В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Камо грядеши, Украина?

     Предметом первого ДИАЛОГА является ответ на вопрос «Камо грядеши, Украина?». И это не случайно, ибо человеку свойственно смотреть не только назад, но и с не меньшим интересом думать о будущем. Пришло время оценить те возможности, которые Украина не использовала и причины того, почему это произошло. Кроме того, 12 лет – это повод подвести черту под достижениями прошедших лет и оценить, насколько прочный фундамент они заложили для нашего будущего.
    
Увы, подавляющее число опрошенных нами людей высказывало свои мысли без малейшей гордости от достижений периода независимости. Общий рефрен интервью близок к знаменитой фразе нашего первого президента Л.Кравчука – «маємо те, що маємо... »
    
Более того, несмотря на празднование 12-летнего юбилея независимости нашей страны вряд ли можно с полной уверенностью говорить, что проект «Украина» состоялся. Однозначного ответа нет. Именно поэтому Украину можно рассматривать как большой, один из самых интересных проектов ХХ века, который сейчас переживает критический период по целому ряду параметров. Именно поэтому можно смело утверждать, что не 12 лет назад, а именно сейчас, в наши дни, судьба проекта «Украина» актуализируется вновь. 
    
Открытыми остаются и вопросы о том, каково будущее у этого проекта. Ведь страна не может существовать и, главное, развиваться имея только атрибуты независимого государства, но не более того. Ведь развивать государство в национальном формате становится все сложнее на фоне процессов глобализации. Не потому ли существующий в обществе запрос на нового лидера означает ничто иное, как ответ на вопрос о будущем нашей страны. 
    
Нам показалось, что очень важно сейчас попытаться организовать постоянно действующий разговор-диалог, своеобразные «публичные чтения» по теме «Камо грядеши, Украина?», по тем ключевым вопросам, которые сейчас подспудно находятся в центре внимания и общественности, и политиков, и экспертов.

Свернуть

Предметом первого ДИАЛОГА является ответ на вопрос «Камо грядеши, Украина?». И это не случайно, ибо человеку свойственно смотреть не только назад, но и с не меньшим интересом думать о будущем.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Сегодня, по сути, осуществляется российский геополитический проект. Украинского же «проекта «Украина» как не было, так и нет

