В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Камо грядеши, Украина?

     Предметом первого ДИАЛОГА является ответ на вопрос «Камо грядеши, Украина?». И это не случайно, ибо человеку свойственно смотреть не только назад, но и с не меньшим интересом думать о будущем. Пришло время оценить те возможности, которые Украина не использовала и причины того, почему это произошло. Кроме того, 12 лет – это повод подвести черту под достижениями прошедших лет и оценить, насколько прочный фундамент они заложили для нашего будущего.
    
Увы, подавляющее число опрошенных нами людей высказывало свои мысли без малейшей гордости от достижений периода независимости. Общий рефрен интервью близок к знаменитой фразе нашего первого президента Л.Кравчука – «маємо те, що маємо... »
    
Более того, несмотря на празднование 12-летнего юбилея независимости нашей страны вряд ли можно с полной уверенностью говорить, что проект «Украина» состоялся. Однозначного ответа нет. Именно поэтому Украину можно рассматривать как большой, один из самых интересных проектов ХХ века, который сейчас переживает критический период по целому ряду параметров. Именно поэтому можно смело утверждать, что не 12 лет назад, а именно сейчас, в наши дни, судьба проекта «Украина» актуализируется вновь. 
    
Открытыми остаются и вопросы о том, каково будущее у этого проекта. Ведь страна не может существовать и, главное, развиваться имея только атрибуты независимого государства, но не более того. Ведь развивать государство в национальном формате становится все сложнее на фоне процессов глобализации. Не потому ли существующий в обществе запрос на нового лидера означает ничто иное, как ответ на вопрос о будущем нашей страны. 
    
Нам показалось, что очень важно сейчас попытаться организовать постоянно действующий разговор-диалог, своеобразные «публичные чтения» по теме «Камо грядеши, Украина?», по тем ключевым вопросам, которые сейчас подспудно находятся в центре внимания и общественности, и политиков, и экспертов.

Свернуть

Предметом первого ДИАЛОГА является ответ на вопрос «Камо грядеши, Украина?». И это не случайно, ибо человеку свойственно смотреть не только назад, но и с не меньшим интересом думать о будущем.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Когда «враг не стоит у ворот», Украина должна определиться с моделью социально-экономического развития

     Что было достигнуто Украиной за 12 лет на международной арене?
    
На баланс  достижений следует записать стабилизацию суверенитета и независимости как комплекса институциональных факторов и атрибутов. В  этом плане как достижение можно рассматривать признание независимости другими странами, обеспечение особого места в восточноевропейских международных отношениях, вступление в международные организации и участие в комплексе региональных и субрегиональных организаций Центральной и Восточной Европы, за исключением НАТО в отношениях с которым обеспечен особый статус, ЕврАзЭС и Организации Ташкентского пакта.
     Мне кажется, что ядерное разоружение является позитивным моментом, если  учесть необходимые средства для создания ядерного цикла, мыслимые и немыслимые неприятности, которые должна была бы пережить Украина в случае отказа от ядерного разоружения, конечную зависимость уничтожения ядерных боеголовок, срок пригодности которых заканчивался в 2000-2003, от России (украинским руководителям пришлось бы ползти в Москву на брюхе, чтобы россияне забрали наши боеголовки), не говоря уже о тех 10-12 миллионах, которые нужны были бы для обеспечения полного   функционирования замкнутого ядерного цикла .
     С точки зрения других достижений я бы назвал заключение ряда соглашений и вступление в ряд таких международных режимов, которые позволяют уменьшить негативный фактор объективного отставания Украины от развитого мира.  Сюда следует отнести и хартию Украина - НАТО, стратегическое партнерство и механизмы институциональных отношений Украины с Соединенными Штатами, Германией и Польшей, европейский выбор Украины. Все-таки, несмотря на экономическую связь Украины с Россией, приоритетом внешней политики Украины является Запад, в частности, Европейский союз. И заключение подобных соглашений минимизирует последствия, связанные с тем , что Украина не попала в волны расширения НАТО, что, в свою очередь, позволило бы оказаться ей в клубе развитых стран.
     Не вызывает сомнения тот факт, что Украина наработала определенный опыт отношений с международными организациями. Что можно сказать относительно опыта Украины в выстраивании отношений с такими новыми акторами международной политики, как транснациональные корпорации и неправительственные организации?
    
