов, США, верные своей милитаристской миссии, стали поддерживать албанских сепаратистов. Силы НАТО способствовали этническим чисткам и убийству десятков тысяч сербов, цыган, да и всех, кто был против косовских сепаратистов.
Разрушение Югославии завершилось, Республика Сербская оказалась во власти США и их европейских союзников. К 2008 году ЕС и США ликвидировали последние остатки Югославии – уникальный проект самоуправляемого социализма был уничтожен.
Какими бы благими ни были первоначальные устремления населения новых республик, все их символические достижения утонули в нищете и внутренней борьбе за власть. Горькая правда заключается в том, что миллионы людей бежали из «родных» и вновь «независимых» государств, предпочитая стать беженцами и гражданами второго сорта в иностранных державах.

В заключение.
Основной проблемой считающих себя «прогрессивными» либералов в их пропаганде «автономии», «децентрализации» и «самоопределения» является то, что эти абстрактные понятия требуют ответа на фундаментальный исторический и политическую вопрос - какому классу, расе, политическому блоку передается власть?

Существует фундаментальная потребность прояснить понятие «автономии», исследуя те субъекты, которые его требуют, а также все последствия передачи им властных полномочий.
Бездумное приятие требования о «самоопределении» всего и вся привело к некоторым из самых отвратительных преступлений 20-21 веков – а во многих случаях сепаратистские движения стали следствием кровавых империалистических войн.

Прежде чем разобраться в «автономии», «децентрализации» и «самоопределении», нужно ответить на ряд вопросов: есть ли у подобных политических движений поддержка большинства населения? Чьи интересы они на самом деле преследуют? Не приведут ли они не к укреплению демократии, а к порочному кругу этнически окрашенной демагогии, защищающей интересы разрушительных внешних сил - интересы империи?


Перевод А.Маклакова.

Источник: www.globalresearch.ca/

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Опасность распространения прав человека

Если бы права человека были валютой, их курс сегодня оказался бы в состоянии свободного падения в силу инфляции многочисленных правозащитных договоров и необязательных международных инструментов, принятых за последние десятилетия самыми разными организациями. Сегодня на эту валюту можно, скорее, купить страховку для диктатур, нежели защиту для граждан. Права человека, некогда вознесенные на пьедестал основных принципов человеческой свободы и достоинства, сегодня могут быть чем угодно – от права на международную солидарность до права на мир.

Читать далее

 

Материалы по теме
Зал периодики

"Укропы держатся пучком"

Россия собирает мощную группировку войск у границы с Украиной

Die Zeit: пустой взгляд на Восток

Вахтанг Кипиани: Крым как Абхазия. Между оккупацией и этноцидом

Война государства против граждан

In memoriam: Чему погибший Джон Нэш мог бы научить Украину

Олександр Турчинов: Ядерна загроза з боку Росії - реальність

Бернар-Анри Леви. Путин, Украина и исторический ревизионизм

Мінські домовленості. Три місяці — чи є результат?

Война-2015

Что Украина выиграет от сговора США, России и Германии

Ставки сделаны. Какое решение Россия и США приняли по Донбассу

Донбасс – что дальше?

В гостях у БИНТЕЛ — Майкл Блейзер

Как сорвать план Кремля в отношении Украины

От Большой Европы к Большой Азии? Китайско-российская Антанта

Доклад "Путин. Война": сотни погибших солдат и 3 трлн рублей из бюджета

Рада приняла новый закон о режиме военного положения

Джемі Шеа: НАТО вже стикається і з гібридними загрозами, і з російською пропагандою

Путин зря просит пощады, ни он, ни, к несчастью, Россия ее не получат

Евразийский союз - это тупик для всех его участников

Каждому свое. Чего хотят Запад и Восток Украины

Важко зменшувати безробіття, не знаючи його розмір

Нужна ли стране национальная идея

Порошенко-1 чи Ющенко-2? Чи повторить президент помилки 10-річної давнини

Геннадій Москаль: Росія ви́знає ЛНР та ДНР. Але не в цих “кордонах”

Саммит разочарования

Украина – слабое звено мировой политики

Шесть вариантов развития конфликта в Донбассе в 2015 году

Скандинавы готовятся дать отпор Москве

Куди ведуть усі Шовкові шляхи

Україну схиляють до капітуляції

Анатолій Гриценко: є кілька місяців, аби уникнути сценарію failed-state, коли Україна може зникнути

Удар по імунітету. Як Україна може юридично захистити себе від агресії РФ?

Сендвич в горле: почему уголь стал инструментом реванша в Украине

Економічні зв’язки з окупованим Донбасом: відрізати чи реінтегрувати?

Крупнейшая партия Европарламента готова воевать с Россией

Для чого нам декомунізація? Чотири уроки французького професора Мельника

Украинская карта в истории с С-300

Запад теряет военное лидерство? Обзор новой книги Марка Урбана

Какие новые черты Путина раскрыла «Прямая линия»

Лише подвійний дипломатичний удар Німеччини та Франції зміг дати шанс миру на Донбасі – французький дипломат

Минские соглашения: война на грани мира

Суміш примусу, зволікання та успішного досвіду сусідів

Кремль взял глобальный курс на разжигание региональных войн

ВОЛОНТЕРСКИЙ ДЕСАНТ В ФИСКАЛЬНОЙ СЛУЖБЕ

Сепаратисти на Донбасі скоюють воєнні злочини – «Міжнародна амністія»

Кваснєвський: ця війна, якщо станеться, буде страшною, в тому числі за кількістю жертв

Кто остановит Путина

Последние дни "ДНР" и "ЛНР"

 

page generation time:0,078