В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Перекресток цивилизаций
Другие диалоги:

Европейский Союз как модель интеграции

Версия для печати
Фрейзер Камерон, старший советник в Европейском Стратегическом Центре в Брюсселе и адъюнкт-профессор в Школе Управления в Берлине
2 июн 2015 года

Модель Евросоюза

С начала 1950-х, ЕС остается лидером в процессе объединения стран региона, пройдя через несколько волн расширения. Самыми важными принципами успеха европейского проекта являются следующие.

Дальновидная политика, продуманная такими людьми, как Роберт Шуман во Франции и Конрад Аденауэр в Германии, которые создали новую форму политики, основанную на наднациональном «общественном методе», чем на традиционной модели баланса власти. Критически важной, особенно в первые годы, оказалась поддержка Соединенных Штатов.

Лидерство франко-германской оси. Несмотря на многие проблемы, Париж и Берлин были и остаются движущими силами объединения Европы.

Политическая воля к делегированию суверенитета и созданию сильных, подкрепленных силой закона, общественных учреждений для управления процессом объединения Европы.

Поиск согласия, солидарность и терпимость. Политика в Евросоюзе строится не на изоляции той или иной страны, которая испытывает трудности (например, как Греция в ходе недавнего кризиса), а готовности подождать, пока отстающие страны не будут готовы к новым политическим шагам, и готовности оказать существенную финансовую помощь бедным странам, пока они не выйдут на нужный уровень.

Эти четыре принципа, на которых основана политика ЕС, проверены годами практики. Они позволили Евросоюзу пережить множество испытаний, начиная от тактики французского президента Шарля де Голля отзывать своих представителей из политических органов ЕС в знак протеста, до проведения референдумов по новым договорам в ряде стран-членов, включая отклонение европейской Конституции Францией и Нидерландами в 2005, и Лиссабонского договора Ирландией в 2008.

Более свежий пример, это принятие ЕС более гибкого подхода, основанного на «разноскоростной» Европе с несколькими уровнями интеграции. Например, не все страны-члены ЕС входят в еврозону, или в Шенгенскую зону паспортного контроля; это позволило некоторым странам с сильными евроскептическими настроениями, например, Британии, все же оставаться членом ЕС и выбирать принимаемые на себя обязательства.

Тем не менее, ключевой принцип ЕС это готовность его членов поделиться суверенитетом и подчиниться органам управления этого сообщества.


Другие региональные объединения.

В мире есть и другие попытки регионального объединения – включая Ассоциацию наций Юго-восточной Азии (ASEAN), Африканский Союз (AU), Совет по кооперации стран Персидского Залива (GCC), и «Меркосур» в Южной Америке – однако все они не смогли достичь того успеха в объединении, как Евросоюз. Наиболее успешный из них – блок «ASEAN», и он регулярно посылает своих представителей в Брюссель, чтобы черпать идеи в Европе, однако «ASEAN» остается межправительственным органом, и нет никаких признаков того, что его члены готовы делиться своим государственным суверенитетом.

Аналогичная картина практически всюду: ни одно другое региональное объединение не достигло уровня ЕС в плане экономического или политического сотрудничества, не говоря уже об интеграции. В действительности ни одна другая организация даже не приблизилась к созданию базовых требований такой интеграции, например, в плане исторического примирения или генерации необходимой политической воли. Есть многочисленные декларации желательности более тесного регионального сотрудничества в Азии, Африке, на Ближнем Востоке, в Центральной и Южной Америке, однако ни одна из них пока не привела к практическим действиям. Хотя ЕС тоже страдает избыточным многословием, он все же постоянно движется вперед, даже в тех случаях, когда он, как может показаться, делает шаг вперед и два шага назад.

Как показывает опыт Евросоюза, решение исторических противоречий и примирение это критически важный элемент для укрепления отношений между государствами, кооперации, а в будущем, и их объединения. Фундаментальной основой успеха ЕС является историческое примирение между Францией и Германией, достигнутое годами упорных политических усилий лидерами обеих стран.

Совершенно иная ситуация в других частях мира, где для этого мало что делается, и где нет таких устремлений в плане региональной интеграции. В Юго-Восточной Азии, например, никакая интеграция невозможна без примирения вокруг исторических противоречий между Японией и Китаем, Японией и Кореей. Ситуация в Юго-восточной Азии характерна и для других регионов, где сохраняются нерешенные проблемы в отношениях и глубокое недоверие между, например, Бразилией и Аргентиной, Индией и Пакистаном, Саудовской Аравией и ее соседями.

Лишь примирение и решение исторических противоречий между странами может постепенно привести к следующим шагам, необходимым для создания регионального сообщества, которому нужна и зона свободной торговли, и таможенный союз, и общий рынок, и единая валюта, и общий паспортный контроль, и общая иностранная политика.


Учреждение Союза.

