В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Камо грядеши, Украина?

     Предметом первого ДИАЛОГА является ответ на вопрос «Камо грядеши, Украина?». И это не случайно, ибо человеку свойственно смотреть не только назад, но и с не меньшим интересом думать о будущем. Пришло время оценить те возможности, которые Украина не использовала и причины того, почему это произошло. Кроме того, 12 лет – это повод подвести черту под достижениями прошедших лет и оценить, насколько прочный фундамент они заложили для нашего будущего.
    
Увы, подавляющее число опрошенных нами людей высказывало свои мысли без малейшей гордости от достижений периода независимости. Общий рефрен интервью близок к знаменитой фразе нашего первого президента Л.Кравчука – «маємо те, що маємо... »
    
Более того, несмотря на празднование 12-летнего юбилея независимости нашей страны вряд ли можно с полной уверенностью говорить, что проект «Украина» состоялся. Однозначного ответа нет. Именно поэтому Украину можно рассматривать как большой, один из самых интересных проектов ХХ века, который сейчас переживает критический период по целому ряду параметров. Именно поэтому можно смело утверждать, что не 12 лет назад, а именно сейчас, в наши дни, судьба проекта «Украина» актуализируется вновь. 
    
Открытыми остаются и вопросы о том, каково будущее у этого проекта. Ведь страна не может существовать и, главное, развиваться имея только атрибуты независимого государства, но не более того. Ведь развивать государство в национальном формате становится все сложнее на фоне процессов глобализации. Не потому ли существующий в обществе запрос на нового лидера означает ничто иное, как ответ на вопрос о будущем нашей страны. 
    
Нам показалось, что очень важно сейчас попытаться организовать постоянно действующий разговор-диалог, своеобразные «публичные чтения» по теме «Камо грядеши, Украина?», по тем ключевым вопросам, которые сейчас подспудно находятся в центре внимания и общественности, и политиков, и экспертов.

Свернуть

Предметом первого ДИАЛОГА является ответ на вопрос «Камо грядеши, Украина?». И это не случайно, ибо человеку свойственно смотреть не только назад, но и с не меньшим интересом думать о будущем.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Проще говорить о том, что не удалось сделать за двенадцать лет

 

Игорь Коваль, д-р политических наук, заведующий кафедры международных отношений Одесского государственного университета

     Что было достигнуто Украиной за 12 лет на международной арене?  Что можно отнести к неудачам отношений Украины с внешним миром? Какие ошибки были допущены украинской внешней политикой?
    
На мой взгляд существует несколько моментов, которые можно причислить к позитиву нашего двенадцатилетнего самостоятельного развития. Это утверждение Украины на международной арене в качестве суверенного государства и выстраивание партнерских отношений с соседями. Украина сегодня – самостоятельное государство и воспринимается таковым большей частью других государств.  Стоит также упомянуть вклад нашей страны в обеспечение европейской безопасности и стабилизацию восточных границ западной и восточной Европы, за что страны этого региона должны быть нам чрезвычайно признательны. И сегодня главная геополитическая роль Украины состоит в том, чтобы не превратить западную зону постсоветского пространства в криминогенную территорию. Ядерное разоружение я бы тоже отнес к позитивному вкладу в укрепление не только европейской, но и мировой безопасности. Ну, и, конечно, нельзя забывать об активном участии Украины в миротворческих операциях. Перечисленное может казаться пусть и небольшими, но все-таки реальными достижениями.
     К сожалению, гораздо проще говорить о том, что не удалось сделать за эти двенадцать лет, и ошибки, допущенные за это время более чем очевидны.  Потерь и минусов внешней политики можно перечислить несколько. Во-первых, внешняя политика Украины фактически стала заложницей кризисных внутриполитических процессов. Сюда я отношу и невозможность создать эффективно действующий парламент,  и периодическое обострение противостояние между властью и оппозицией, снижение уровня доверия населения к власти, нерешенность острых социальных проблем. Все это, безусловно, накладывает отпечаток на внешнеполитический имидж страны и отражается на международных рейтингах Украины, у которой, к сожалению, к концу 2002 началу 2003 эти рейтинги были одни из самых низких.  С моей точки зрения, это принципиально важно, поскольку внутренняя ситуация резко усложняет проведение стабильной и эффективной внешней политики, и, более того, фактически ослабляет позиции страны на ключевых направлениях. Из-за этого убедительность и весомость провозглашаемых стратегических приоритетов девальвируется. Во-вторых, практическая реализация украинской внешней политики оказалась чрезмерно персонифицированной и непрозрачной. И это бьет по интересам всей страны. К сожалению, и Запад здесь выглядит не лучшим образом, поскольку нельзя все-таки отождествлять всю страну и все разнообразие политических и социальных сил только с одним человеком или с группой людей.
     За двенадцать лет было провозглашено немало неплохих  деклараций и заявлений, но они, к сожалению, почти не трансформируются в целенаправленные и эффективные действия. И, наконец, по основным трем стратегическим направлениям нашей внешней политики – Украина – ЕС, Украина-Россия, Украина-США, скорее были откаты, чем движения вперед.
     О том, что Украина осуществляет взаимоотношения между странами и международными организациями известно. Что можно сказать об отношениях Украины с другими акторами мировой политики? Такими как транснациональные корпорации, неправительственными организациями?
    
