В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Состояние медицины и политики – лучшие тесты на зрелость общества. Последние события показали, что политики в Украине не прекращают свои междоусобицы даже перед угрозой пандемии, а население, наконец, осознало, что когда на здравоохранении начинают делать политику, то это свидетельствует о том, что в стране нет не только политики, но и здравоохранения…

Но что же тогда мы называем отечественной медициной и украинским здравоохранением? Кто заинтересован в здоровье нации и в активном долголетии граждан нашей страны?

Печально, но факт: реформы здравоохранения в Украине в ближайшее время ждать не приходится – ее лишь «по касательной» затрагивают в предвыборных программах кандидаты в президенты, а против дополнительного финансирования медицинской отрасли дружно голосуют депутаты крупнейших фракций. Что на самом деле происходит в украинской медицине? Почему сегодня, как никогда актуален девиз – спасайся, кто как может?!

В 2001 году расходы бюджета на медицину составляли 5,4 млрд. грн., в 2008-м – уже 32,1 млрд. В это же время пациентов, то есть населения Украины, стало меньше на несколько миллионов. Даже с учетом инфляции качество нашей медицины за это время должно было существенно улучшиться. Однако украинские налогоплательщики все еще не могут воспользоваться доступной и качественной медицинской помощью.

Казалось бы, чем выше у государства расходы на охрану здоровья, тем выше должны быть социальные стандарты, ниже смертность, меньше заболеваемость населения… В Украине же все перевернулось с ног на голову. Реформирование медицины Украины, требует больших затрат. Однако даже если предположить, что деньги найдутся, вряд ли нынешняя политическая элита направит их на реформы. Тревожные, далеко идущие последствия такого положения дел для здоровья народа – очевидны, а о причинах сложившейся ситуации до хрипоты спорят и политики, и чиновники от медицины. Безрезультатно…

Здоровье людей уже давно превратилось в «ходовой товар», и чем больше больных, тем выгоднее… кому?

Что же все-таки нужно менять в государстве, чтобы истинные ценности начали цениться, а сиюминутные интересы политиков не доминировали над стратегическими потребностями страны в здоровье населяющих ее людей?

Как застраховаться от вызовов судьбы, когда система медицинского страхования в стране все еще обсуждается на концептуальном уровне?

Тема качества медицинского обслуживания близка каждому, кто хоть изредка обращается за помощью к врачам. Сегодня правильно поставить диагноз и назначить эффективное лечение можно далеко не в каждом медицинском учреждении. Хороший врач становится не данностью, а все большей редкостью. Техническая оснащенность больниц и клиник не поспевает за диктуемыми временем нуждами пациентов. Уровень образования, некогда составлявший гордость отечественной медицины катастрофически падает. В то же время, отечественная «элита» предпочитает финансировать развитие здравоохранения за рубежом, оплачивая и переплачивая за услуги совершенно иного качества.

Как долго может продолжаться эта нездоровая ситуация? Кто виноват, и что делать? Вправе ли общество сегодня заявить: «врачу, исцелися сам»? Где они, наиболее слабые места существующей ныне системы здравоохранения в Украине, с которых нужно начинать давно назревшую реформу?

Вопросов к украинской системе здравоохранения сегодня очень много, а в достойных ответах на них заинтересовано подавляющее большинство наших соотечественников. Ведь быть здоровым и богатым гораздо лучше, чем бедным и больным.

Мы приглашаем всех наших авторов, экспертов и читателей присоединиться к нашему диалогу, которым мы завершаем такой непростой для Украины 2009 год.

