В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Перекресток цивилизаций
Другие диалоги:

Низвержение элитархов

Версия для печати
9 дек 2003 года

За двести с лишним лет представительская избирательная система потеряла свою работоспособность, и сплошь и рядом болеет скрытой формой жесткого имущественного ценза, выгодного лишь олигархии и крупной буржуазии. При этом большая часть "демократического" общества отстранена от принятия решений и стала объектом манипуляций политтехнологов. Но жизнь не стоит на месте, и на Западе (но не в Украине или России) активно обсуждается новая версия демократического управления – «прямая демократия»

В недавней пресс-конференции Комитета Избирателей Украины говорилось о предполагаемых расходах будущих кандидатов в президенты на избирательную кампанию. Суммы назывались изрядные – чтобы провести все на должном уровне, нужно порядка 70 миллионов долларов. Возможно, эксперты КИУ немного преувеличили избирательные фонды, поскольку коммунисты могут обойтись и гораздо меньшей суммой. Возможно, в чем-то и преуменьшили, – поскольку будущему кандидату «от власти» явно потребуется большая сумма. Однако с порядком цифр они, похоже, не ошиблись. А если кандидат – человек семи пядей во лбу, с улыбкой Шварцнеггера и отсидкой за истязание налогового инспектора, то ему что, без семидесяти миллионов никак нельзя? Где же взять их, если он газ не ворует, массы не эксплуатирует, да и с олигархами не дружит? Нет ли тут с Конституцией нестыковочки, ущемления так сказать, прав рядового гражданина? Источник власти-то у нас «народ», а не его хозяева… Беспокоят даже не фантастические размеры избирательных фондов, но другое – а как же конституционное право не только избирать, но и быть избранным?


Мухи «элиты» на котлете демократии


Теоретически, конечно, все в порядке. Закон-то с кандидата семьдесят миллионов не требует – и то хорошо. Но на самом деле – без миллионов никак нельзя. Потому что «это знают даже мальчишки»: Конституция есть мантия для прикрытия державной несправедливости. Как в анекдоте застойных времен: «Я имею право выехать из СССР? – Имеете. – А могу? – Нет, не можете. – Но я имею право? – Имеете!» и т. д. Но тот, кто начнет ее разоблачать, снимая с тела державы фиговый листок Конституции, скоро пожалеет об этом. Ведь Держава – женщина, а потому любит лоск и весьма мстительна! Ну, а если покусившийся на устои и не успеет пожалеть о своем поступке, то за него это сделают его скорбящие родственники.

Ладно, пост Президента – это что-то заоблачное. Но вот в депутаты-то, в избранники народные пойти можно? Можно. Всего-то нужно миллион-другой долларов. Не хочешь по мажоритарке, можно заплатить за место в партийном списке. В долг лучше не брать, а то потом отбить шибко трудно, если нет своего бизнеса. Это почти демократически – миллион каждый собрать может, нужно лишь откладывать в чулок по тридцать долларов каждый день, и так лет сто.

Нет, стать «народным депутатом» терпения не хватит. Лучше всего взять что-то близкое, осязаемое. Скажем, побиться за место в Киевском горсовете. Тут-то наверняка демократия есть? Вон какие депутаты сидят – красивые, сытые, благообразные. Однако придержите свои эмоции, господа, подсказывают нам шепотом активисты из КИУ: чтобы иметь шансы попасть в горсовет, нужно сначала потратиться на избирательную кампанию, а это порядка ста тысяч долларов. Это полиграфия, подарки пенсионерам, членам избирательных комиссий, активистам своим – хотя бы по сотне в день. И это еще не все. Надо еще властям городским понравиться, найти к ним подход. Для этого лучше всего сначала стать «свояком» для кого-то из «верхних людей», то есть правильно жениться, родню заиметь правильную.

Да уж, вздохнет неудачник семи пядей во лбу, с улыбкой Шварцнеггера, совестливостью Махатмы Ганди, креативностью Сальвадора Дали и кошельком школьного учителя: да черт с ней, с этой политикой, кому она нужна? И будет неправ – нужна, очень нужна. Нужна тем, кто знает в ней толк, кто власть и деньги имеет, чтобы не дать и не допустить никогда к ним тех, кто их не имеет. Потому что кто не успел в свое время поторговать газом – тому шесть соток, выборы и зарплату. А кто успел, кое-что приватизировал, прижился в «семье великой, семье вольной, новой» – тому дивиденды, «элитарность» и власть.

