В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Камо грядеши, Украина?

     Предметом первого ДИАЛОГА является ответ на вопрос «Камо грядеши, Украина?». И это не случайно, ибо человеку свойственно смотреть не только назад, но и с не меньшим интересом думать о будущем. Пришло время оценить те возможности, которые Украина не использовала и причины того, почему это произошло. Кроме того, 12 лет – это повод подвести черту под достижениями прошедших лет и оценить, насколько прочный фундамент они заложили для нашего будущего.
    
Увы, подавляющее число опрошенных нами людей высказывало свои мысли без малейшей гордости от достижений периода независимости. Общий рефрен интервью близок к знаменитой фразе нашего первого президента Л.Кравчука – «маємо те, що маємо... »
    
Более того, несмотря на празднование 12-летнего юбилея независимости нашей страны вряд ли можно с полной уверенностью говорить, что проект «Украина» состоялся. Однозначного ответа нет. Именно поэтому Украину можно рассматривать как большой, один из самых интересных проектов ХХ века, который сейчас переживает критический период по целому ряду параметров. Именно поэтому можно смело утверждать, что не 12 лет назад, а именно сейчас, в наши дни, судьба проекта «Украина» актуализируется вновь. 
    
Открытыми остаются и вопросы о том, каково будущее у этого проекта. Ведь страна не может существовать и, главное, развиваться имея только атрибуты независимого государства, но не более того. Ведь развивать государство в национальном формате становится все сложнее на фоне процессов глобализации. Не потому ли существующий в обществе запрос на нового лидера означает ничто иное, как ответ на вопрос о будущем нашей страны. 
    
Нам показалось, что очень важно сейчас попытаться организовать постоянно действующий разговор-диалог, своеобразные «публичные чтения» по теме «Камо грядеши, Украина?», по тем ключевым вопросам, которые сейчас подспудно находятся в центре внимания и общественности, и политиков, и экспертов.

Свернуть

Предметом первого ДИАЛОГА является ответ на вопрос «Камо грядеши, Украина?». И это не случайно, ибо человеку свойственно смотреть не только назад, но и с не меньшим интересом думать о будущем.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

