В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Камо грядеши, Украина?

     Предметом первого ДИАЛОГА является ответ на вопрос «Камо грядеши, Украина?». И это не случайно, ибо человеку свойственно смотреть не только назад, но и с не меньшим интересом думать о будущем. Пришло время оценить те возможности, которые Украина не использовала и причины того, почему это произошло. Кроме того, 12 лет – это повод подвести черту под достижениями прошедших лет и оценить, насколько прочный фундамент они заложили для нашего будущего.
    
Увы, подавляющее число опрошенных нами людей высказывало свои мысли без малейшей гордости от достижений периода независимости. Общий рефрен интервью близок к знаменитой фразе нашего первого президента Л.Кравчука – «маємо те, що маємо... »
    
Более того, несмотря на празднование 12-летнего юбилея независимости нашей страны вряд ли можно с полной уверенностью говорить, что проект «Украина» состоялся. Однозначного ответа нет. Именно поэтому Украину можно рассматривать как большой, один из самых интересных проектов ХХ века, который сейчас переживает критический период по целому ряду параметров. Именно поэтому можно смело утверждать, что не 12 лет назад, а именно сейчас, в наши дни, судьба проекта «Украина» актуализируется вновь. 
    
Открытыми остаются и вопросы о том, каково будущее у этого проекта. Ведь страна не может существовать и, главное, развиваться имея только атрибуты независимого государства, но не более того. Ведь развивать государство в национальном формате становится все сложнее на фоне процессов глобализации. Не потому ли существующий в обществе запрос на нового лидера означает ничто иное, как ответ на вопрос о будущем нашей страны. 
    
Нам показалось, что очень важно сейчас попытаться организовать постоянно действующий разговор-диалог, своеобразные «публичные чтения» по теме «Камо грядеши, Украина?», по тем ключевым вопросам, которые сейчас подспудно находятся в центре внимания и общественности, и политиков, и экспертов.

Свернуть

Предметом первого ДИАЛОГА является ответ на вопрос «Камо грядеши, Украина?». И это не случайно, ибо человеку свойственно смотреть не только назад, но и с не меньшим интересом думать о будущем.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Мы идем от политики выживания к политике жизни

Мы идем от политики выживания к политике жизни: Мы идем от политики выживания к политике жизни

Андрей Мишин, заведующий отделом региональной безопасности, Национальный институт проблем международной безопасности при СНБОУ

     Как Вы оцениваете политическое прошлое независимой Украины за прошедшие 12 лет? Какие Ваши ожидания не оправдались, а что, по-вашему, произошло вопреки логике и здравому смыслу?
    
