В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Камо грядеши, Украина?

     Предметом первого ДИАЛОГА является ответ на вопрос «Камо грядеши, Украина?». И это не случайно, ибо человеку свойственно смотреть не только назад, но и с не меньшим интересом думать о будущем. Пришло время оценить те возможности, которые Украина не использовала и причины того, почему это произошло. Кроме того, 12 лет – это повод подвести черту под достижениями прошедших лет и оценить, насколько прочный фундамент они заложили для нашего будущего.
    
Увы, подавляющее число опрошенных нами людей высказывало свои мысли без малейшей гордости от достижений периода независимости. Общий рефрен интервью близок к знаменитой фразе нашего первого президента Л.Кравчука – «маємо те, що маємо... »
    
Более того, несмотря на празднование 12-летнего юбилея независимости нашей страны вряд ли можно с полной уверенностью говорить, что проект «Украина» состоялся. Однозначного ответа нет. Именно поэтому Украину можно рассматривать как большой, один из самых интересных проектов ХХ века, который сейчас переживает критический период по целому ряду параметров. Именно поэтому можно смело утверждать, что не 12 лет назад, а именно сейчас, в наши дни, судьба проекта «Украина» актуализируется вновь. 
    
Открытыми остаются и вопросы о том, каково будущее у этого проекта. Ведь страна не может существовать и, главное, развиваться имея только атрибуты независимого государства, но не более того. Ведь развивать государство в национальном формате становится все сложнее на фоне процессов глобализации. Не потому ли существующий в обществе запрос на нового лидера означает ничто иное, как ответ на вопрос о будущем нашей страны. 
    
Нам показалось, что очень важно сейчас попытаться организовать постоянно действующий разговор-диалог, своеобразные «публичные чтения» по теме «Камо грядеши, Украина?», по тем ключевым вопросам, которые сейчас подспудно находятся в центре внимания и общественности, и политиков, и экспертов.

Свернуть

Предметом первого ДИАЛОГА является ответ на вопрос «Камо грядеши, Украина?». И это не случайно, ибо человеку свойственно смотреть не только назад, но и с не меньшим интересом думать о будущем.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Сначала «ввязались в драку», а потом уже стали думать, как и чем это должно завершиться

     Подходит к концу 12-летний цикл развития независимой Украины. В этом контексте интересна Ваша оценка данного временного отрезка: использовали ли мы все предоставленные нам возможности или нет?
    
Двенадцать лет назад Украина возникла достаточно интересным способом: если говорить образно, затеяли дело под названием «Украина», проект «Украина». При этом сразу же принялись искать капитального грантодателя и непосредственно писать сам проект. То есть, сначала «ввязались в драку», а потом уже стали думать, как и чем это должно завершиться.
     Суть проблемы того времени состояла в том, что складывались две большие элиты – элита и контрэлита – коммунистическая (или посткоммунистическая) и национал-демократическая (или националистическая). Для коммунистов важно было сохранить свое влияние в обществе и остаться элитой; при этом можно было пожертвовать своей идеологией, знаменами, практикой марксизма-ленинизма, но остаться при власти, остаться у «кормушки». Для национал-демократов – условно говоря национал-демократы (потому что вряд ли таковым можно назвать Чорновола) – главное было получить независимость Украины. Причем, они настолько были одержимы независимостью, что не думали, что будет завтра, после получения Украиной независимости. Они прекрасно себе представляли, что будет 24 августа 1991 года, но понятия не имели, что ожидает государство 25 августа. Модели будущей Украины они не видели, они ее не знали.
     Нынешняя Украина – это продукт, детище двух элит – коммунистической и демократической. В то же время, существовала иная элита, которая была проигнорирована полностью, однако в 1991 году она сыграла свою роль. Это та молодежь, те студенты, которые вышли на гранит и тем самым фактически приблизили независимость, всколыхнули общество. Если бы революция рассматривались как некая модель акционерного общества, то эти люди получили бы где-то треть всех акций. В таких странах, например, как Чехия или Венгрия, наблюдались аналогичные движения и волнения, но в отличие от Украины, там они были востребованы.
     Поэтому сегодня все, что мы понимаем под Украиной, под проектом «Украина», - это сумма действий двух политических элит. Однако национал-демократическая элита сдала свои позиции. Таким образом, мы имеем государство с модернизированной постсоветской, посткоммунистической системой при незначительной ротации прежних элит. Если ротация и происходит, то лишь на том уровне, когда региональная элита, желая стать киевской, приходит в центр и разбавляет «свежей кровью» здешнюю элиту, продолжая при этом заданный курс.
     Систему смены элит можно рассматривать на примере действия подшипника. Ни в одном подшипнике нет и двух одинаковых шариков, поэтому самую сильную нагрузку испытывает наибольший шарик, который, вследствие этого, стирается первым. Затем ситуация повторяется и, в зависимости от размера, поочередно используются другие шарики. В результате такого «стирания» подшипник окончательно выходит из стоя, и его приходится менять.
     В Украине в последнее время часто менялись «подшипники»: вначале был задействован «подшипник» Дмитрия Табачника, затем – Павла Лазаренко, затем была еще масса других «подшипников». Последним стал «подшипник», в котором главным «шариком» является Янукович.
     Можно очень много говорить об этом принципе, отслеживая и давая характеристики самим «подшипникам», однако, государственная машина остается прежней, и прежней остается сила, которая меняет «подшипники».  То, что происходило в Украине за годы независимости, свидетельствует о том, что Леонид Кучма является в одном лице главным инженером и гендиректором «Проекта «Украина», начиная с 1992 года, когда он стал премьером.
     Следуя Вашей логике и изложенной теории работы подшипника в государственном механизме, напрашивается вывод о том, что, подвергая Януковича в качестве самого большого шарика сильнейшему давлению, его априори хотят вывести из строя, «стереть», «износить»?
    
