В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Соблазн и искушение диктатурой

Демократия и диктатура – это две стороны одной медали. Возврат незрелой демократии к диктатуре или тирании – закономерность, обусловленная издержками становления демократических процессов и связанных с ними изменений в сознании и привычках людей. С исторической точки зрения, резкий переход от демократии к диктатуре может иметь множество форм, включая военный переворот, гражданскую войну, махинации на выборах или создание «чрезвычайных» ситуаций, требующих вмешательства «сил особого назначения».

И хотя диктатура может принимать внешне очень разные формы, по своей сути все они имеют много общего: диктатура не падает с неба, для ее возникновения должны существовать влиятельные группы интересов, способствующие ее появлению различными методами. Это может быть и финансовая поддержка авторитарных политиков, и манипуляции общественным сознанием, и последовательная дискредитация демократических процессов и, наконец, применение силы.

Возникновение таких групп также имеет свою историческую подоплеку, поскольку, чтобы извлекать выгоду из несовершенного экономического устройства общества, опираясь на диктатуру, надо быть ее составной частью, если не основным стержнем.

Пять лет назад перспективы демократии в Украине воспринимались обществом достаточно оптимистично, но сейчас мы оказались в состоянии какой-то «недодемократии». Сложившаяся система власти привела к неконтролируемой конкурентной борьбе, противоборству амбиций, претензий, и интересов.

В условиях экономического роста и общественного спокойствия демократия кажется прекрасной вещью, даже если широкие слои населения живут у черты бедности. В последние годы мы привыкли думать о нашей стране как о демократической, но, быть может, мы просто плохо знаем себя?

Ответом на этот вопрос стал экономический кризис, который очень быстро развеял миф о демократичности украинцев и существенно активизировал «запрос на сильную руку». Система эрзац-демократии подошла к своему опасному завершению, и большая часть общества склоняется к тому, что в стране должна быть сильная стабильная власть.

Запрос этот тут же по-своему интерпретировали и подхватили «верхи». Впервые в истории Украины кандидаты в президенты обещают не углубление демократических процессов, а их сворачивание – в нынешней президентской кампании четко видно желание кандидатов продемонстрировать свою способность «навести порядок», доказать, что у них есть «воля и сила». Тоталитарные ценности, такие как «ручное управление», «право для одних, а не других», «руководитель может заменить закон», – также появляются на «сцене», но пока где-то сзади, на вторых ролях. И опасность сегодня заключается в том, что из-за ширмы экономических трудностей политические элиты изо всех сил стараются внушить, что наш народ ждет «сильной руки».

При этом очевидна подмена. Когда народ поддерживает идею сильной руки, то имеется в виду порядок, законность и эффективность власти. Причем порядок не в смысле закручивания гаек, а в том, чтобы власть на всех уровнях работала на общество, а не на карманы отдельных политиков, партий или бизнес групп. Людей интересует именно такой порядок, а не ограничения свободы слова, «темники» или запрет каких-то массовых акций. Отсюда – огромная разница в том, как понимают идею сильной руки претенденты на пост президента и простые граждане Украины.

Понимание условий, при которых люди предпочитают авторитарное правление, сегодня более важно, чем когда-либо в прошлом. Украина, как и многие постсоветские страны, жестоко пострадала от глобального экономического кризиса. Инфляция в стране – одна из самых высоких в Европе, реальный ВВП снизился, по разным оценкам, вдвое и более. И все это на фоне нарастающего внешнего долга.

В тоже время, те, кто сегодня собирается стать главой государства, практически не скрывают, что стремятся к единоличной власти, к полному контролю над силовыми структурами, судами всех уровней, над местным самоуправлением. Эффективность вертикали власти для них означает только одно: дал команду – она сразу исполняется. Но при этом никто не намерен нести ответственность за то, что из этого получится… Свое правление кандидаты, по-прежнему, видят в отрыве от влияния общества на принимаемые решения, принципиально не замечают неравенства и поляризации, основных социальных противоречий и выдают желаемое за действительное.

Мы предложили для обсуждения вопрос – а спасет ли Украину диктатура, может ли диктатура стать выходом из сложившегося кризиса? Какова возможная украинская версия диктатуры, и как далеко может зайти в своих действиях украинский диктатор?

В то же время, хорошо известно, что диктатура сама по себе еще никогда и никого не спасала. В нашей стране диктатуру порождает взрывоопасная смесь неконтролируемой власти, паразитирующего на национальных ресурсах бизнеса и «забитое», бесправное общество. В этом смысле предпосылки к установлению диктатуры в Украине действительно есть. Тем более что и в мире уже давно бродит призрак диктатуры и тирании.

Зрелищный подъем Китая до статуса сверхдержавы всего лишь за жизнь одного поколения при авторитарном правлении представляет собой первый прямой вызов либеральной демократии со времен нацистской Германии. Все последние десятилетия Китай рекламирует авторитаризм, уверяя мировое сообщество, что именно он предлагает более быстрый и простой путь к процветанию и стабильности, а не суматошная демократия с ее выборами и оглядкой на права человека.

