В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Каков капитал, таков и труд

В течение более 200 лет представление о неизбежности борьбы между трудом и капиталом определяло стратегию компаний и корпораций, философию управления и трудовых отношений, политику и культуру капитализма. Сегодня мы становимся свидетелями окончания очередной эпохи в экономической истории человечества. Послевоенный «социальный пакт» между трудом и капиталом, основанный на политике их мирного сосуществования, сломан. Капитал фактически вышел из социального договора и проводит все более агрессивную политику против организованного труда. С приходом всемирного экономического кризиса и в Греции, и в Испании, и Украине начались одинаковые процессы.

В стране резко сократилось промышленное производство. Оказалось, что Украина не просто неконкурентоспособна, а раздираема главным противоречием капитализма – конфликтом труда и капитала. Капитал сконцентрирован в очень немногих руках, у остальных же нет ничего. Кроме того, кризис в Украине проявляется еще и в том, что миллиардерами становятся социально безответственные, незрелые люди, совершенно не отдающие себе отчет, к чему ведет обладание такими огромными капиталами в такой бедной стране.

И все это происходит на фоне отсутствия в стране качественных трудовых ресурсов, ибо за прошедшие годы люди, утратили мотивацию к труду, тем более труду качественному.

Все это не замедлило проявиться и в законодательном поле. Стала заметна активность власти в сфере регулирования труда. Возник проект нового Трудового Кодекса, идея почасовой оплаты труда и так далее. Что представляют собой эти инициативы – это попытки решения накопившихся проблем, полумеры, или что-то другое?

Чем чревата политика решения проблемы отношений «наемный труд – капитал» в пользу второго? Если этот баланс, сложившийся в послевоенное время, нарушен, и даже усиливается – к чему это может привести? До сих пор все попытки навязать украинскому обществу видение рынка труда исключительно со стороны работодателей, приводили только к социальным конфликтам.

Эпоха глобального производства, потребления и финансового взаимодействия также порождает много сложных вопросов. Поэтому «Диалог.UA» предлагает обсудить, при каких условиях мы получим оптимальные и сбалансированные отношения между трудом и капиталом? Есть ли в них место профсоюзам? Требует ли глобализация постоянного снижения зарплат и повышения безработицы? Как сделать так, чтобы в Украине создавались новые рабочие места, которые давали бы людям достойный заработок?

Экономический кризис, который разразился в экономически развитых странах Запада и распространился на остальной мир, включая и Украину, вновь поставил вопросы о справедливости распределения прибавочного продукта, об отношениях труда и капитала, о социальной справедливости. Вновь возвращаются те вопросы, которые были свойственны началу и середине 20 столетия.

Открытым остается лишь вопрос – как они будут решены?!

Свернуть

В течение более 200 лет представление о неизбежности борьбы между трудом и капиталом определяло стратегию компаний и корпораций, философию управления и трудовых отношений, политику и культуру капитализма. Сегодня мы становимся свидетелями окончания очередной эпохи в экономической истории человечества. Послевоенный «социальный пакт» между трудом и капиталом, основанный на политике их мирного сосуществования, сломан. Капитал фактически вышел из социального договора и проводит все более агрессивную политику против организованного труда. С приходом всемирного экономического кризиса и в Греции, и в Испании, и Украине начались одинаковые процессы

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Что бы ни говорили о безработице, украинский рынок труда – дефицитный

23 июл 2010 года
Что бы ни говорили о безработице, украинский рынок труда – дефицитный: Что бы ни говорили о безработице, украинский рынок труда – дефицитный

Ольга Пищулина, заведующая отделом социальной политики Национального института стратегических исследований

Какие тенденции на рынке рабочей силы, связанные с экономическим кризисом, наблюдаются в Европе, и как они преломляются в украинских экономических реалиях?

