В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Состояние медицины и политики – лучшие тесты на зрелость общества. Последние события показали, что политики в Украине не прекращают свои междоусобицы даже перед угрозой пандемии, а население, наконец, осознало, что когда на здравоохранении начинают делать политику, то это свидетельствует о том, что в стране нет не только политики, но и здравоохранения…

Но что же тогда мы называем отечественной медициной и украинским здравоохранением? Кто заинтересован в здоровье нации и в активном долголетии граждан нашей страны?

Печально, но факт: реформы здравоохранения в Украине в ближайшее время ждать не приходится – ее лишь «по касательной» затрагивают в предвыборных программах кандидаты в президенты, а против дополнительного финансирования медицинской отрасли дружно голосуют депутаты крупнейших фракций. Что на самом деле происходит в украинской медицине? Почему сегодня, как никогда актуален девиз – спасайся, кто как может?!

В 2001 году расходы бюджета на медицину составляли 5,4 млрд. грн., в 2008-м – уже 32,1 млрд. В это же время пациентов, то есть населения Украины, стало меньше на несколько миллионов. Даже с учетом инфляции качество нашей медицины за это время должно было существенно улучшиться. Однако украинские налогоплательщики все еще не могут воспользоваться доступной и качественной медицинской помощью.

Казалось бы, чем выше у государства расходы на охрану здоровья, тем выше должны быть социальные стандарты, ниже смертность, меньше заболеваемость населения… В Украине же все перевернулось с ног на голову. Реформирование медицины Украины, требует больших затрат. Однако даже если предположить, что деньги найдутся, вряд ли нынешняя политическая элита направит их на реформы. Тревожные, далеко идущие последствия такого положения дел для здоровья народа – очевидны, а о причинах сложившейся ситуации до хрипоты спорят и политики, и чиновники от медицины. Безрезультатно…

Здоровье людей уже давно превратилось в «ходовой товар», и чем больше больных, тем выгоднее… кому?

Что же все-таки нужно менять в государстве, чтобы истинные ценности начали цениться, а сиюминутные интересы политиков не доминировали над стратегическими потребностями страны в здоровье населяющих ее людей?

Как застраховаться от вызовов судьбы, когда система медицинского страхования в стране все еще обсуждается на концептуальном уровне?

Тема качества медицинского обслуживания близка каждому, кто хоть изредка обращается за помощью к врачам. Сегодня правильно поставить диагноз и назначить эффективное лечение можно далеко не в каждом медицинском учреждении. Хороший врач становится не данностью, а все большей редкостью. Техническая оснащенность больниц и клиник не поспевает за диктуемыми временем нуждами пациентов. Уровень образования, некогда составлявший гордость отечественной медицины катастрофически падает. В то же время, отечественная «элита» предпочитает финансировать развитие здравоохранения за рубежом, оплачивая и переплачивая за услуги совершенно иного качества.

Как долго может продолжаться эта нездоровая ситуация? Кто виноват, и что делать? Вправе ли общество сегодня заявить: «врачу, исцелися сам»? Где они, наиболее слабые места существующей ныне системы здравоохранения в Украине, с которых нужно начинать давно назревшую реформу?

Вопросов к украинской системе здравоохранения сегодня очень много, а в достойных ответах на них заинтересовано подавляющее большинство наших соотечественников. Ведь быть здоровым и богатым гораздо лучше, чем бедным и больным.

Мы приглашаем всех наших авторов, экспертов и читателей присоединиться к нашему диалогу, которым мы завершаем такой непростой для Украины 2009 год.

Свернуть

Состояние медицины и политики – лучшие тесты на зрелость общества. Последние события показали, что политики в Украине не прекращают свои междоусобицы даже перед угрозой пандемии, а население, наконец, осознало, что когда на здравоохранении начинают делать политику, то это свидетельствует о том, что в стране нет не только политики, но и здравоохранения…

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Главная проблема государственной политики в здравоохранении – это ее отсутствие

15 дек 2009 года
Главная проблема государственной политики в здравоохранении – это ее отсутствие: Главная проблема государственной политики в здравоохранении – это ее отсутствие

Виктор Сердюк, президент Всеукраинского Совета защиты прав и безопасности пациентов

Название вашей организации для Украины звучит непривычно, и, подозреваю, вызывает у главврачей нервную чесотку… Чем вам приходится заниматься на практике?


В деятельности нашей организации можно выделить три направления.

Первое – правозащита пациентов. Это весь комплекс юридического сопровождения – написание жалоб, и так далее. Но если человек пострадал от медицинского вреда, но остался жив всегда возникает другой вопрос: Что делать и куда бежать, где мне помогут? Т.е. часто пациенту нужно решить медицинские проблемы – доступ к лечению, достоверные анализы и так далее, которые являются медико-правовой проблемой. Все в комплексе это является правозащитой, то есть это шире, чем просто юридическая защита.

Второе направление – это безопасность медицины.

