В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Соблазн и искушение диктатурой

Демократия и диктатура – это две стороны одной медали. Возврат незрелой демократии к диктатуре или тирании – закономерность, обусловленная издержками становления демократических процессов и связанных с ними изменений в сознании и привычках людей. С исторической точки зрения, резкий переход от демократии к диктатуре может иметь множество форм, включая военный переворот, гражданскую войну, махинации на выборах или создание «чрезвычайных» ситуаций, требующих вмешательства «сил особого назначения».

И хотя диктатура может принимать внешне очень разные формы, по своей сути все они имеют много общего: диктатура не падает с неба, для ее возникновения должны существовать влиятельные группы интересов, способствующие ее появлению различными методами. Это может быть и финансовая поддержка авторитарных политиков, и манипуляции общественным сознанием, и последовательная дискредитация демократических процессов и, наконец, применение силы.

Возникновение таких групп также имеет свою историческую подоплеку, поскольку, чтобы извлекать выгоду из несовершенного экономического устройства общества, опираясь на диктатуру, надо быть ее составной частью, если не основным стержнем.

Пять лет назад перспективы демократии в Украине воспринимались обществом достаточно оптимистично, но сейчас мы оказались в состоянии какой-то «недодемократии». Сложившаяся система власти привела к неконтролируемой конкурентной борьбе, противоборству амбиций, претензий, и интересов.

В условиях экономического роста и общественного спокойствия демократия кажется прекрасной вещью, даже если широкие слои населения живут у черты бедности. В последние годы мы привыкли думать о нашей стране как о демократической, но, быть может, мы просто плохо знаем себя?

Ответом на этот вопрос стал экономический кризис, который очень быстро развеял миф о демократичности украинцев и существенно активизировал «запрос на сильную руку». Система эрзац-демократии подошла к своему опасному завершению, и большая часть общества склоняется к тому, что в стране должна быть сильная стабильная власть.

Запрос этот тут же по-своему интерпретировали и подхватили «верхи». Впервые в истории Украины кандидаты в президенты обещают не углубление демократических процессов, а их сворачивание – в нынешней президентской кампании четко видно желание кандидатов продемонстрировать свою способность «навести порядок», доказать, что у них есть «воля и сила». Тоталитарные ценности, такие как «ручное управление», «право для одних, а не других», «руководитель может заменить закон», – также появляются на «сцене», но пока где-то сзади, на вторых ролях. И опасность сегодня заключается в том, что из-за ширмы экономических трудностей политические элиты изо всех сил стараются внушить, что наш народ ждет «сильной руки».

При этом очевидна подмена. Когда народ поддерживает идею сильной руки, то имеется в виду порядок, законность и эффективность власти. Причем порядок не в смысле закручивания гаек, а в том, чтобы власть на всех уровнях работала на общество, а не на карманы отдельных политиков, партий или бизнес групп. Людей интересует именно такой порядок, а не ограничения свободы слова, «темники» или запрет каких-то массовых акций. Отсюда – огромная разница в том, как понимают идею сильной руки претенденты на пост президента и простые граждане Украины.

Понимание условий, при которых люди предпочитают авторитарное правление, сегодня более важно, чем когда-либо в прошлом. Украина, как и многие постсоветские страны, жестоко пострадала от глобального экономического кризиса. Инфляция в стране – одна из самых высоких в Европе, реальный ВВП снизился, по разным оценкам, вдвое и более. И все это на фоне нарастающего внешнего долга.

В тоже время, те, кто сегодня собирается стать главой государства, практически не скрывают, что стремятся к единоличной власти, к полному контролю над силовыми структурами, судами всех уровней, над местным самоуправлением. Эффективность вертикали власти для них означает только одно: дал команду – она сразу исполняется. Но при этом никто не намерен нести ответственность за то, что из этого получится… Свое правление кандидаты, по-прежнему, видят в отрыве от влияния общества на принимаемые решения, принципиально не замечают неравенства и поляризации, основных социальных противоречий и выдают желаемое за действительное.

Мы предложили для обсуждения вопрос – а спасет ли Украину диктатура, может ли диктатура стать выходом из сложившегося кризиса? Какова возможная украинская версия диктатуры, и как далеко может зайти в своих действиях украинский диктатор?

В то же время, хорошо известно, что диктатура сама по себе еще никогда и никого не спасала. В нашей стране диктатуру порождает взрывоопасная смесь неконтролируемой власти, паразитирующего на национальных ресурсах бизнеса и «забитое», бесправное общество. В этом смысле предпосылки к установлению диктатуры в Украине действительно есть. Тем более что и в мире уже давно бродит призрак диктатуры и тирании.