Это направление очень слабо представлено в нашей внешней политике – и в Министерстве иностранных дел, и в других органах, которые занимаются формулированием стратегий внешней политики.   Хотя, в принципе, в глобализирующемся мире отношения с транснациональными корпорациями и с неправительственными организациями могут иметь по ряду позиций ключевое значение. Я думаю, что такого рода отношения должны быть одним из приоритетов внешней политики страны в ближайшие два-три года.
     Кроме МИДа, Администрации Президента, Кабинета Министров, за время существования независимого государства были ли иные субъекты внутри государства, которые влияли на внешнюю политику страны?
    
В вопросах и выработки, и в особенности проведения внешней политики страны у нас не совсем и не все в порядке. Одним из важных моментов выхода из кризисного состояния нашей внешней политики и проведения эффективного внешнеполитического антикризисного менеджмента очень важна четкость в разъяснении официальной внешнеполитической позиции Украины. И эту функцию должны выполнять три должностных лица: президент, премьер-министр и министр иностранных дел. Участившая в последнее время практика  перекладывание этой функции на чиновников низших рангов или чиновников, работающих в органах, которые не занимаются непосредственно внешней политикой, очень часто приводит к дезориентации наших внешнеполитических партнеров. Нужно иметь в виду, что в ряде случаев, от решения ключевых вопросов были оттеснены и Министерство иностранных дел, и наши посольства за рубежом в различных странах. И поэтому очень важно, чтобы решения принимались не в закрытом режиме, и не исходя из внутренней политической конъюнктуры.
     Существует ли давление на внешнюю политику со стороны субъектов экономической деятельности страны?
    
В известной степени наша внешняя и внутренняя политика является заложником определенных финансово-промышленных групп, и групп интересов и давления. По динамике активности отечественной политики на западном или восточном направлении  можно ощущать насколько активно действуют те или иные лоббистские группы. На мой взгляд, в последнее время активизировались те группы давления, в том числе и на внешнюю политику страны, которые больше ориентированы на Восток, прежде всего на Россию. Любопытно, что (с моей точки зрения) не только в среде пропрезидентских фракций, но и среди депутатов «Нашей Украины» и даже БЮТ есть серьезные и влиятельные люди, бизнес-интересы которых сосредоточены на связях с Россией. Это вполне объяснимо и понятно с точки зрения бывших производственных и технологических связей нашей страны и России в рамках Советского Союза. Но наибольшую роль здесь играет тот факт, что и в России, и еще в большей степени в Украине действуют одинаковые и не вполне прозрачные правила игры. И тот излишний пафос, «ура»-партиотизм и антизападные настроения, которые периодически раздуваются в нашей прессе, во многом связаны, собственно, не с патриотической позицией в смысле поддержки национального производителя, сколько отражают неспособность значительной части нашей финансовой и экономической элиты играть по открытым и признанным на Западе правилам экономического поведения и рыночной конъюнктуры. Им проще в этом отношении сотрудничать в рамках непрозрачных схем, действующих в Российской Федерации.
     Что бы вы отнесли к «проблемным зонам» отношений Украины с международным сообществом на нынешнем этапе?
    