     Приближаясь к двенадцатой годовщине независимости Украины, абсолютно логично было бы подвести итоги этого цикла развития государства. Как, по-вашему, можно оценить достижения и характер движения Украины в этот период времени?
      «Проект «Украина». Украина получила независимость в силу стечения объективных обстоятельств,  а не столько по замыслу и в результате целенаправленных усилий. И этот факт во многом предопределил те реалии, которые мы имеем на данный момент. Можно сказать, что как такового «Проекта «Украина» не было.
     Как показывает мировой опыт, государства, где существовала определенная группа лидеров-реформаторов, которые становились в центре формирования политической нации, и у этой группы имелись четкие представления о том, какова должна быть политика, каково должно быть государство, пути его развития или реформирования – такие государства были более успешны в стратегическом плане. Если бы такая группа была при власти в Украине – реформы продвигались бы гораздо быстрее и результаты их были бы более благоприятны для большинства украинцев.
     В силу того, что не было определенного проекта государства Украина, мы не смогли  использовать тот потенциал, которым обладала Украина. Прежде всего человеческий потенциал. Мы развивались крайне медленно, наше движение проходило в логике «шаг вперед – два шага назад», в итоге мы не смогли выйти на тот уровень, который потенциально мог бы быть достигнут. 
     Украинская политическая элита.  Одной из главных причин стала проблема стратегического управления и проблема управляющих –  украинской элиты. Дело в том, что в Украине, в отличие от европейских стран – Польши, Чехии, Венгрии – не произошла качественная смена элит. В то время как обновление, сменяемость политической элиты – необходимая мера для изменения качества политики, для осуществления реформ. Тем более таких реформ, которые необходимы Украине – как экономических, так и политических. Такую двуединую задачу нельзя решить опираясь на старые кадры, на старые подходы и  технологии. По факту большая часть нынешнего правящего класса, политической элиты выходит из советской государственной машины, методы которой для государственного управления новой эпохи не подходят. Более того, есть еще одна проблема, которая стопорит реформы – проблема ясного понимания траектории развития Украины. По этому вопросу нет консолидации не только в обществе, консолидации нет и среди политической элиты. Политический курс колеблется как маятник. Сегодня мы выступаем за европейский выбор и НАТО, завтра являемся сторонниками интеграции в рамках СНГ, послезавтра декларируем «третий путь». Сегодня мы за открытый рынок, завтра отстаиваем протекционизми т.д…. В то время как  наши восточноевропейские соседи не колебались. Цели были поставлены достаточно конкретно – Европа и демократизация. Потенциал у них был изначально ниже, чем у Украины, результаты – лучше. Причина этого – в последовательности политического курса, в консолидации обществ и политической элиты вокруг общих целей. В Украине определенности не было, как не было и нет единства по вопросу - куда же мы движемся.  
     Когда Украина получила независимость, основной ее идеей была идея государства. Это естественно, потому что впервые за многие столетия мы, наконец, получили реальный шанс проложить самостоятельный путь в истории. Проблема государственности, наверное, была и остается ключевой до сих пор, поскольку риторика и практика государтсвенного строительства отличаются одна от другой. На словах строится - демократическое государство, на практике воспроизводится советское. По-моему мнению, мы видим за реформаторскими декларациями и интенциями государственных строителей – инерцию мышления и политического действия, направленного на воспроизводство советского типа государства. Потому как правящая советская элита осталась на своих местах – то и подходы и представления об идеальной модели государства остались советскими.  Так же как в целом советской осталось интеллектуальное обоснование идеи украинской государственности.  Неудивительно, что мы имеем в качестве ключевой проблемы – конфликтные взаимоотношения государства и общества. 
     Нельзя отрицать, что украинская политическая мысль имеет большую традицию, однако эти идеи, разработанные интеллектуалами, не имели влияния на элиту, которая получила реальную власть. Эта элита была воспитана на советских идеях государственности.
     Политическая система Украины. Если посмотреть на качество тех реформ, которые есть сегодня в Украине, то становится очевидным, что вопреки заверениям складывается не демократическая система, а система авторитарного корпоративизма. Об этом сейчас многое говорит. Пока данный процесс обретает различимые контуры, но по своему качеству он весьма очевиден.
     Что такое авторитарный корпоративизм? 
     Первое. Европейский стиль государственности сформировался еще в эпоху империализма и подразумевает служение государства обществу. У нас все наоборот – общество используется  в интересах государства. Это качественно отражается на политическом процессе, на политической практике, на идеологии государственной службы. У нас государственная бюрократия, особенно высшего звена, служит не людям, не обществу, а вышестоящему.      Поскольку система власти у нас президентско-парламентская с большими полномочиями Президента, то бюрократия и служит Президенту. Сложившаяся модель власти приобретает авторитарные черты. Это тем более справедливо, если учесть, что такая система крайне персонализирована - подбор кадров идет на основе персональных предпочтений и лояльности, нормальные каналы подбора кадров на профессиональной основе не работают. Понятно, что в результате у нас отбирают не лучших, а худших, и это непосредственно влияет на качество политики. 