Свернуть

Состояние медицины и политики – лучшие тесты на зрелость общества. Последние события показали, что политики в Украине не прекращают свои междоусобицы даже перед угрозой пандемии, а население, наконец, осознало, что когда на здравоохранении начинают делать политику, то это свидетельствует о том, что в стране нет не только политики, но и здравоохранения…

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Эпидемии нельзя победить демократическими методами

15 дек 2009 года
Эпидемии нельзя победить демократическими методами: Эпидемии нельзя победить демократическими методами

Валентин Жалко-Титаренко, д.м.н., старший научный сотрудник государственного Института эпидемиологии и инфекционных болезней им. Громашевского АМНУ

Валентин Порфирьевич, как бы вы охарактеризовали состояние отечественного здравоохранения? Я не говорю о состоянии здоровья наших соотечественников – это дело слишком сложное, особенно учитывая то, как протекает эпидемия гриппа в стране…

Те, кто имеет больше средств, имеют и больше возможностей. А кто живет на несчастную пенсию в полторы тысячи гривен или меньше, то их хватает только на то, чтобы оплатить коммунальные услуги. То есть большинство населения вообще ничего не имеет. Таково же и состояние врачебной помощи в целом.

Если говорить о состоянии здоровья людей, то это очень сложная категория, и нет единого научного критерия, который позволил бы его оценить для всего населения в целом. Тем более что медицина, строго говоря, занимается не здоровьем, а лечением болезней.

Но это не потому, что наука до этого «не доросла». Аналогично обстоит дело в физике – оценить уровень организации физической системы очень сложно. А вот оценить уровень дезорганизации – это можно, для этого существует такое понятие как энтропия.

Система здравоохранения у нас не ликвидирована, хотя все эти годы ею правили временщики, использующие должности для собственного обогащения. У нас просто никто системно не занимался здравоохранением, потому что для этого нужна сильная (то есть преданная делу) власть, нужна концепция медицинского обеспечения, нужна правовая держава.

Да, мы перешли от социалистической государственности, где была четко поставлена элементарная медицинская помощь, к смешанной бесплатно-платной медицине. Но все это делалось не с целью что-то создать, а с целью собственного обогащения, при попустительстве почти всех прошлых правительств.

Это коснулось всего и медицины в особенности.

Это не значит, что у отечественной медицины нет своих достижений. У нас есть прекрасные специалисты. Но как система, здравоохранение у нас хаотично. Разве отстают от мирового уровня специалисты хирургических институтов им. Шалимова, Амосова и другие прекрасные клиники Украины? Отсутствие системности, к сожалению, наша национальная черта. Украина является нацией, которая никогда никого не завоевывала, поэтому чувства необходимости порядка у нас нет.

В СССР такой порядок был. Я вспоминаю, как через несколько лет после войны, когда я проходил курс кожных и венерических болезней, студентам не могли показать случай свежего сифилиса. Несмотря на эпидемию сифилиса, после войны, к началу 1950-х годов он был практически искоренен. После войны была мощная вспышка сыпного тифа, но и она была ликвидирована в считанные месяцы. Кто сейчас помнит, что Киев в те годы был очагом малярии? Но и малярия была уничтожена, сначала в Киеве, а затем и по всей Украине. Оспа была ликвидирована на территории СССР еще раньше - в 1937 году.

Чем же объяснить рост туберкулеза и сифилиса сейчас, когда в советское время мы о них почти забыли? Почему мы все, обращаясь в поликлинику, должны сдавать пробу Вассермана?

Потому что тогда борьба с этими болезнями велась силами всего государства, в том числе и милицией. Кожно-венерический стационар, где лечили сифилитиков, был, по сути, медицинской тюрьмой. Он охранялся милицией, и оттуда никто не мог выйти. Туда людей посылали на принудительное лечение. Каждый случай заболевания гонореей и сифилисом был подследственным делом. Милиция интересовалась, кто кого заразил, с кем кто контактировал, преследовала «контакты», брала этих людей и отправляла на принудительное лечение. С эпидемиями никто и никогда демократическими методами совладать не мог. Здесь нужны только принудительные меры, поскольку любая заразная болезнь имеет скрытые стадии и скрытые формы, когда больной ощущает себя здоровым, но уже заражает других. Права заражать не дано никому. И если человек противится вакцинации или другим профилактическим мерам, государство должно принуждать.

