В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Перекресток цивилизаций
Другие диалоги:

Сепаратизм и строительство империй

Версия для печати
Дж.Петрас
3 дек 2014 года
На протяжении современной имперской истории, принцип «Разделяй и властвуй» был важным элементом, позволяющим относительно небольшим и бедным ресурсами странам Европы покорять народы значительно большие – по территории и населению, и богатые природными ресурсами. Известно, что на каждого британского офицера в Индии приходилось по пятьдесят сикхов, гуркхов, мусульман и индусов, служащих в британской колониальной армии. Завоевание Африки и Азии европейцами проходило так, что за белых офицеров воевали черные, красно- и желтокожие солдаты, чтобы белый капитал мог воспользоваться рабочей силой цветных народов. Региональные, этнические, религиозные, клановые, племенные и другие различия были политизированы, что позволило имперским войскам победить враждующие между собой народы и племена.

В последние десятилетия мы стали свидетелями того, как создатели империи США стали настоящими гроссмейстерами в глобальной игре «разделяй и властвуй». В 1970-х годах ЦРУ совершило поворот от продвижения сомнительных достоинств капитализма и демократии, к смычке с религиозными, этническими и региональными элитами против политических режимов, слишком независимых или враждебных США в их строительстве своей мировой империи.

Очевидно, что «самоопределение» и «независимость» отнюдь не универсальный принцип, определяющий политику великих держав. Что направляет политику США, это ответ на вопрос - способствует ли сепаратистское движение, его лидеры их гигантомании или нет? Обратный вопрос, однако, нечасто поднимается так называемыми прогрессивистами, левыми или антиимпериалистами: ослабляет ли сепаратистское движение или движение за независимость империю и укрепляет ли оно антиимпериалистические силы?

Хорошо известно, что Гитлер оправдывал вторжение в Чехословакию защитой судетских сепаратистов; так же, как президенты США оправдывали раздел Ирака защитой курдов или суннитов, а Путин сегодня оправдывает агрессию против Украины.
Что должно определять политику антиимпериалистических сил это не абстрактный принцип «права на самоопределение», но ответ на вопрос, кто именно является субъектом политики - другими словами, какие политические силы, связанные с какими лагерями в международной политике, и к каким целям стремятся.

Если, как в Боливии сегодня, правые, расисты и олигархия захватывают контроль над самой плодородной и богатой ресурсами частью региона, содержащем 75% природных ресурсов страны, во имя «самоопределения» и автономии, изгоняют и грабят коренное население – то что же тогда важнее: право на самоопределение территорий или равный доступ к общественным благам?


Сепаратизм в Латинской Америке: Боливия, Венесуэла и Эквадор.
В целом Соединенные Штаты сохранили гегемонию над правящими элитами в Мексике, Колумбии, Центральной Америке, Перу, Чили, Уругвае и некоторых островных государствах Карибского бассейна. В государствах, где избиратели поддерживали противников американского господства, таких как Венесуэла, Эквадор, Боливия и Никарагуа, влияние Вашингтона зависит от региональных и местных выборных руководителей. Преждевременно утверждать, что гегемония США в Латинской Америке является делом прошлого.

Чтобы убедиться в этом, стоит ознакомиться с недавней экономической и политической историей, из которой станет ясно, что Соединенные Штаты сохранили связи с режимом Кальдерона в Мексике, режимом Гарсиа в Перу, Бачелета в Чили и Урибе в Колумбии. Влияние США по-прежнему является мощным фактором формирования политического поведения деловых кругов, финансовых и региональных политических элит в Венесуэле, Эквадоре, Боливии и Аргентине. Особенно активно США поддержали сепаратистов в Боливии. В Аргентине, олигархия и латифундисты при поддержке крупных промышленных, финансовых и коммерческих конфедераций, организовали успешное наступление против налога на экспорт, продвигаемого левоцентристским правительством Кристины Киршнер.

