В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Камо грядеши, Украина?

     Предметом первого ДИАЛОГА является ответ на вопрос «Камо грядеши, Украина?». И это не случайно, ибо человеку свойственно смотреть не только назад, но и с не меньшим интересом думать о будущем. Пришло время оценить те возможности, которые Украина не использовала и причины того, почему это произошло. Кроме того, 12 лет – это повод подвести черту под достижениями прошедших лет и оценить, насколько прочный фундамент они заложили для нашего будущего.
    
Увы, подавляющее число опрошенных нами людей высказывало свои мысли без малейшей гордости от достижений периода независимости. Общий рефрен интервью близок к знаменитой фразе нашего первого президента Л.Кравчука – «маємо те, що маємо... »
    
Более того, несмотря на празднование 12-летнего юбилея независимости нашей страны вряд ли можно с полной уверенностью говорить, что проект «Украина» состоялся. Однозначного ответа нет. Именно поэтому Украину можно рассматривать как большой, один из самых интересных проектов ХХ века, который сейчас переживает критический период по целому ряду параметров. Именно поэтому можно смело утверждать, что не 12 лет назад, а именно сейчас, в наши дни, судьба проекта «Украина» актуализируется вновь. 
    
Открытыми остаются и вопросы о том, каково будущее у этого проекта. Ведь страна не может существовать и, главное, развиваться имея только атрибуты независимого государства, но не более того. Ведь развивать государство в национальном формате становится все сложнее на фоне процессов глобализации. Не потому ли существующий в обществе запрос на нового лидера означает ничто иное, как ответ на вопрос о будущем нашей страны. 
    
Нам показалось, что очень важно сейчас попытаться организовать постоянно действующий разговор-диалог, своеобразные «публичные чтения» по теме «Камо грядеши, Украина?», по тем ключевым вопросам, которые сейчас подспудно находятся в центре внимания и общественности, и политиков, и экспертов.

Свернуть

Предметом первого ДИАЛОГА является ответ на вопрос «Камо грядеши, Украина?». И это не случайно, ибо человеку свойственно смотреть не только назад, но и с не меньшим интересом думать о будущем.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

России и Украине нет иного выбора, кроме как идти в Европу

     С какими чувствами и надеждами Вы встретили независимость и насколько они оправдались на протяжении последующих лет?
    
Встреча украинской независимости у меня вызвала смешанные чувства. Позитивные ощущения были связаны с тем, что рушилась тоталитарная политическая система, открывая широкий горизонт движения к демократическому и рыночному обществу, появлялся уникальный исторический шанс для выхода из длительного состояния коммунистической утопии.  «Украинская реформация» начала 90-х, имея тройную форму – антитоталитарные стремления, формирование национального государства, ломка прежней экономической структуры и формирование рыночной, либеральной экономики -  была спрессована во времени. И чувства, связанные с историческими надеждами, не были дополнены надеждами, связанными с темпом национального строительства, формированием рыночной экономики.  Поначалу я недооценил возможностей национальной элиты, того национального порыва и устремления к формированию собственной государственной идентичности, которые демонстрировала Украина в течении 90-х годов. Украина, несмотря на наличие многих проблем, включая возвратные движения, пока еще отсутствия эффективной государственной и политической системы, состоялась в качестве самостоятельного государства на постсоветском пространстве. Можно говорить о том, что на этом пути сыграли значимую роль геополитическое положение Украины, а также близорукость российской политической элиты, которая, на мойвзгляд, лишь с приходом Путина нащупала более-менее рациональную стратегию по отношению к Украине. Можно упомянуть о том, что Украине удалось удачно отыграть карту противостояния Запад – Россия в 90-е годы. Но при всех этих значимых факторах, главное заключалось в том, что и украинская элита, несмотря на все ее отрицательные стороны, связанные с конкретной политикой, а также украинский народ продемонстрировали потенциал исторического выживания. В этом смысле утверждение Украины в качестве государства, пусть и со слабым суверенитетом, с недостаточно развитой экономикой, с проблемами в политической сфере, свидетельствует о том, что украинский народ – это народ с сильной исторической устойчивостью. Не впадая в крайности исторического детерминизма, отмечу, что пройденный Украиной путь исторически закономерен, поскольку история дала нам шанс на независимость, и этот шанс мы сумели реализовать. Другое дело, что пока уровень реализации этого шанса не совсем адекватен тем вызовам, с которыми и Украина, и все мировое сообщество столкнулось и будет сталкиваться уже в 21-м столетии.
     Считаете ли Вы, что Украина утратила часть возможностей, которые она получила с обретением независимости?
    