По сравнению с другими регионами мира, ЕС это территория мира, процветания и безопасности. После разворачивания глобального экономического кризиса, ЕС столкнулся с несколькими крупными вызовами, которые, если с ними не справиться вовремя, могут даже угрожать всему проекту Евросоюза. Один из них – Евросоюз возник и расширился без соответствующего усиления его политических и экономических институтов. Возникший разрыв между координацией и управленческими возможностями говорит о том, что другим региональным объединениям стоит сделать соответствующие выводы, когда они выйдут на более высокие уровни сближения и слияния своих стран-членов.

Первый из таких вызовов это усиление фискальной координации в условиях ухудшения работы экономики. ЕС нужно улучшить свою финансовую систему и пережить политику жесткой экономии, проводимую почти всеми его членами. Сегодня ситуация легче, чем была раньше, когда пессимисты пророчили даже распад Евросоюза.

Основная проблема сегодня это сложная ситуация в экономике большинства стран-членов ЕС, особенно в Греции, Испании и Португалии, а также возможность усиления спекуляций на финансовых рынках. Хотя уже есть некоторые хорошие знаки экономического восстановления в Европе, многие экономисты продолжают предупреждать о возможности возвращения кризиса, рецессии и усугубления проблем многих европейских банков. Хотя большинство из них пережили проверку на прочность в июле 2010, пришло и понимание того, что эти испытания могли бы быть и похуже.

Экономические проблемы последних лет пришли в период глубоких изменений в распределении богатства в Азии. Доля ЕС в мировом ВВП (за 20 лет, между 1990 и 2010 годами) снизилась с 24% до 22%. В дополнение к замедлению экономического роста, по сравнению с ростом экономики в Бразилии, России, Индии и Китае, ЕС утрачивает конкурентоспособность. Европейская рабочая сила стареет, и предпочитает чаще отдыхать. На инновации выделяется недостаточно много ресурсов. Лиссабонская Стратегия, которая была нацелена на то, чтобы сделать ЕС к 2010 году самым конкурентоспособным регионом мира, провалилась. Амбициозные планы на 2020 год выглядят столь же необоснованными.

Заглядывая в будущее, трудно сказать, как Европа, с ее все более малоподвижным и стареющим населением, сможет конкурировать с рабочей силой из Азии, которая не обременена расходами на здравоохранение и безработных. Азиатская модель развития не только бросает вызов англосаксонской модели капитализма, но и созданию всей системы глобального управления с ее законами и порядками. Мало найдется азиатских стран, готовых принять на себя те обязательства, которые взяли на себя Европа и Соединенные Штаты в социальных вопросах, охране экологии, поскольку большинство стран Азии считает, что тогда они утратят свои преимущества в критический момент развития.

Ответ Европы на эти тревожные обстоятельства должен быть очевиден: еврозона будет безопасной, только если дисциплина будет сочетаться с солидарностью между странами-членами еврозоны, а это очень сложная проблема в отношениях между Германией и другими странами еврозоны. Европе нужен общий, единый голос на всех форумах по глобальному экономическому управлению, включая дискуссии по изменению климата и энергетической безопасности. Однако этого нелегко добиться, учитывая, что большинство стран-членов ЕС имеют свои собственные представительства в международных финансовых учреждениях.

Второй проблемой является решение кризиса идентичности, который уже давно терзает Евросоюз. Страны-члены ЕС никогда не могли согласиться с finalité politique, что сделало евросоюзовский эксперимент плаванием в неизвестном направлении. С одной стороны, ЕС развивался, начиная с таможенного союза, идя к общему рынку и еврозоне, состоящей из 16 стран; с другой стороны, он расширил число своих членов от шести до 26 стран – и еще большим числом кандидатов, охватив почти весь континент.

Однако, Евросоюз не смог усилить свои политические учреждения, чтобы они шли в ногу с его расширяющимися потребностями, а также ростом числа и разнородности его членов. Столкнувшись с ростом евроскептицизма, страны Европы стали возвращаться к национальному суверенитету и противиться передаче полномочий в Брюссель. Более того, Франция и Германия остаются разделены по вопросу управления экономикой, сохраняются и вопросы по восточным границам Евросоюза.

Многие надеялись, что Лиссабонский договор даст импульс углублению евроинтеграции, однако проволочки с ратификацией договора и дестабилизирующее влияние финансового кризиса показали, что у европейских стран мало желания усиливать органы управления Евросоюза.

Как уже упоминалось, у общественности мало желания иметь «больше Европы», и национальные политики все менее склонны усиливать Евросоюз. Самый яркий пример это Германия, – которая раньше была самым сильным борцом за евроинтеграцию. Теперь она присоединилась к лагерю евроскептиков, и во многом благодаря сомнениям немцев в отношении евро, что отражено даже в постановлениях их Верховного Суда.