В Колумбии, США ведут переговоры с военизированными формированиями, базирующимися на границе с богатым нефтью штатом Сулия в Венесуэле, который, «по чистому совпадению», оказался под властью единственного оппозиционного губернатора, который выступал против Чавеса, за автономию или отделение штата.

В Эквадоре, мэр Гуаякиля, опираясь на правое крыло в СМИ и дискредитировавшие себя политические партии предложил президенту Рафаэлю Корреа предоставить провинции статус «автономной».

Процесс имперского расчленения различных стран идет очень по-разному из-за разных отношений между центральным правительством и региональными сепаратистами. Правое крыло сепаратистов в Боливии продвинулось дальше всех - оно выиграло референдум и объявило себя независимой единицей, имеющей право сбирать налоги, формулировать внешнеэкономическую политику и создавать свои собственные полицейские силы.
Успех сепаратистов в Боливии (провинции Санта-Крус) был достигнут из-за политической недееспособности и общей некомпетентности режима Эво Моралеса. Белые расистские олигархи воспользовались этой возможностью и создали базу для сепаратизма. Когда же сепаратисты получили контроль над местным населением, они стали запугивать индейцев и профсоюзных деятелей, всех сторонников режима Моралеса, яростно отвергая конституцию, и постоянно добиваясь уступок от вялого и нерешительного центрального правительства Эво Моралеса.

В то время как сепаратисты использовали свой ​​контроль над основными средствами производства и просачивались в пять других провинций, образуя географическую дугу в шести провинциях, их влияние росло. Режим Моралеса, опиравшийся в основном на метисов, ранее работавших в НПО, финансируемых из-за рубежа, так и не использовал свою конституционную власть, чтобы сохранить в стране конституционный порядок и преследовать сепаратистов за нарушение национальной целостности страны и ее демократический строй.

Моралес никогда не мобилизовал страну, и даже не призвал военных подавить сепаратистов. Вместо этого он продолжал делать бессильные призывы к «диалогу», и искал компромисса, а его уступки только укрепили позиции сепаратистов. Режим Моралеса представляет собой пример абсолютной неспособности защищать суверенитет народа и целостность нации.

Уроки неудачного правления Моралеса в Боливии стали мрачным напоминанием Чавесу в Венесуэле и Корреа в Эквадоре: если они не будут действовать решительно, чтобы сокрушить сепаратистские движения в зародыше, то они столкнутся с революцией.

Наиболее угрожающая ситуация сложилась в Венесуэле, где США и колумбийские военные построили базы на границе с венесуэльским штатом Сулия, направляя спецназ и боевиков в Венесуэлу, чтобы захватить богатый нефтью штат, сделав его плацдармом для дальнейшего наступления, попутно лишив центральное правительство жизненно важных для него поступлений от продажи нефти и дестабилизировав его.

Сегодня Соединенные Штаты стимулируют сепаратистские движения, по крайней мере, в трех латиноамериканских странах. В Боливии это «Media Luna» или движение «Полумесяц» провинции Санта-Крус, Бени, Пандо и Тариха успешно созвало провинциальные «референдумы» за автономию - кодовое слово для начала отделения. 4 мая 2008 года сепаратистам в Санта-Крус удалось обеспечить явку избирателей почти в 50% и выиграть 80% голосов.

15 мая правая политическая элита, поддерживаемая крупным бизнесом, объявила о создании министерств внешней торговли и внутренней безопасности в этой провинции. Правительство США во главе с послом Голдбергом, оказало финансовую и политическую поддержку в размере 125 миллионов долларов правым сепаратистским «гражданским» организациям через агентство AID, и десятки миллионов по программе «борьбы с наркотиками», а также через NED (Национальный фонд в поддержку демократии), который финансирует сепаратистские общественные организации. На заседаниях Организации Американских Государств и других региональных совещаний Соединенные Штаты отказались осудить сепаратистские движения.
Из-за общей некомпетентности и вялости президента Эво Моралеса и всего руководства страны, кроме появления ряда «автономных» провинций, уже и некоторые другие провинциальные правительства стремятся узурпировать политическую власть и захватить контроль над экономическими ресурсами.