Всегда есть люфт между возможностью и действительностью. Я считаю, что Украина воспользовалась предоставленными ей возможностями, может быть, не в полной мере.
     Чего добилась Украина в отношениях с внешним миром?
    
Прежде всего, главным было то, что распад огромного тоталитарного ядерного и экономически взаимосвязанного государства не был осуществлен по югославскому сценарию. И это заслуга всех политических элит бывших союзных республик. Форма «мягкого развода» позволила странам постсоветского пространства сосредоточиться не столько на ретросрпективных проблемах, сколько на перспективных. Украинская элита вполне грамотно разыгрывала шансы и сценарии в геополитическом позиционировании. Вполне грамотно и адекватно была отыграна в свое время концепция «балансирующей многовекторности». Мы синхронно с Россией двигались по направлению налаживания отношений с НАТО, США, Европой. В этой связи важной была четкая ориентация на провозглашение курса евроатлантической интеграции и выдвижение европейской идеи в качестве своеобразной цивилизационно-гуманистической формы национальной идеи. Думаю, что европейская идея здесь играет очень важную роль в плане дальнейшей консолидации общества, так и исторического утверждения Украины. Позитивным моментом есть и то, что на данном этапе, укрепляя отношения с Западом, мы не ухудшаем отношения с Россией. И здесь проводится очень тонкая и сбалансированная политическая игра.
     Сейчас мы наблюдаем новый этап украинской многовекторности, для которого характерна вовлеченность в региональные, субрегиональные и международные организации. Достаточно удачно нашим внешнеполитическим истэблишментом был отработан иракский кризис.
     12 лет украинской независимости не были потерянным временем во внешней политике. Это было время приобретений – иногда маленьких, иногда прорывных, иногда, с точки зрения текущего политического анализа, сомнительных. Но сегодняшняя Украина  -геополитическая величина с хорошим запасом геополитической субъектности.
     Нет ли противоречия между стремлением Украины построить сильное государство-нацию с кризисом концепции государства-нации, который сопутствует глобализации?
    
Противоречия нет, но есть историческая противофаза. Действительно, когда на пост-советском пространстве начался процесс строительства государств-наций, современные трансформации обнаружили тенденцию к падению роли государств-наций. В современном мире я бы выделил две модели эволюции государства-нации. Первая – европейская модель, для которой характерна передача части суверенных прав на уровень наднациональных органов. Вторая – американская - сводится к тому, чтобы контролировать «неудавшиеся» государства или так называемые «некомпетентные суверенитеты». И в этих условиях сложно было воплотить в жизнь «светлый» идеал наших национал-демократов, создав нацию-государство даже не столько в классическом, сколько в более националистическом смысле. Но с точки зрения тенденции падения роли национальной автономии и в связи с тем, что нации сегодня включены в сложные международные режимы (торговые, внешнеполитические, внешнеэкономические, гуманитарные) глобального управления, это давало возможность отстраивать наше государство без перехлестов в ту или иную сторону. В любой из описанных моделей эволюции государства-нации уменьшение роли национальных государств и эволюция в сторону постсуверенных государств европейского типа возможно только на базе сильного национального суверенитета.  Участвовать в крупных интеграционных проектах может   только сильное государство.  И полноценное вступление в Евросоюз и НАТО или участие в поствоенной реконструкции Ирака возможно для Украины при условии наличия необходимого запаса  суверенности.
     Теоретики глобализации различают понятия  «национальная автономия» и «национальный суверенитет». Сегодня прирост национального суверенитета может осуществляться  за счет определенного рода уменьшения роли автономии и увеличения кооперативного и интеграционистского потенциала государства. Чем больше мы больше будем включены в различного рода интеграционные проекты, чем больше будем руководствоваться кооперативными стратегиями, тем большим будет прирост суверенитета, поскольку большей будет степень влияния государства на современный миропорядок.
     Многие эксперты списывают неудачи на внешнеполитическом направлении – в частности, в тех же вопросах интеграции, -  на проблемы во внутренней политике. Какой аспект  внутренней политики страны оказывает решающее влияние на внешнеполитический облик страны?
    