Частично на этот вопрос я уже ответил, еще можно добавить о сложностях, связанных с таким важными направлениями украинской внешней политики, как отношения с ЕС и США.
     Что касается Украины и ЕС, то здесь все складывается достаточно сложно.  И дело не только в том, что западная Европа не удовлетворена внутренней ситуацией в Украине, но и в том, что ЕС на данном этапе больше всего волнует проблема собственного расширения и  кардинального структурного реформирования.  Если говорить не академическим, а бытовым языком, ЕС сейчас не до Украины. Поэтому очевидно, что новая стратегия отношений с Украиной будет подготовлена после окончания процесса расширения ЕС. И пока со стороны Брюсселя мы видим отрезвляющие, как они сами называют, импульсы. И одним из таких импульсов стала идея о статусе соседа, то есть создание на восточных рубежах ЕС своеобразной псевдоевропейской зоны в составе Украины, Молдовы и Беларуси. Мне кажется, что привязка Украины к Минску и Кишиневу – достаточно внятное и не обнадеживающее для нас послание. И это можно трактовать если не в качестве постоянного «красного света», то пульсацией «красного света». Настороженность европейцев в отношении Украины совершенно очевидна. В таких условиях важно, чтобы мы  проводили прозрачную и последовательную внешнюю политику. Но, прежде всего, мы должны внутри страны показать, что Украина проводит евроориентированные преобразования, а не занимается пустыми разговорами.
     В контексте отношений Украины с США следует отметить, что последние месяцы мы были для США своеобразной «прикрытой зоной», что свидетельствовало о разочаровании сверхдержавой состоянием наших отношений.  Но в последние несколько недель, отношение США к Украине стало понемногу меняться, в частности, в связи с присутствием украинского батальона в Кувейте. США сегодня не боятся сближения Украины с Россией. Вопрос скорее в том, как Россия может распорядиться этим сближением и какая роль будет в процессе сближения отведена Украине: то ли она станет одним из субъектов федерации со статусом страны, то ли она будет относительно самостоятельной. И в этом отношении США и Запад заинтересован в том, чтобы Украина не стала свободной криминогенной территорией, плацдармом нелегальной миграции, наркоторговли и незаконных сделок на оружейном рынке, а также зоной потенциальных техногенных катастроф. Трезвомыслящие люди на Западе понимают, что нельзя отгораживаться от Украины экономическими барьерами и жесткими визовыми режимами, потому что тогда из «неуспешной» Украина станет просто «катастрофической». И если это будет так, то никто от Украины колпаком не закроется.
     В каких сферах геополитики, геоэкономики, социокультурного взаимодействия  с внешним миром Украине стоило бы попробовать силы и где бы она смогла реализовать свои сравнительные преимущества?
    
Я считаю, что таких сфер, как минимум две. Это использование территории Украины в качестве транзитных коридоров для транспортировки, прежде всего, энергоносителей – это то немногое, что мы можем использовать как подарок природы и судьбы. Мы должны также активно использовать нашу береговую зону и существующие порты, создав там нормальные условия и нормальную тарифную политику. Между тем, на пути использования нашего геополитического положения есть ряд серьезных препятствий, поскольку этим геополитическим положением мы раздираемы между Европой и Россией на несколько частей по причине того, что мы ментально, психологически находимся на сломе Европы и Евразии.
     Кроме того, на мой взгляд, в социокультурной области мы имеем возможность демонстрировать высочайшие примеры духовности и культуры, в сфере образования проводить более активную политику. Хотя для этого нужно несколько перестроить бюджетные потоки и больше внимания уделять не до конца разваленной сфере образования и науки нашей страны. Она имеет колоссальный потенциал и с этим потенциалом мы по-прежнему можем быть конкурентоспособными на мировом рынке.

Беседовал Александр Герасимов

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Опасность распространения прав человека

Если бы права человека были валютой, их курс сегодня оказался бы в состоянии свободного падения в силу инфляции многочисленных правозащитных договоров и необязательных международных инструментов, принятых за последние десятилетия самыми разными организациями. Сегодня на эту валюту можно, скорее, купить страховку для диктатур, нежели защиту для граждан. Права человека, некогда вознесенные на пьедестал основных принципов человеческой свободы и достоинства, сегодня могут быть чем угодно – от права на международную солидарность до права на мир.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Николай Рыжков, доцент кафедры международных коммуникаций и связей с общественностью

Политика должна быть последовательной в любом случае

Ернст Заграва, історик

Україна мусить позбавитися “смішного” націоналізму, а не націоналізму взагалі

Александр Рар, Ведущий эксперт Германского совета по внешней политике

Можно сказать, что Украине сейчас очень трудно определиться: она делает то, что может делать

Василь Куйбіда, проректор МАУП

Нашому поколінню випав надзвичайний шанс – зробити те, що не зробили покоління наших предків – створити свою державу.

Євген Бистрицький, виконавчий директор Міжнародного фонду „Відродження”

Дії майбутнього Президента повинні були початися ще вчора

Владимир Спиваковский, Президент всенародного конкурса «Бренд года», руководитель лицея «Гранд»

Надо становится частью глобальной экономики, чтобы не остаться «матрешечной страной»

Лариса Брюховецька, провідний відчизняний кінокритик, засновниця і головний редактор журналу “Кіно-Театр”, ст. викладач кафедри культурології

Українське кіно більш життєздатне, ніж багатьом здавалося

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

Людям надо платить в первую очередь, а не по остаточному принципу

Николай Пааль, исполнительный директор украинской ассоциации бизнес-инкубаторов и инновационных центров – об итогах украинской независимости

Нашей державе гордиться пока нечем

Вячеслав Кредисов, председатель правления всеукраинского объединения предпринимателей «Новая формация», заслуженный экономист Украины

Украина, изобретающая велосипед, неминуемо станет восточноевропейским Парагваем

Александр Дергачев, Главный редактор журнала «Політична думка»

12 лет в Украине происходил сложный и болезненный процесс самосознания во всех аспектах

Ігор Каганець, головний редактор альманаху нової еліти ПЕРЕХІД-IV

Справжня еліта вміє вчитися на чужому досвіді, у неї завжди є продумана стратегія.