Во-первых, я не считаю, что у независимой Украины есть какое-то политическое прошлое в широком понимании; пока у нас – только будущее. С точки зрения хронополитики – политики, которая проистекает в течение определенного времени – прошел очень короткий период, и могу констатировать, что ничто вопреки логике и здравому смыслу не произошло. Украина развивается эволюционно: идет становление ее политической системы, налаживание отношений с соседями, а также региональными и глобальными мировыми лидерами.
     В начале получения независимости был этап политического романтизма, когда и нам, и нашим партнерам на Западе казалось, что мы очень легко можем адаптироваться к системе европейских ценностей и начать жить в Европе. Естественно, этого не произошло, но не вопреки логике. Напротив, это было вполне логично. Что касается России, то наши с ней отношения мы начали строить в контексте секьюритизации, то все процессы взаимоотношений мы рассматривали через призму национальных интересов и такие вызовы и угрозы как наступление на государственный суверенитет, ограничение интеграции в мировое сообщество,  неспособствование созданию рыночной экономики (в силу того, что мы разорвали все кооперативные связи и разрушили все наработанные позитивы народного хозяйства при СССР), а также развитие демократических институтов и обеспечение прав и свобод человека. Этот вопрос достаточно важен, поскольку в течение 50 лет – в период холодной войны – и после оказалось, что данные механизмы работают по сей день. Как бы там ни было, они устаревают, но и стереотипы холодной войны по отношению к России – мол, там может снова возникнуть тоталитарный режим, поскольку есть склонность к автократии – по-прежнему существуют. К примеру, сейчас говорят о том, что Путин строит управляемую демократию. Для Запада страшно, что Украина, как и раньше, оглядывается на Россию; страшно, что Украина может стать неправовым государством, в котором будут нарушаться права человека.
     В последнее время мы стоим перед выбором – либо Россия, либо Запад. Все эти 12 лет внешняя политика Украины была разорванной. В целом, это совпадало с подходами ведущих западных экспертов – Бжезинского, Киссинджера, Хантингтона и других, которые наблюдали за развитием сотрудничества на постсоветском пространстве.
     Естественно, сразу можно сказать, где мы проиграли. В конце ХХ века, когда мы получали гарантии, Украина сделала очень значимый шаг, самостоятельно отказавшись от своего ядерного оружия, и это было трехстороннее соглашение Украина – Россия – США. Мы должны были получить гарантии, но, естественно, мы ничего не получили. Находясь в состоянии «розового» романтизма, мы не получили того, что могли получить (это, кроме прочего, касается и закрытия ЧАЭС). Но нельзя сказать, что это – проигрыш украинской дипломатии за 12 лет. Это вполне реальная ситуация, никто ее не может просчитать наперед, особенно, когда государство молодое, и вся система международных отношений только начинает крепнуть, появляются новые опоры. Наверное, каких-то гарантий и стабильных договоренностей и не могло быть.
     Такая структура, как СНГ, которой мы боялись, потому при ее создании сразу приняли ряд оговорок о том, чтобы не было надгосударственных органов (хотя любая международная структура и организация имеет надгосударственные органы), развивалась по украинскому сценарию. Мы сразу заявили, что СНГ не будет стержнем интеграции, а будет, прежде всего, механизмом многосторонним механизмом консультаций и переговоров, который ведет к более качественному двустороннему экономическому и политическому сотрудничеству.
     Ясно, что мы даже представить себе не могли, что будем самостоятельно давать заявку в НАТО, определимся со своей интеграцией в Евросоюз. Сегодня мы уже видим, что ЕС, пройдя несколько этапов трансформации, осознал, что в среднесрочной перспективе он не сможет адаптировать такую страну как Украина и видит, что Украина не может адаптироваться сама. Понятно, что тот подход к СНГ, который был у Украины, сегодня одобрен и Президентом РФ. Но после 11 сентября 2001 года и концепции внешней политики России 2000 года появилась новая Россия, которая сама стремится в мировые и европейские структуры. Ясно, что та линия «водораздела» (с одной стороны Запад, с другой – Россия), которая была в первые годы независимости, сегодня стала неактуальной. Например, объединенные электросистемы Европы и России будут существовать в 2014 году. У нас еще год назад против объединения элкетросистем Украины и России активно выступали ПРП и другие, не понимая, что у России уже были договоренности об объединении своих систем с европейскими и идет их простая реализация.
     Если взять становление политической системы Украины, мы можем сказать, что у нас оно произошло гораздо более безболезненно, чем в других странах бывшего СССР: у нас не было этнических конфликтов, никто не расстреливал из танков парламент. В результате конституционного договора был принят довольно удачный вариант Конституции, в рамках которого страна сегодня и развивается. У нас не было реванша различных политических сил, не приходили к власти радикалы – ни правые, ни левые и, в целом, становление новой политической элиты подходит к тому моменту, когда все увереннее себя начинает чувствовать верхушка среднего класса. У нас все больше появляется управленцев, которые поддерживают либеральные или социал-демократические ценности. Мы видим, что часть Интернета – Укрнет – развивается активно и динамично. Поэтому делать какие-то пессимистические прогнозы нет никаких оснований. Все трудности и рифы, на которые натолкнулся молодой корабль украинской демократии, отправившийся от берегов посттоталитарного общества, он успешно проходит. И, думается, будет проходить и впредь.
     Насколько сегодняшнее положение дел и ход событий в Украине соответствует Вашим представлениям об эффективно развивающемся государстве? Как в этом контексте вы оцениваете институциональную систему Украины, нынешний режим, курс на евроинтеграцию и грядущую политреформу?
    