Благодаря успехам Китая и провалам внешней политики США в наши дни не только затормозилось распространение демократии, но и сама политическая идея демократии оказалась подорванной. По всей видимости, ближайшее будущее принадлежит авторитарным политическим режимам.

Сегодня основной вызов мировому распространению демократии брошен со стороны политической модели, в которой слиты воедино политический авторитаризм и государственный капитализм. «Диалог.UA» предлагает поразмышлять о том - что, если такой авторитарный капитализм станет лицом будущего для большей части мира? И что ожидает Украину, вступающую в очередную фазу сворачивания своей, так и окрепшей за годы независимости, демократии?

Свернуть

Демократия и диктатура – это две стороны одной медали. Возврат незрелой демократии к диктатуре или тирании – закономерность, обусловленная издержками становления демократических процессов и связанных с ними изменений в сознании и привычках людей. С исторической точки зрения, резкий переход от демократии к диктатуре может иметь множество форм, включая военный переворот, гражданскую войну, махинации на выборах или создание «чрезвычайных» ситуаций, требующих вмешательства «сил особого назначения».

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Наши люди хотят защиты своих прав и наведения порядка, а не Пиночета

1 фев 2010 года

В нынешней президентской кампании четко видно желание кандидатов показать себя способными «навести порядок», доказать, что у них есть «воля и сила», что они способны провести перемены. Вообще-то мы привыкли думать о нашей стране как о демократической, но, быть может, мы просто плохо знаем себя? Нет ли объективных, психологических, скрытых предпосылок к установлению режима единоличной власти в Украине?

Когда мы говорим о феномене диктатуры, то есть определенном стиле руководства страной, а в массовом сознании - тоталитарной массовой политической культуры, то надо иметь в виду, что у неё должны быть исторические традиции с одной стороны и ситуативно-экономические с другой. В отношении исторических предпосылок и ментальности, здесь бы я хотел быть осторожным. Еще сто-стопятьдесят лет назад здесь были определенные вольности. Я полагаю, что украинский народ не имеет столь сильных диктаторских традиций как в той же России.

Здесь никто не относился с пиететом к царю-батюшке, но были вольности, гетманы, восстания, Запорожская Сечь, Колиивщина и т. д. С одной стороны, есть признание, что это были свободные люди, а с другой – что это были бандиты. А в период гражданской войны тут были и директория, и Петлюра, и Гуляй-поле с батькой Махно. Поэтому, исследовав исторические материалы, я могу сказать, что нет у нас стремления к тоталитарному правлению.

Что касается ситуативных экономических факторов, то здесь огромное поле для политических спекуляций. Политология у нас не наука, а искусство комментирования, построения определённых умозрительных функций. Потому что наука строится на фактах, с привлечением математического аппарата для их анализа. Я, в частности, основываюсь на данных, полученных в течение последних десяти лет в рамках нашего проекта «Украинское общество на пороге ХХІ-го века». Это социальный портрет населения Украины, причем это выводы вполне научные, основывающиеся на фактах и серьезных научных публикациях.

Так вот, хочу подчеркнуть, что базовый тип современного украинского общества это пассивная демократическая культура. Именно пассивная, то есть, имеется приверженность к демократическим ценностям при неготовности стать на их защиту. Тоталитарные ценности, такие как «ручное управление», «право для одних, а не других», «руководитель может заменить закон», - тоже есть, но где-то сзади, на вторых ролях. И опасность сейчас заключается в том, что под шумок экономических трудностей политические элиты стараются нам внушить, что наш народ ждёт «сильной руки».

Хотя в западной политологии это различие редко рассматривается, мы понимаем, что диктатура диктатуре рознь. Бывают разные «сильные руки». Если люди хотят сильную руку, то какую: правую или левую?

Но что такое сильная рука? Возможны две интерпретации. Первая это тоталитарный лидер, которому можно всё ради наведения порядка. Модели эти мы знаем, в некоторых странах есть. Другое восприятие - это когда сильный лидер наводит порядок, не преступая закон.

Именно этого нам катастрофически не хватает, именно это желание и есть в нашем народе. Тут я хотел бы предостеречь и журналистов, и социологов, и политологов, и саму политическую элиту, как главного игрока, - не вешать ярлык тоталитарной диктатуры на элементарное стремление к порядку и законности. Ведь сейчас, к сожалению, в Украине работает формула «с судьёй (и с прокурором, и с фискальными службами) можно договориться». Люди ждут, когда в Украине, наконец, заработает закон.

Моим зарубежным коллегам, с которыми я общаюсь регулярно, это непонятно, у них, если вы нарушили закон, то должны быть наказаны. А у нас рушатся кредитные союзы, как грохнул «Украинский финансовый союз», уголовные дела открыты, а до суда ничего не доходит. Вообще, экономических преступлений, при которых нарушаются права людей, очень много. Конечно, при этом человек, чтобы навели порядок, хочет почувствовать себя защищенным, но он не хочет диктатора.