Мы до сих пор не выстроили контуры либерального рыночного порядка и адекватной ему политико-институциональной системы. Проще говоря, мы не выстроили нормальный управленческий контур. Несомненно, для того, чтобы в Украине могли приниматься эффективные, легитимные, основанные на демократической процедуре решения, необходимо менять конфигурацию политической и экономической системы. Но ядром этих изменений должна стать реформа административной системы. По способу принятия решений у нас государство остается советским и квазисоветским. Советская государственная рудиментарность – это то, что не дает Украине сформировать эффективную управленческую динамику. В контексте этой рудиментарности самым большим «камнем на шее» является старая правовая и правоохранительная система. Это своеобразный «советский Клондайк», который включает проблему коррупции, проблему неэффективности судов, незащищенности прав собственности, неповоротливых правоохранительных органов, которые ментально и инстуционально остаются на уровне конца 80-х годов. Общество уже живет в 2003 году, но ключевые институты защиты прав собственности, прав и свобод человека остаются в советском и полусоветском дне, являются тем якорем, который не пускает Украину на новые исторические площадки, в частности, не дает возможности сменить  внешнеполитический имидж страны. Мне уже приходилось говорить, что в этом контексте Украина - незавершенный и несовершенный проект. И сегодня главной является не столько реформа политической системы государства, а реформа государства, его управленческой системы, которая включает реформу правоохранительной системы, что позволило бы установить юридически оформленную экономическую систему. Без этого экономическая система будет подавать неправильные импульсы политической системе, а на выходе будут получаться неправильные решения.  Нужно иметь в виду, что за 12 лет в Украине сформировалось новое поколение, представители которого мыслят сегодняшними глобальными процессами, живут в Интернете, знают несколько языков, креативны по натуре, но, в то же время, вынуждены действовать в условиях архаичной и консервативной правовой и правоохранительной системы. И это основное несоответствие, которое не дает возможности занять удобную площадку для рывка в новое историческое измерение.
     Украина стремиться ЕС. В Европе ждут Украину лишь в случае внедрения ряда общеевропейских ценностей – рыночная экономика, демократические стандарты в обществе и прочее.  Насколько эти ценности универсальны и готов ли украинский социум их впитать? Какова цена европеизации?
    
Европейские или евроатлантические ценности универсальны в той мере, в которой универсален капитал и рыночно-демократическая система. Поэтому несмотря на культурные различия цивилизационных ареалов, рынок, предпринимательство как форма социального творчества являются историческими универсалиями. Можно привести примеры многих стран, которые, несмотря на культурные различия, безболезненно встраивались в структуру глобального капитализма и воспринимали ценности демократии. Другое дело, что всегда присутствует коррекция на те или иные ценностные образцы. Тем не менее, выражаясь категориями марксизма, европейские ценности универсальны по форме, но национальны по содержанию. Европейские ценности для нас важны, потому что они в значительной мере дают нам ориентиры для движения. Такие европейские ценности как права человека, демократические формы принятия решения, ответственность элит перед народом, имеют не только очень важный политический, но цивилизационный и экономический смысл. Потому что без прав человека-гражданина нет творческой личности, без творческой личности, которая способна к креативу, нет свободной и эффективной экономики. Как можно сегодня строить современную экономику знаний на основе испуганного налоговой и другими правоохранительными органами субъекта предпринимательства? Поэтому европейские ценности – это не абстрактные лозунги, а работающие инструменты движения страны в элитный клуб демократических наций.
     Если наш поход в Европу закончиться неудачей, тогда единственный путь – интеграция с Россией и странами СНГ?
    
