В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Камо грядеши, Украина?

     Предметом первого ДИАЛОГА является ответ на вопрос «Камо грядеши, Украина?». И это не случайно, ибо человеку свойственно смотреть не только назад, но и с не меньшим интересом думать о будущем. Пришло время оценить те возможности, которые Украина не использовала и причины того, почему это произошло. Кроме того, 12 лет – это повод подвести черту под достижениями прошедших лет и оценить, насколько прочный фундамент они заложили для нашего будущего.
    
Увы, подавляющее число опрошенных нами людей высказывало свои мысли без малейшей гордости от достижений периода независимости. Общий рефрен интервью близок к знаменитой фразе нашего первого президента Л.Кравчука – «маємо те, що маємо... »
    
Более того, несмотря на празднование 12-летнего юбилея независимости нашей страны вряд ли можно с полной уверенностью говорить, что проект «Украина» состоялся. Однозначного ответа нет. Именно поэтому Украину можно рассматривать как большой, один из самых интересных проектов ХХ века, который сейчас переживает критический период по целому ряду параметров. Именно поэтому можно смело утверждать, что не 12 лет назад, а именно сейчас, в наши дни, судьба проекта «Украина» актуализируется вновь. 
    
Открытыми остаются и вопросы о том, каково будущее у этого проекта. Ведь страна не может существовать и, главное, развиваться имея только атрибуты независимого государства, но не более того. Ведь развивать государство в национальном формате становится все сложнее на фоне процессов глобализации. Не потому ли существующий в обществе запрос на нового лидера означает ничто иное, как ответ на вопрос о будущем нашей страны. 
    
Нам показалось, что очень важно сейчас попытаться организовать постоянно действующий разговор-диалог, своеобразные «публичные чтения» по теме «Камо грядеши, Украина?», по тем ключевым вопросам, которые сейчас подспудно находятся в центре внимания и общественности, и политиков, и экспертов.

Свернуть

Предметом первого ДИАЛОГА является ответ на вопрос «Камо грядеши, Украина?». И это не случайно, ибо человеку свойственно смотреть не только назад, но и с не меньшим интересом думать о будущем.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Украина, изобретающая велосипед, неминуемо станет восточноевропейским Парагваем

Украина, изобретающая велосипед, неминуемо станет восточноевропейским Парагваем: Украина, изобретающая велосипед, неминуемо станет восточноевропейским Парагваем

Вячеслав Кредисов, председатель правления всеукраинского объединения предпринимателей «Новая формация», заслуженный экономист Украины

     Скоро мы будем отмечать 12 лет независимости. Каковы итоги этих 12 лет? Что получилось, что не получилось? А можно спросить и иначе – не обманывали мы самих себя в 1991 году, когда спали и видели, как поется в песне, «сны о чем-то большем»?
    