Что касается транснациональных корпораций, то стереотип отношений Украины с подобными структурами складывается достаточно объективно. Украина по формату внутренних экономических связей, скорее, относится к типажу развивающихся стран. В такой ситуации доминирование ТНК в том или ином секторе рынка всегда рассматривается как достаточно опасное. В этих целях было разработано антимонопольное законодательство, поскольку, получив возможность доминировать в том или ином секторе рынка, иностранная ТНК может разрушить этот рынок, понизив цены на свою продукцию для разорения конкурентов, затем монополизировать рынок и диктовать политику государству.
     Если говорить о двенадцатилетнем периоде, то украинским властям удавалось избегать такого доминирования, обеспечивая сохранение на рынке собственных компаний и допуская на рынок несколько иностранных ТНК, которые были вынуждены в той или иной мере конкурировать между собой. Взять, к примеру, ТНК («Тюменская нефтяная компания») и «ЛукОЙЛ», принадлежащие разным группам.
     Только сильное государство с сильной сертифицированной экономикой может спокойно относиться к действию крупных иностранных ТНК в собственном секторе. Польское правительство, несмотря на то, что польскую экономику можно  соотносить с российской, с большой осторожностью подходит к деятельности ТНК на рынке.
     Что касается неправительственных организаций, то слабость гражданского общества в Украине не способствует равномерности таких контактов. К тому же, международные неправительственные организации очень негативно относятся к украинской политической ситуации, делая упор на изъянах украинской демократии, слабости гражданских институтов, неспособности этих институтов обеспечить независимость предпринимательской сферы от административной власти.
     Я думаю, что в этом случае, обеспечение прозрачности экономики наряду с обеспечением контроля над выполнением действующего законодательства может привести к существенной трансформации режима взаимодействия между государством, обществом и экономикой. Тем более, что гражданский сектор в Украине сильно занят поддержкой тех или иных политических структур, вместо того, чтобы обращать внимание общества на реальные проблемы, стоящие перед ним, что, собственно, могло бы привести к созданию эффективной гражданской архитектуры. А это, в свою очередь, способно улучшить имидж Украины в глазах международных общественных организаций.
     При этом надо отметить, что национал-демократия сыграла в украинском социально-политическом процессе негативную роль, поскольку практически «сожгла» потенциал веры в демократические ценности, вместо того, чтобы развить их и придать им общеполитическое звучание.
     - Существуют ли кроме государственных органов, которые, согласно законодательству, осуществляют управление внешней политикой, другие структуры, оказывающие влияние на внешнеполитический курс страны? Каково их влияние и каковы механизмы подобного влияния?
    
Здесь можно говорить, скорее, о субъектах, которые имеют определенный потенциал влияния или о субъектах, которые оказывают влияние в непрямой форме. Если говорить о субъектах, которые имеют потенциал влияния, то это, конечно, промышленно-финансовые круги. Но сейчас их влияние ограничено в связи с зависимостью ФПГ от власти и сводится, в основном, к поддержке тех или иных политических сил, конкурирующих за исполнительные функции, а именно, за посты премьер-министра и главы Администрации Президента, наряду с конкуренцией за право влияния на политику Национального банка (для экспортной политики политика Национального банка имеет большое значение). Речь не идет о конкуренции за пост Президента, поскольку украинская политическая ситуация не позволяет декларирования своих намерений без согласования с властью.
     Что же касается других политических сил, то это политические партии, в основном оппозиционные, обладающие возможностью использования собственной политической инициативы. Они влияют на политику косвенно, поскольку могут привлекать внимание к тем или иным аспектам, таким образом, втягивая власть в определенную полемику. Главным образом это касается трех тем: отношений с НАТО, отношений с Россией и отношений с Европейским союзом, а также связанные с этим темы, касающиеся роли и участия в системе международной безопасности: отношение к войне в Югославии, отношение к войне в Ираке, участие украинских войск в миротворческих операциях или в системе оккупационного режима в Ираке и т.д.
     Что бы Вы отнесли к проблемным вопросам взаимоотношений Украины с международным сообществом на данном этапе?
  Внешняя политика в условиях, когда «враг не стоит у ворот» и не бьет тараном в ворота, является производным, вторичным атрибутом внутренней политики.
     На данный момент проблемной является ситуация, связанная с определением модели социально-политического развития в стране. Власть слишком мало внимания уделяет именно этому вопросу.  Исполнительная власть, правительство, слишком зависимо от политической конъюнктуры, а также от Президента и президентской администрации, и поэтому занимает нерешительную позицию, скатываясь к парадигме контроля и поддержания общей стабильности. Некоторые правительства превращаются в пожарную команду, которая управляет более или менее острым течением кризиса.
     Отсутствие определенной модели социально-политического развития является элементом, сохраняющим стабильность на данном нестабильном и шатком уровне без ясного видения целей к которым стремится правительство в плане трансформации общества и использования международных отношений в этом контексте.
     - Каким образом отражается на внешней политике отсутствие выверенной социально-экономической стратегии?
    