Если смотреть на антикризисные шаги, которые предпринимались в европейских странах, то общие тенденции таковы, что эти меры были направлены на сбережение рабочей силы. Безусловно, есть отдельные попытки сокращения заработных плат, экономии бюджетных средств, которые всеми европейскими правительствами воспринимаются как временные, и регламентируются жесткими рамками законодательства, которое неуклонно выполняется. Это связано с тем, что в европейских странах проблематика рынка труда является центральной, поскольку именно стоимость рабочей силы определяет, в конце концов, стоимость товара.

Если говорить о процессах, которые происходят на рынке труда в Украине, то главная проблема заключается в том, что государственная политика по регулированию рынка труда в Украине практически отсутствует. Те меры, которые предпринимались еще в 1990-х годах, они наложили определенную специфику адаптации рынка труда к тем условиям, которые складываются в данный момент. Эта специфика заключалась в том, что отсутствовал процесс структурных реформ и структурных изменений – ни релокация персонала, ни реструктуризация производства в стране не проводились. И адаптация проводилась путем снижения заработной платы, задержки ее выплат, а реформы, на которые возлагались такие большие надежды, вообще не проводились. Причем, когда в Украине говорили о том, что страну ожидает высокий уровень безработицы, то это предполагалось по аналогии с Восточно-Европейскими странами. Там высвобождение трудовых ресурсов достигало десятков процентов, например, в Польше – 25 %. Но это было связано с реальными реформами на рынке труда: реструктуризацией производства, релокацией рабочей силы – многие поляки находили себе работу за рубежом.

А Украина пошла своим путем – проблема переизбытка рабочей силы решалась через снижение зарплат, сокращенный рабочий день и тому подобные меры. Это привело к резкому снижению стоимости рабочей силы, и единственный ресурс, на который сегодня не ориентируется наш крупный предприниматель, создавая новое производство, – это цена рабочей силы. Она настолько низка, что ее возможные изменения просто не принимают во внимание при долгосрочном планировании. Риски, связанные с изменением стоимости энергоресурсов, учитывается практически во всех проектах, тогда как стоимость рабочей силы считается величиной малозначимой.

В Украине, на сегодня, один из самых низких уровней безработицы. Даже если производить расчеты по методике Международной организации труда, которая несколько отличается от принятой в Украине, у нас безработица составляет порядка 7%, тогда как в странах Западной Европе минимальная безработица составляет 8–9 %.

По оценкам Центра занятости, у нас около 600 тыс. безработных, которые зарегистрированы официально. То есть, безработица как таковая, проблемой в Украине не является. Главная наша проблема – низкая цена труда. Люди просто не хотят работать за такую низкую заработную плату. Хотя, безусловно, в регионах, в маленьких городах проблема безработицы существует, поскольку не везде можно найти работу.

Но параллельно с безработицей существует другая проблема – дефицит кадров. С 2008 года потребность в кадрах несколько снизилась, но в крупных городах нехватка квалифицированных кадров наблюдалась даже в момент кризиса. Вплоть до того, что в крупных городах даже юристов иногда не хватает.

Это говорит о противоречивом и амбивалентном характере рынка труда и поэтому те меры, которые во время кризиса предпринимают страны Центральной и Западной Европы, для нас не очень актуальны. Поскольку там стоит задача переждать кризис и сохранить рабочие ресурсы до лучших времен.

У нас же есть уникальная возможность попытаться выйти на элементы реформирования. Но шаги эти не просты: речь и идет о реконструкции, о модернизации рынка труда, о переподготовке и перепрофилировании кадров. А вот хватит ли для такого реформирования политической воли, средств и желания власти – этот вопрос остается открытым.

Структурные реформы предполагают колоссальное высвобождение трудовых ресурсов, пойдет ли на это правительство? Для повышения эффективности экономики такие меры предпринимать необходимо, но для этого нужна очень сбалансированная государственная политика в отношении трудовых ресурсов.