Нам удастся интегрироваться в Европу. И ситуация складывается так, что и России и Украине нет иного выбора, кроме как идти в Европу, понимая под Европой не столько институциональный механизм, сколько освоение демократических, правовых и либеральных ценностей.  Более того, в будущем, я думаю, Украина сможет стать неплохим адвокатом и честным брокером для европейских перспектив России. Но  если Россия будет оставаться в тех культурно-исторических, ментальных тисках, которые несут печать постимперского и постсоветского прошлого, то Украина никогда не будет ее социокультурным союзником. И уже сейчас понятно, что Украина никогда не будет играть роль младшего брата. Украина может быть значимым и в определенном смысле знаковым партнером. И в этом смысле Украина не заинтересована в наличии серьезных расхождений между США, Европой и Россией, поскольку это ставило бы Украину в ситуацию метания и не позволяло ей сконцентрироваться на собственных исторических задачах.
     Какой вы видите Украину в следующие 12 лет?
     Я вижу место Украины в клубе демократических наций, который сейчас формируется в пост-ООНовском мире и на котором будет центрироваться вся система международных отношений. Уверен, роль Украины в европейских и мировых процессах будет возрастать.
     Думаю, что и следующие президентские и парламентские выборы станут веховыми и позволят расчистить некоторые завалы для мощного цивилизационного рывка. Украина будет в клубе  ключевых мировых игроков. Тем самым мы будем участвовать в определении политической повестки настоящего и будущего мира. Предстоит непростая работа, связанная с тем, что Украине необходимо будет закрепиться в этом пуле государств, определяющим мировой порядок. Украина станет  одним из решающих факторов укрепления восточного фланга новой Европы.
     Не все восточноевропейские страны будут  довольны этим восхождением Украины. В Украине на сегодняшний день идет процесс накопления  ресурсов и возможностей, для того, чтобы в следующие 12 лет, сформировав свое политическое «я», занять место в клубе крупнейших мировых государств, которые и будут определять последующую мировую динамику.
     Мы – восходящая нация. И в этом определении, думаю, уже содержится реальный алгоритм нашего движения в формирующийся клуб сильных государств и ответственных наций.

Беседовал Александр Герасимов

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Испытание рутиной

Эйфория от институциональных прорывов в интеграционных процессах России, Белоруссии и Казахстана развеялась. Пришло время тщательной притирки друг к другу наших непохожих хозяйственных комплексов

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Николай Рыжков, доцент кафедры международных коммуникаций и связей с общественностью

Политика должна быть последовательной в любом случае

Игорь Коваль, д-р политических наук, заведующий кафедры международных отношений Одесского государственного университета

Проще говорить о том, что не удалось сделать за двенадцать лет

Ернст Заграва, історик

Україна мусить позбавитися “смішного” націоналізму, а не націоналізму взагалі

Александр Рар, Ведущий эксперт Германского совета по внешней политике

Можно сказать, что Украине сейчас очень трудно определиться: она делает то, что может делать

Василь Куйбіда, проректор МАУП

Нашому поколінню випав надзвичайний шанс – зробити те, що не зробили покоління наших предків – створити свою державу.

Євген Бистрицький, виконавчий директор Міжнародного фонду „Відродження”

Дії майбутнього Президента повинні були початися ще вчора

Владимир Спиваковский, Президент всенародного конкурса «Бренд года», руководитель лицея «Гранд»

Надо становится частью глобальной экономики, чтобы не остаться «матрешечной страной»

Лариса Брюховецька, провідний відчизняний кінокритик, засновниця і головний редактор журналу “Кіно-Театр”, ст. викладач кафедри культурології

Українське кіно більш життєздатне, ніж багатьом здавалося

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

Людям надо платить в первую очередь, а не по остаточному принципу

Николай Пааль, исполнительный директор украинской ассоциации бизнес-инкубаторов и инновационных центров – об итогах украинской независимости

Нашей державе гордиться пока нечем

Вячеслав Кредисов, председатель правления всеукраинского объединения предпринимателей «Новая формация», заслуженный экономист Украины

Украина, изобретающая велосипед, неминуемо станет восточноевропейским Парагваем

Александр Дергачев, Главный редактор журнала «Політична думка»

12 лет в Украине происходил сложный и болезненный процесс самосознания во всех аспектах

Ігор Каганець, головний редактор альманаху нової еліти ПЕРЕХІД-IV

Справжня еліта вміє вчитися на чужому досвіді, у неї завжди є продумана стратегія.