Вот только можно ли назвать демократией систему, в которой на высший пост в государстве может претендовать лишь 0,00001 % населения – кучка миллионеров, а шансов попасть в так называемые «народные депутаты» – от силы 0,01 %? Конечно, можно – если под словом «демос» иметь в виду не народ вообще, а ту его часть, которая состоит из работодателей, инвесторов, то есть – капиталистов и крупного чиновничества. Система эта давно известна, описана и называется одним неблагозвучным греческим словом, но поскольку властелинам наших жизней оно не нравится (они люди тонкие, изысканные) то они его заменили словом «элита». Вычитали откуда-то не то с чайной упаковки, не то с выставки племенного скота, но ничего, понравилось. Чем бы господа не тешились, абы народ не вешали…


Демо-бум


Эта дата не выделена в календаре красным – 16 декабря исполнится 314 лет с того дня, как Вильям Оранский подписал знаменитый Билль о правах. Событие это англичане называют «славной революцией». Король уже не мог произвольно отменять законы или избирательно применять их к отдельным личностям, а также наказывать несчастных подданных, которые осмелились на что-то жаловаться. Парламент, состоящий из важных господ, оторвал для себя изрядный кусок власти. Рядовым гражданам от этого немногое перепало, но «лиха беда начало».

Спустя 87 лет в другой части света, несколько напудренных джентльменов в париках подписали другой документ – Декларацию независимости США. Американцам повезло – у них уже была практика местного самоуправления (например, в Род-Айленде), родившаяся в мелких колониях, где обосновались религиозные диссиденты, лихие люди и нонконформисты. Тамошние граждане, ввиду мелкости этих колоний, на первых порах могли даже выступать с законодательной инициативой. Время было суровое, а жили тесной кучей, все были на виду, знали, кто чего стоит. Система выборов реально работала, выдвигая наверх тех, кто был умнее, сильнее, удачливее.

Прошло еще немного времени и несколько революций, и вот в 1848 году избирательное право получили французы. Право голоса не упало с неба – за него было заплачено кровью. Женщины не имеют крепких кулаков, поэтому они получали свой долгожданный «суффраж» – право голоса, обычно после войн, когда мужчин становилось меньше, а оставшиеся ходили на костылях. Свое избирательное право француженки отвоевали лишь спустя столетие, в 1944-м, когда мужчин изрядно перебили. В США белые поселенцы получили право голоса еще в 1776-м, но женщины – лишь в 1920-м. Негры – только после гражданской войны, да и после нее с ними не особо церемонились. Кстати, Россия опередила Великобританию на год, (1917 и 1918 годы), а это значит, что Октябрьская революция была не таким уж плохим делом. Германия – 1870 год, а для женщин – 1918 (тоже после войны).

Хотя к 1900 году уже восемь стран проводили выборы, как утверждает нью-йоркский исследовательский центр «Фридом Хаус», в 1900 году ни одна страна в мире не имела формы правления, основанной на всеобщем избирательном праве. Как минимум, оно было половинчатым, поскольку прекрасной половине человечества приходилось бороться за политические права еще лет по 50–100 (движение так называемых «суфражисток», от слова suffrage- право голоса). В Европе «страна референдумов» Швейцария позволила своим дамам голосовать только с 1971 года. Кроме того, практиковались разные виды имущественного, возрастного ценза, ценза оседлости, ограничение прав цветных. Сто лет назад выборы проводились всего в восьми странах. Сейчас в 119 странах. Только в трех выборы не проводятся вообще. Это Бруней, ОАЭ и Саудовская Аравия. В начале столетия только пять процентов населения мира имела право избирать своих лидеров на общенациональных выборах. Теперь эта пропорция достигает 58 %.

«Усиление индивидуальной независимости параллельно сопровождалось расширением суверенитетов множества народов», такой итог подвел Адриан Каратницкий, президент «Фридом Хаус». Параллельно с процессом демократизации, шел и процесс роста числа независимых государств. В начале века их было всего пять, плюс 13 империй. Сейчас их число достигло почти сотни.