Помните, в кинофильме «Офицеры» один из героев сказал: «Есть такая профессия – Родину защищать», так вот моя профессия – обеспечение эволюционного развития политического режима. Я считаю, что у нас все проходит действительно успешно, нет бросков из стороны в сторону, нет крайних точек. Если мне кто-то скажет, что и в гетманский период, и сегодня Украина развивалась интенсивно без помощи извне, я скажу, что это неправда. У нас не было такого периода, но скорость развития у нас была нормальной. Если взять интеграцию в ЕС, то у нас не было той базы, которая была у небольших Прибалтийский республик или Польши. У нас свой путь, и мы вполне нормально, даже не выбирая, движемся.
     В государстве идет постоянная дискуссия по этому поводу, власть готова выслушивать критику и реформы зачастую проходят так, как их предлагает оппозиция. Можно сказать, что режим обратной связи, который важен для модернизации политсистемы, сегодня работает. Это уже положительный режим. Есть у нас необычные, собственно украинские феномены типа бархатной революции в парламенте и другие; есть и инициированные извне скандалы, но мы видим, что политический режим довольно успешно с ними справляется. Расчеты на нестабильность и слабость режима при условии проведения информационной атаки не оправдывались. Характерной чертой нашей политсистемы является готовность к компромиссам (правительство Марчука, к примеру, успешно решило, проблемы, связанные с отделением Крыма как административной единицы). Миссия ОБСЕ отчиталась и уехала, в то время как других горячих точек СНГ она не покидала. В итоге, проблемы крымского сепаратизма для нас сегодня не стоит.
     Проблемы были разные, в частности, и с введением валюты. Мы понимаем, что не мы виноваты в гиперинфляции: тогда правительство Егора Гайдара заявило о том, что Россия – локомотив реформ, стремящийся на Запад, а все остальные – вагончики, которые должны успеть прицепиться к России. Тогда радикально-либеральное правительство РФ и ввело свой российский рубль, и нам срочно пришлось вводить свою валюту и принимать экстренные меры. Но мы и с этим справились и сегодня видим, что у нас довольно стабильно идет прирост ВВП.
     Тем не менее, нельзя сказать, что в ближайшие несколько лет Украина станет членом Евросоюза, поскольку такой готовности пока нет. Но то, что мы станем членами Большой Европы, стремясь к евроинтеграции и обрастая связями и договоренностями, сомнений нет. Это вопрос времени, поэтому те, кто говорит о том, что мы должны очутиться в Европе завтра, забывают о социальных последствиях: пока мы не можем обеспечить нашим пенсионерам пенсии европейского уровня, если же мы будем искусственно рваться вперед, мы должны забыть про пенсионеров и те должны умереть.
     Сегодня очень легко вступить в ВТО – для этого надо отказаться от защиты интересов своей экономики. В итоге, ты вступаешь в ВТО, но у тебя «падает» экономика. Поэтому вступая в любую интеграционную систему, мы прежде всего должны помнить о защите социальных, экономических интересов и интересов украинского капитала, который сегодня уже становится.
     Понимая, какой ценой дается интеграция, к чему она вообще? В таком случае, в чем заключается смысл глобальной экономики и, собственно, глобализации?
    
Здесь весь вопрос заключен в моменте динамики: мол, тот, кто вступит раньше, получит больше преференций. Эти процессы сейчас мало просчитываются экспертами – с одной стороны, надо интегрироваться как можно быстрее, с другой – защитить национальные интересы. Мне кажется, что нынешнее правительство проводит курс «золотой середины». Того необоснованного романтизма, который был при вице-премьере Пинзенике и сотоварищи уже нет.
     Что ожидает Украину в ближайшем будущем при условии, что она будет двигаться в рамках задекларированного на сегодняшний день курса?
    