Зрелищный подъем Китая до статуса сверхдержавы всего лишь за жизнь одного поколения при авторитарном правлении представляет собой первый прямой вызов либеральной демократии со времен нацистской Германии. Все последние десятилетия Китай рекламирует авторитаризм, уверяя мировое сообщество, что именно он предлагает более быстрый и простой путь к процветанию и стабильности, а не суматошная демократия с ее выборами и оглядкой на права человека.

Благодаря успехам Китая и провалам внешней политики США в наши дни не только затормозилось распространение демократии, но и сама политическая идея демократии оказалась подорванной. По всей видимости, ближайшее будущее принадлежит авторитарным политическим режимам.

Сегодня основной вызов мировому распространению демократии брошен со стороны политической модели, в которой слиты воедино политический авторитаризм и государственный капитализм. «Диалог.UA» предлагает поразмышлять о том - что, если такой авторитарный капитализм станет лицом будущего для большей части мира? И что ожидает Украину, вступающую в очередную фазу сворачивания своей, так и окрепшей за годы независимости, демократии?

Свернуть

Демократия и диктатура – это две стороны одной медали. Возврат незрелой демократии к диктатуре или тирании – закономерность, обусловленная издержками становления демократических процессов и связанных с ними изменений в сознании и привычках людей. С исторической точки зрения, резкий переход от демократии к диктатуре может иметь множество форм, включая военный переворот, гражданскую войну, махинации на выборах или создание «чрезвычайных» ситуаций, требующих вмешательства «сил особого назначения».

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Политикам, жаждущим единоличной власти, нечем соблазнить общество

17 фев 2010 года

В последнее время в украинской прессе много пишут о возможности установления «диктатуры», причем не только журналисты, а и высокопоставленные персоны, например, президент Ющенко недавно высказался, что «Украине угрожает диктаторское правление», намекая на Тимошенко. Похоже, единственный из политиков, кто отрицает возможность установления антидемократического режима, это Янукович. Реально ли это в Украине? Существуют ли для этого объективные или субъективные предпосылки?

- Установление диктатуры всегда является результатом соединения различных условий, как субъективных, так и объективных, но, как правило, это результат провалов демократии, когда она не справляется со своей миссией. Классическим примером тут служит гражданская война в Испании, где демократия фактически не справилась с управлением страной, и была установлена диктатура Франко. Как сказал в самый канун гражданской войны один из оппонентов республиканского правительства лидер католической партии Хиль Роблес, "Страна может жить при монархии или при республике, с парламентским ли президентским строем, при коммунизме или фашизме! Но она не может жить в анархии". Вот в этом и состоит главный вопрос.

Когда демократия не может привести развитие общества в определенное русло –это относится к объективным составляющим. Субъективные составляющие – это, во-первых, психология общества, его готовность согласиться на установление авторитарного или диктаторского режима: насколько оно ожидает такого режима, насколько оно в нем заинтересовано. Второе – наличие людей, готовых пойти на его установление и способных заинтересовать народ, показать преимущество авторитарного или диктаторского правления по сравнению с демократическим.

Если выстроить рядом две колонки: преимущества тоталитаризма и демократии, то у первого в списке преимуществ ряд будет значительно длиннее.

Во-первых, такой режим избавит людей от необходимости думать. За народ решают, причем, при авторитарном или диктаторском режиме решения принимаются быстрее, контроль за их исполнением четче, направление развития страны более четко определено. Но все это меркнет по сравнению с тем, что исчезает политическая конкуренция. А как только она исчезает, то любой авторитарный режим, даже самый мягкий, превращается в свою противоположность, потому что при отсутствии политической конкуренции исчезает взаимный контроль между разными политическими силами. Наступает эра еще большей коррупции, еще большей безответственности: ведь главное теперь нравиться не народу, а правителю, что не так сложно, лишь бы были правильные цифры в отчетах, а мнение народа можно и не учитывать.

Определенные предпосылки для этого есть. Взять хотя бы социологические исследования за 2008 год - уровень доверия различным органам власти остается очень низким, причем он постоянно падает. Власти население в большей мере не доверяет, чем доверяет. На вопрос «есть ли в стране сегодня политические лидеры, которые могут руководить страной» отрицательно ответили 38,3%. На вопрос «нужна ли Украине многопартийная система?» 43% уверены, что не нужна. Почти 40% считают, что в Украине нет на данный момент таких партий или движений, которым можно доверить власть. Мы видим четкую тенденцию недоверия к власти.

Большая часть населения считает, что в Украине один или несколько лидеров могут сделать больше, чем все партии. То есть психологически люди бы не возражали против диктатуры или авторитарного режима.