Бывают и случаи анекдотические. Например, один американский фермер объявил о том, что он отделяется от Соединенных Штатов, и его участок является территорией независимого государства, а он его главой и единственным жителем. И между прочим, в дурдом его никто не отправил – голос чудака поразительно совпал с гласом самого времени.

160 лет назад Уолт Уитмен писал вдохновенные оды американской демократии. Что характерно, это было время, когда женщины вообще не имели права голоса, а негра, осмелившегося появиться возле избирательной урны, могли убить. С тех пор наши представления о демократии заметно изменились. Как оказалось, это не застывшая навеки форма правления или разновидность избирательной системы. Это исторический процесс расширения права населения участвовать в принятии политических решений. Процесс, который едва ли дошел до середины. И если мы не слишком ощущаем эту вековую, глобальную тенденцию, то лишь потому, что жизнь человеческая не настолько длинна, да и Украина – отнюдь не общий случай.


Предчувствие революции


Видеть, как сердитые взрослые люди в галстуках серьезно спорят о разновидностях избирательной системы – это не смешно. Какие бы виды мажоритарной или партийно-списочной системы не предлагались, в любом случае торжествуют групповые интересы. Это либо интересы отдельных крупных буржуа, либо той же крупной буржуазии, сбившейся в псевдопартийные клубы, плюс интерес так называемых «коммунистов», а по сути – остатков старой номенклатуры. Понятно, почему парламентарии так дорожат званием «народные» – оно должно скрыть маленький, но обман: большинство депутатов отнюдь не представляют интересы широких масс весьма бедного населения, а лишь свои приватные, миллионерские. Посмотрите на фракцию КПУ в Верховной Раде – с прошедших выборов ее состав почти не изменился. Группы, кланы давно сложились, структурно закостенели, переплелись.

Население реагирует на этот тихий заговор известно как – апатией, пренебрежением, отвращением. Население чувствует, что его водят за нос. Чувствует и то, что не может ни на что повлиять. Как же так, демократия вроде есть, а возможности хоть что-то изменить – нет? Публика не знает, что данная версия демократии создавалась где-то в середине 19-го века, и должна была окончательно закрепить господство крупной буржуазии, создать непреодолимый барьер для всех, кто к ней не относится. Отсюда и умопомрачительные размеры избирательных фондов, играющих роль барьера на пути всех, кто против системы.

Лукавил Черчилль. Репрезентативная демократия, это уже не лучшая из систем, которая нам известна. За двести с лишним лет, с тех пор, когда возникла первая избирательная система, мир сильно изменился. Население планеты выросло в шесть раз, размеры городов – в десятки и сотни. Если мы порой не знаем своих соседей по лестничной клетке, то о каких выборах можно говорить? В изменившихся условиях избирательная система вековой давности потеряла свою работоспособность, и стала скрытой формой жесткого имущественного ценза, выгодного лишь олигархии и крупной буржуазии. Большая же часть общества отстранена от принятия решений и стала объектом манипуляций политтехнологов.

Новая версия демократического управления как минимум десятилетие активно обсуждается на Западе, но не в Украине или России. Называется она «прямая демократия» (или «DD» – от «directdemocracy»). Сильный толчок дискуссии придало появление Интернета, который дал техническую возможность не только раз в пару лет участвовать в избрании очередной физиономии, но и голосовать по любому поводу хоть каждый день. Различные форумы в Сети, опросы – чем не прообраз будущих сетевых комитетов, жюри и прочих мест, где принимаются решения? Кстати, голосования ведь могут быть и платными, как предлагает канадская Партия Прямой Демократии. Одно голосование – один доллар. Чем не источник пополнения бюджета?

Предлагается и совершенно новая, стохастическая система формирования парламента. Никаких «выборов», то есть битвы денежных мешков. Парламент формируется на основе лотереи, типа «Грин кард», что ежегодно проводит американский госдеп. Требования просты – небольшая сумма за участие, плюс наличие постоянной работы и/или высшего образования. Обязательное обучение законодательной технике, чего сейчас нет и в помине.