На сегодняшний день влияние Украины значительно ниже, чем оно могло бы быть

     Что было достигнуто Украиной за 12 лет на международной арене?
     Для любого государства в период его становления на первом месте стоит задача его дипломатического признания. Украине в свое время, как и другим постсовестким государствам, удалось добиться международного признания. Украине удалось утвердиться в границах, которые она унаследовала от УССР без  особых проблем, особенно если принимать во внимание многочисленные территориальные споры, которые, как правило, сопутствуют появлению новых государств. Украина смогла добиться того, что все споры, которые имели место с ее соседями, не перешли в активную фазу. Здесь стоит упомянуть о территориальных спорах, возникавших в период становления Украины. Следует признать, что по сей день не все границы Украины оформлены должным образом, в частности, на неофициальном уровне постоянно возникают спекуляции относительно границы с Руминией и Россией, тем не менее, официально Украина на сегодняшний день является страной, у которой нет территориальных споров с сопредельными государствами.
     Украина очень быстро сумела сформировать свою дипломатическую службу и добиться полноценного представительства в основных международных структурах, а также достаточно оперативно основать посольства в зарубежных странах. Украине также удалось позитивно решить проблему с ядерным оружием. Найденная формула по ядерному разоружению принесла на сегодняшний день немало имиджевых дивидентов.
     К достижениям украинской внешней политики стоит отнести и решения проблемы раздела имущества бывшего СССР, в первую очередь, раздела Черноморского флота. Я не считаю, что данный вопрос был решен оптимально, тем не менее, при его решении удалось избежать эскалации напряженности с Российской Федерацией.
     Как достижение следует отметить вступление Украины в Совет Европы в середине 90-х годов. Хотя отношения Украины с Советом Европы не были безоблачными. Сначала были проблемы, связанные с выполнением законодательных обязательств перед Советом Европы, затем с нарушением базовых европейских правил и ценностей. Тем не менее, влияние членства Украины в этой организации всегда было очень важным фактором демократизации, проведения реформ на законодательном уровне и обеспечения базовых прав человека.
     Можно отметить успехи в двухсторонних отношениях. Долгое время у нас были достаточно конструктивные отношения с нашими соседями – Польшей, Венгрией, с переменным успехом развивались отношения с Россией и Соединенными Штатами. Я бы отнес к большому успеху внешней политики отношения с НАТО и подписание Хартии об особом партнерстве 1997 года, которая вывела наши отношения на эксклюзивный уровень и дала нам много инструментов для интенсивной интеграции в эту евроатлантическую структуру.
     Вы не могли бы рассказать об эволюции внешнеполитических приоритетов Украины на протяжении 12 лет? И насколько эффективно данные приоритеты воплощались в жизнь?
     Украина не может похвалиться ни наличием стабильных приоритетов, ни их успешной имплементацией. На первом этапе становления государства приоритетом являлось утверждение собственной независимости, признание суверенитета, решение споров с соседними государствами, то есть, речь идет о решении тех первичных задач, которые стоят перед любым молодым государством. Следует отметить, что Украина потратила слишком много времени на то, чтобы решить эти первичные задачи, при том, что в это время страны бывшего соцлагеря занимались уже новыми задачами – вторичными. С 1990 года они уже повели активную политику в отношении европейской и евроатлантической интеграции и на этом пути очень серъезно преуспели, тогда как Украина никак не ставила этот вопрос до середины 90-х годов. В качестве свидетельства можно привести договор о партнерстве и сотрудничестве с ЕС, подписанный в 1994 году, в котором ничего не говорилось о том, что Украина имеет какие-то планы или перспективы вступать в ЕС.
     Во второй половине 90-х, когда первичные задачи Украиной были решены, начались телодвижения по поводу поиска интеграционной формулы в отношениях с Европой. Но „поезд ушел” и на той волне энтузиазма, которая сопровождала падение социалистической системы и открыла дорогу в ЕС и НАТО бывшим соцстранам, нам подняться не удалось, поэтому мы расчитывали на присоединение к странам, которые ушли далеко вперед в этом отношении. Но поставить вопрос об интеграции в ЕС в 1998 году, в  НАТО – в 2002 году – колоссальная потеря времени.
      В официальных документах написано, что приоритетом внешней политики есть реализация национальных интересов Украины. Но это очень банальная и общая фраза, и нет никаких критериев, которые бы дали нам ответ на вопрос, насколько эффективно мы действуем в сфере внешней политики. Конкретные же задачи во многом не ставились. Те же задачи, которые определялись, например, Основными направлениями внешней политики, принятыми в 1993 году, были сформулированы очень обще, и поэтому трудно сказать, насколько успешно они выполнены.  Об их успешности или неуспешности можно судить, исходя из общего характера внутреннего состояния Украины. Ведь именно внутренее положение дел, которое сейчас наличествует в Украине, определяет наше положение в международном пространстве. И если наше экономическое положении в начале 90-х проходило под знаком утраты 60% экономики по сравнению с 1990 годом, то это, безусловно, отразилось на нашем международном положении и реализации всей суммы наших национальных интересов. С преодолением внутреннего экономического кризиса мы вошли в период политического. В конце 90-х годов у нас начался кризис демократического процесса и откат от демократических стандартов. И теперь главной нашей проблемой является состояние политических институтов, реализация фундаментальных прав и свобод. То есть появился второй тормоз, не позволяющий нам реализовать национальные интересы. Несмотря на то, что экономика в последнее время развивается, существенных успехов на международной арене пока нет.
     Известно, что Украина наработала определенный опыт в отношениях с государствами и международными организациями. Что можно сказать об опыте Украины в отношениях с новыми субъектами международной политики, такими как ТНК и неправительственными международными организациями?
     Здесь нужно отметить, что степень интеграции Украины в мировую систему в ее социальном, экономическом и политическом измерении является достаточно низкой. Глобализация в Украине чувствуется значительно меньше по сравнению не только с развитыми странами, но и с менее развитыми, такими, например, как Словакия или Румыния. В этом есть и ряд преимуществ, связанных с тем, что глобальные экономические кризисы в меньшей степени отражаются на состоянии экономики Украины. В то же время те точки роста, которые существуют в глобализированном мире в значительно меньшей степени выражены в Украине.  Уровень распространения в Украине постиндустриальных технологий, который у нас ниже, чем, скажем, в Индии и Китае, говорит о степени проникновения Украины в мир. А ситуация с ТНК – частный случай данной тенденции. И реалии таковы, что у нас достаточно низкий уровень присутствия ведущих транснациональных корпораций. Особенно если мы будем говорить о банковском, промышленном секторах, о постиндустриальном производстве, туристической инфрастуктуре. У нас очень мало дочерних предприятий, которые бы выпускали продукцию мировых брэндов. Присутствие в Киеве и других крупных городах «Макдональдса» никого не должно обмануть.   Определенным исключением является ситуация присутствия российского бизнеса в Украине. Но я бы не назвал эту ситуацию классическим примером транснационализации, поскольку российские кампании, те же нефтегазовые монополии, как правило, не являются ТНК в классическом смысле этого слова, за, пожалуй, единственным исключением «Лукойла», который можно считать ТНК.
     Кроме МИДа, Администрации Президента, Кабинета Министров, за время существования независимого государства были ли иные субъекты внутри государства, которые влияли на внешнюю политику страны?
     Мы регулярно проводим экспертные опросы, в рамках которых задаем вопросы о том, какие государственные органы, либо какие группы элит в Украине оказывают наибольшее влияние на формирование внешнеполитического курса Украины. Следует признать, что у нас формальная влиятельность, выписанная в законах и Конституции, не соответствует фактической влиятельности тех или иных органов. Например, эксперты на протяжении всего периода проведения опросов отвечают, что самым влиятельным органом на внешнюю политику государства является Администрация Президента. Это при том, что ни в одном законе не зафиксировано право этого органа влиять на внешнюю политику Украины. Известно, что на внешнеполитические решения президента эта структура оказывает значительное влияние. И очень многие решения принимаются без участия  Министерства иностранных дел, несмотря на то, что  это влиятельтная правительственная структура. Классическим примером этого в 2003 году было решение о создании Единого экономического пространства. Данное решение было принято в Москве и до момента его принятия никем не обсуждалось в МИДе на уровне соответствующих департаментов.
     Но это проблема политической системы в целом, поскольку та же Администрация Президента оказывает решающее влияние на внутреннюю политику страны, чего тоже нет ни в одном законе. И здесь можно сделать вывод, что украинская политическая система ориентирована на неформальные процедуры.
     Также известно, что у нас существуют влиятельные политэкономические группы, котрые еще часто называют олигархическими. Естественно, что окружение президента имеет большое влияние на принятие отдельных внешнеполитических решений, опять же не на стратегию внешней политики, которая как таковая слабо прослеживается, а на какие-то конкретные решения, которые являются значимыми для тех или иных лоббистских групп.
     Вы не могли бы обозначить проблемные зоны отношения Украины с внешним миром?