Если Украина будет успешно двигаться в рамках задекларированного курса, то все будет хорошо. Если же будет просто декларировать, то, естественно, будут проблемы – стагнационные и инерционные тенденции. Ясно, что сегодня надо успевать и в международной политике, поэтому отправка нашего РХБ-батальона была успехом нашей внешней политики: с этого момента стал успешно развиваться украино-американский диалог. Если когда-то украинский чиновник перед назначением должен был ехать в Москву, то сегодня ни одна политическая сила не может быть истинно влиятельной, не согласовав свои позиции с Белым домом.
     Что Вы могли предложить в качестве концепции (или направления к концепции) дальнейшего развития государства?
    
Естественно, сегодня должен формироваться новый национальный проект. Прошло 12 лет и сейчас нужно провести инвентаризацию всего, что у нас было, что устарело и т.д. Ясно, что в программах кандидатов в президенты уже сформированы подходы к созданию нового национального проекта. Естественно, нам надо отказаться от не совсем национальных мер и действий, в том числе и противодействию создания наднациональных органов на региональном уровне. Должна функционировать региональная организация по противодействию терроризму – это требование времен, и ничем это государственности Украины угрожать не будет.
     Для того, чтобы существовала концепция развития государства, в Украине уже создано украинское экспертное сообщество, то есть, по всем вопросам у нас есть собственные эксперты. Большинство социально-экономических программ мы уже способны осуществлять в рамках своего государства своими же силами.
     Насколько, на Ваш взгляд, у нас развито стратегическое планирование?
    
Насколько развито? Мы только выходим из ритма «политики выживания». Грубо говоря, появилось государство, и основная его задача – не погибнуть. В условиях политической нестабильности приходилось отвечать на всевозможные вызовы, но тогда уже у нас были программы типа «Украина-2010». Сегодня мы видим, что аналитические структуры у нас все более усиливаются, есть 2 института – стратегических исследований и проблем международной безопасности, но другое дело – отсутствие взаимодействия и выхода на общую большую программу. Но мне кажется, что в условиях политической нестабильности  - как внешней, так и внутренней – планировать что-то на долгий период неразумно.
     Тактические задачи наше руководство успешно решает и дальние цели и стратегии у нас тоже очерчены. Поэтому термин «стратегическое планирование» будет актуальным для 2005-2006 годов, когда новый Президент Украины сможет найти общий язык со всеми группами экономических и политических интересов и создаст команду для разработки новых основ программы развития государства.
     Какое государство с его моделью развития Вы бы предложили в качестве примера – пусть не абсолютного, но приемлемого – для Украины?
    
Я скорее могу сказать, какие бы государства я не предложил – во-первых, это латиноамериканский путь. Мы знаем, что в странах, где активно работали и международные финансовые организации, были кризисы (в Аргентине, Бразилии и др.). Это для Украины неприемлемо. К сожалению, некоторые эксперты именно эти страны в реформе образования и социально-экономической сферы предлагают нам в качестве примера.
     Скорее всего, одной модели развития государства было бы недостаточно. Все развивалось в определенный исторический период, поэтому адаптационные моменты здесь практически не работают. По своему укладу, к нам ближе всего находится Польша. На польских недостатках и ошибках нам нужно учиться. Естественно, и на российских ошибках тоже, поскольку у нас была общая социокультурная среда. Те законы, которые в России принимаются на год-два раньше, хорошая база для нас, потому что мы уже на практике увидели их перспективность или несостоятельность.
     Как Вы относитесь к теории о чисто украинском пути развития без признаков наследования или подражания?
    