Весь вопрос в том, какой именно «авторитарный» режим? За этим ведь скрывается множество режимов, совершенно разных по характеру.

Дело в том, что за последние годы партия коммунистов теряет голоса, но сторонников коммунистической, социалистической идеи становится больше. Это говорит о том, что в обществе сохраняется большой спрос на идею социальной справедливости. То есть людям нужен лидер, который обещает такую социальную справедливость, как это произошло в Германии, в начале 30-их годов. Мы ведь оцениваем гитлеровский режим только по его внешней политике, как жестокий, беспощадный по отношению к славянам, евреям, ромам. Но там были и другие практики. Именно Гитлер обеспечил восьмичасовой рабочий день, он обеспечил систему отдыха, медицинского обслуживания, жилищное строительство, квартиры для рабочих, твердую валюту – и он все это сделал, и народ после войны, после этих ужасных последствий для Германии еще значительное время оценивал Гитлера достаточно позитивно. А сколько еще поклонников Сталина вопреки всем преступлениям, совершенным им против, прежде всего собственного народа.

Когда приходит режим, который обещает социальную справедливость, то вполне возможно, что общество может на него согласиться. Общество противостоит диктатуре только тогда, когда народ сам заинтересован в управлении страной. Но вопрос в том, хочет ли наше население управлять страной? Единицы участвуют в общественных организациях, то есть наше общество само не проявляет своих гражданских качеств.

К примеру, даже взять подъезды: люди не прилагают усилий, дабы обеспечить освещение вечером или безопасный вход в подъезд, но тем не мение хотят, чтобы все это было. В этом отношении наше общество еще слабое, у него явно выражено потребительское отношение, еще нет стремления самому вмешиваться, давить, принимать участие в акциях протеста, большинство уверенно в отрицательном исходе таких протестов. И когда общество само не заинтересовано в том, чтобы быть гражданским, то оно может абсолютно индифферентно прореагировать на установление авторитарного или диктаторского режима.

Кроме того, это вопрос также ценностей демократии как таковой. Демократия или хлеб? Наше общество отдает предпочтение сугубо материальной стороне жизни и поэтому его можно соблазнить решением социально - экономических вопросов. Тем более история показывает, что коммунистическая диктатура сумела в короткий период жесточайшими репрессивными мерами преобразовать страну, из аграрной сделать ее индустриальной.

Еще один мотив – это наказание всех, кто грабил народ. Народ может поддержать диктатора, который «пригнет» олигархов, как это сделал Путин. Были разоблачены единицы, но у народа впечатление осталось очень позитивное. А после длительного правления олигархата в Украине у народа сформировалось к крупному бизнесу отрицательное отношение, потому что приватизированная экономика пока не принесла никакого результата. Так что потенциальный диктатор может заинтересовать народ тем, что будет проведена полная ревизия деятельности олигархов и они понесут наказание.

В принципе, есть объективные обстоятельства, которые отражаются субъективно через общественное настроение. Единственное, что пока предохраняет – это отсутствие конкретного лидера, который мог бы пойти на установление, потому что Янукович не является той личностью, которого Украина бы восприняла как легитимного, харизматичного, авторитарного правителя. Для установления диктатуры надо, чтобы во всей стране было упование на лидера, который воспринимается как безальтернативный.

Заинтересовать население социальной справедливостью может только такой лидер, который не связан с предыдущими режимами, но и Янукович, и Тимошенко, и Литвин, и Тигипко – это все порождения, клоны режима Кучмы. Правда, Тимошенко в меньшей мере, но и она еще не завоевала себе авторитет как политик новой формации. Фактически весь наш олигархат, весь правящий класс – все это или непосредственно бывший партийно-хозяйственный актив или новые клоны, как Табачник, Мирошниченко, Шуфрич и другие. Они не могут восприниматься как антиподы предыдущему режиму.

Лидера, обладающего бесспорным авторитетом среди критического большинства населения, пока что нет. Вернее, есть некоторые из них, которые могли бы сыграть эту роль, но у них нет пока что достаточной известности. К тому же они не заражены диктаторскими амбициями.

Что же касается установления диктатуры без наличия должного авторитета, то, конечно, в истории бывали случаи, когда небольшая группа, имеющая поддержку вооруженных сил, навязывала свое правление вопреки мнению населения, как это, например, сделали большевики, или Каддафи, или «черные полковники» в Греции. Теоретически военные могут, используя террор, запугивание населения, установить свой режим. Но у нас это практически вряд ли возможно. Силовые структуры тоже имеют разные политические течения, разные преференции.