И как их разрешить?
     Внешний мир – это понятие с широкими рамками, поэтому как рамки проблемных моментов, так и рекомендации по их решению являются тоже очень широкими.  Главный вопрос состоит в том, как Украина осознает свое место в этом мире. Исходя из этого и нужно строить внешние отношения. И здесь проблема в том, что четкой разделительной линии между внешними и внутренними отношениями сейчас не существует, и любые внутриполитические отношения обязательно проектируются на международное положение. Поэтому на первое место я ставлю реализацию внутренней стратегии развития, которая имеет целью создание некой модели общественных и экономических отношений. И наше положение во внешнем мире будет во многом зависеть, по какому сценарию будет проходить внутреннее развитие. В данном случае взаимосвязь проста: если Украина развивается по европейской модели, то есть, по пути становления тех базовых институтов и ценностей, которые являются присущими европейской модели, то почти автоматически без особых внешних усилий мы будем интегрироваться в европейские структуры. И дипломатия никак не сможет подменить этот процесс. Если же будет доминировать другое видение нашего будущего, скажем, в соответствии с авторитарной или олигархической моделью, которые будут препятствовать становлению демократической и рыночной модели Украины, то страна в этом случае будет более изолированной и ориентированной на тех партнеров, которые соответствуют тому устройству, которое будет развиваться в Украине.
     Хотя есть и более частные инструменты интеграции Украины в мир. Например, более открытая экономика. Украина в этом отношениии является достаточно закрытым рынком. И  частная задача на ближайшее будущее – это вступление в ВТО. Но нужно иметь в виду, что в Украине есть влиятельные группы, которые не заинтересованы во вступлении в ВТО, так как они привыкли работать в системе преференций и льгот, которые в случае вступления Украины в эту организацию придется отменять. И в данном случае, они руководствуются частными интересами, а для страны это стратегический интерес, связанный с утверждением Украины как части мировой экономики.
     Мировая политика в последнее время перетерпевает значительные изменения. В данном контексте перед государствами на мировой арене параллельно с возникновением новых угроз появляется ряд каких-то новых возможностей. На Ваш взгляд, может Украина извлечь выгоду из этой ситуации. И каким образом она может это сделать?
     Простой и циничный ответ на этот вопрос состоит в том, что нужно правильно выбирать себе друзей. Но правильное позиционирование - всегда сложный вопрос, особенно если пытаться это делать, руководствуясь одновременно и правом, и целесообразностью. Как правило, возникают дилеммы и часто приходится выбирать и балансировать между теми или иными интересами и теми или иными трактовками международного права. Поэтому данная ситуация требует большого мастерства и холодного расчета. На сегодня единых правил ведения мировой политике не существует, а поэтому трудно проводить разделительную линию между хорошей и плохой политикой. Сейчас в интересах Украины иметь хороших и надежных союзников среди тех государств, которые являются сильными и влиятельными. И чем больше таких государств будут считать Украину своим союзником, тем лучше будет международное положение Украины. В данном случае показателен пример Польши, которая, не прилагая особых усилий, стала одной из стран-победительниц в иракской войне, фактически наряду с США и Британией. Бонус, который был ей предоставлен, явно преувеличивает ее вклад в победу над Хусейном, но тем самым обозначает готовность Соединенных Штатов отблагодарить те страны, которые открыто поддерживают их политику. Украина в данной ситуации тоже получила определенные дивиденды в виде участия в стабилизационных силах, что является достаточно престижным моментом. И Украине, для которой важно иметь хорошие отношения с США, стоит воспользоваться этим шансом. Если Украина ставит целью интегрироваться в НАТО, то участие в стабилизационных силах - хороший аргумент для вступления в эту структуру. Но проблема в том, что в Украине нет консенсуса ни по поводу участия в стабилизационных силах, ни по поводу вступления в НАТО, а также ряда других стратегически важных моментов, поэтому нам трудно определять свои тактические шаги.
     В меняющемся мире перед Украиной стоит очень сложная задача, так как ей нужно соотносить динамику развития мира с динамикой внутреннего развития и исходя из этого определять свои цели во внешней политике. Украина не может быть влиятельной мировой державой, но могла бы занять достойное место в числе влиятельных региональных держав. А на сегодняшний день влияние Украины значительно ниже, чем оно могло бы быть, учитывая какие-то объективные характеристики.