     Момент второй, - корпоративизм. Украинское общество резко меняется. Сейчас заметно возникновение новых социальных групп и слоев. Однако наиболее организованными оказываются бизнес-группы - капитал, который имеет наиболее масштабное политическое представительство и все необходимые каналы для отстаивания своих интересов. Крупный бизнес прошел стадию корпоративного оформления и все настойчивее перехватывает у бюрократии командные высоты не только в экономике (в ходе приватизации), но и в политике. Что характерно – корпоративный капитал не только не противостоит бюрократии, напротив он просто-таки слит с нею, сотрудничая  по всем вопросам и получая из рук высшей бюрократии преференции, гарантии и иммунитет на собственность. Такую систему отношений часто называют клиентельско-патронажной, где патрон – высшая государственная бюрократия (прежде всего президентский центр власти), а клиенты – бизнес. Такие отношения неформализованы, они строятся на личных контактах и договоренностях, их сложно контролировать и управлять ними. Более того, у патрона в принципе не может быть много клиентов – этот круг очень узок и, как видно по тем, между кем сейчас разворачиваются основные конфликты за стратегическую собственность – еще более сужается. Непопавшие в круг избранных лишены возможности участвовать в «большой игре» – они играют в другой лиге и в гораздо более тяжелых условиях отстаивают интересы своего бизнеса.
     Я не могу сказать, что такая схема является чем-то необычным в мировой практике. Я бы сказала даже, что мы очень во многом похожи на страны Латинской Америки. В Украине очень многие структуры, которые носят черты государственного корпоративизма, весьма напоминают латиноамериканский вариант. 
     Итоги экономического развития Украины. Если говорить об экономическом развитии, то в этом смысле наиболее яркой характеристикой преобразований последнего двенадцатитилетия могут служить следующие цифры: 39% собственности – остается в руках государства, и уже 61% - в частной собственности. Кто этот частный собственник? Большинство объектов принадлежит не очень крупным собственникам, но наиболее крупные предприятия находятся в руках очень узкой группы лиц, которая контролирует целые отрасли экономики. Практически такая же система существует и в России, то есть, можно сказать, что это такой постсоветский вариант, по которому также пошла и Украина. 
     Однако преимущества, которыми обладает крупный корпоративный бизнес в политике – так называемая слитость политики и экономики - ограничивает развитие «рыночной среды» и рыночного сегмента бизнеса и безусловно, наносит вред процессу развития экономики. У Украины есть достаточно серьезный производственный потенциал, но в силу того, что бизнес-среда практически монополизирована отдельными корпоративными группами, все это остается не до конца реализованным. Причины - недостаточно развита конкурентная среда. Хотя бизнес же в целом развивается достаточно эффективно, и это связано с начавшейся в Украине реформой управления. Яркий пример (на виду) попытка В.Пинчука привлечь опытных управленцев для повышения эффективности своего бизнеса (крупной корпорации). Это неизбежный процесс – крупные корпорации или холдинги,  не могут развиваться дальше без привлечения опытных менеджеров нового образца, владеющего западными технологиями. Капитал стремится быть более эффективным, будет ли эффективным управленцем государство – вопрос. Все происходит крайне медленно и с отступлениями к советским методам управления. К тому же и государство мягко говоря, недостаточно эффективно исполняет свою главную роль - по созданию нормальных правил игры - равной конкуренции для всех субъектов хозяйственной деятельности. Отечественная бюрократия предоставляет массу преференций обходя законодательные механизмы. И пока эта система работает, экономика будет развиваться медленно и результаты будут отражаться только на избранных, а не на большинстве общества. 
     В то же время, особое положение крупного бизнеса заставляет остальных субъектов хозяйственной деятельности быть более жизнеспособными, конкурентоспособными. Благодаря этому сектору бизнеса мы и выживаем. Впоследствии он может в определенной степени стать более значимым и действительно конкурентоспособным, если его представители окажутся в состоянии объединить свои усилия. Это произойдет не сразу, но такой путь – естественный.
     Здесь может быть полезен опыт России. Еще в начале своего правления Путин установил новый формат отношений с крупным бизнесом, и это очень сильно повлияло на качество политики и тех реформ, которые проводятся в РФ. Российская экономика стала более целенаправленно развиваться, но сам политический процесс приобрел определенную логику. Не просто отрывочные заявления и лозунги, а действительно логику. Путин отказался от персоналистской модели контактов с бизнесом, он предложил формальные, институциализированные (через союзы, ассоциации) формы контактов, тем самым отделив бизнес от политики, и убив олигархию. В Украине этого не произошло, у нас ростки олигархии могут дать самые серьезные плоды, если мы не пройдем по пути демократизации (Восточной Европы) или конкурентного корпоративизма как в России. 
     Нынешний Президент многих представителей бизнеса уже не устраивает в роли Арбитра, поскольку бизнес растет, а круг избранных узок. Президент просто не в состоянии справиться с ролью арбитра между бизнес-группами в том формате отношений, который сложился за последние 10 лет. Это сделает либо следующий президент, либо политическая реформа таки состоится – и в результате возникнет система, которая есть в других европейских странах, где конкуренция происходит между легально организованными группами интересов и  действует в законодательных границах. Но этот путь очень сложен, поскольку он требует от общества и бизнеса как его части высокого уровня политической культуры – сознательности и готовности поступиться тактическими интересами ради стратегических. Вряд ли при существующем уровне бизнеса это возможно. Украина сегодня сделала только первый шаг в этом направлении. 