И третье – это права человека в конце жизни: когда человека лечат, и может даже правильно лечат, но приходит момент, который на западе называют «ограниченный прогноз жизни» т.е. финальная стадия неизлечимого заболевания, когда лечение предоставляет дополнительные страдания и часто бывает токсическое, и если лечить, то помрешь через месяц, а если не лечить, то протянешь месяца два. Какая помощь нужна человеку в эти последние дни земной жизни? Если остановилось сердце – запускать его или нет? Остановилось дыхание – подключать к аппарату или нет?

Таким образом, мы имеем три составляющие необходимые для достойного завершения земной жизни – медицинскую, социальную и духовную.

Насколько эта проблема остра? Скажем, по сравнению с соседними странами?

Для примера, в Польше есть около 300 учреждений, где оказывают паллиативную помощь, в Украине – 20. Даже потребность безнадежно больных в обезболивании у нас удовлетворяется только на 10%. То есть 90% нуждающихся просто на стенку лезут от боли, завершая свою жизнь в страшных муках. Из них 40% совершают попытки самоубийства по причине невыносимых мучений. Люди просто хотят избавиться от тела. Сколько таких случаев в Киеве – бабушка, больная раком, напускает в квартиру газ и зажигает спичку.

Сколько таких одиноких онкобольных, к которым никто не приходит, сколько случаев взрывов и тому подобного. Причем такие больные не симулируют самоубийство, а уходят из жизни решительно. Как помочь таким людям?

Если говорить о безопасности медицины, то в Украине фиксируется каждый год около 3000 случаев внутрибольничного инфицирования больных. В Германии – сотни тысяч. Почему такое расхождение, немцы что, руки не моют, или как? Выходит, что у нас все чисто, все хорошо, все стерильно… Вот только почему человек, который попал в больницу с аппендицитом, лежит после него не четыре дня, а десять и больше? Да потому, что его инфицировали в больнице и приходится колоть антибиотики…

А достоверность анализов, на основании каких критериев назначат лечение наш «доктор Хаус» – как минимум 30% из них недостоверные, а еще половина либо ненужные, либо не используемые.

Оказавшись в больнице, пациент быстро убеждается, что практически за все нужно платить. Фактически бесплатная медицина осталась в прошлом. Как изменились отношения врачей и пациентов? Ясно, что это не отношения «товарищей» или рабов и господ, но как их охарактеризовать?

В основном это патерналистское отношение со стороны врачей. К сожалению, это не отношения специалист-клиент. К врачу не относятся как к адвокату. Адвокаты тоже долго учатся и готовят себя к разным клиентам, но при этом не обижаются, если им клиент не доверяет, увольняет, грубит или даже запустит чем-нибудь… Бывает по-разному. А вот врачи ведут себя совершенно иначе, считают себя выше пациента. Если врач идет со шприцом в руке, нацелившись на часть твоего тела, а ты говоришь ему, что у тебя на это аллергия, тебе это колоть нельзя, а он говорит, мол, пошли все вон, я тебе это все равно уколю, потому что я лучше знаю, то как расценивать его поведение? Я считаю, что это не лечение, а нападение.

Конечно, это уже прогресс, потому что еще сто лет назад врачи вообще говорили между собой по-латыни. Вроде как пытаются видеть в нас партнеров. С другой стороны, недавно один видный хирург жаловался мне, что теперь пациенты задают много «ненужных вопросов». Пациенты, видите ли, начинают чувствовать себя людьми – и это самое проблемное место отечественной медицины. Она никак не может смириться с этим.

Это самый главный момент – на самом деле у нас люди добрые, отзывчивые и хорошие. С ними говорить надо. Когда с ними заговоришь, то они себе и таблеточки нужные с удовольствием купят, и на внимание ответят… С нами говорить надо и потому что 30 миллиардов гривен идет на медицину из бюджета, из государственного кармана, а еще столько же мы сами платим. А это нужно делать элегантно, красиво… Нужно действительно поставить дело так, чтобы люди сами захотели расстаться с деньгами, полностью осознано и добровольно.

Как решать эту проблему на государственном уровне?

Да очень просто – ввести систему ответственности за невыполнение. Как? Все знают, что есть правила дорожного движения. Но до того момента, пока не ввели ответственность за их нарушение, их часто нарушали. А сейчас, когда систему наказаний за их нарушение ужесточили, то есть и результат – погибших в ДТП стало на треть меньше. В результате солидная прибавка к бюджету в виде штрафов, меньше бьются машины, меньше травм у людей. Как только будет введена система ответственности за плохую работу медиков – ситуация изменится радикально. Почему бы не назначить министром здравоохранения Луценко? Мы уже согласились с тем, что министром обороны совсем не обязательно должен быть военный. Так что, министром здравоохранения обязательно должен быть врач? Ерунда. Им может быть экономист, юрист, философ. Ведь судит же судья преступников, хотя он и не является специалистом по их психологии. И это нормально, это подсказывает нам здравый смысл.

С чего начать? Как минимум, нужно понять то, как мы выполняем те 20 тысяч нормативных актов, касающихся медицины. То есть прописать «правила дорожного движения», понять, как наша система работает на практике, какие «народные тропы» проложили люди в медицине, какие традиции, как у нас принято. И потому уже вводить наказание «за хождение по газонам». Конечно, сам Минздрав всего этого сделать не может, тут нужные усилия извне. Как сделали в Польше? На три года создали «временный Минздрав», назначили министра по реформированию. Это один из вариантов.