Во-первых, именно поэтому мы наблюдаем неясность и двойственность определения курса на европейский выбор. При декларировании этого курса на протяжении ряда лет ( а   в более мягких формах чуть ли не с 96-го года,  в виде государственных программ – с 98-го года, в качестве президентской доктрины с 2002-го года) очень мало делается для приближения стандартов экономики и общества к европейским.
     Во-вторых, это двойственная и в какой-то мере паллиативная стратегия на вступление в НАТО, поскольку провозглашение этой стратегии и принятие на себя внутриполитических обязательств в плане социально-экономического развития, лишь декларируется и затягивается во времени сознательно. Причины находятся на поверхности: сколько-нибудь серьезные внутренние изменения болезненны, плавному изменению отношений препятствует оппозиция, наконец, власть при давлении извне не настроена что-нибудь делать серьезно. Еще одна  паллиативная стратегия - это отношения с Россией и СНГ. Экономическая и политическая конкуренция между властными режимами в России и Украине стала в значительной степени фактором упадка украинской экономики, при том, что некоторые экономические издержки предпринимались как цена за суверенитет, независимость, независимый курс во внешней политике и в политике международной безопасности.
     У общества и у власти нет понимания конечных результатов во взаимоотношениях. Несмотря на то, что отношения с Россией утратили конфликтность, выдвижение взаимоисключающих лозунгов, как, к примеру, единое экономическое пространство и зона свободной торговли, вносят элемент несерьезности и на данном внешнеполитическом направлении.
     В итоге создается хаотическое впечатление, которое наблюдатели расценивают как уроки многовекторности, но которое на самом деле является результатом манипуляции властного режима, который таким образом укрепляет свое внутриполитическое положение и решает внешнеполитические задачи в конъюнктурном режиме.
     Без определения стратегии внутреннего развития в этом контексте, в сущности, ничего не изменится. Изменения будут только лишь в том случае, если на том или ином внешнеполитическом направлении  будет возникать кризис, который, соответственно, будет решаться теми средствами, которые находятся в распоряжении властного режима на сегодняшний день. Проблемы экономического, социального и политического характера, стоящие перед обществом на сегодняшний день, требуют существенных внутриполитических реформ. От этого и будет зависеть внешнеполитическая стратегия, поскольку, когда речь будет идти о создании правового государства, прозрачной экономики, обеспечении выполнения и о контроле над выполнением действующего законодательства, только тогда пойдет речь о приближении к Европе. Говорить же о вступлении в Европейский союз при теневом секторе в приблизительно 50 процентов ВВП просто несерьезно. Если речь будет идти о создании режима управляемой демократии, олигархического управления капиталом, ограничении свободы для среднего и малого бизнеса – тогда речь идет о постсоветском варианте белорусского или среднеазиатского режима, что будет приближать Украину к группировке стран, представляющих именно такие режимы. Это будет шаг в сторону ЕврАзЭС и в сторону стран-членов Договора о коллективной безопасности.
     Абстрактно можно говорить, что независимое, демократическое и достаточно развитое государство могло бы в данном контексте соблюдать нейтралитет. Однако на практике данная модель вряд ли осуществима. Пока что функциями данного режима является балансирование и лавирование между разными векторами, что продлевает его автономность от внешних факторов.
     Есть ли у нынешних украинских полисимейкеров потенциал, необходимый для генерирования идей в геополитике, в социокультурной сфере, которые бы привели к улучшению внешнеполитического имиджа страны и властного режима? И стоит ли ему вообще тратить силы на генерирование подобного рода инициатив?
    
