В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Каков капитал, таков и труд

В течение более 200 лет представление о неизбежности борьбы между трудом и капиталом определяло стратегию компаний и корпораций, философию управления и трудовых отношений, политику и культуру капитализма. Сегодня мы становимся свидетелями окончания очередной эпохи в экономической истории человечества. Послевоенный «социальный пакт» между трудом и капиталом, основанный на политике их мирного сосуществования, сломан. Капитал фактически вышел из социального договора и проводит все более агрессивную политику против организованного труда. С приходом всемирного экономического кризиса и в Греции, и в Испании, и Украине начались одинаковые процессы.

В стране резко сократилось промышленное производство. Оказалось, что Украина не просто неконкурентоспособна, а раздираема главным противоречием капитализма – конфликтом труда и капитала. Капитал сконцентрирован в очень немногих руках, у остальных же нет ничего. Кроме того, кризис в Украине проявляется еще и в том, что миллиардерами становятся социально безответственные, незрелые люди, совершенно не отдающие себе отчет, к чему ведет обладание такими огромными капиталами в такой бедной стране.

И все это происходит на фоне отсутствия в стране качественных трудовых ресурсов, ибо за прошедшие годы люди, утратили мотивацию к труду, тем более труду качественному.

Все это не замедлило проявиться и в законодательном поле. Стала заметна активность власти в сфере регулирования труда. Возник проект нового Трудового Кодекса, идея почасовой оплаты труда и так далее. Что представляют собой эти инициативы – это попытки решения накопившихся проблем, полумеры, или что-то другое?

Чем чревата политика решения проблемы отношений «наемный труд – капитал» в пользу второго? Если этот баланс, сложившийся в послевоенное время, нарушен, и даже усиливается – к чему это может привести? До сих пор все попытки навязать украинскому обществу видение рынка труда исключительно со стороны работодателей, приводили только к социальным конфликтам.

Эпоха глобального производства, потребления и финансового взаимодействия также порождает много сложных вопросов. Поэтому «Диалог.UA» предлагает обсудить, при каких условиях мы получим оптимальные и сбалансированные отношения между трудом и капиталом? Есть ли в них место профсоюзам? Требует ли глобализация постоянного снижения зарплат и повышения безработицы? Как сделать так, чтобы в Украине создавались новые рабочие места, которые давали бы людям достойный заработок?

Экономический кризис, который разразился в экономически развитых странах Запада и распространился на остальной мир, включая и Украину, вновь поставил вопросы о справедливости распределения прибавочного продукта, об отношениях труда и капитала, о социальной справедливости. Вновь возвращаются те вопросы, которые были свойственны началу и середине 20 столетия.

Открытым остается лишь вопрос – как они будут решены?!

Свернуть

В течение более 200 лет представление о неизбежности борьбы между трудом и капиталом определяло стратегию компаний и корпораций, философию управления и трудовых отношений, политику и культуру капитализма. Сегодня мы становимся свидетелями окончания очередной эпохи в экономической истории человечества. Послевоенный «социальный пакт» между трудом и капиталом, основанный на политике их мирного сосуществования, сломан. Капитал фактически вышел из социального договора и проводит все более агрессивную политику против организованного труда. С приходом всемирного экономического кризиса и в Греции, и в Испании, и Украине начались одинаковые процессы

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Теряя свой человеческий потенциал, Украина теряет всякую перспективу

9 июл 2010 года

Политика мирного сосуществования, некий «социальный пакт» между трудом и капиталом, характерный для Европы конца 20-го века, похоже, сломан. Капитал проводит все более агрессивную политику против организованного труда. Не считаете ли вы, что под лозунгами кризиса мир входит в фазу дешевого труда, обесценения человеческого капитала?

Нет, не считаю. Мир не входит в фазу дешевого труда, и уж тем более, не входит в фазу обесценивания человеческого капитала. Более того, по моему глубокому убеждению, человеческий капитал сейчас имеет гораздо более важное значение, чем 100, 50 и даже 10 лет назад. Хотя бы потому, что меняется структура – даже не промышленного производства, а тех продуктов, которые удовлетворяют нынешние потребности человека. Возрастает роль интеллектуальных продуктов, в них вкладывается именно человеческий капитал. Постоянно растет значение творческой составляющей производственного процесса. То изменение структуры занятости, которое мы наблюдаем, как раз и связано с увеличением роли человеческого капитала. Но только сразу оговоримся, не надо все эти мировые тенденции переносить в Украину.