Плюсы системы очевидны: государство будет отделено от олигархов и крупного капитала, подобно тому, как оно было отделено от церкви и всех видов идеологий. Кроме того, это лекарство от трайбализма, кумовства. Да, сейчас мы имеем право голосовать, но лишь за тех, кого нам предложат. Мы не только лишены возможности напрямую изъявлять свою волю, но даже бороться на равных условиях за депутатский мандат. Сто лет назад нас это бы устроило. Сегодня – нет. Завтра это станет причиной революционных перемен. Удастся ли нам, людям 21-го века низвергнуть «элитархов»? Безусловно! Вопрос в другом – где и когда?

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

«Капли росы» (сосуд пятый) (о со-бытиях и пере-живаниях)

Российский Кремль определил путь, который считает спасительным для России. Частью успеха на этом пути становится и победа «в» и «над» Украиной. Еще одной частью — подрыв и дискредитация евроинтеграционного проекта. Европа не будет воевать за Украину. Хотя бы потому, что война с Россией немыслима и недопустима для всех без исключения стран ЕС, а события в Украине, качество и компетенция украинской политической и бизнес-элиты, необустроенность общества скорее отталкивают, чем привлекают европейцев. Еще недавно украинские майданы воспринимались в ЕС как свежее дыхание и «молодая кровь» европейского проекта. Но как и 10 лет назад, сумбурность и многослойность революционного процесса, хроническая интеллектуальная незрелость и банальная жадность политических лидеров Украины приносят лишь разочарования. И если культурные границы Европы, как было и двести лет назад, меряются Уральским хребтом, геополитические границы после «волны расширения», снова откатываются к границам традиционной Центральной Европы. Той, которая без Украины.

Украины, которую мы знаем с 1991 года, уже не будет. Но Украина может быть. Другая. Если ее не только рассматривать на карте и защищать границу ценой тысяч жизней и гуманитарных катастроф, а если ее помыслить и представить как пока еще разорванное со-общество живых, разных, но готовых жить вместе людей. Вопрос – как?

Читать далее

 

Материалы по теме
Зал периодики

До олігархів

Олігархічний бізнес стає тягарем для економіки

Демократия нужна элите

Бедность и социально-негативные явления современности

Не быть элитой

"Наша політична еліта – це не мислителі і не воїни. Навіть не торговці. Це – офіціанти"

Искатели круглого стола

Як змінити якість політичної еліти України?

Восстание буржуазии на зарплате

Симбіонти* Олігархічна система в Україні існує з допомогою прислужників різного штибу

Обслуговуючий персонал

Высокая миссия элиты

Еліта українського суспільства: суть і проблеми

Що після «смерті інтелігенції»?

Антиэлитный популизм и заря нового мира

Запрос на нормальное государство

Украинская политическая элита: сезон джокера

42% миллионеров пожаловались на бедность

Неэлитная страна. Почему в Украине нет настоящей элиты?

Якість влади: спроба оцінки українських еліт

Промежуточные цели украинской элиты

Формула успіху

"ЖЛОБОКРАТИЯ"

Испытание Говерлой

Построение миллиардеров

Період напіврозпаду

Привид російського шляху

Переосмысление нищеты

Время ротации элит

Мутация элит

Бенюк: Нардепы уже обросли порнографией

В МИД все будет в шоколаде?

Власники чужих мактубів

Нова еліта. Тест на право бути лідером

Дух и быт бюрократии

Саморазрушение старой политэлиты еще не означает появления лучшей

Бути чи не бути Україні

Коли вони зупиняться...

Альтернативна еліта

Возникновение альтернативной элиты в Украине: предпосылки и перспективы-2

Возникновение альтернативной элиты в Украине: предпосылки и перспективы

Ющенко готов отравиться ради Украины

Почему деградирует мировая политическая элита

Революция или сговор элит?

Пакт Монклоа: іспанський урок для України

Экономическая элита эпохи перемен

Про стан масової політичної свідомості в Україні

За що ж ви так не любите свою Вітчизну?

Україна today: держава-мутант?

Элитарные структуры в постсоветской ситуации: возможности исследования, предварительные замечания

 

page generation time:0,132