     Политическая реформа.  Это отсылает нас к «политической реформе», в которую «втянулась» Украина. Много говорят о смене системы власти,  но если проблему видеть не только как изменение системы власти, то оказывается, что главное и не может быть решено с помощью такой реформы путем изменений Конституции. Главное для Украины – создание политической нации. Политическая нация складывается от выборов к выборам, с повышением уровня влиятельности партий, организаций и участия в них граждан и не какими-то решениями «сменить все сверху». То есть главное, и я хотела бы это подчеркнуть – и это та самая задача власти, которую власть часто не хочет замечать – не игнорировать важность политического участия граждан, не пытаться контролировать выборы, не использовать в качестве главного инструмента административный ресурс. Между прочим, даже в процессе «политической реформы» это один из важных инструментов «реформирования» – вот так взяли и решили что нужно, «назрело» изменить систему власти. Взялись за дело. Реформируем. И снова ситуация повторяется: власть сама по себе «реформируется», общество само по себе выживает. Такой вот глубинный конфликт интересов. Разрешить его – вот задача из задач для Украины. Вот фундамент «проекта Украина». У нас пытаются даже внедрить сейчас ноу-хау под «политическую реформу» – оказывается что – «каждому новому президенту – новую политическую систему» - так предлагается и всерьез. На самом же деле проблема в том, что вместо выборов – демократических, открытых, справедливых на усмотрение общества – предлагают провести политическую реформу. Вроде бы выбор сохраняется, а на практике уже и нет. Ну, вышли из доверия власти украинские избиратели – не тех избирают, вот и приходится корректировать путем «политической реформы». Не хотела бы быть необъективной – это относится в такой же мере и к части тех, кто причисляет себя к оппозиции. Посмотреть только на их предложения изменений – тот же волюнтаризм и попытка причислить себя «к лику верховных властьпридержащих».  Конституция кроится под себя любимых и вовсе не в интересах украинцев. 
     Такая тяжелая болезнь у украинской политической элиты – видеть себя в центре мира, отгородившись высоким забором от «черни» - потребностей и забот простых украинцев.  Конечно, высокой демагогии много, а на деле…  Это хорошо известно любому маленькому украинцу. Потому и такой уровень доверия к власти, к политикам, к партиям.
     Еще одно - политическая реформа, которая задумывается как переход к парламентско-президентской системе, может быть рассмотрена и в срезе экономики. Предлагаемая политическая система вполне может оказаться неэффективной на том уровне развития экономических интересов, который есть сейчас в Украине. Есть риск, что существующая система олигархического корпоративизма не только будет преодолена, напротив, она будет только закреплена и легализована  в парламентской модели власти. Попросту олигархические группы «освободятся» от опеки Президента, его экономического арбитража и получат власть на то, чтобы монополизировать бизнес-сектора, отрасли, вытесняя из лучших «ниш» мелкий и средний бизнес. И в этом им уже никто не сможет помешать. «Рыночный» бизнес-сектор еще только набирает силу, но еще не может бороться с окологосудраственными монополиями – слишком разные весовые категории. Потому не думаю, что экономические отношения созрели для парламентско-президентской модели. Другой вопрос – качественная  политика Президента как реформатора, как гаранта «правил игры» в бизнесе – приватизации, права собственности. Гарант не должен отдавать преференции какой-либо группе, исходя из личностного фактора, а должен пытаться уравновесить всех. На переходных этапах президент должен обладать стратегической инициативой, как лицо, уполномоченное для проведения реформ,  как игрок берущий на себя обязательства установить устойчивые «правила игры». В той ситуации, в которой сегодня находится Украина (по экономическим соображениям) парламентско-президентская система может оказаться менее эффективной, чем президентская.  Так что это не наша национальная идея…
     Теперь о геополитике… 
     Украина – это проблемная страна с точки зрения геополитики. Сегодня происходит следующий процесс – вовсю декларируется курс на евроинтеграцию, в то время как де-факто происходит сближение с Россией. Украина, включившись в создание ЕЭП, присоединилась к большому локомотиву - России, который вместе с другими странами СНГ направляется в Европу. Конечно региональная интеграция необходима, как необходимы цивилизованные региональные рынки… В глобальном мире вообще очень трудно выживать поодиночке. Региональные экономические организации как раз и помогают странам выживать в условиях глобального рынка… 
     Вы имеете в виду, что такая стратегия интеграции – это региональный проект, в котором участвуют страны СНГ? 
     Безусловно, это региональный проект, но в России его называют «локомотивом, идущим в Европу». Может быть это и европейский вектор и означает  он движение в глобальную экономику, но это проект России.  По моему мнению – для Украины – согласие на российский формат означает возвращение в пространство империи, поскольку Россия сама не вышла из этого пространства. Что же она может предложить как пространство сосуществования государственных единиц СНГ – как не имперскую матрицу. Пока я не вижу качественного изменения подхода России к этому вопросу. Насколько я знаю, из украинских политиков В.Ющенко был  противником такой формулы интеграции в Европу, потому что он считал, что Украина может претендовать на собственный вариант вхождения в  Европу.  