Чисто украинского пути не бывает. Во всем нужен синтез, особенно в таких вещах как процесс развития государства. У нас есть некий свой путь, к которому мы должны адаптировать все лучшее, что наработано мировым сообществом. Без признаков наследования и подражания тоже обойтись нельзя – мы не живем в изолированном пространстве, мы не строим какой-то отдельный общественный украинский строй. Мы движемся в русле тех тенденций, которые соответствуют развитию мирового сообщества.
     После иракского кризиса появилось понятие «Европа-2», «Новая Европа» и «Старая Европа». У нас есть возможность стать Новой Европой, избежав ошибок параллельно движущихся государств.
     Какие явные преимущества и недостатки в политической, социально-экономической и информационной сферах Украины Вы бы выделили? Как можно откорректировать эти недочеты?
    
Прежде всего, актуален вопрос гражданского общества, то, как он трактуется ведущими мировыми государствами. Наверное, эта система будет самовоспроизводящаяся, то есть в ней будет комплекс мер и их выравнивание в соответствии с мировыми стандартами.
     Все недостатки и в политической, и в социально-экономической сферах наше общество способно решать, став гражданским – обществом для людей. Грубо говоря, это – политика жизни. Поэтому мы идем от политики выживания к политике жизни.                                                    
                                                                                            Беседовала Екатерина Маркечко.

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Опасность распространения прав человека

Если бы права человека были валютой, их курс сегодня оказался бы в состоянии свободного падения в силу инфляции многочисленных правозащитных договоров и необязательных международных инструментов, принятых за последние десятилетия самыми разными организациями. Сегодня на эту валюту можно, скорее, купить страховку для диктатур, нежели защиту для граждан. Права человека, некогда вознесенные на пьедестал основных принципов человеческой свободы и достоинства, сегодня могут быть чем угодно – от права на международную солидарность до права на мир.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Николай Рыжков, доцент кафедры международных коммуникаций и связей с общественностью

Политика должна быть последовательной в любом случае

Игорь Коваль, д-р политических наук, заведующий кафедры международных отношений Одесского государственного университета

Проще говорить о том, что не удалось сделать за двенадцать лет

Ернст Заграва, історик

Україна мусить позбавитися “смішного” націоналізму, а не націоналізму взагалі

Александр Рар, Ведущий эксперт Германского совета по внешней политике

Можно сказать, что Украине сейчас очень трудно определиться: она делает то, что может делать

Василь Куйбіда, проректор МАУП

Нашому поколінню випав надзвичайний шанс – зробити те, що не зробили покоління наших предків – створити свою державу.

Євген Бистрицький, виконавчий директор Міжнародного фонду „Відродження”

Дії майбутнього Президента повинні були початися ще вчора

Владимир Спиваковский, Президент всенародного конкурса «Бренд года», руководитель лицея «Гранд»

Надо становится частью глобальной экономики, чтобы не остаться «матрешечной страной»

Лариса Брюховецька, провідний відчизняний кінокритик, засновниця і головний редактор журналу “Кіно-Театр”, ст. викладач кафедри культурології

Українське кіно більш життєздатне, ніж багатьом здавалося

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

Людям надо платить в первую очередь, а не по остаточному принципу

Николай Пааль, исполнительный директор украинской ассоциации бизнес-инкубаторов и инновационных центров – об итогах украинской независимости

Нашей державе гордиться пока нечем

Вячеслав Кредисов, председатель правления всеукраинского объединения предпринимателей «Новая формация», заслуженный экономист Украины

Украина, изобретающая велосипед, неминуемо станет восточноевропейским Парагваем

Александр Дергачев, Главный редактор журнала «Політична думка»

12 лет в Украине происходил сложный и болезненный процесс самосознания во всех аспектах

Ігор Каганець, головний редактор альманаху нової еліти ПЕРЕХІД-IV

Справжня еліта вміє вчитися на чужому досвіді, у неї завжди є продумана стратегія.

Тарас Возняк, головний редактор культурологічного часопису “Ї”

Інфантильність нового покоління не дає жодних надій.