Если речь идет о европейском пути развития человечества, то это, безусловно, так. Даже неквалифицированный труд, который все-таки сохраняется, приобретает другое значение. Содержание этого труда становится другим. А то, что доля зарплат в себестоимости продукта стремительно возросла за последние несколько десятков лет, это тоже подтверждает, что, на самом деле, роль человеческого капитала, роль рабочей силы, как главной производительной силы, не уменьшается никоим образом.


А как же протесты против снижения зарплат и пенсий, которые прокатились по Европе?

То, что в Греции люди выходят на улицу, говорит не столько о том, что есть проблема, сколько о том, что есть очень хороший организатор для вывода людей на улицу в соответствии с этими проблемами. В Греции, во Франции очень сильные профсоюзы, и они сейчас вывели народ. На самом деле, и специалисты, и функционеры – все прекрасно понимают, что нельзя обойтись без повышения пенсионного возраста. Нельзя обойтись без урезания зарплат, нельзя обойтись без сокращения государственных служащих. Таких социальных программ бюджеты просто не выдерживают. Экономический кризис к этому привел. Так любое хозяйство понимает, что «по одежке нужно протягивать ножки». То же самое и государственный режим, и государственный бюджет. Поэтому проблемы Греции, проблемы Франции, Германии, хотя и в меньшей степени, – они связаны, еще раз повторяю, не столько с тем, что приходится урезать социальные затраты бюджета, сколько с тем, что есть очень мощный организатор-катализатор, который может организовать массовые протесты.


Что касается стоимости человеческого капитала, то мощные компьютеры сначала стоят очень дорого, а затем каждый год дешевеют. Не произойдет ли так же и с квалифицированным высокоинтеллектуальным трудом?

Как только речь идет о замене изготовления штучного товара серийным производством, конечно, стоимость такого товара падает. Работа есть, – зарплаты нет. Работая продавцом на рынке можно заработать гораздо больше, чем, будучи учителем или инженером, именно потому, что на этот вид деятельности имеется платежеспособный спрос у работодателей.


В экономически развитых странах сформированы высокие стандарты уровня жизни, достижение которых обеспечивается главным образом доходами от занятости, и именно это является важным мотивом активизации поведения населения на рынке труда. У нас же – «с точностью до наоборот». Кому выгодна дешевая рабочая сила?

Здесь необходимо остановится на нескольких причинах удешевления рабочей силы. Первое – это то, что у нас структура производства такая, что дешевая рабочая сила действительно выгодна. Второе, – это то, что в значительной мере дешевую рабочую силу мы унаследовали от Советского Союза. Только тогда искусственное сдерживание стоимости рабочей силы сопровождалось искусственным же сдерживанием цен на многие товары и услуги. Практически бесплатными были жилье, медицина, образование. Большой социальный пакет получали рабочие в плане оздоровления, содержания детей в детских учреждениях – все это было практически бесплатным. Но, когда мы отказались от второй части этого взаимосвязанного, более-менее сбалансированного комплекса ценообразования на рынке труда, мы, по идее, должны были отказаться и от искусственного сдерживания роста стоимости рабочей силы. Работодатель, по крайней мере, в лице государства, должен был пойти на повышение стоимости рабочей силы, но… извините, получилось, так как получилось. А поскольку на этот вызов не отреагировало должным образом государство, смешно было бы ожидать, чтобы на него адекватно отреагировал бизнес.

Бизнесу глубоко плевать на все социальные гарантии. Для того, чтобы бизнес занимался субсидированием рабочих и их семей, их социальной защитой, его нужно к этому стимулировать – либо экономическими методами, либо административными. Сам по себе бизнес, в лучшем случае, может заниматься благотворительностью, но отнюдь не обширными социальными программами. Никогда не поверю, что наши бизнесмены только и мечтают о том, как бы построить базу отдыха для своих рабочих. Функция бизнеса – получить максимальную прибыль.