     Не исключено, что сладость многообещающих связей с Россией ведет нас прямой дорогой под руководство «российского локомотива» на геополитической дороге и на пути в истории. Вряд ли это означает реализацию продекларированного европейского выбора. Люди думающие понимают, что никакого европейского выбора у Украины нет. Сегодня, по сути, осуществляется российский геополитический проект. Украинского же «проекта «Украина» как не было, так и нет.      
     Если Вы, я и еще какой-то процент людей понимает, что нет проекта государства, то неужели руководство страны этого не понимает? 
     Возможно, оно и понимает, но проблема заключается в том, что оно не в состоянии предложить Украине качественный стратегический менеджмент, стратегическое планирование. Работают только какие-то тактические интересы и планы, которые играют первую скрипку, заменяя партию стратегических. К сожалению, у нас часто даже путают стратегические интересы с тактическими решениями. 
     Если так будет продолжаться и дальше, мы можем многое потерять уже в ближайшие годы. У нас были попытки планирования, но зачастую они уж чересчур напоминали планы КПСС, например программа «Украина-2010» и т.д. Подход, который они демонстрировали – был рудиментом советского подхода к стратегическому управлению – централизованному и иерархическому, что не могло быть эффективным в условиях открытости и глобальной экономики. Еще одно, как известно, национальные интересы не формируются «из чьей-то головы», они есть продукт общественного развития, в том смысле, что эти интересы возникают в процессе формирования политической нации. И для Украины это проблема – поскольку полноценной политической консолидации нации нет, мы находимся только на этом пути. В итоге, на стадии становления и система национальных интересов. При этом надо иметь в виду – национальные интересы только формулируются сверху, но аккумулируются они всегда снизу, поступая как требования через систему политических институтов вверх. Поскольку с политическими институтами у нас сложно – партии, общественные организации,  выборы и т.д. слабы и фрагментарны, то и сформировать систему национальных интересов и проводить такую, соответствующую им политику, крайне сложно, если вообще возможно. Вот и получается, что вместо этого есть политика в интересах тех групп, которые успели обеспечить себе политическое представительство и сформироваться так сказать как «класс». Очевидно, кто это - крупный окологосударственный бизнес или, как принято их называть, олигархи. Под них и выстраиваются приоритеты, а так как система президентская, то вся политика и все политически организованные группы (олигархи) у нас вращаются вокруг Президента. Такой вот VIP-круг, где формулируются и принимаются ключевые решения в Украине. Если бы система была парламентской – то ситуация была бы принципиально иной. Сфера вращения была бы более конкурентной, но и конфликтной одновременно – вокруг парламента. Но суть этой политики не была бы иной, поскольку вопрос – в качестве политических институтов, в их ориентированности на общественный интерес. 
     Но нельзя выдумать национальную идею там, где ее нет…
     Национальную идею нельзя создать искусственно, равно как и национальные интересы не формируются «сверху». По крайней мере, для Украины такой рецепт непригоден.   
    Конечно «светлые умы» должны заниматься разработками идейно-теоретической базы развития государства. Но главное – государство должно изменить свое отношение к обществу. Необходимо «дать самовыражаться» обществу – не бояться его, не прессовать, не приструнивать любую инициативу – дать возможность людям – гражданам говорить, прислушаться к их мнению. Но кто сейчас интересуется обществом? Уже на данном этапе известно, чего хочет украинское общество и эти интересы уже сейчас можно вплетать в основу проводимой политики. На деле происходит буквально следующее: мы практикуем опросы, но реально используем их результаты только тогда, когда нам нужно что-либо опровергнуть или подтвердить, но никак не для того, чтобы формировать политику. То есть, у правящего класса существует так называемый двойной стандарт: то, что они говорят, - это одно, и совсем другое – то, что они делают. И это сыграло большую роль в украинской политике, потому что общество уже давно недовольно властью, но пока это недовольство не приобретает крайних форм. 
     Руководство было заинтересовано в создании системы круговой поруки, чтобы, нарушая закон, любого можно было «прижать». Нелояльность к власти гарантировала попадание под государственную репрессивную машину. Поэтому именно известная степень лояльности дает возможность высшим государственным чинам безнаказанно нарушать закон. В то же время, говорят, что украинское общество страдает от низкой степени политической культуры. Но ведь абсолютно ясно, что общество играет по тем правилам, которые ему навязывает власть, поэтому политическая культура, прежде всего, обусловливается уровнем «высших эшелонов». Нельзя упрекать общество в том, что оно не структурировано, с низким уровнем гражданской культуры, - общество ведет себя так, как ведет себя власть, в определенной степени оно – зеркало власти. Тут главное изменить модель отношений государство(власть)общество – приоритет должен быть отдан не вертикальным связям, а развитию связей горизонтальных. Путь к этому один – развитие политических партий, укрепление роли и влияния общественных групп и гражданских инициатив на формирование политического курса и конечно справедливые и открытые выборы. 
     Это и есть тот самый путь в Европу. Реально у Украины есть одно, но важное преимущество – географическое, геополитическое. Поскольку «Существует только одна Европа» (А.Пшеворский) Украина может и должна быть там. Этот шанс нам нельзя упустить.