Думаю, любой человек, если вспомнит, каким он был двенадцать лет назад, скажет, «Боже, какие были радужные взгляды, какие надежды были». Но один скажет: я добился всего, чего хотел, и даже превзошел то, что планировал. Другой: нет, ничего не вышло.
     Если говорить про меня, то я все-таки оптимист. То, что я хотел сделать, более-менее получилось. Но если говорить не обо мне лично, то все выглядит несколько иначе.
     Что мы имеем в позитиве? Украина как держава все-таки состоялась. Мы есть самостоятельная страна, мы не упали «под кого-то», нас не бомбят.
     Второй плюс это то, что все-таки стало больше свободы для предпринимательства. Вспомните, ведь 12 лет назад понятие малого и среднего бизнеса не было вообще, это было что-то непонятное, вроде НЛО. Сейчас это расхожее понятие даже для тех, кто к бизнесу не имеет никакого отношения. Признают и то, что его доля в любой развитой экономике весьма значительна. В Украине его доля, к сожалению, как была пять лет назад 10%, так и осталась. Правда, десять лет назад она равнялась нулю.
     Надо признать и то, что при всех издержках и оговорках, Украина все же стала более демократичной, чем десять лет назад. Существует проблема со СМИ, но сам факт, что существует политическая оппозиция, которая представлена в парламенте, говорит о многом. Это уже огромный плюс. То, что можно критиковать первых лиц страны – это тоже плюс. Вон в Ираке даже говорить что-то против Саддама было нельзя, там человек просто пропадал, и все. Минус, что потом вам будет угрожать уголовное преследование.
     Факт демократизации очень важен для малого и среднего бизнеса, ибо он является неотъемлемой частью организма общества. Нельзя нормально вести бизнес в закрытом обществе, бизнес требует свободы.
     Еще один плюс это то, что у нас все-таки сформировался слой людей бизнес-ориентированных, которые имеют свое дело и добились в нем определенных успехов. В начале была «пена», но сейчас остались те, кто действительно хочет работать, причем честно и легально. Те, кто хотел работать нелегально, уже в основном сидят в тюрьме, как в нашей стране, так и за ее пределами. Так что нынешние бизнесмены, это люди, которые своими действиями доказали, что они хотят быть членами этого общества. Их около 10% населения, что примерно равно и их вкладу в ВВП  страны. Это очень важно, ведь для развития бизнеса 12 лет это все-таки очень мало. Человек, бизнесу которого десять лет, у нас вызывает уважение – это почти возраст самой державы. Кстати, в нашем объединении «Новая формация» таких людей большинство.
     Кроме того, у нас выкристаллизовались объединения предпринимателей. Нашему объединению шесть лет, но это не «всего», а «уже» шесть лет.
     Это позитив. А что на другой чашке весов?
     Теперь о негативе. Как страна-то мы состоялись, но мы четко скатились на периферию экономического и политического развития мира. Сегодня нужно быть честным: Украина это страна из «второй сотни» держав, даже не из первой. Лучше об этом говорить честно, чем заниматься самообманом, мол, мы великая нация и так далее. Мы засиделись на старте, и те, кто начинал вместе с нами – Польша, Венгрия, Чехия, ушли далеко вперед. Причем это разрыв между развитыми и отстающими странами все увеличиваются, а наши шансы вскочить «в последний вагон» все уменьшаются. Есть реальная угроза остаться среди так называемых «развивающихся» стран.
     Второй минус. В речах первых лиц государства мы постоянно слышим, что малый и средний бизнес надо защищать. Вот только действий по его защите что-то не видно. Если мы возьмем развитые страны: США, Японию, Германию, то там малый и средний бизнес дает порядка 70% валового внутреннего продукта. Более близкие к нам Чехия, Венгрия, Польша – там уже более 50%. Украина – 10%. Как было пять лет назад, так все и осталось, то есть у нас регресс конкретный. Если что и развивается в экономике, так это крупные предприятия, которыми владеют т.н. «олигархи», либо «государственные», если их можно так назвать, предприятия – ведь они тоже в разной степени приватизированы. Да, малый бизнес получил право на существование, но он не получил никакой государственной поддержки. Ему позволили быть, но не позволили  развиваться.
     Очень показательно, что даже в списках выступающих на разных форумах на первых местах находятся разные «уважаемые люди» из министерств, большие политики, большие ученые деятели, деятели культуры – и только в самом конце появляются представители малого и среднего бизнеса. Так что мы появились, но как-то «сбоку».
     Еще один серьезный минус – среди бизнесменов появились пессимистические настроения, неверие в возможность изменить ситуацию в стране. Люди говорят «пять лет прошло, а у нас ничего не происходит, пиши, не пиши, проси, не проси – ничем не помогут и ничего не дадут». Среди малого бизнеса преобладает негативный настрой как по отношению к власти, так и к оптимистическим прогнозам. «Я ни во что не верю», - и такой настрой идет не от несчастного пенсионера, которого еще как-то можно понять, а от предпринимателя. Если он, тот, который должен быть «локомотивом общества», уже ни во что не верит, то шансов уже почти нет.
     Нам иногда говорят, «как вы «Новая формация», еще держитесь? Какие вы молодцы, а мы уже закрылись». Очень мало у нас осталось общественных объединений, которые не живут за счет грантов или дотаций со стороны министерств или ведомств. Мы одно из немногих объединений предпринимателей, которые независимы и благодаря этому имеем свою точку зрения, не всегда кому-то приятную. Поэтому и отношение к нам уважительное, но с опаской – стараются держать дистанцию.
     Итоги мы с вами «взвесили», осталось выяснить, куда все движется. Возьмем, к примеру, объединения предпринимателей. Что с ними сейчас происходит: распад или все-таки самоорганизация?
     Основных тенденции две. Во-первых, специализация. Вы слышали, наверное, об объединениях банков. Такие организации работают по очень узкой теме и лоббируют исключительно интересы своих членов.
    