Сейчас в мире насчитывается около 60 миллионов больных СПИДом. Вы меня извините, но тот ужасный и насквозь тоталитарный режим Сталина при уровнях заболеваемости в тысячи раз меньших, уже бы просто расстрелял тех, кто управляет здравоохранением. Дело не только в организационных возможностях. Особенность нашей научной эпидемиологической школы в том, что она (в отличие от западной) основной упор сосредотачивала на так называемых «механизмах передачи возбудителей», потому что это то самое звено, взявшись за которое, можно победить практически любую эпидемию. А сейчас у нас идет прямая пропаганда сексуальной распущенности, при полном нежелании понимать, и даже знать, что это ведет к миллионным жертвам, и не только к распространению венерических болезней или СПИДа, но и к распространению гепатитов.

Вспомним, как проходили селекторные совещания, на которых премьер-министр решала вопросы борьбы с эпидемией гриппа. Не перегнула ли палку премьер, отправляя студентов и школьников домой на три недели?

Тимошенко действует решительно, и встречает неприятие потому, что берет на себя ответственность, а среди чиновников это как-то не принято, они привыкли ни за что не отвечать. В отношении нынешней эпидемии гриппа – надо штрафовать тех, кто кашляет и не носит марлевой повязки. Вы же не можете согласиться с тем, чтобы человек опорожнялся на улице? Это не просто неэстетично, это создает санитарно-гигиеническую угрозу для окружающих. Однако кишечные инфекции это ничто по сравнению с капельными инфекциями. Например, в 1970 году, когда в Киеве была вспышка гонконгского гриппа, на пике эпидемии заболевало до ста тысяч человек в неделю! Это инфекции, распространяющиеся в закрытых помещениях, где неподвижный воздух, и где толпа. Летом, когда у нас в комнатах гуляет ветер, когда в транспорте сквозняк, капельные инфекции не передаются.

Я очень резко выступаю против тех бредней, которые распространяет телевидение, поскольку я профессионал в этой сфере. Если я вижу на улице человека, идущего в маске, то я знаю, что он просто некомпетентен в этом. Маской нужно пользоваться в метро, в вагоне, где есть толпа и стоячий воздух, и больше нигде.

Нынешний грипп, возможно, и не так опасен, как те эпидемии, что были 10-20 лет назад. Но тогда был высокий уровень обращаемости в поликлиники. Чуть что заболело – к врачу и на больничный. Сейчас ситуация иная. Люди переносят болезнь на ногах, потому что им надо зарабатывать деньги. Если мы сможем побороть грипп, то это автоматически снизит заболеваемость других незаразных болезней, это клиники уха-горло-носа, пульмонологии, сердечных болезней, и даже онкологии, потому что грипп в определенном проценте случаев способствует развитию опухолей. То есть мы сможем тогда победить множество болезней, являющихся отдаленными последствиями гриппа. Потому драконовские меры, предпринятые правительством, очень существенны.

Я не думаю, что правительство сможет добиться решающих успехов, но это тот инструмент, благодаря которому повысятся наши организационные возможности в борьбе с болезнями, и это окажет положительное влияние на всю медицину в целом, потому что она станет более организованной.

Другое дело, что правительство часто идет на поводу у людей некомпетентных, что присуще всем государственным системам, а нашей – особенно. Украиной в прошлом никогда не управляли профессионалы. У нас всегда у власти находились «пидпанки». Украинцы всегда, чтобы самореализоваться, должны были куда-то уезжать – в Москву, в Италию, куда угодно, потому что здесь ничего нельзя было сделать. Неприятие собственных талантов - черта нашего менталитета. Находясь в Украине, вы можете быть украинцем, русским, немцем, но эта черта здесь обязательно вам привьётся.

Как вернуть доверие к врачу? Нужна ли для этого реформа медицины или какие-то другие меры?

Для меня, как для ученого, всегда важнее фундаментальные общие подходы, чем частные меры. Для меня вопрос как вернуть доверие к врачу, это вопрос о том, как вернуть уважение к человеку с высшим образованием? Как научить уважать специалиста - врача, художника, инженера и соль земли – науку.