Есть мнение, что авторитарные режимы имеют определенные преимущества, например, они быстрее развивают экономику своих стран. Может ли это стать своего рода соблазном?

Сейчас преодолеть силовым рывком экономические трудности и выйти на новые рубежи – это значит максимально ужать все социальные программы, заставить всех олигархов вернуть деньги в страну, пусть даже угрозами физической расправы, как это делали нацисты. Чтобы осуществить такую политику в Украине, нашей власти надо разработать проект развития страны, но как реальные политики могут это сделать, если они приходят к власти только за счет социальных обещаний? Получается замкнутый круг - для экономического прорыва нужна жесткая власть, способная пресекать народное недовольство, вызванное падением потребления, но кто же осуществит такие меры, если только что были розданы обещания благополучия?

С одной стороны, в Украине есть некоторые предпосылки, объективные условия для установления если не диктаторского, то авторитарного режима, которые проявляются в отдельных настроениях. Но с другой стороны, большая часть населения недовольна не самой демократией как формой общественного устройства, а тем ее вариантом, который мы имеем. Вот в этом и вопрос. Если люди требуют честных выборов, открытости власти, значит, их не устраивает не демократия как таковая, а не устраивает конкретная практика.

Население может и не согласиться с тем, что ему навязывают диктатуру. Для того чтобы навязать ее, нужно вбросить такой лозунг, который заставил бы людей с такой диктатурой смириться, как лозунг, который сумели выдвинуть большевики: «Земля-крестьянам, фабрики-рабочим, мир-народам», то есть фактически конец хаоса.

Все-таки народ имеет некоторые преимущества от политического плюрализма. Например, в России власть славословит самое себя, а в адрес власти тоже льется во многом неискреннее славословие. У нас все-таки хотя бы время от времени, перед выборами разные конкуренты рассказывают друг о друге правду, которая хуже всякой лжи, т.е. у нашего народа есть хотя бы периодическая возможность узнавать, что же все-таки происходит в стране. Пусть общество не принимает участия в гражданских организациях, в политической жизни, партиях, но люди узнают правду хотя бы таким нелицеприятным путем. В этом отношении демократия дает народу определенные возможности, потому что при диктаторском режиме люди будут читать о власти только то, что она сама о себе расскажет.

В данный момент политикам, жаждущим единоличной власти, нечем соблазнить общество. Идея сближения с Россией тут не работает, ведь люди прекрасно понимают, что когда-то они жили в одном государстве, когда было все общее. И каков результат – полное технологическое отставание практически по всем направлениям, кроме военной техники, от передовых стран. Медицинское обслуживание находится на самом низком уровне в Европе, а если и происходят сдвиги, то только благодаря импорту иностранного оборудования, технологий, которые мы получаем от Запада.

Беседу вел Андрей Маклаков

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

«Земля. NET»

З 1 січня 2013 року в Україні відкриють для публічного доступу електронний Державний земельний кадастр. Старт віртуального кадастру вчора підтвердив під час презентації тестового режиму даної системи голова Державного агентства земельних ресурсів України (Держземагентство) Сергій Тимченко.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Квитка Остап, директор Центра социологических исследований «КМС»

Вздумай наш новый президент поиграть в диктатора, - его политика будет беспощадной

Сергій Телешун, доктор політичних наук, професор, завідуючий кафедрою політичної аналітики та прогнозування Національної Академії державного управління при Президентові України, голова Платформи «Діалог Євразії» в Україні

У нас «сильных рук» много, а сильной власти нет

Коваль Іван, політтехнолог, кандидат історичних наук, незалежний політичний оглядач

Розшукується талановитий диктатор на посаду Президента

Євген Головаха, Заступник директора Інституту соціології, Завідуючий відділу історії, теорії та методології соціології, професор

Від месії до порожнього місця

Юрий Романенко, директор аналитического центра «Стратагема»

Диктатура в Украине будет успешной только в том случае, если она будет отвечать требованиям времени

Тимур Алексеєнко, науковий співробітник Vienna School of Governance

Безвідповідальний плюралізм

Дмитрий Выдрин, политолог

В нашей стране сложно осуществить и власть закона, и власть диктатора

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Протистояти встановленню тиранії може тільки диктатура

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

Наши люди хотят защиты своих прав и наведения порядка, а не Пиночета

Владимир Петрович Семиноженко, лидер Гражданского блока «Новая Украина», академик НАН Украины

Украинцам сегодня не хватает не «сильной руки», а веры в себя и опоры на собственные силы

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Никто из кандидатов, представленных в этой избирательной кампании, не в состоянии обеспечить демократическое развитие Украины

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,112