Можем ли мы прийти к диктатуре? Если усиленно это муссировать, подготавливать, то где-то лет через 10-15 что-то может произойти... Надо учитывать ещё и то, что у нас два политических лагеря, а не так, как в России: Медведев сменяет Путина, а Путин Медведева, президент и премьер слиты в единое целое. А у нас президент и премьер это конкурирующие стороны. Если власть и оппозиция не одно и то же, и они примерно равны по весу, то единоличное правление не может появиться быстро. Что плохо, это имидж страны, зависание проведения административной и особенно судебной системы. Это остро, это важно, это то, чем болеет страна.

О диктатуре обычно говорят как о чем-то, упавшем с неба. Но она ведь возникает не сразу, а подготавливается задолго до того. Какой бы демократической ни была политическая культура в нашей стране, она понемногу меняется – да и не только в нашей стране. Вспомним, сколько шуму наделал Ле Пен во Франции или Йорг Хайдер в Австрии. Их взлета никто не ждал. Сильвио Берлускони не похож на диктатора, но является фактически хозяином Италии и позволяет себе вещи, которые политику в Германии или Скандинавии стоили бы карьеры. Что происходит с нашей политической культурой? Или поставим вопрос иначе – чего хотят люди?

Люди в нашей стране хотят соблюдения прав человека. Прежде всего, их заботит экономическая и юридическая сторона дела, а моральные аспекты пока что отодвинуты на задний план. Обманутый вкладчик сначала думает, как вернуть свой вклад, как не стать жертвой финансовых махинаций, затем как наказать обманщика, и только потом он может вспомнить, что обманывать нехорошо.

Людей беспокоят не уголовные, а серьезные и крупные финансовые преступления. Здесь права наших людей абсолютно не защищены. Защищенности – этого им катастрофически не хватает. В социологии есть такая шкала ценностей из 20-ти позиций, чего хватает, а чего нет. Так вот, на Украине на первом месте стоит юридическая защита. Оказание качественной юридической помощи, это сейчас очень сильно востребовано в Украине. А дальше идут уровни ценностей инструментальных, ценностей второго порядка, как в «пирамиде Маслоу», они уже связаны с духовной сферой. Моральные нормы, к сожалению, пока что на втором плане.

Отсюда и искаженное восприятие взяток. Люди знают, что взятки не красят моральный облик человека, но если это чуть ли не единственный способ для решения проблемы, то дают их и не ищут других оправданий. Почему? Все знают, что у нас уже есть и педофилия, и торговля людьми, и проституция. А потому на первом месте для наших людей стоят все же права человека – право на жизнь, право на труд, право на охрану здоровья, на защиту частной собственности и так далее. Когда они защищены, тогда можно говорить и о морали, и о ценностях, и о том, куда движется общество. С подачи некоторых недобросовестных журналистов и политиков у нас стали говорить о том, что обществу нужна сильная рука, что «нам нужен Пиночет». Нет, он нам не нужен. Повторяю: наши люди хотят защиты своих прав и наведения порядка, а не Пиночета.


Беседу вел Андрей Маклаков

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

"Упадок Пятой республики": мифы и реальность

Одним из ключевых слов в лексиконе французских интеллектуальных элит все чаще становится «упадок» (le declin). Под ним имеются в виду действительные или мнимые риски утраты Францией в глобализированном мире XXI века ее традиционной роли одной из великих держав.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Квитка Остап, директор Центра социологических исследований «КМС»

Вздумай наш новый президент поиграть в диктатора, - его политика будет беспощадной

Сергій Телешун, доктор політичних наук, професор, завідуючий кафедрою політичної аналітики та прогнозування Національної Академії державного управління при Президентові України, голова Платформи «Діалог Євразії» в Україні

У нас «сильных рук» много, а сильной власти нет

Коваль Іван, політтехнолог, кандидат історичних наук, незалежний політичний оглядач

Розшукується талановитий диктатор на посаду Президента

Євген Головаха, Заступник директора Інституту соціології, Завідуючий відділу історії, теорії та методології соціології, професор

Від месії до порожнього місця

Александр Майборода, доктор исторических наук, профессор

Политикам, жаждущим единоличной власти, нечем соблазнить общество

Юрий Романенко, директор аналитического центра «Стратагема»

Диктатура в Украине будет успешной только в том случае, если она будет отвечать требованиям времени

Тимур Алексеєнко, науковий співробітник Vienna School of Governance

Безвідповідальний плюралізм

Дмитрий Выдрин, политолог

В нашей стране сложно осуществить и власть закона, и власть диктатора

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Протистояти встановленню тиранії може тільки диктатура

Владимир Петрович Семиноженко, лидер Гражданского блока «Новая Украина», академик НАН Украины

Украинцам сегодня не хватает не «сильной руки», а веры в себя и опоры на собственные силы

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Никто из кандидатов, представленных в этой избирательной кампании, не в состоянии обеспечить демократическое развитие Украины

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,077