Генерирование инициатив – это проблематично, так как эпоха после 2001 года явилась триумфом реализма, отражая усиление факторов силы и власти в мировой политике. Это не 99 год, когда в Министерстве иностранных дел разработали президентский план урегулирования в Югославии, от которого отмахнулись и не рассматривали всерьез, поскольку политика Запада в отношении Югославии была достаточно определенной. В настоящее время «слоны» (крупные государства – «Диалоги») просто не обратят внимания на инициативы Украины, потому что им не до этого. Мы видим, что США далеко не всегда слушают мнение своих даже союзников, таких как Франция и Германия, вынуждая их приспосабливаться к американской политике и вынуждая их искать примирения. В этой ситуации стратегия малых стран должна заключаться в том, чтобы не противоречить линии наиболее сильных и влиятельных игроков, приспосабливаться к этой линии, участвовать в игре в русле тех или иных основных игроков. Приглашение Украины к участию в стабилизационных силах в Ираке является признанием победившей коалиции. И если учитывать, что эта коалиция является основной силой мирового порядка на сегодняшний день, присоединение Украины к данной связке вполне логично.
     С одной стороны такая привязка вписывается в рамки провозглашенного курса, но с другой – является фактором, который использует власть для укрепления собственного положения. На данном коротком этапе заинтересованность коалиции в участии европейских стран в стабилизационных силах является доминирующей.
     Власти следует работать над улучшением своего имиджа, для чего нужно заняться решением собственных проблем.  Мы видим, что разница между украинскими и западноевропейскими реалиями разительна, поэтому, для того, чтобы не отставать необходимо не только обеспечивать минимальный прирост, но и менять что-то по существу, а до того качество внешней политики и внешнеполитических интересов вряд ли изменится. Ведь почему нельзя реализовать стратегию «Европейского выбора» и членства в НАТО? Потому что для этого нужны существенные внутренние изменения. Почему нельзя войти в Ташкентский пакт? Потому что это будет значить потерю независимости для власти.

 

Беседовал Александр Герасимов

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Новый мировой беспорядок – как мы в нем оказались

Развал системы глобальной безопасности – следствие подъема национализма, этой «темной стороны демократии», что уже привело к конфликтам во многих странах мира; происходящее в Украине является доказательством этого, а возможно, и началом революции. Как выбраться из подобной ситуации в реальной жизни? Научные исследования показывают, что есть только два пути: чистая победа одной из сторон, или «мучительный тупик», в котором обе стороны страдают из-за конфликта, пока не согласятся на международное посредничество.

В Украине Россия тоже вошла в мучительный политический тупик. Да, она показала свою силу духа в отношении санкций – а также готовность терпеть неудобства, чтобы при этом терзать Украину, пытаясь сохранить благодаря этому свое влияние и сепаратистскую автономию на востоке страны. Украина, однако, стремится к чистой победе, окружая сепаратистов и обстреливая их позиции. Чего мы пока не знаем – как далеко Украина готова зайти в своем стремлении к полной победе, и как далеко готова зайти Россия, чтобы этого не допустить? Да, можно надеяться, что международные посредники смогут убедить и Украину, и Россию, что издержки открытого конфликта могут быть столь велики, что лучше пойти на сохранение нынешнего положения, чем продолжать военные действия. Я боюсь, однако, что мы увидим дальнейшее обострение конфликта, усиление экономических санкций и расширение военных действий.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Николай Рыжков, доцент кафедры международных коммуникаций и связей с общественностью

Политика должна быть последовательной в любом случае

Игорь Коваль, д-р политических наук, заведующий кафедры международных отношений Одесского государственного университета

Проще говорить о том, что не удалось сделать за двенадцать лет

Ернст Заграва, історик

Україна мусить позбавитися “смішного” націоналізму, а не націоналізму взагалі

Александр Рар, Ведущий эксперт Германского совета по внешней политике

Можно сказать, что Украине сейчас очень трудно определиться: она делает то, что может делать

Василь Куйбіда, проректор МАУП

Нашому поколінню випав надзвичайний шанс – зробити те, що не зробили покоління наших предків – створити свою державу.

Євген Бистрицький, виконавчий директор Міжнародного фонду „Відродження”

Дії майбутнього Президента повинні були початися ще вчора

Владимир Спиваковский, Президент всенародного конкурса «Бренд года», руководитель лицея «Гранд»

Надо становится частью глобальной экономики, чтобы не остаться «матрешечной страной»

Лариса Брюховецька, провідний відчизняний кінокритик, засновниця і головний редактор журналу “Кіно-Театр”, ст. викладач кафедри культурології

Українське кіно більш життєздатне, ніж багатьом здавалося

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

Людям надо платить в первую очередь, а не по остаточному принципу

Николай Пааль, исполнительный директор украинской ассоциации бизнес-инкубаторов и инновационных центров – об итогах украинской независимости

Нашей державе гордиться пока нечем

Вячеслав Кредисов, председатель правления всеукраинского объединения предпринимателей «Новая формация», заслуженный экономист Украины

Украина, изобретающая велосипед, неминуемо станет восточноевропейским Парагваем

Александр Дергачев, Главный редактор журнала «Політична думка»

12 лет в Украине происходил сложный и болезненный процесс самосознания во всех аспектах

Ігор Каганець, головний редактор альманаху нової еліти ПЕРЕХІД-IV

Справжня еліта вміє вчитися на чужому досвіді, у неї завжди є продумана стратегія.