Надо очень четко понимать, сколько и какого профиля готовится специалистов. Как они соответствуют потребности рынка труда, где спрос и предложение серьезно отличаются. И государство не имеет здесь сбалансированной политики, которая могла бы приводить спрос и предложение рабочей силы в соответствие, необходимое для развития рынка. Все это необходимо просчитывать, моделировать, но в ближайшие годы это вряд ли будет делаться на уровне государства. Такими расчетами сегодня правительство не располагает, хотя специализированные институты, которые по роду своей деятельности должны располагать такой информацией и доводить ее до руководства страны все еще имеются.


Какие проблемы рынка труда можно решить путем повышения пенсионного возраста?

Проблема старения населения является той катастрофой, с которой столкнулась Европа еще до кризиса, а кризис заставил взглянуть на нее по-новому. И проблема тут не столько в увеличении продолжительности жизни, сколько в снижении рождаемости. Когда количество пенсионеров приближается к количеству работающих, солидарная система пенсионного обеспечения перестает работать. Сейчас стоит задача разгрузить каким-то образом пенсионный фонд в долгосрочной перспективе. В первую очередь, – через повышение рождаемости.

Что касается более позднего выхода на пенсию, то во многих отраслях и видах деятельности этот подход вполне оправдан, хотя на этот счет имеются разные мнения.

При таком подходе, в краткосрочной перспективе ситуация, действительно может измениться к лучшему. Но в долгосрочной перспективе ее положительные моменты не так очевидны.

Реформирование пенсионной системы предполагает новый, более высокий уровень обеспечения жизненного уровня людей, достигших пенсионного возраста. В первую очередь, речь идет о диверсификации пенсионного портфеля, чтобы человек, вышедший на пенсию, получал ее из разных источников. Это могут быть и государственный, и частные накопительные фонды. Важно, чтобы человек, вышедший на пенсию, как можно меньше потерял в доходах по сравнению с тем периодом, когда он активно работал на компанию. У нас в этом направлении реформа провалена, а если еще точнее, то и не начиналась. Введен в действие лишь, так называемый, третий уровень, который предполагает участие в выплате зарплат негосударственных накопительных фондов. Но и он охватывает пока слишком мало будущих и настоящих пенсионеров.

В нашей истории есть те или иные перегибы. Если во времена Советского Союза дискриминированным слоем населения были люди молодого возраста, – например, стать руководителем крупного предприятия можно было, лишь на склоне лет. То сейчас маятник качнулся в другую сторону, и в работе все чаще отказывают людям в возрасте.

Но если посмотреть на наш рынок труда, то он является дефицитным в обеспечении квалифицированной рабочей силой, что бы ни говорили о высоком уровне безработицы.

И если во многих странах, включая Россию, разворачиваются программы по возвращению своих граждан, которые выехали на работу за рубеж, то у нас в Украине пока таких программ нет. И пока прожиточный минимум пребывает на уровне 100 долларов, а стоимость жизни по ценам на продукты и услуги нередко превышает европейский уровень, вопрос о возвращении трудовых мигрантов будет оставаться открытым: никто сюда не поедет.

На самом деле, на сегодняшний день отсутствует мониторинг потребностей рынка труда. Есть тенденции приезда к нам низко квалифицированных зарубежных рабочих, но надолго они здесь не задерживаются.

В то же время, согласно ежегодным квотам иммиграции, устанавливаемым Кабинетом Министров по категории «высококвалифицированные специалисты и работники, в которых существует острая потребность», Кабмин квоты не устанавливает. Это поясняется тем, что мотивированные заявки от бизнеса на иностранных мигрантов практически не поступают.


Какие точки воздействия может найти государство, чтобы улучшить ситуацию в кадровом обеспечении экономики?

Знаете, с 1945 по 1956 год, экономика СССР, разрушенная войной, вышла на передовые рубежи в мире. А у нас за 20 лет растрачены все преимущества, которые были на старте, когда Украина обрела независимость. ВВП на душу населения в Беларуси сегодня вдвое выше, чем у нас. Но 20 лет – это почти треть того срока, который прожила Украина в составе СССР. За это время можно было бы многое успеть, было бы такое желание у нашего руководства. Если такого желания не будет, мы можем топтаться на месте многие десятилетия.