С самого начала, режим Моралеса одобрил ряд уступок олигархическим элитам в Санта-Крус, что позволило им успешно перегруппироваться, укрепиться, саботировать Учредительное собрание и активно подрывать авторитет центрального правительства. Чтобы добиться этого успеха правым потребовалось менее двух с половиной лет, что особенно удивительно, учитывая, что в 2005 году по стране прокатилось настощее народное восстание, которое свергло правого президента, и миллионы рабочих, шахтеров, крестьян и индейцев вышли на улицы.

Абсолютно некомпетентное правление Моралеса привело к тому, что страна сегодня раздроблена, а сепаратистская аграрно-финансовая элита захватила контроль над 80% ресурсов и производительных сил страны ... в то время как центральное правительство не способно ни на что, кроме заявлений протеста.
Успех сепаратистов в Боливии вдохновил подобные «движения за автономию» в Эквадоре и Венесуэле, во главе с мэром Гуаякиля (Эквадор) и губернатором штата Сулия (Венесуэла). Другими словами, срежиссированный Соединенными Штатами политический разгром режима Моралеса в Боливии породил процесс «перманентного контрреволюционного сепаратизма».

Сепаратизм и республики бывшего СССР.
Поражение коммунизма в СССР имело мало общего с «гонкой вооружений до банкротства системы», как говорил Збигнев Бжезинский. До самого распада, уровень жизни в Союзе был относительно стабильным, социальные программы продолжали работать, а на науку и культуру выделялись значительные государственные средства. Правящие элиты, которые пришли на смену коммунистической, не особо откликались на пропаганду достоинств «свободного рынка и демократии». Политические и экономические системы, которые они создали, не были ни демократическими, ни рыночными. Эти новые, этнические в своей основе, режимы, напоминали деспотические, хищные монархии, построенные на захвате («приватизации») кучкой олигархов и иностранных монополий того общественного богатства, которое было создано за 70 лет коллективного труда и государственных инвестиций.
Идеологией и главной движущей силой современных сепаратистов является этническая идентичность. Политикиа этнической идентичности, которая пришла на смену коммунизму, основана на вертикальных связях между элитой и массами. Новые элиты основаны на семейственности, грабеже и приватизации общественного богатства, созданного при коммунизме. В большинстве случаев этнические связи между элитами и населением привели к снижению уровня жизни, глубокому классовому неравенству, фальсификации выборов и репрессиям.

Во всех республиках бывшего СССР, новые правящие классы обрели легитимность через призывы к общей этнической идентичности. Они как будто вышли из средневековых роялистов – этих символов из далекого прошлого, насаждая паразитические религиозные иерархии, докапиталистический милитаризм, и размахивая национальными флагами, как будто только во времена феодализма и была настоящая «свобода». Обращение к реакционным символам прошлого вполне понятно: деспотизм феодальной эпохи им весьма близок.

Поскольку новые постсоветские деспоты утратили свою этничность вследствие общественного разочарования разграблением национального богатства, то они часто прибегают к системному насилию.
Залог успеха американской стратегии в продвижения сепаратизма на постсоветском пространстве – отнюдь не в создании жизнеспособных независимых капиталистических демократий. Вашингтону удалось, обостряя этнические конфликты между русскими и другими национальностями, поощряя местных коммунистических боссов, разделить Союз и сформировать «независимые государства», где новые правители могли разделить добычу со своими западными партнерами.

Американские усилия по дестабилизации коммунистических стран, особенно после 1970-х годов были направлены не на победу в конкуриренции за уровень жизни, больший рост экономики или более щедрые социальные программы. Скорее, западная пропаганда была нацелена на поощрение этнической солидарности, чтобы ослабить солидарность классовую, подорвать доверие к государству и укрепить прозападные элиты, опираясь на ставших большими начальниками «публичных интеллектуалов» и спрятавших свои партбилеты новых «национальных спасителей».