Однако, есть некоторые эксперты и политики, такие как Николя Саркози и Ги Верхофстадт, нынешний лидер либералов в Европарламенте, которые полагают, что лучший ответ на нынешний кризис – это радикальный шаг к формированию общего управления экономикой в Европе.

Они убеждены, что ЕС страдает слабостью его финансовых учреждений и слабым регулированием финансового и энергетического рынков. К сожалению, рекомендации Саркози и Верховстадта не нашли понимания в странах-членах ЕС.


Жизнеспособность модели Евросоюза.

Мало сомнений в том, что недавний кризис повлиял на модель региональной интеграции Евросоюза, однако это временные неприятности. Исторически, ЕС шел от преодоления одного кризиса к другому, и часто использовал их, чтобы выйти на новую стадию интеграции: например, неудавшийся план создания Европейского Оборонного сообщества в 1954 привел к созданию Европейского Экономического сообщества тремя годами позднее; кризис «пустых стульев» 1965 привел, де факто, к принятию новой модели принятия решений (т.н. QMV, голоса при котором подсчитываются в зависимости от населения той или иной страны); валютные проблемы 1980-х привели к созданию европейской монетарной системы, и, наконец, евро; крах коммунизма в Европе привел к созданию общей внешней политики и политики в сфере безопасности, а также крупнейшего расширения в истории Европейского Союза.

Без регионального блока, поодиночке, страны Евросоюза не смогли бы достичь тех же результатов на мировой арене, которых смог добиться блок стран с населением в 500 миллионов человек. Сейчас уже сами Соединенные Штаты требуют сокращения представительства ЕС в «Большой двадцатке» (G20), и в глобальных финансовых учреждениях. Со временем эти перемены, скорее всего, дадут дальнейший импульс процессу объединения Европы. Тем временем, «мультискоростная» Европа – это неизбежность в ближайшем будущем, поскольку укрепление еврозоны расширит разрыв между «ядром» ЕС и ее внешней периферией.

Как другие регионы мира расценивают нынешнюю ситуацию в Евросоюзе? Несмотря на все сомнения и голоса в прессе, правительства и органы власти укрепили свою веру в союз. Что характерно, ни Китай, ни Россия не пытались продать свои весьма существенные запасы евровалюты. Между апрелем 2010 и августом 2010 евро упало с $1.40 до $1.15, прежде чем выйти на уровень $1.30. Для большинства европейских экспортеров это вполне разумный уровень, поскольку при полутора долларах за евро им было трудно продавать свою продукцию.

Проблемы ЕС не касаются планов других региональных объединений развиваться и углублять сотрудничество. Например, ASEAN вышел с предложением создать управляющий комитет, подобный тому, который существует в Брюсселе, известный как «Coreper» (The Permanent Representatives Committee). Активизировали свои трехсторонние встречи министров Япония, Китай и Корея. Хотя планы на монетарное сотрудничество пока отложены, нужно учитывать то, что нынешнему сближению предшествовала давняя региональная вражда.

Каковы уроки Евросоюза для других региональных объединений? Очень многому они могут поучиться у Евросоюза в его умении справляться с различными кризисами, включая кризис весны 2010 года. В то же время, ЕС это своеобразная организация, и то, как справляются с проблемами его страны-члены, может не годиться для других, менее развитых объединений. Например, если считать монетарный союз важной целью развития организации, тогда становится ясным, что нужна плотная политическая и экономическая структура, которая будет следить за финансами, и предотвращать спекуляции. Однако ни одно другое региональное объединение еще не достигло такого уровня, и еще не дошло до уровня таможенного союза или общего рынка, не говоря уже о единой валюте.

Интеграция, это трудный процесс, и он невозможен без сбоев и кризисов. Тем не менее, в случае с Евросоюзом, «кассандры» почти всегда ошибались. Евросоюз успешно вышел из множества кризисов, и каждый раз становился сильнее, благодаря своей твердой политической воле. Главный урок, который Евросоюз и его модель объединения дали миру, состоит в том, что страны-участники процесса региональной интеграции должны инвестировать в этот процесс.

Хотя они и не всегда были политически последовательными, страны-члены ЕС были достаточно мудры, чтобы долгосрочные цели сотрудничества и интеграции имели приоритет перед сиюминутными внутренними потребностями. Что еще более важно, общественность и правительства должны верить, что объединение, интеграция – это в их национальных интересах. Без такого понимания региональные объединения будут буксовать, столкнувшись с первыми же препятствиями на их долгом пути.


Перевод А.Маклакова.


Источник: http://www.cfr.org

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

«Земля. NET»

З 1 січня 2013 року в Україні відкриють для публічного доступу електронний Державний земельний кадастр. Старт віртуального кадастру вчора підтвердив під час презентації тестового режиму даної системи голова Державного агентства земельних ресурсів України (Держземагентство) Сергій Тимченко.

Читать далее

 

Материалы по теме

 

page generation time:0,113