Государство, если это умное государство, которое думает о своем будущем и заботится, чтобы наиболее квалифицированное, мобильное и активное население не уезжало на работу за рубеж, такое государство находит рычаги влияния и стимулы для того, чтобы бизнес вел себя достойно по отношению к своим рабочим. Платил достойную зарплату, создавал надлежащие условия труда, вовремя платил налоги и взносы на социальное страхование. Т.е. социальная ответственность бизнеса должна хорошо стимулироваться государством. А уже методы этого стимулирования могут быть разными.

Поскольку у нас дешевая рабочая сила, то, на первый взгляд, бизнесу это выгодно. Но, на самом деле, это выгодно только тому бизнесу, который работает по принципу «хап-драп». То есть, получая сиюминутную выгоду, такие «предприниматели» абсолютно не заботятся о том, что будет через 10–15 лет.

Третий момент. На Западе высокая заработная плата платится вовсе не потому, что бизнес так хочет. А потому, что бизнес прекрасно понимает, что квалифицированную рабочую силу за низкую цену он не приобретет. И это в значительной степени объясняет достаточно высокий спрос на украинскую рабочую силу за рубежом: квалификация и обучаемость людей достаточно высоки, а запросы – минимальны. Наши граждане легко соглашаются работать на условиях, на которые никогда не согласятся местные жители.

И четвертое: из-за того, что в Украине рабочая сила дешевая, в страну не идут инвестиции. Это происходит потому, что при низкой стоимости рабочей силы работодателю выгоднее нанять десять рабочих, чем купить один станок. Если нет инвестиций и современных технологий, нет высокой производительности труда и стимулов для развития производства, нет и причин повышать рабочим зарплату. Круг, таким образом, замыкается. Разорвать его, по моему убеждению, могло бы, и обязано это сделать государство. Ну, конечно же, не в 2009 или 2010 году, когда грянул кризис, и так много времени упущено. Это нужно было делать в 2006–2007 годах. На опыте Польши очень четко видна такая взаимосвязь: когда поднялась зарплата, вслед за этим пошел рост экономики, а не наоборот.

Мы же, к сожалению, пошли на «кусочное» повышение зарплаты и не получили адекватного роста экономики. У нас рост зарплаты, вроде бы и опережал рост экономики, но еще надо разобраться, был ли это реальный рост зарплаты, или просто вывод ее части из теневого денежного оборота, а это отдельный непростой вопрос. Ведь если отсечь из статистики роста потребительского спроса ту часть, которая учтена в виде роста потребительских кредитов, а мы пытались это делать, особого повышения доходов населения мы не увидели. И появляются сомнения, был ли вообще этот рост заработных плат. Вполне возможно, что это была детенизация доходов, и она сказалась не на благосостоянии людей, а на увеличении поступлений от налогов.

Приведем такую цитату: «Уровень бедности в Украине – 27%. Часто наблюдаем парадоксальную ситуацию, когда двое работающих не могут прокормить двоих детей», – говорит нынешний министр труда и социальной политики Василий Надрага. Есть ли пути решения проблемы часто встречающейся бедности работающих людей?

Зарплаты повышать, безусловно, нужно. Но бизнес поднимет их только после того, как это сделает государство. В бизнес-структурах зарплата всегда будет несколько выше, чем в госсекторе. И на крупных предприятиях это так и есть. Но, по нашим наблюдениям, официальная зарплата в частном секторе в среднем, всегда примерно на 20% ниже, чем в государственном.

Я не верю, что на крупных предприятиях, где работают 5–6 тыс. человек, зарплату могут платить «по-черному». Директор и главный бухгалтер должны быть не в своем уме, чтобы пойти на это. На малых же предприятиях минимальная допустимая часть зарплаты выплачивается официально, а все остальное – в конвертах. Поэтому так важно проводить мероприятия по детенизации экономики.

Если сравнивать ВВП и зарплату на одного работающего в Украине и в других соседних европейских странах (мы не говорим о Германии или Австрии, а берем лишь страны бывшего социалистического лагеря), то по ВВП мы проигрываем значительно меньше, чем по зарплате. И хотя это показатели 3–4 летней давности, поскольку после резкого падения курса гривны и развития кризисных явлений в украинской экономике трудно привести все эти показатели к сравнимым величинам, они свидетельствуют о том, что уровень эксплуатация труда в Украине выше, чем в соседних странах. Исключение составляют только Россия и Болгария.