Во-вторых, происходит отмирание малых организаций или вхождение их в более крупные всеукраинские объединения. Кроме «Новой формации» я могу назвать только одну подобную организацию – УСПП. Они больше нас, они старше, там сосредоточен крупный капитал, а у нас все-таки капитал средний. Других объединений во всеукраинском масштабе, которые постепенно набирают вес, я назвать не могу.
    
Думаю, это позитивные тенденции, поскольку лучше таких объединений будет немного, но чтобы с ними власть считалась. К примеру, сегодня мы проводили встречу с руководством таможенной службы, так к нам пришло полдесятка ее руководителей и с полсотни разных СМИ. И это мы делали не для какого-то пиара, а решали конкретные вопросы. Так что насчет организаций мой прогноз позитивный.
    
Так у нас сложилось, что бизнес и политика близки, а местами вообще сливаются в кровосмесительном экстазе. Цена депутатского мандата стабильно растет. Это – здоровая тенденция или нет? И произойдет ли специализация, разделение политики и бизнеса и появятся профессиональные – а значит, и более эффективные законодатели?
     Хороший вопрос. Безусловно, каждый должен заниматься своим делом. То, что происходит постоянное взаимодействие между бизнесом и властью это нормально и есть в любой стране. По итогам последних выборов видно, что в городских советах (районными предприниматели пока не очень заинтересовались) больше половины это люди бизнесмены. Есть и еще одна тенденция: депутаты становятся более бизнес-ориентированными. На уровне Верховной Рады тенденция другая – там «цена вхождения» значительно выше, поэтому малых и средних бизнесменов практически нет, по крайней мере, я таких не знаю. Примерно треть от состава парламента – это представители крупного бизнеса. Малый и средний бизнес прорваться не смог: не хватило веса, не хватило ума объединить свои усилия.  Каждый пытался пройти в одиночку – поэтому все и проиграли.
    
До тех пор, пока останется депутатская неприкосновенность, шансов, что большие бизнесмены делегируют свои права профессиональным лоббистам, практически нет. Крупный бизнес идет на большие траты ради того, чтобы обеспечить свою безопасность. Причина? Фискальные органы используются как орудие расправы с конкурентами. Пока госслужащие вынуждены искать дополнительные средства заработка, а бизнесмены – платить им, все останется по-прежнему. Нужно, чтобы госслужбе подняли зарплату, чтобы прежде чем что-то взять, чиновник был вынужден хорошенько подумать – а стоит ли рисковать? 
    
Так что от своих мандатов бизнесмены не откажутся. Более вероятно, что они привлекут для защиты своих интересов тех так называемых «народных депутатов», которые непосредственно законотворчеством не занимаются и с трибуны не выступают – а таких немало. Куда дешевле заплатить им за решение каких-то вопросов, чем проводить в депутаты своего человека. Во всяком случае, наметилась такая тенденция.
    
Через полтора года пройдут президентские выборы. Какие возможные сценарии развития страны вы видите после них?
     Давайте сначала обсудим худший сценарий, чтобы закончить на лучшем.
     Все останется по-прежнему. Словесно поддерживать малый и средний бизнес будут, а на деле – нет. Большой бизнес практически полностью оккупирует властные эшелоны. Произойдет «кланирование» страны, разбиение ее на кланы. Если ты член клана, то будут возможности как-то развиваться, а если нет – то нет. Клановые экономики в мире представлены некоторыми слаборазвитыми странами Латинской Америки. При таком варианте иссякают всякие иностранные инвестиции, да и свои внутренние тоже – никто не хочет рисковать. Украинцы будут уезжать из страны, причем не самые глупые. По доходам на душу населения как было у нас порядка 500 долларов в год, так и останется. Будет расти дистанция между бедными и богатыми, что очень опасно. В Германии разница в доходах между богатыми и бедными «аж» в шесть раз. А в Украине это могут быть тысячи раз! При таком варианте развития событий страна откатывается в разряд самых отсталых государств с нулевым экономическим и демократическим развитием.
     А теперь лучший сценарий. Он станет возможен, когда у нас поймут, что не стоит изобретать велосипед.   Украина вступит в ВТО, попытается стать членом Совета Европы. Такие европейские стандарты как свобода слова, демократия станут реальностью. Малый и средний бизнес сделается основным наполнителем госбюджета. В общем, произойдет то, что мы видели в Польше, Чехии, Эстонии, где средняя зарплата уже в четыре-пять раз выше, чем в Украине. В этой ситуации у нас будет шанс догнать те страны, которые ушли вперед. Только тогда мы сможем говорить об Украине как о демократической европейской державе с нормальной экономикой. Это та страна, в которой и я, Вячеслав Кредисов, хочу жить и оставить ее своим детям. Я верю, что такое возможно.