                                                                            Беседовала Екатерина Маркечко.

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Новый мировой беспорядок – как мы в нем оказались

Развал системы глобальной безопасности – следствие подъема национализма, этой «темной стороны демократии», что уже привело к конфликтам во многих странах мира; происходящее в Украине является доказательством этого, а возможно, и началом революции. Как выбраться из подобной ситуации в реальной жизни? Научные исследования показывают, что есть только два пути: чистая победа одной из сторон, или «мучительный тупик», в котором обе стороны страдают из-за конфликта, пока не согласятся на международное посредничество.

В Украине Россия тоже вошла в мучительный политический тупик. Да, она показала свою силу духа в отношении санкций – а также готовность терпеть неудобства, чтобы при этом терзать Украину, пытаясь сохранить благодаря этому свое влияние и сепаратистскую автономию на востоке страны. Украина, однако, стремится к чистой победе, окружая сепаратистов и обстреливая их позиции. Чего мы пока не знаем – как далеко Украина готова зайти в своем стремлении к полной победе, и как далеко готова зайти Россия, чтобы этого не допустить? Да, можно надеяться, что международные посредники смогут убедить и Украину, и Россию, что издержки открытого конфликта могут быть столь велики, что лучше пойти на сохранение нынешнего положения, чем продолжать военные действия. Я боюсь, однако, что мы увидим дальнейшее обострение конфликта, усиление экономических санкций и расширение военных действий.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Николай Рыжков, доцент кафедры международных коммуникаций и связей с общественностью

Политика должна быть последовательной в любом случае

Игорь Коваль, д-р политических наук, заведующий кафедры международных отношений Одесского государственного университета

Проще говорить о том, что не удалось сделать за двенадцать лет

Ернст Заграва, історик

Україна мусить позбавитися “смішного” націоналізму, а не націоналізму взагалі

Александр Рар, Ведущий эксперт Германского совета по внешней политике

Можно сказать, что Украине сейчас очень трудно определиться: она делает то, что может делать

Василь Куйбіда, проректор МАУП

Нашому поколінню випав надзвичайний шанс – зробити те, що не зробили покоління наших предків – створити свою державу.

Євген Бистрицький, виконавчий директор Міжнародного фонду „Відродження”

Дії майбутнього Президента повинні були початися ще вчора

Владимир Спиваковский, Президент всенародного конкурса «Бренд года», руководитель лицея «Гранд»

Надо становится частью глобальной экономики, чтобы не остаться «матрешечной страной»

Лариса Брюховецька, провідний відчизняний кінокритик, засновниця і головний редактор журналу “Кіно-Театр”, ст. викладач кафедри культурології

Українське кіно більш життєздатне, ніж багатьом здавалося

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

Людям надо платить в первую очередь, а не по остаточному принципу

Николай Пааль, исполнительный директор украинской ассоциации бизнес-инкубаторов и инновационных центров – об итогах украинской независимости

Нашей державе гордиться пока нечем

Вячеслав Кредисов, председатель правления всеукраинского объединения предпринимателей «Новая формация», заслуженный экономист Украины

Украина, изобретающая велосипед, неминуемо станет восточноевропейским Парагваем

Александр Дергачев, Главный редактор журнала «Політична думка»

12 лет в Украине происходил сложный и болезненный процесс самосознания во всех аспектах

Ігор Каганець, головний редактор альманаху нової еліти ПЕРЕХІД-IV

Справжня еліта вміє вчитися на чужому досвіді, у неї завжди є продумана стратегія.