 

Беседовал Александр Герасимов

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Испытание рутиной

Эйфория от институциональных прорывов в интеграционных процессах России, Белоруссии и Казахстана развеялась. Пришло время тщательной притирки друг к другу наших непохожих хозяйственных комплексов

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Николай Рыжков, доцент кафедры международных коммуникаций и связей с общественностью

Политика должна быть последовательной в любом случае

Игорь Коваль, д-р политических наук, заведующий кафедры международных отношений Одесского государственного университета

Проще говорить о том, что не удалось сделать за двенадцать лет

Ернст Заграва, історик

Україна мусить позбавитися “смішного” націоналізму, а не націоналізму взагалі

Александр Рар, Ведущий эксперт Германского совета по внешней политике

Можно сказать, что Украине сейчас очень трудно определиться: она делает то, что может делать

Василь Куйбіда, проректор МАУП

Нашому поколінню випав надзвичайний шанс – зробити те, що не зробили покоління наших предків – створити свою державу.

Євген Бистрицький, виконавчий директор Міжнародного фонду „Відродження”

Дії майбутнього Президента повинні були початися ще вчора

Владимир Спиваковский, Президент всенародного конкурса «Бренд года», руководитель лицея «Гранд»

Надо становится частью глобальной экономики, чтобы не остаться «матрешечной страной»

Лариса Брюховецька, провідний відчизняний кінокритик, засновниця і головний редактор журналу “Кіно-Театр”, ст. викладач кафедри культурології

Українське кіно більш життєздатне, ніж багатьом здавалося

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

Людям надо платить в первую очередь, а не по остаточному принципу

Николай Пааль, исполнительный директор украинской ассоциации бизнес-инкубаторов и инновационных центров – об итогах украинской независимости

Нашей державе гордиться пока нечем

Вячеслав Кредисов, председатель правления всеукраинского объединения предпринимателей «Новая формация», заслуженный экономист Украины

Украина, изобретающая велосипед, неминуемо станет восточноевропейским Парагваем

Александр Дергачев, Главный редактор журнала «Політична думка»

12 лет в Украине происходил сложный и болезненный процесс самосознания во всех аспектах

Ігор Каганець, головний редактор альманаху нової еліти ПЕРЕХІД-IV

Справжня еліта вміє вчитися на чужому досвіді, у неї завжди є продумана стратегія.