Это зависит от качества стали, из которой сделан «подшипник». Рано или поздно, конечно, все сотрется, поскольку нет ничего вечного, постоянного. Янукович будет или шариком, который сотрется (в зависимости от того, какими у него будут отношения с другими лицами и нагрузки на его «шарик»), или станет инженером или директором государственного механизма. То есть, метаморфозы возможны; все зависит только от того, насколько будет подготовлен этот государственный механизм, насколько удачно будет работать этот «подшипник».
     Насколько нынешний государственный механизм и «подшипники» реально подготовлены к эксплуатации и отвечают требования времени, конъюнктуре?
    
Когда-то в 1995 году один иностранный дипломат в частном разговоре сказал, что он готов сравнить Украину со шмелем, который по всем законам аэродинамики не может летать из-за большого тела, больших крыльев и т.д. Однако он летает. Украина тоже, согласно всем законам политики, не может существовать. Однако она существует. И такие государства, как Украина, Беларусь, Молдова, благодаря различным процессам, которые происходят в мире, получили возможность существовать. В другое время они бы просто не выжили.
     Сейчас как раз наступил такой момент, когда украинская элита может осознать, что она должна наконец-то становиться украинской элитой, что она должна все-таки иметь какую-то государственную анатомию и, соответственно, думать о том, чтобы проект страны был составлен не только на 12, 20 лет, а на несколько веков.
     То есть то, что мы имеем сегодня в качестве страны, - это лишь подарок судьбы и никак не заслуга государственных деятелей или осуществленной – хоть и бездарно – проектной стратегии?
    