В каких направлениях есть возможности для реформ с быстрой отдачей?

Такие направления общеизвестны – это транспортная инфраструктура, ведь Украина не использует свой эксклюзивный транзитный потенциал. Если, например, в Канаде огромные средства вкладываются в дороги, чтобы на несколько часов сократить транспортировку грузов от океана до океана, то у нас главная оценка работы транспортников все еще дается по тому, дошел груз по назначению, или нет.

Строительство жилья, энергосберегающие технологии в жилищно-коммунальном секторе. С точки зрения государственного строительства эти отрасли мало заметны. Там, где они приватизированы они приносят неплохие доходы своим владельцам, но в развитие государства вклад этих отраслей до сих пор ничтожен. И здесь уже вопрос в том, что нам постоянно недостает по-настоящему государственного мышления на высших уровнях руководства государством. Кадры для выполнения четких заданий, направленных на укрепление и развитие государства, у нас все еще имеются. Они готовы работать во благо своего государства. Но чтобы они могли гордиться своей страной, им нужны лидеры, которые бы нашли в себе волю инициировать в стране перемены, необходимые всему государству, а не только небольшим группам его граждан.

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Родился бедным? Тебе не повезло!

Артерии и «социальные лифты» общества закупориваются. Шансы карьерного роста, социальная мобильность снижается, и, что еще хуже, падает доверие людей друг к другу, что заметно среди всех классов общества, но более всего – среди бедных. Столь восхваляемый «гибкий рынок труда», означает лишь мир, в котором такая принципиально важная вещь, как профсоюз, оказывается не у дел, а с работниками обращаются как с собственностью. Это представляет смертельную угрозу семьям рабочих, и их шансам дать своим детям вдохновение и жизненные силы.

В Британии становится все меньше социального разнообразия и знаний: в условиях нынешнего капитализма компетентные люди просто не могут никуда пробиться; они становятся жертвами социальных предрассудков и настроений. Они просто не знают, что делать, поскольку эффективная государственная политика должна идти вразрез с господствующими инстинктами консерваторов.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Елена Веселкова, старший консультант группы Human Capital, Ernst & Young, Алексей Нимченко, консультант группы Human Capital, Ernst & Young

Общей проблемой является низкая культура труда

Олександр Вишняк, доктор соціологічних наук, директор фірми «Юкрейніан соціолоджі сервіс»

Пока Украина борется против внешних инвесторов, маленькая Словакия с их помощью создала 100 тыс. рабочих мест

Элла Либанова, директор Института демографии и социальных исследований НАН Украины

Теряя свой человеческий потенциал, Украина теряет всякую перспективу

Богдан Данилишин, Голова Ради по вивченню продуктивних сил України НАН України

За примарні вигоди низької оплати праці і підприємці, і все суспільство платять непомірно високу ціну. Частина 2

Богдан Данилишин, Голова Ради по вивченню продуктивних сил України НАН України

За примарні вигоди низької оплати праці і підприємці, і все суспільство платять непомірно високу ціну

Василь Юрчишин, к.ф-м.н., доктор наук з державного управління, директор економічних програм Центру Разумкова

Консервація розбіжності у рівнях номінальних доходів населення

Юрій Буздуган, голова Соціал-Демократичної Партії України

Головна проблема України, це порушення основних економічних балансів, насамперед - балансу споживання

Владимир Балабанович, председатель Профсоюза работников сферы предпринимательства

Невозможно управлять государством, если не упорядочен рынок труда

Олег Верник, председатель Всеукраинского независимого профсоюза "Захист праці"

На «беспредел» капитала ответит «беспредел» труда

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Модель двухполюсного развития - крупного капитала и дешевого наемного труда, себя полностью исчерпала

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,082