Беседовал Андрей МАКЛАКОВ

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Новый мировой беспорядок – как мы в нем оказались

Развал системы глобальной безопасности – следствие подъема национализма, этой «темной стороны демократии», что уже привело к конфликтам во многих странах мира; происходящее в Украине является доказательством этого, а возможно, и началом революции. Как выбраться из подобной ситуации в реальной жизни? Научные исследования показывают, что есть только два пути: чистая победа одной из сторон, или «мучительный тупик», в котором обе стороны страдают из-за конфликта, пока не согласятся на международное посредничество.

В Украине Россия тоже вошла в мучительный политический тупик. Да, она показала свою силу духа в отношении санкций – а также готовность терпеть неудобства, чтобы при этом терзать Украину, пытаясь сохранить благодаря этому свое влияние и сепаратистскую автономию на востоке страны. Украина, однако, стремится к чистой победе, окружая сепаратистов и обстреливая их позиции. Чего мы пока не знаем – как далеко Украина готова зайти в своем стремлении к полной победе, и как далеко готова зайти Россия, чтобы этого не допустить? Да, можно надеяться, что международные посредники смогут убедить и Украину, и Россию, что издержки открытого конфликта могут быть столь велики, что лучше пойти на сохранение нынешнего положения, чем продолжать военные действия. Я боюсь, однако, что мы увидим дальнейшее обострение конфликта, усиление экономических санкций и расширение военных действий.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Николай Рыжков, доцент кафедры международных коммуникаций и связей с общественностью

Политика должна быть последовательной в любом случае

Игорь Коваль, д-р политических наук, заведующий кафедры международных отношений Одесского государственного университета

Проще говорить о том, что не удалось сделать за двенадцать лет

Ернст Заграва, історик

Україна мусить позбавитися “смішного” націоналізму, а не націоналізму взагалі

Александр Рар, Ведущий эксперт Германского совета по внешней политике

Можно сказать, что Украине сейчас очень трудно определиться: она делает то, что может делать

Василь Куйбіда, проректор МАУП

Нашому поколінню випав надзвичайний шанс – зробити те, що не зробили покоління наших предків – створити свою державу.

Євген Бистрицький, виконавчий директор Міжнародного фонду „Відродження”

Дії майбутнього Президента повинні були початися ще вчора

Владимир Спиваковский, Президент всенародного конкурса «Бренд года», руководитель лицея «Гранд»

Надо становится частью глобальной экономики, чтобы не остаться «матрешечной страной»

Лариса Брюховецька, провідний відчизняний кінокритик, засновниця і головний редактор журналу “Кіно-Театр”, ст. викладач кафедри культурології

Українське кіно більш життєздатне, ніж багатьом здавалося

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

Людям надо платить в первую очередь, а не по остаточному принципу

Николай Пааль, исполнительный директор украинской ассоциации бизнес-инкубаторов и инновационных центров – об итогах украинской независимости

Нашей державе гордиться пока нечем

Александр Дергачев, Главный редактор журнала «Політична думка»

12 лет в Украине происходил сложный и болезненный процесс самосознания во всех аспектах

Ігор Каганець, головний редактор альманаху нової еліти ПЕРЕХІД-IV

Справжня еліта вміє вчитися на чужому досвіді, у неї завжди є продумана стратегія.