Юлия Мостовая, заместитель главного редактора еженедельника «Зеркало Недели»

Мы по-прежнему являемся населением, живущим по хуторскому типу.

Ігор Осташ, заступник голови Комітету у закордонних справах, віце-президент Парламентської Асмблеї ОБСЄ

Я вірю в майбутнє України, тому що Україна має колосальний людський потенціал, інтелектуальний потенціал.

Станіслав Кульчицький, доктор історичних наук, заступник директора Інституту історії НАН України.

Відзначаючи ювілей Переяславської ради, не треба ховати голову у пісок, а треба йти на діалог

Сергей Крымский, профессор, доктор философских наук

Лучшее образование политиков – светлое будущее всей страны.

Дмитро Степовик, професор, доктор мистецтвознавства, доктор філософських наук, доктор богословських наук

Не можна дотримуватися тактики “не той козак, що переміг, а той, хто викрутився”

Владимир Лутай, доктор философских наук

Хотя мне никто из политиков не нравится, думаю, что худшее для нас уже позади

Василь Лісовий, доктор філософських наук, співробітник Інституту філософії НАНУ, викладач кафедри політології Києво-Могилянської академії

Наша культура, збережена хоч і у фрагментованому вигляді, оцінюється досить високо

Валерій Хмелько, професор, доктор філософських наук, президент Київського міжнародного інституту соціології.

Домінуючою верствою, специфічним “пануючим класом” ми маємо не підприємців, а чиновництво

Олексій Гарань, доктор історичних наук, професор Києво-Могилянської Академії, науковий директор Школи Політичної Аналітики

Ми всі є українцями – це можна сказати і українською, і російською. Але ми все одно залишимся українцями...

Виктор Небоженко, президент Агентства корпоративной поддержки «Трайдент»

Мы не успели создать национальное государство с полноценным комплексом реквизитов и этого шанса у нас уже действительно нет

Владимир Малинкович, политолог

Главные враги Украины – ретрограды и коррупционеры

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Сегодня, по сути, осуществляется российский геополитический проект. Украинского же «проекта «Украина» как не было, так и нет

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

Революции в Украине не будет. Будет эволюция – так требует время

Віталій Кулік, директор Центру досліджень громадянського суспільства

В Гондурасе больше демократии, чем в Украине

Михайло Басараб, керівник Центру прикладної політики “ЗНАК”

Ми будемо незалежною країною по формі, але по суті – навряд

Ігор Бураковський, Інститут економічних досліджень та політичних консультацій

В Україні є попит на ідеї, але дуже мало попиту на реалізацію цих ідей

Віра Нанівська, Директор Міжнародного центру перспективних досліджень

Треба навчитися більше говорити про завтрашній день

Андрей Марусов, руководитель Агентства информационного развития

Лучше пусть будет мучительная независимость, чем полная зависимость

Олександр Сушко, директор Центру миру, конверсії та зовнішньої політики України

На сегодняшний день влияние Украины значительно ниже, чем оно могло бы быть

Сергей Толстов, Директор Института политического анализа и международных исследований

Когда «враг не стоит у ворот», Украина должна определиться с моделью социально-экономического развития

Валерій Чалий, директор міжнародних програм Українського центру економічних і політичних досліджень ім. О.Разумкова

Якщо люди, які мають важелі впливу – особливо на майбутнє держави – будуть думати, як обійти закон, нічого гарного у такій країні не буде

Валерій Пустовойтенко, народний депутат, лідер Народно-демократичної партії

Моральне відродження суспільства — це найважливіше політичне завдання, і саме воно є найважливішою складовою політичної реформи

Вадим Карасев, политолог, лидер партии «Единый центр»

России и Украине нет иного выбора, кроме как идти в Европу

Кость Бондаренко, директор Института проблем управления имени Горшенина

Сначала «ввязались в драку», а потом уже стали думать, как и чем это должно завершиться

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

page generation time:0,048