Тарас Возняк, головний редактор культурологічного часопису “Ї”

Інфантильність нового покоління не дає жодних надій.

Юлия Мостовая, заместитель главного редактора еженедельника «Зеркало Недели»

Мы по-прежнему являемся населением, живущим по хуторскому типу.

Андрей Мишин, заведующий отделом региональной безопасности, Национальный институт проблем международной безопасности при СНБОУ

Мы идем от политики выживания к политике жизни

Ігор Осташ, заступник голови Комітету у закордонних справах, віце-президент Парламентської Асмблеї ОБСЄ

Я вірю в майбутнє України, тому що Україна має колосальний людський потенціал, інтелектуальний потенціал.

Станіслав Кульчицький, доктор історичних наук, заступник директора Інституту історії НАН України.

Відзначаючи ювілей Переяславської ради, не треба ховати голову у пісок, а треба йти на діалог

Сергей Крымский, профессор, доктор философских наук

Лучшее образование политиков – светлое будущее всей страны.

Дмитро Степовик, професор, доктор мистецтвознавства, доктор філософських наук, доктор богословських наук

Не можна дотримуватися тактики “не той козак, що переміг, а той, хто викрутився”

Владимир Лутай, доктор философских наук

Хотя мне никто из политиков не нравится, думаю, что худшее для нас уже позади

Василь Лісовий, доктор філософських наук, співробітник Інституту філософії НАНУ, викладач кафедри політології Києво-Могилянської академії

Наша культура, збережена хоч і у фрагментованому вигляді, оцінюється досить високо

Валерій Хмелько, професор, доктор філософських наук, президент Київського міжнародного інституту соціології.

Домінуючою верствою, специфічним “пануючим класом” ми маємо не підприємців, а чиновництво

Олексій Гарань, доктор історичних наук, професор Києво-Могилянської Академії, науковий директор Школи Політичної Аналітики

Ми всі є українцями – це можна сказати і українською, і російською. Але ми все одно залишимся українцями...

Виктор Небоженко, президент Агентства корпоративной поддержки «Трайдент»

Мы не успели создать национальное государство с полноценным комплексом реквизитов и этого шанса у нас уже действительно нет

Владимир Малинкович, политолог

Главные враги Украины – ретрограды и коррупционеры

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Сегодня, по сути, осуществляется российский геополитический проект. Украинского же «проекта «Украина» как не было, так и нет

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

Революции в Украине не будет. Будет эволюция – так требует время

Віталій Кулік, директор Центру досліджень громадянського суспільства

В Гондурасе больше демократии, чем в Украине

Михайло Басараб, керівник Центру прикладної політики “ЗНАК”

Ми будемо незалежною країною по формі, але по суті – навряд

Ігор Бураковський, Інститут економічних досліджень та політичних консультацій

В Україні є попит на ідеї, але дуже мало попиту на реалізацію цих ідей

Віра Нанівська, Директор Міжнародного центру перспективних досліджень

Треба навчитися більше говорити про завтрашній день

Андрей Марусов, руководитель Агентства информационного развития

Лучше пусть будет мучительная независимость, чем полная зависимость

Олександр Сушко, директор Центру миру, конверсії та зовнішньої політики України

На сегодняшний день влияние Украины значительно ниже, чем оно могло бы быть

Валерій Чалий, директор міжнародних програм Українського центру економічних і політичних досліджень ім. О.Разумкова

Якщо люди, які мають важелі впливу – особливо на майбутнє держави – будуть думати, як обійти закон, нічого гарного у такій країні не буде

Валерій Пустовойтенко, народний депутат, лідер Народно-демократичної партії

Моральне відродження суспільства — це найважливіше політичне завдання, і саме воно є найважливішою складовою політичної реформи

Вадим Карасев, политолог, лидер партии «Единый центр»

России и Украине нет иного выбора, кроме как идти в Европу

Кость Бондаренко, директор Института проблем управления имени Горшенина

Сначала «ввязались в драку», а потом уже стали думать, как и чем это должно завершиться

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

page generation time:0,204