Для нас одним из нормальных вариантов, как я думаю, это объединить Минздрав и Минсоцполитики. А почему бы и нет? Таким образом, в одном из ведомств перестанут воровать, потому что оно исчезнет. Есть масса подходов, тонких, грубых, бюрократических, главное – задаться целью, чтобы народ был доволен. Это еще Юлий Цезарь говорил, что первейшая задача государства это здоровье граждан. Это непростая задача – на попутке реформирования здравоохранения «погорело» несколько президентов Рейган, Клинтон и другие. Барак Обама тоже взялся, и пока вроде бы дела идут.

Это вовсе не означает, что на реформирование нужны миллиарды. Количество денег и удовлетворенность населения, это разные вещи. Когда на борьбу с гриппом кидают миллиард, то тут сразу возникает множество вопросов. Возможно, от гриппа действительно может умереть несколько человек. Вероятность этого небольшая – 0,001% от заболевших. Но при этом мы точно знаем, что тысячи людей, которые нуждаются в операции по шунтированию сосудов сердца, а им ее не сделают, потому что денег на это не дали, умрут. Умрут дети, на лечение которых за границей нет денег. Двадцать тысяч человек умрет, потому что не хватает аппаратов «искусственная почка». Ну вот нет денег у государства на них! А на грипп есть. Тогда возникает вопросы– так есть деньги у государства, или их нет? И по какому принципу они распределяются? Миллиард, брошенный на грипп, это спасение или смертный приговор для множества людей? Деньги на профилактику соплей у одних означает верную смерть для других. Вопрос, что делать гражданину, умирающему от почечной недостаточности? Может, ему подать в суд на свое государство?

Главная проблема государственной политики в здравоохранении – это ее отсутствие. До сих пор ситуация как-то держалась на тайных договоренностях. Сейчас она начинает трещать. Медицинские работники тоже люди, набрались кредитов, напокупали машин, привыкли к определенному уровню жизни, а народ уже не может им и дальше давать в тех же количествах. Или скажем так: раньше давал молча, а сейчас дает, но начинает требовать и система «здравозахоронения» начинает рассыпаться.


Беседу вел Андрей Маклаков

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

«Капли росы» (сосуд пятый) (о со-бытиях и пере-живаниях)

Российский Кремль определил путь, который считает спасительным для России. Частью успеха на этом пути становится и победа «в» и «над» Украиной. Еще одной частью — подрыв и дискредитация евроинтеграционного проекта. Европа не будет воевать за Украину. Хотя бы потому, что война с Россией немыслима и недопустима для всех без исключения стран ЕС, а события в Украине, качество и компетенция украинской политической и бизнес-элиты, необустроенность общества скорее отталкивают, чем привлекают европейцев. Еще недавно украинские майданы воспринимались в ЕС как свежее дыхание и «молодая кровь» европейского проекта. Но как и 10 лет назад, сумбурность и многослойность революционного процесса, хроническая интеллектуальная незрелость и банальная жадность политических лидеров Украины приносят лишь разочарования. И если культурные границы Европы, как было и двести лет назад, меряются Уральским хребтом, геополитические границы после «волны расширения», снова откатываются к границам традиционной Центральной Европы. Той, которая без Украины.

Украины, которую мы знаем с 1991 года, уже не будет. Но Украина может быть. Другая. Если ее не только рассматривать на карте и защищать границу ценой тысяч жизней и гуманитарных катастроф, а если ее помыслить и представить как пока еще разорванное со-общество живых, разных, но готовых жить вместе людей. Вопрос – как?

Читать далее

 

Мнения других экспертов

,

Турботи безтурботної старості

Олег Мусій, президент Всеукраїнського Лікарського Товариства (ВУЛТ)

Наших можновладців медицина не цікавить

Олег Андреев, врач общей практики, Черниговская обл., член Ассоциации семейных врачей Киева и Киевской области.

Медицинская реформа в Украине: мнение практикующего врача

Посипайко Євген Богданович, лікар вищої категорії, член асоціації сімейних лікарів м. Києва та Київської області

Інститут сімейного лікаря – це інститут відповідальності за здоров'я нації

Прокопченко Іван Олексійович, кандидат економічних наук, партнер іноземної страхової компанії в Україні

Обмінюю історію хвороби на поліс

Емельянов Валерий Иванович, кандидат медицинских наук, врач высшей категории, директор столичной сети аптек

О сапожниках без сапог

Любомир Пиріг, зав. кафедри нефрології Нац. Медичної Академії післядипломної осв., почесний президент Всеукраїнського лікарського тов-ва, президент світової Федерації укр. лікарських тов-в

Коли нема політичної волі – нема і зрушень на краще

Валентин Жалко-Титаренко, д.м.н., старший научный сотрудник государственного Института эпидемиологии и инфекционных болезней им. Громашевского АМНУ

Эпидемии нельзя победить демократическими методами

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,209