Тарас Возняк, головний редактор культурологічного часопису “Ї”

Інфантильність нового покоління не дає жодних надій.

Юлия Мостовая, заместитель главного редактора еженедельника «Зеркало Недели»

Мы по-прежнему являемся населением, живущим по хуторскому типу.

Андрей Мишин, заведующий отделом региональной безопасности, Национальный институт проблем международной безопасности при СНБОУ

Мы идем от политики выживания к политике жизни

Ігор Осташ, заступник голови Комітету у закордонних справах, віце-президент Парламентської Асмблеї ОБСЄ

Я вірю в майбутнє України, тому що Україна має колосальний людський потенціал, інтелектуальний потенціал.

Станіслав Кульчицький, доктор історичних наук, заступник директора Інституту історії НАН України.

Відзначаючи ювілей Переяславської ради, не треба ховати голову у пісок, а треба йти на діалог

Сергей Крымский, профессор, доктор философских наук

Лучшее образование политиков – светлое будущее всей страны.

Дмитро Степовик, професор, доктор мистецтвознавства, доктор філософських наук, доктор богословських наук

Не можна дотримуватися тактики “не той козак, що переміг, а той, хто викрутився”

Владимир Лутай, доктор философских наук

Хотя мне никто из политиков не нравится, думаю, что худшее для нас уже позади

Василь Лісовий, доктор філософських наук, співробітник Інституту філософії НАНУ, викладач кафедри політології Києво-Могилянської академії

Наша культура, збережена хоч і у фрагментованому вигляді, оцінюється досить високо

Валерій Хмелько, професор, доктор філософських наук, президент Київського міжнародного інституту соціології.

Домінуючою верствою, специфічним “пануючим класом” ми маємо не підприємців, а чиновництво

Олексій Гарань, доктор історичних наук, професор Києво-Могилянської Академії, науковий директор Школи Політичної Аналітики

Ми всі є українцями – це можна сказати і українською, і російською. Але ми все одно залишимся українцями...

Виктор Небоженко, президент Агентства корпоративной поддержки «Трайдент»

Мы не успели создать национальное государство с полноценным комплексом реквизитов и этого шанса у нас уже действительно нет

Владимир Малинкович, политолог

Главные враги Украины – ретрограды и коррупционеры

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Сегодня, по сути, осуществляется российский геополитический проект. Украинского же «проекта «Украина» как не было, так и нет

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

Революции в Украине не будет. Будет эволюция – так требует время

Віталій Кулік, директор Центру досліджень громадянського суспільства

В Гондурасе больше демократии, чем в Украине

Михайло Басараб, керівник Центру прикладної політики “ЗНАК”

Ми будемо незалежною країною по формі, але по суті – навряд

Ігор Бураковський, Інститут економічних досліджень та політичних консультацій

В Україні є попит на ідеї, але дуже мало попиту на реалізацію цих ідей

Віра Нанівська, Директор Міжнародного центру перспективних досліджень

Треба навчитися більше говорити про завтрашній день

Андрей Марусов, руководитель Агентства информационного развития

Лучше пусть будет мучительная независимость, чем полная зависимость

Олександр Сушко, директор Центру миру, конверсії та зовнішньої політики України

На сегодняшний день влияние Украины значительно ниже, чем оно могло бы быть

Сергей Толстов, Директор Института политического анализа и международных исследований

Когда «враг не стоит у ворот», Украина должна определиться с моделью социально-экономического развития

Валерій Чалий, директор міжнародних програм Українського центру економічних і політичних досліджень ім. О.Разумкова

Якщо люди, які мають важелі впливу – особливо на майбутнє держави – будуть думати, як обійти закон, нічого гарного у такій країні не буде

Валерій Пустовойтенко, народний депутат, лідер Народно-демократичної партії

Моральне відродження суспільства — це найважливіше політичне завдання, і саме воно є найважливішою складовою політичної реформи

Вадим Карасев, политолог, лидер партии «Единый центр»

России и Украине нет иного выбора, кроме как идти в Европу

Кость Бондаренко, директор Института проблем управления имени Горшенина

Сначала «ввязались в драку», а потом уже стали думать, как и чем это должно завершиться

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

page generation time:0,044