Ключевым моментом стратегии Запада в сокрушении СССР были сепаратистские движения для этого годились и религиозные фундаменталисты, и политики-популисты, и либеральные экономисты, обученные на Западе, и амбициозные полевые командиры. Годился любой, кто мог нести сепаратистское знамя «самоопределения». Впоследствии, часть этих элит получила государственный статус и даже вступила в НАТО.
Ни одна из бывших советских республик не стала независимой демократической республикой, способной восстановить тот уровень жизни, которым обладали их люди в советское время. Некоторые превратились в теократические деспотии, в которых религиозные деятели, знаменитости и диктаторы поддерживают друг друга. Другие превратились в уродливые мафиозные диктатуры. Никто из них не сохранил былую систему социальной защиты или высокое качество системы образования. Все постсоветские режимы страдают растущим социальным неравенством и уровнем преступности.

Успех США в использовании всевозможных сепаратизмов открыл им огромные возможности для разграбления сырьевых, и особенно нефтяных, ресурсов. Независимость новых государств оказалась, в лучшем случае, иллюзорной. В других случаях они банально погрязли в нищете и деспотизме.


Сепаратизм: Восточная Европа, Балканы и страны Балтии.
Наиболее ярким аспектом распада советского блока была быстрота и тщательность, с которой страны перешли из Варшавского договора в НАТО, под экономический контроль США либо ЕС. Переход от одной формы политической, экономической и военной зависимости к другой раскрывает суетность и поверхностность мышления новых правящих элит, их лицемерие. Бездумно осуждая «советское господство» и в то же время, отдавая большинство секторов экономики под контроль западного капитала, а значительные части территории - под базы НАТО, напраляя целые батальоны наемников для участия в имперских войнах Соединенных Штатов, они оказались еще более зависимыми, чем при советской власти.

Югославия и Косово: сепаратизм принудительный. Успешная операция по разрушению СССР и альянса стран Варшавского договора побудил США и ЕС уничтожить Югославию, последнюю независимую страну, находившуюся за пределами контроля США и ЕС в Западной Европе. Разделение Югославии было инициировано Германией. В то время как Германия действовала с помощью экономических рычагов, США, верные своей милитаристской миссии, стали поддерживать албанских сепаратистов. Силы НАТО способствовали этническим чисткам и убийству десятков тысяч сербов, цыган, да и всех, кто был против косовских сепаратистов.
Разрушение Югославии завершилось, Республика Сербская оказалась во власти США и их европейских союзников. К 2008 году ЕС и США ликвидировали последние остатки Югославии – уникальный проект самоуправляемого социализма был уничтожен.
Какими бы благими ни были первоначальные устремления населения новых республик, все их символические достижения утонули в нищете и внутренней борьбе за власть. Горькая правда заключается в том, что миллионы людей бежали из «родных» и вновь «независимых» государств, предпочитая стать беженцами и гражданами второго сорта в иностранных державах.

В заключение.
Основной проблемой считающих себя «прогрессивными» либералов в их пропаганде «автономии», «децентрализации» и «самоопределения» является то, что эти абстрактные понятия требуют ответа на фундаментальный исторический и политическую вопрос - какому классу, расе, политическому блоку передается власть?

Существует фундаментальная потребность прояснить понятие «автономии», исследуя те субъекты, которые его требуют, а также все последствия передачи им властных полномочий.
Бездумное приятие требования о «самоопределении» всего и вся привело к некоторым из самых отвратительных преступлений 20-21 веков – а во многих случаях сепаратистские движения стали следствием кровавых империалистических войн.