Тарас Возняк, головний редактор культурологічного часопису “Ї”

Інфантильність нового покоління не дає жодних надій.

Юлия Мостовая, заместитель главного редактора еженедельника «Зеркало Недели»

Мы по-прежнему являемся населением, живущим по хуторскому типу.

Андрей Мишин, заведующий отделом региональной безопасности, Национальный институт проблем международной безопасности при СНБОУ

Мы идем от политики выживания к политике жизни

Ігор Осташ, заступник голови Комітету у закордонних справах, віце-президент Парламентської Асмблеї ОБСЄ

Я вірю в майбутнє України, тому що Україна має колосальний людський потенціал, інтелектуальний потенціал.

Станіслав Кульчицький, доктор історичних наук, заступник директора Інституту історії НАН України.

Відзначаючи ювілей Переяславської ради, не треба ховати голову у пісок, а треба йти на діалог

Сергей Крымский, профессор, доктор философских наук

Лучшее образование политиков – светлое будущее всей страны.

Дмитро Степовик, професор, доктор мистецтвознавства, доктор філософських наук, доктор богословських наук

Не можна дотримуватися тактики “не той козак, що переміг, а той, хто викрутився”

Владимир Лутай, доктор философских наук

Хотя мне никто из политиков не нравится, думаю, что худшее для нас уже позади

Василь Лісовий, доктор філософських наук, співробітник Інституту філософії НАНУ, викладач кафедри політології Києво-Могилянської академії

Наша культура, збережена хоч і у фрагментованому вигляді, оцінюється досить високо

Валерій Хмелько, професор, доктор філософських наук, президент Київського міжнародного інституту соціології.

Домінуючою верствою, специфічним “пануючим класом” ми маємо не підприємців, а чиновництво

Олексій Гарань, доктор історичних наук, професор Києво-Могилянської Академії, науковий директор Школи Політичної Аналітики

Ми всі є українцями – це можна сказати і українською, і російською. Але ми все одно залишимся українцями...

Виктор Небоженко, президент Агентства корпоративной поддержки «Трайдент»

Мы не успели создать национальное государство с полноценным комплексом реквизитов и этого шанса у нас уже действительно нет

Владимир Малинкович, политолог

Главные враги Украины – ретрограды и коррупционеры

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Сегодня, по сути, осуществляется российский геополитический проект. Украинского же «проекта «Украина» как не было, так и нет

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

Революции в Украине не будет. Будет эволюция – так требует время

Віталій Кулік, директор Центру досліджень громадянського суспільства

В Гондурасе больше демократии, чем в Украине

Михайло Басараб, керівник Центру прикладної політики “ЗНАК”

Ми будемо незалежною країною по формі, але по суті – навряд

Ігор Бураковський, Інститут економічних досліджень та політичних консультацій

В Україні є попит на ідеї, але дуже мало попиту на реалізацію цих ідей

Віра Нанівська, Директор Міжнародного центру перспективних досліджень

Треба навчитися більше говорити про завтрашній день

Андрей Марусов, руководитель Агентства информационного развития

Лучше пусть будет мучительная независимость, чем полная зависимость

Сергей Толстов, Директор Института политического анализа и международных исследований

Когда «враг не стоит у ворот», Украина должна определиться с моделью социально-экономического развития

Валерій Чалий, директор міжнародних програм Українського центру економічних і політичних досліджень ім. О.Разумкова

Якщо люди, які мають важелі впливу – особливо на майбутнє держави – будуть думати, як обійти закон, нічого гарного у такій країні не буде

Валерій Пустовойтенко, народний депутат, лідер Народно-демократичної партії

Моральне відродження суспільства — це найважливіше політичне завдання, і саме воно є найважливішою складовою політичної реформи

Вадим Карасев, политолог, лидер партии «Единый центр»

России и Украине нет иного выбора, кроме как идти в Европу

Кость Бондаренко, директор Института проблем управления имени Горшенина

Сначала «ввязались в драку», а потом уже стали думать, как и чем это должно завершиться

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

page generation time:0,317