Тарас Возняк, головний редактор культурологічного часопису “Ї”

Інфантильність нового покоління не дає жодних надій.

Юлия Мостовая, заместитель главного редактора еженедельника «Зеркало Недели»

Мы по-прежнему являемся населением, живущим по хуторскому типу.

Андрей Мишин, заведующий отделом региональной безопасности, Национальный институт проблем международной безопасности при СНБОУ

Мы идем от политики выживания к политике жизни

Ігор Осташ, заступник голови Комітету у закордонних справах, віце-президент Парламентської Асмблеї ОБСЄ

Я вірю в майбутнє України, тому що Україна має колосальний людський потенціал, інтелектуальний потенціал.

Станіслав Кульчицький, доктор історичних наук, заступник директора Інституту історії НАН України.

Відзначаючи ювілей Переяславської ради, не треба ховати голову у пісок, а треба йти на діалог

Сергей Крымский, профессор, доктор философских наук

Лучшее образование политиков – светлое будущее всей страны.

Дмитро Степовик, професор, доктор мистецтвознавства, доктор філософських наук, доктор богословських наук

Не можна дотримуватися тактики “не той козак, що переміг, а той, хто викрутився”

Владимир Лутай, доктор философских наук

Хотя мне никто из политиков не нравится, думаю, что худшее для нас уже позади

Василь Лісовий, доктор філософських наук, співробітник Інституту філософії НАНУ, викладач кафедри політології Києво-Могилянської академії

Наша культура, збережена хоч і у фрагментованому вигляді, оцінюється досить високо

Валерій Хмелько, професор, доктор філософських наук, президент Київського міжнародного інституту соціології.

Домінуючою верствою, специфічним “пануючим класом” ми маємо не підприємців, а чиновництво

Олексій Гарань, доктор історичних наук, професор Києво-Могилянської Академії, науковий директор Школи Політичної Аналітики

Ми всі є українцями – це можна сказати і українською, і російською. Але ми все одно залишимся українцями...

Виктор Небоженко, президент Агентства корпоративной поддержки «Трайдент»

Мы не успели создать национальное государство с полноценным комплексом реквизитов и этого шанса у нас уже действительно нет

Владимир Малинкович, политолог

Главные враги Украины – ретрограды и коррупционеры

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

Революции в Украине не будет. Будет эволюция – так требует время

Віталій Кулік, директор Центру досліджень громадянського суспільства

В Гондурасе больше демократии, чем в Украине

Михайло Басараб, керівник Центру прикладної політики “ЗНАК”

Ми будемо незалежною країною по формі, але по суті – навряд

Ігор Бураковський, Інститут економічних досліджень та політичних консультацій

В Україні є попит на ідеї, але дуже мало попиту на реалізацію цих ідей

Віра Нанівська, Директор Міжнародного центру перспективних досліджень

Треба навчитися більше говорити про завтрашній день

Андрей Марусов, руководитель Агентства информационного развития

Лучше пусть будет мучительная независимость, чем полная зависимость

Олександр Сушко, директор Центру миру, конверсії та зовнішньої політики України

На сегодняшний день влияние Украины значительно ниже, чем оно могло бы быть

Сергей Толстов, Директор Института политического анализа и международных исследований

Когда «враг не стоит у ворот», Украина должна определиться с моделью социально-экономического развития

Валерій Чалий, директор міжнародних програм Українського центру економічних і політичних досліджень ім. О.Разумкова

Якщо люди, які мають важелі впливу – особливо на майбутнє держави – будуть думати, як обійти закон, нічого гарного у такій країні не буде

Валерій Пустовойтенко, народний депутат, лідер Народно-демократичної партії

Моральне відродження суспільства — це найважливіше політичне завдання, і саме воно є найважливішою складовою політичної реформи

Вадим Карасев, политолог, лидер партии «Единый центр»

России и Украине нет иного выбора, кроме как идти в Европу

Кость Бондаренко, директор Института проблем управления имени Горшенина

Сначала «ввязались в драку», а потом уже стали думать, как и чем это должно завершиться

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

page generation time:0,128