Прежде чем разобраться в «автономии», «децентрализации» и «самоопределении», нужно ответить на ряд вопросов: есть ли у подобных политических движений поддержка большинства населения? Чьи интересы они на самом деле преследуют? Не приведут ли они не к укреплению демократии, а к порочному кругу этнически окрашенной демагогии, защищающей интересы разрушительных внешних сил - интересы империи?


Перевод А.Маклакова.

Источник: www.globalresearch.ca/

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

"Упадок Пятой республики": мифы и реальность

Одним из ключевых слов в лексиконе французских интеллектуальных элит все чаще становится «упадок» (le declin). Под ним имеются в виду действительные или мнимые риски утраты Францией в глобализированном мире XXI века ее традиционной роли одной из великих держав.

Читать далее

 

Материалы по теме
Зал периодики

"Укропы держатся пучком"

Россия собирает мощную группировку войск у границы с Украиной

Die Zeit: пустой взгляд на Восток

Вахтанг Кипиани: Крым как Абхазия. Между оккупацией и этноцидом

Война государства против граждан

In memoriam: Чему погибший Джон Нэш мог бы научить Украину

Олександр Турчинов: Ядерна загроза з боку Росії - реальність

Бернар-Анри Леви. Путин, Украина и исторический ревизионизм

Мінські домовленості. Три місяці — чи є результат?

Война-2015

Что Украина выиграет от сговора США, России и Германии

Ставки сделаны. Какое решение Россия и США приняли по Донбассу

Донбасс – что дальше?

В гостях у БИНТЕЛ — Майкл Блейзер

Как сорвать план Кремля в отношении Украины

От Большой Европы к Большой Азии? Китайско-российская Антанта

Доклад "Путин. Война": сотни погибших солдат и 3 трлн рублей из бюджета

Рада приняла новый закон о режиме военного положения

Джемі Шеа: НАТО вже стикається і з гібридними загрозами, і з російською пропагандою

Путин зря просит пощады, ни он, ни, к несчастью, Россия ее не получат

Евразийский союз - это тупик для всех его участников

Каждому свое. Чего хотят Запад и Восток Украины

Важко зменшувати безробіття, не знаючи його розмір

Нужна ли стране национальная идея

Порошенко-1 чи Ющенко-2? Чи повторить президент помилки 10-річної давнини

Геннадій Москаль: Росія ви́знає ЛНР та ДНР. Але не в цих “кордонах”

Саммит разочарования

Украина – слабое звено мировой политики

Шесть вариантов развития конфликта в Донбассе в 2015 году

Скандинавы готовятся дать отпор Москве

Куди ведуть усі Шовкові шляхи

Україну схиляють до капітуляції

Анатолій Гриценко: є кілька місяців, аби уникнути сценарію failed-state, коли Україна може зникнути

Удар по імунітету. Як Україна може юридично захистити себе від агресії РФ?

Сендвич в горле: почему уголь стал инструментом реванша в Украине

Економічні зв’язки з окупованим Донбасом: відрізати чи реінтегрувати?

Крупнейшая партия Европарламента готова воевать с Россией

Для чого нам декомунізація? Чотири уроки французького професора Мельника

Украинская карта в истории с С-300

Запад теряет военное лидерство? Обзор новой книги Марка Урбана

Какие новые черты Путина раскрыла «Прямая линия»

Лише подвійний дипломатичний удар Німеччини та Франції зміг дати шанс миру на Донбасі – французький дипломат

Минские соглашения: война на грани мира

Суміш примусу, зволікання та успішного досвіду сусідів

Кремль взял глобальный курс на разжигание региональных войн

ВОЛОНТЕРСКИЙ ДЕСАНТ В ФИСКАЛЬНОЙ СЛУЖБЕ

Сепаратисти на Донбасі скоюють воєнні злочини – «Міжнародна амністія»

Кваснєвський: ця війна, якщо станеться, буде страшною, в тому числі за кількістю жертв

Кто остановит Путина

Последние дни "ДНР" и "ЛНР"

 

page generation time:0,077