Тарас Возняк, головний редактор культурологічного часопису “Ї”

Інфантильність нового покоління не дає жодних надій.

Юлия Мостовая, заместитель главного редактора еженедельника «Зеркало Недели»

Мы по-прежнему являемся населением, живущим по хуторскому типу.

Андрей Мишин, заведующий отделом региональной безопасности, Национальный институт проблем международной безопасности при СНБОУ

Мы идем от политики выживания к политике жизни

Ігор Осташ, заступник голови Комітету у закордонних справах, віце-президент Парламентської Асмблеї ОБСЄ

Я вірю в майбутнє України, тому що Україна має колосальний людський потенціал, інтелектуальний потенціал.

Станіслав Кульчицький, доктор історичних наук, заступник директора Інституту історії НАН України.

Відзначаючи ювілей Переяславської ради, не треба ховати голову у пісок, а треба йти на діалог

Сергей Крымский, профессор, доктор философских наук

Лучшее образование политиков – светлое будущее всей страны.

Дмитро Степовик, професор, доктор мистецтвознавства, доктор філософських наук, доктор богословських наук

Не можна дотримуватися тактики “не той козак, що переміг, а той, хто викрутився”

Владимир Лутай, доктор философских наук

Хотя мне никто из политиков не нравится, думаю, что худшее для нас уже позади

Василь Лісовий, доктор філософських наук, співробітник Інституту філософії НАНУ, викладач кафедри політології Києво-Могилянської академії

Наша культура, збережена хоч і у фрагментованому вигляді, оцінюється досить високо

Валерій Хмелько, професор, доктор філософських наук, президент Київського міжнародного інституту соціології.

Домінуючою верствою, специфічним “пануючим класом” ми маємо не підприємців, а чиновництво

Олексій Гарань, доктор історичних наук, професор Києво-Могилянської Академії, науковий директор Школи Політичної Аналітики

Ми всі є українцями – це можна сказати і українською, і російською. Але ми все одно залишимся українцями...

Виктор Небоженко, президент Агентства корпоративной поддержки «Трайдент»

Мы не успели создать национальное государство с полноценным комплексом реквизитов и этого шанса у нас уже действительно нет

Владимир Малинкович, политолог

Главные враги Украины – ретрограды и коррупционеры

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Сегодня, по сути, осуществляется российский геополитический проект. Украинского же «проекта «Украина» как не было, так и нет

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

Революции в Украине не будет. Будет эволюция – так требует время

Віталій Кулік, директор Центру досліджень громадянського суспільства

В Гондурасе больше демократии, чем в Украине

Михайло Басараб, керівник Центру прикладної політики “ЗНАК”

Ми будемо незалежною країною по формі, але по суті – навряд

Ігор Бураковський, Інститут економічних досліджень та політичних консультацій

В Україні є попит на ідеї, але дуже мало попиту на реалізацію цих ідей

Віра Нанівська, Директор Міжнародного центру перспективних досліджень

Треба навчитися більше говорити про завтрашній день

Андрей Марусов, руководитель Агентства информационного развития

Лучше пусть будет мучительная независимость, чем полная зависимость

Олександр Сушко, директор Центру миру, конверсії та зовнішньої політики України

На сегодняшний день влияние Украины значительно ниже, чем оно могло бы быть

Сергей Толстов, Директор Института политического анализа и международных исследований

Когда «враг не стоит у ворот», Украина должна определиться с моделью социально-экономического развития

Валерій Чалий, директор міжнародних програм Українського центру економічних і політичних досліджень ім. О.Разумкова

Якщо люди, які мають важелі впливу – особливо на майбутнє держави – будуть думати, як обійти закон, нічого гарного у такій країні не буде

Валерій Пустовойтенко, народний депутат, лідер Народно-демократичної партії

Моральне відродження суспільства — це найважливіше політичне завдання, і саме воно є найважливішою складовою політичної реформи

Кость Бондаренко, директор Института проблем управления имени Горшенина

Сначала «ввязались в драку», а потом уже стали думать, как и чем это должно завершиться

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

page generation time:0,166