Какими могут быть дальнейшие потери украинского общества в отношении социальных прав и гарантий в ходе дальнейшего обострения кризиса?

Наше общество имеет высокие темпы депопуляции – быстро стареет, а предложение рабочей силы неумолимо сокращается. Если прибавить к этому миграционный отток (который неизбежен в условиях двукратной разницы оплаты труда в нашей и в соседних странах), то наш единственный оставшийся ресурс –квалифицированная рабочая сила – оказывается под угрозой.

Металлургия, химия и другие наши «конкурентоспособные» отрасли зиждятся либо на благоприятной мировой конъюнктуре, либо на доступе к дешевым энергоносителям. Но если прислушаться к прогнозам авторитетных глобалистов, то они утверждают, что 21 век будет веком конкуренции не за нефть, газ и даже не за чистую воду, – это будет век конкуренции за квалифицированную рабочую силу.

Мы же своими руками уничтожаем то единственное конкурентное преимущество, которое все еще имеем, и которое фиксируют все без исключения мировые рейтинги, – квалифицированную рабочую силу и научно-инженерный потенциал. Украина в некоторых рейтингах по этим показателям попадает даже в первую десятку мировых лидеров. И если мы хотим сохранить это преимущество, мы должны сражаться за высокий уровень образования, за то, чтобы у всех граждан был доступ к этому образованию, чтобы наши обладатели незаурядных умов и рабочих рук перестали вымирать в трудоспособном возрасте. Мы должны создавать стимулы, чтобы люди оставались работать в своей стране.

Если же люди, оставаясь в Украине, делают ставку на социальную помощь, случайный заработок и алкоголь, это все равно, что они эмигрировали как носители квалифицированной рабочей силы.


Входит ли в планы нашей власти конкурировать за молодых и мобильных, талантливых людей, у которых сегодня есть выбор?

В последние 25 лет все без исключения украинские правительства думают лишь о том, как бы «заштопать дыры» и решить неотложные, текущие задачи. Но до тех пор, пока правительство не начнет думать о будущем, инициировать программы на 10, 20 и более лет, развивать лучшее из того, что начинали делать его предшественники, успеха и прогресса ожидать не приходится. И только тогда начнется реальная борьба за молодежь, которая призвана реализовать все эти долгосрочные задачи.


Каково на сегодня место Украины в мировом разделении труда?

Сегодня, к сожалению, Украина – это сырьевой придаток. Мы, чем дальше, тем больше скатываемся на положение экономики латиноамериканского типа. Это сырьевая экономика с колоссальным расслоением общества на богатых и бедных, с дешевой рабочей силой. Мы, начиная с конца 1990-х годов, проводим мониторинг бедности в Украине. Это анализ зависимости доходов граждан от различных факторов, статистика доходов и показатели расслоения общества на богатых и бедных.

Проблема состоит в том, что сегодня единственным серьезным протектором от бедности является наличие высшего образования. Это было в 1999–2000 году, когда наблюдался максимальный спад экономики. Это справедливо и сегодня. Парадоксально, но даже при торговле на рынке, где, казалось бы, все в равных условиях, высшее образование дает его обладателям определенные преимущества и более высокий заработок.

И население, оказывается, это прекрасно видит в повседневной жизни и старается дать высшее образование своим детям. А это рождает спрос на высшее образование, который не всегда может быть удовлетворен. Это быстро почувствовали предприимчивые дельцы от образования, сообразив, что образование – очень доходный бизнес. В связи с этим диплом о высшем образовании далеко не всегда свидетельствует о том, что его обладатель овладел определенной суммой знаний и умений. Очень много вопросов возникает к периферийным училищам и техникумам, которые внезапно стали «академиями» и даже «университетами». Качество образования во многих, наспех аккредитованных, учебных заведениях оставляет желать лучшего. А, опустив планку высшего образования, мы опустили планку профессионального уровня научных работников, преподавателей. На фоне стремительной миграции научной молодежи и специалистов, мы наблюдаем рост числа кандидатов и докторов всевозможных наук. При этом есть все основания утверждать, что многие «нынешние» диссертации заметно уступают квалификационным работам старой, «советской» научной школы. Опустив планку уровня научных работников и преподавателей, мы получили снижение уровня подготовки аспирантов и студентов, заметно деградирует высшее образование в целом. А опустив планку высшего образования, мы неминуемо опускаем планку средней школы, ведь в школы приходят неграмотные учителя, и все неумолимо движется вниз.