Тарас Возняк, головний редактор культурологічного часопису “Ї”

Інфантильність нового покоління не дає жодних надій.

Юлия Мостовая, заместитель главного редактора еженедельника «Зеркало Недели»

Мы по-прежнему являемся населением, живущим по хуторскому типу.

Андрей Мишин, заведующий отделом региональной безопасности, Национальный институт проблем международной безопасности при СНБОУ

Мы идем от политики выживания к политике жизни

Ігор Осташ, заступник голови Комітету у закордонних справах, віце-президент Парламентської Асмблеї ОБСЄ

Я вірю в майбутнє України, тому що Україна має колосальний людський потенціал, інтелектуальний потенціал.

Станіслав Кульчицький, доктор історичних наук, заступник директора Інституту історії НАН України.

Відзначаючи ювілей Переяславської ради, не треба ховати голову у пісок, а треба йти на діалог

Сергей Крымский, профессор, доктор философских наук

Лучшее образование политиков – светлое будущее всей страны.

Дмитро Степовик, професор, доктор мистецтвознавства, доктор філософських наук, доктор богословських наук

Не можна дотримуватися тактики “не той козак, що переміг, а той, хто викрутився”

Владимир Лутай, доктор философских наук

Хотя мне никто из политиков не нравится, думаю, что худшее для нас уже позади

Василь Лісовий, доктор філософських наук, співробітник Інституту філософії НАНУ, викладач кафедри політології Києво-Могилянської академії

Наша культура, збережена хоч і у фрагментованому вигляді, оцінюється досить високо

Валерій Хмелько, професор, доктор філософських наук, президент Київського міжнародного інституту соціології.

Домінуючою верствою, специфічним “пануючим класом” ми маємо не підприємців, а чиновництво

Олексій Гарань, доктор історичних наук, професор Києво-Могилянської Академії, науковий директор Школи Політичної Аналітики

Ми всі є українцями – це можна сказати і українською, і російською. Але ми все одно залишимся українцями...

Виктор Небоженко, президент Агентства корпоративной поддержки «Трайдент»

Мы не успели создать национальное государство с полноценным комплексом реквизитов и этого шанса у нас уже действительно нет

Владимир Малинкович, политолог

Главные враги Украины – ретрограды и коррупционеры

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Сегодня, по сути, осуществляется российский геополитический проект. Украинского же «проекта «Украина» как не было, так и нет

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

Революции в Украине не будет. Будет эволюция – так требует время

Віталій Кулік, директор Центру досліджень громадянського суспільства

В Гондурасе больше демократии, чем в Украине

Михайло Басараб, керівник Центру прикладної політики “ЗНАК”

Ми будемо незалежною країною по формі, але по суті – навряд

Ігор Бураковський, Інститут економічних досліджень та політичних консультацій

В Україні є попит на ідеї, але дуже мало попиту на реалізацію цих ідей

Віра Нанівська, Директор Міжнародного центру перспективних досліджень

Треба навчитися більше говорити про завтрашній день

Андрей Марусов, руководитель Агентства информационного развития

Лучше пусть будет мучительная независимость, чем полная зависимость

Олександр Сушко, директор Центру миру, конверсії та зовнішньої політики України

На сегодняшний день влияние Украины значительно ниже, чем оно могло бы быть

Сергей Толстов, Директор Института политического анализа и международных исследований

Когда «враг не стоит у ворот», Украина должна определиться с моделью социально-экономического развития

Валерій Чалий, директор міжнародних програм Українського центру економічних і політичних досліджень ім. О.Разумкова

Якщо люди, які мають важелі впливу – особливо на майбутнє держави – будуть думати, як обійти закон, нічого гарного у такій країні не буде

Валерій Пустовойтенко, народний депутат, лідер Народно-демократичної партії

Моральне відродження суспільства — це найважливіше політичне завдання, і саме воно є найважливішою складовою політичної реформи

Вадим Карасев, политолог, лидер партии «Единый центр»

России и Украине нет иного выбора, кроме как идти в Европу

Кость Бондаренко, директор Института проблем управления имени Горшенина

Сначала «ввязались в драку», а потом уже стали думать, как и чем это должно завершиться

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

page generation time:0,336