Дело в том, что мы снова и снова возвращаемся к проблеме политической элиты. В Украине она не сформировалась. Мы можем говорить о том, кого следует относить к элите, но, по сути, это те люди, которые руководят и влияют.
     В то же время, существует такое понятие как качество элиты. Наша элита оставляет желать лучшего, поскольку на данном этапе она антиинтеллектуальна и, собственно, антиэлитарна. Очень часто она это сама понимает и начинает играть в какие-то игры, дабы искусственно поднять себя в своих же глазах. Например, орден Святого Станислава, в который вошла масса небезызвестных людей. Есть деньги, есть влияние, но хочется еще и покрасоваться во фраках и вечерних туалетах на балах образца 19 века… Поэтому они ввязались в эту авантюру. Другое дело, что из этого потом раздули огромный скандал. Настоящей элите не нужно доказывать себе и окружающим, что она – элита.
     Мы с Вами выяснили, что в Украине нет настоящей политэлиты, которая способна опережать время и вести за собой. А как обстоят дела с проектным видением государства Украина и на кого можно возлагать основные надежды в этом смысле?
     Есть два следующих момента: первое – у нас действительно нет людей, которые занимаются стратегическим планированием; у нас вообще нет стратегического видения Украины. Большинство отечественных политиков и политологов живут сегодняшним днем и максимум до чего они заглядывают наперед – это до летнего отпуска. Они играют в игры, которые их развивают, но, в то же время, они сами не знают, чем эти игры закончатся.
     Сила и козыри Президента Кучмы заключаются именно в том, что политики и политологи не ориентируются на далекую перспективу, а лишь стараются каким-то образом реагировать на то, что им подбрасывают. Ни в стане оппозиции, ни в лагере пропрезидентских сил нет стратегического мышления, но есть таковые попытки в окружении Президента. Поэтому глава государства является главным игроком, а все остальные играют по заданному сценарию.
     Второй момент, который следует учесть, касается причин, по которым у нас не развивалось видение моделей государства. Главная сила, которая должна быть задействована в этом процессе – это национал-демократы. Но, в силу того, что «Проекта «Украина» не было, национал-демократы опять стали играть по навязанному им сценарию, а потом и вообще отошли в сторону.
     Покойный ныне художник Анатолий Казанский нарисовал когда-то для газеты «День» карикатуру: стоят руины тюрьмы, три стены которой упали и осталась только одна, с дверью. На горизонте в виде Пизанской башни наклонившийся и готовый упасть Кремль. У двери стоит здоровенный казак, у которого разорваны цепи, но он бьется в эту дверь. Рядом стоит его маленький сын, который спрашивает: «Папа, а мы и дальше будем бороться за независимость Украины или мне идти в школу?». Это как нельзя лучше характеризует ситуацию, которая наблюдается в лагере национал-демократов, которые сегодня говорят, что наша сегодняшняя элита является компрадорской. Сами же они ничего не делают для того, чтобы развивать государство, генерировать какие-то идеи. То, что они предлагают сейчас, является слишком мелким, утопическим. Поэтому национал-демократам, я думаю, нужно сегодня поменьше восклицать по поводу существования «мессии» Ющенко, поскольку в Ющенко я вижу лишь повторение Кучмы, а больше внимания уделять стратегическому планированию и воспитанию элиты.
     Как можно заниматься воспитанием элиты, не имея на это оснований и достаточных навыков?
     Большинство украинских политиков, добравшись до власти, с одной стороны самоуспокоились, с другой – одолеваемы сомнениями в собственных силах. Вот как раз эту второсортность, ущербность надо изживать в рядах элиты.
     Правда, в начале 90-х годов наоборот была завышенная самооценка: каждый пытался создать партию под себя, каждый пытался стать президентом. Возможно, должен работать принцип «золотой середины», при котором каждый будет оценивать себя и свои способности и возможности адекватно.
     Как Вы считаете, у Украины есть свой исключительный путь развития или нам все же следует двигаться вперед, исходя из позитивного опыта других государств и намеченного курса на евроинтеграцию и де-факто осуществляемого движения к Евразии?
    
Мы обязательно должны идти вперед сами, используя при этом и направление евроинтеграции, и евразийства, не забывая, что наши экономические интересы – в Евразии, а политические – в Европе. Мы просто должны более критично подходить к идеям как евроатлантической интеграции, евроинтеграции, так и евразийства. То есть, мы должны их воспринять, трансформировать и каким-то образом подать свое видение.
     В среде наших политологов сегодня есть следующая проблема: когда люди начитываются каких-то идей и потом попадают под их влияние настолько, что не могут воспринимать их критично. К нам хлынула масса разработок – трудов зарубежных теоретиков, в которых содержатся схемы, предлагаемые для внедрения в западных системах. При этом наши теоретики забывают, что то, что хорошо для Запада, не всегда хорошо для нас.
     Вообще, у нас мало людей, которые бы критиковали западные течения, восточные и предлагали бы нечто свое, новое, которое было бы интересно не только для Украины, но и для Запада, - то, на что бы ссылались и что потенциально могло бы стать предметом для обсуждения как на Востоке, так и на Западе. Это означает ни что иное, как кризис идей.
     В начале 90-х гг. у нас было много интересных идей, но сегодня под натиском политической реформы и президентских выборов все остальное становится второстепенным. При этом мы забываем, куда мы движемся, как и зачем.
     Буквально, «скажите, что мы строим, и я Вам это построю»...
    
Кстати, эта фраза очень актуальна до сих пор. Кучма до сих пор не знает, что мы строим. Он спросил, ему не ответили, поэтому он пытался строить одновременно все. Удачно, неудачно, из песка, камня, воздуха, - он продолжал строить. Он строил так, как умел. В результате мы и получили строение, в котором сегодня живем.
     Насколько в вопросе построения полноценного государства важна роль внешнеполитической разборчивости и определенности?
    