Мы сегодня в прессе, на всевозможных круглых столах говорим о чем угодно, но только не об этих, кричащих проблемах. Дело не в том, что мы теряем в количестве квалифицированных специалистов, особенно молодежи, – за счет низкой рождаемости и миграции. Дело в том, что мы безвозвратно теряем качество их подготовки.

Любая страна жива своим человеческим потенциалом, и только. Ничего другого у нее нет. Арабские страны, после того как у них появились «нефтяные» деньги, начали подтягивать свой национальный человеческий капитал, давая хорошее образованием всем желающим и способным его получить. Если мы этого не делаем, мы рано или поздно потеряем свое основное конкурентное преимущество, которое до сих пор у нас было и даже еще есть. По уровню образования населения нас уже догнали такие страны как Польша, Чехия, Словакия, страны Прибалтики. Мы проигрываем по темпам наращивания человеческого капитала многим развивающимся странам.

ВВП сегодня может расти быстрее или медленнее, но это не имеет решающего значения для долговременной перспективы страны, тем более, что нынешние темпы его роста все равно не позволяют нам догнать развитые страны. Но, теряя свой человеческий потенциал, Украина действительно теряет всякую перспективу.

Беседу вел Виктор Сизонтов

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Родился бедным? Тебе не повезло!

Артерии и «социальные лифты» общества закупориваются. Шансы карьерного роста, социальная мобильность снижается, и, что еще хуже, падает доверие людей друг к другу, что заметно среди всех классов общества, но более всего – среди бедных. Столь восхваляемый «гибкий рынок труда», означает лишь мир, в котором такая принципиально важная вещь, как профсоюз, оказывается не у дел, а с работниками обращаются как с собственностью. Это представляет смертельную угрозу семьям рабочих, и их шансам дать своим детям вдохновение и жизненные силы.

В Британии становится все меньше социального разнообразия и знаний: в условиях нынешнего капитализма компетентные люди просто не могут никуда пробиться; они становятся жертвами социальных предрассудков и настроений. Они просто не знают, что делать, поскольку эффективная государственная политика должна идти вразрез с господствующими инстинктами консерваторов.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Ольга Пищулина, заведующая отделом социальной политики Национального института стратегических исследований

Что бы ни говорили о безработице, украинский рынок труда – дефицитный

Елена Веселкова, старший консультант группы Human Capital, Ernst & Young, Алексей Нимченко, консультант группы Human Capital, Ernst & Young

Общей проблемой является низкая культура труда

Олександр Вишняк, доктор соціологічних наук, директор фірми «Юкрейніан соціолоджі сервіс»

Пока Украина борется против внешних инвесторов, маленькая Словакия с их помощью создала 100 тыс. рабочих мест

Богдан Данилишин, Голова Ради по вивченню продуктивних сил України НАН України

За примарні вигоди низької оплати праці і підприємці, і все суспільство платять непомірно високу ціну. Частина 2

Богдан Данилишин, Голова Ради по вивченню продуктивних сил України НАН України

За примарні вигоди низької оплати праці і підприємці, і все суспільство платять непомірно високу ціну

Василь Юрчишин, к.ф-м.н., доктор наук з державного управління, директор економічних програм Центру Разумкова

Консервація розбіжності у рівнях номінальних доходів населення

Юрій Буздуган, голова Соціал-Демократичної Партії України

Головна проблема України, це порушення основних економічних балансів, насамперед - балансу споживання

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

Невозможно управлять государством, если не упорядочен рынок труда

Олег Верник, председатель Всеукраинского независимого профсоюза "Захист праці"

На «беспредел» капитала ответит «беспредел» труда

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Модель двухполюсного развития - крупного капитала и дешевого наемного труда, себя полностью исчерпала

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,203