В годы войны мою семью бросили в Киеве. Я пережил все ужасы оккупации. Это потом нас называли «остававшимися при оккупации». Я помню, как сентябрьским вечером, через неделю после взятия немцами Киева, наши, дом за домом, вместе с нашими людьми взрывали Крещатик. Это я видел собственными глазами. Мой отец – художник.. Естественно, что нам с отцом приходилось попадать в руки патрулей. Я владел немецким, и стоило мне сказать, что мой отец – художник, как эти изверги - оккупанты, не придираясь, брали под козырек, и нас пропускали. Это их врождённое отношение к специалисту, к мастеру. Это их общеевропейская психология!

А когда после освобождения через несколько дней мы вернулись домой – на полу валялся изодранный портрет профессора Деметца, рисованный отцом, обломки рам и других картин. Таковы мы. Поэтому пока наша психология не изменится, доверие к врачу не восстановится.

А проводить реформу здравоохранения конечно нужно. Какая бы она не была, нужно положить много старания, чтобы внедрить её в наше недостаточно организованное общество. Иначе все вернется на круги своя.


Беседу вел Андрей Маклаков

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

«Капли росы» (сосуд пятый) (о со-бытиях и пере-живаниях)

Российский Кремль определил путь, который считает спасительным для России. Частью успеха на этом пути становится и победа «в» и «над» Украиной. Еще одной частью — подрыв и дискредитация евроинтеграционного проекта. Европа не будет воевать за Украину. Хотя бы потому, что война с Россией немыслима и недопустима для всех без исключения стран ЕС, а события в Украине, качество и компетенция украинской политической и бизнес-элиты, необустроенность общества скорее отталкивают, чем привлекают европейцев. Еще недавно украинские майданы воспринимались в ЕС как свежее дыхание и «молодая кровь» европейского проекта. Но как и 10 лет назад, сумбурность и многослойность революционного процесса, хроническая интеллектуальная незрелость и банальная жадность политических лидеров Украины приносят лишь разочарования. И если культурные границы Европы, как было и двести лет назад, меряются Уральским хребтом, геополитические границы после «волны расширения», снова откатываются к границам традиционной Центральной Европы. Той, которая без Украины.

Украины, которую мы знаем с 1991 года, уже не будет. Но Украина может быть. Другая. Если ее не только рассматривать на карте и защищать границу ценой тысяч жизней и гуманитарных катастроф, а если ее помыслить и представить как пока еще разорванное со-общество живых, разных, но готовых жить вместе людей. Вопрос – как?

Читать далее

 

Мнения других экспертов

,

Турботи безтурботної старості

Олег Мусій, президент Всеукраїнського Лікарського Товариства (ВУЛТ)

Наших можновладців медицина не цікавить

Олег Андреев, врач общей практики, Черниговская обл., член Ассоциации семейных врачей Киева и Киевской области.

Медицинская реформа в Украине: мнение практикующего врача

Посипайко Євген Богданович, лікар вищої категорії, член асоціації сімейних лікарів м. Києва та Київської області

Інститут сімейного лікаря – це інститут відповідальності за здоров'я нації

Прокопченко Іван Олексійович, кандидат економічних наук, партнер іноземної страхової компанії в Україні

Обмінюю історію хвороби на поліс

Емельянов Валерий Иванович, кандидат медицинских наук, врач высшей категории, директор столичной сети аптек

О сапожниках без сапог

Любомир Пиріг, зав. кафедри нефрології Нац. Медичної Академії післядипломної осв., почесний президент Всеукраїнського лікарського тов-ва, президент світової Федерації укр. лікарських тов-в

Коли нема політичної волі – нема і зрушень на краще

Виктор Сердюк, президент Всеукраинского Совета защиты прав и безопасности пациентов

Главная проблема государственной политики в здравоохранении – это ее отсутствие

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,100