Я в этом смысле оптимист – Украина привыкла балансировать, и она может еще очень долго балансировать на различных векторах. Если бы было два вектора балансировки, Украина уже давно склонилась бы на какую-то одну сторону.
     Есть такая притча о гробе Магомета, который удерживается в воздухе путем каких-то действий и противодействий. Украина точно так же балансирует между Европой и Евразией, между христианским и исламским миром, между Европой и Россией и т.д.
     Балансировать таким образом Украина будет, скорее всего, до тех пор, пока не изменится мировая конъюнктура и тогда новые силы миропорядка либо притянут ее к одному какому-то полюсу, либо разорвут на части. Такого варианта развития событий нельзя исключать. По крайней мере, сепаратистские настроения в Украине есть, несмотря на то, что они пока находятся в зародышевом состоянии. Они могут развиться с течением времени.
     В таком случае, как Вы относитесь к идее федерализации Украины?
    
Положительно, абсолютно положительно. Считаю, что рано или поздно Украина придет к федерализации.
     Как-то мы размышляли с одним политологом по поводу того, что объединяет Украину – Запад, Восток, есть ли такая идея. Тогда прозвучала жуткая фраза о том, что есть такая идея, и это – антисемитизм. Однако, он есть и в других государствах. Поэтому исключительного, оригинального стержня у Украины, к сожалению, просто нет.
     Я думаю, нужно предоставить большую самостоятельность регионам, но центр при этом должен будет выполнять роль эффективного регулировщика процессов. Бисмарк в свое время, благодаря именно тому, что стал регулировщиком и жандармом, удержал в единых рамках Германию. Сейчас надо думать о том, как стимулировать развитие украинской элиты в рамках регионов.
     Федерализма у нас боятся только те, кто вообще боится всего нового и неизведанного. Некоторые люди, которые сейчас критикуют федеральную идею, помнится, в начале 90-х критиковали и независимость Украины. Украина не выживет, - говорили они тогда. 
     Между тем, в условиях федерализма будут больше соблюдаться права элит, будут больше обеспечиваться национально-этнографические, исторические права. Я считаю, что уже сейчас надо отказаться от унитарной модели, потому что сам факт существования республики Крым – уже нонсенс. Надо дать автономию Донбассу и Галичине. Это будет первым шагом на пути реформирования государства Украина.
     То есть, Вы видите в федерализации Украины ее новый путь, виток развития?
    
Главное, чтобы это не стало очередным сиюминутным лозунгом, как это происходит с политической реформой, где я не вижу предмета реформирования и его последствий. То, о чем говорит Кучма, - это только преамбула к политической реформе. Президент только предложил упорядочить то, что ранее декларировалось. До реальной политической реформы нам еще очень далеко, возможно, лет 5-10. 

Беседовала Екатерина Маркечко

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Опасность распространения прав человека

Если бы права человека были валютой, их курс сегодня оказался бы в состоянии свободного падения в силу инфляции многочисленных правозащитных договоров и необязательных международных инструментов, принятых за последние десятилетия самыми разными организациями. Сегодня на эту валюту можно, скорее, купить страховку для диктатур, нежели защиту для граждан. Права человека, некогда вознесенные на пьедестал основных принципов человеческой свободы и достоинства, сегодня могут быть чем угодно – от права на международную солидарность до права на мир.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Николай Рыжков, доцент кафедры международных коммуникаций и связей с общественностью

Политика должна быть последовательной в любом случае

Игорь Коваль, д-р политических наук, заведующий кафедры международных отношений Одесского государственного университета

Проще говорить о том, что не удалось сделать за двенадцать лет

Ернст Заграва, історик

Україна мусить позбавитися “смішного” націоналізму, а не націоналізму взагалі

Александр Рар, Ведущий эксперт Германского совета по внешней политике

Можно сказать, что Украине сейчас очень трудно определиться: она делает то, что может делать

Василь Куйбіда, проректор МАУП

Нашому поколінню випав надзвичайний шанс – зробити те, що не зробили покоління наших предків – створити свою державу.

Євген Бистрицький, виконавчий директор Міжнародного фонду „Відродження”

Дії майбутнього Президента повинні були початися ще вчора

Владимир Спиваковский, Президент всенародного конкурса «Бренд года», руководитель лицея «Гранд»

Надо становится частью глобальной экономики, чтобы не остаться «матрешечной страной»

Лариса Брюховецька, провідний відчизняний кінокритик, засновниця і головний редактор журналу “Кіно-Театр”, ст. викладач кафедри культурології

Українське кіно більш життєздатне, ніж багатьом здавалося

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

Людям надо платить в первую очередь, а не по остаточному принципу

Николай Пааль, исполнительный директор украинской ассоциации бизнес-инкубаторов и инновационных центров – об итогах украинской независимости

Нашей державе гордиться пока нечем

Вячеслав Кредисов, председатель правления всеукраинского объединения предпринимателей «Новая формация», заслуженный экономист Украины

Украина, изобретающая велосипед, неминуемо станет восточноевропейским Парагваем

Александр Дергачев, Главный редактор журнала «Політична думка»

12 лет в Украине происходил сложный и болезненный процесс самосознания во всех аспектах

Ігор Каганець, головний редактор альманаху нової еліти ПЕРЕХІД-IV

Справжня еліта вміє вчитися на чужому досвіді, у неї завжди є продумана стратегія.

Тарас Возняк, головний редактор культурологічного часопису “Ї”

Інфантильність нового покоління не дає жодних надій.

Юлия Мостовая, заместитель главного редактора еженедельника «Зеркало Недели»

Мы по-прежнему являемся населением, живущим по хуторскому типу.

Андрей Мишин, заведующий отделом региональной безопасности, Национальный институт проблем международной безопасности при СНБОУ

Мы идем от политики выживания к политике жизни

Ігор Осташ, заступник голови Комітету у закордонних справах, віце-президент Парламентської Асмблеї ОБСЄ

Я вірю в майбутнє України, тому що Україна має колосальний людський потенціал, інтелектуальний потенціал.

Станіслав Кульчицький, доктор історичних наук, заступник директора Інституту історії НАН України.

Відзначаючи ювілей Переяславської ради, не треба ховати голову у пісок, а треба йти на діалог

Сергей Крымский, профессор, доктор философских наук

Лучшее образование политиков – светлое будущее всей страны.

Дмитро Степовик, професор, доктор мистецтвознавства, доктор філософських наук, доктор богословських наук

Не можна дотримуватися тактики “не той козак, що переміг, а той, хто викрутився”

Владимир Лутай, доктор философских наук

Хотя мне никто из политиков не нравится, думаю, что худшее для нас уже позади

Василь Лісовий, доктор філософських наук, співробітник Інституту філософії НАНУ, викладач кафедри політології Києво-Могилянської академії

Наша культура, збережена хоч і у фрагментованому вигляді, оцінюється досить високо

Валерій Хмелько, професор, доктор філософських наук, президент Київського міжнародного інституту соціології.

Домінуючою верствою, специфічним “пануючим класом” ми маємо не підприємців, а чиновництво

Олексій Гарань, доктор історичних наук, професор Києво-Могилянської Академії, науковий директор Школи Політичної Аналітики

Ми всі є українцями – це можна сказати і українською, і російською. Але ми все одно залишимся українцями...

Виктор Небоженко, президент Агентства корпоративной поддержки «Трайдент»

Мы не успели создать национальное государство с полноценным комплексом реквизитов и этого шанса у нас уже действительно нет

Владимир Малинкович, политолог

Главные враги Украины – ретрограды и коррупционеры

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Сегодня, по сути, осуществляется российский геополитический проект. Украинского же «проекта «Украина» как не было, так и нет

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

Революции в Украине не будет. Будет эволюция – так требует время

Віталій Кулік, директор Центру досліджень громадянського суспільства

В Гондурасе больше демократии, чем в Украине

Михайло Басараб, керівник Центру прикладної політики “ЗНАК”

Ми будемо незалежною країною по формі, але по суті – навряд

Ігор Бураковський, Інститут економічних досліджень та політичних консультацій

В Україні є попит на ідеї, але дуже мало попиту на реалізацію цих ідей

Віра Нанівська, Директор Міжнародного центру перспективних досліджень

Треба навчитися більше говорити про завтрашній день

Андрей Марусов, руководитель Агентства информационного развития

Лучше пусть будет мучительная независимость, чем полная зависимость

Олександр Сушко, директор Центру миру, конверсії та зовнішньої політики України

На сегодняшний день влияние Украины значительно ниже, чем оно могло бы быть

Сергей Толстов, Директор Института политического анализа и международных исследований

Когда «враг не стоит у ворот», Украина должна определиться с моделью социально-экономического развития

Валерій Чалий, директор міжнародних програм Українського центру економічних і політичних досліджень ім. О.Разумкова

Якщо люди, які мають важелі впливу – особливо на майбутнє держави – будуть думати, як обійти закон, нічого гарного у такій країні не буде

Валерій Пустовойтенко, народний депутат, лідер Народно-демократичної партії

Моральне відродження суспільства — це найважливіше політичне завдання, і саме воно є найважливішою складовою політичної реформи

Вадим Карасев, политолог, лидер партии «Единый центр»

России и Украине нет иного выбора, кроме как идти в Европу

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

page generation time:0,059