В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

В августе Украина отметила 19-ю годовщину своей независимости. Согласно ст. 5 ныне действующей Конституции, «Украина является республикой. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Украине является народ. Народ осуществляет власть непосредственно и через органы государственной власти и органы местного самоуправления».

Де-юре – то, что Украина является республикой – факт никем не оспариваемый. Но вот «де-факто»… все выглядит несколько иначе.

Респу́блика (лат. res publica, «дело народа»). Республика, – это государство, где живут граждане, а не просто индивиды с определенной национальной идентичностью. При этом граждане являются участниками общего политического проекта, что подразумевает соблюдение их прав и выполнение ими своих обязанностей.

В настоящее время из 194 государств мира более 140 являются республиками. Но что стоит за этим определением? Слова, которые используются в современной политике, часто имеют иное значение чем то, которое они имели раньше. Не менее частой является ситуация, когда политический лексикон меняется «на ходу», а понятиям дается новое, нетрадиционное значение. Политологи, историки и юристы иногда вспоминают об этом, когда пользуются такими расплывчатыми концептами, как, например, «суверенитет», «конституция», «государство», «федерализм», «коррупция» или «республика».

Многие считают слово «республика» размытым и имеющим противоречивые значения. Тем не менее, в настоящее время это слово проходит через изменение смысла, делающее его бесспорным двигателем политического обновления. В современном политическом языке четко просматривается оттенок республиканства.

Как объяснить появление этой внезапной и мощной республиканской волны в интеллектуальных поисках политических аналитиков? Как могло случиться, что за 19 лет независимости государства ни в обществе не сформировалось социально активное и политически ответственное ядро, ни во власти не выкристаллизовались ориентированные на развитие страны (ее проекта) элиты? Что может объединять людей в рамках одного государства? Способен ли рост социального капитала консолидировать украинское общество?

На практике, республиканство это нечто значительно большее, чем бесконечные дискуссии. Недавний подъем интереса к этим идеалам широко распространился в мире как новое политическое течение – неореспубликанство. В известной статье Ричарда Даггера (Richard Dagger, 2006), дается обзор четырех важных составляющих республики 21-го века: политическое равенство, свобода как самоуправление, совещательная политика и гражданские ценности.

В то же время, сложилось представление о гражданстве как о довольно пассивной вещи: граждане голосуют на выборах, и на этом их политическая активность заканчивается. А требование политической активности в правящих политических кругах до сих пор считается неразумным и даже опасным. Однако основным вызовом нового времени как раз и является создание более активного и демократического идеала гражданства. Со всеми вытекающими последствиями для правящих элит и будущего страны, ибо это позволило бы сократить разрыв между властью и обществом в ближайшее время относительно одинакового восприятия исторических и стратегических ориентиров.

Свернуть

В августе Украина отметила 19-ю годовщину своей независимости. Согласно ст. 5 ныне действующей Конституции, «Украина является республикой. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Украине является народ. Народ осуществляет власть непосредственно и через органы государственной власти и органы местного самоуправления».

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Что может прорасти из республиканской традиции

30 авг 2010 года

Отвечает ли тот тип республики, к которому принадлежит Украина, запросам современного украинского общества? И какая эта республика, в ее украинском варианте? Чего ей не хватает?

Вопрос изначально задан немного неверно. Начну с небольшого сравнения, возможно, не совсем уместного, но очевидного. К стандартному перечню основных мировых религий, помимо христианства, ислама и иудаизма, иногда добавляют буддизм. И в строчке «религия» в энциклопедическом описании какого-либо государства, вполне может фигурировать фраза – 65% населения исповедуют буддизм. Хотя такое утверждение в корне неверно. Буддизм – это религиозно-философское учение, духовная практика, а не религия.

Вот точно так же с термином «республика». В хрестоматии вы найдете определение республики как формы государственного правления, но на практике это понятие в ходе своей длинной истории очень деформировалось, расширилось, размылось. Республик стало слишком много и они все кардинально разные, типологий республик настолько огромное количество, что странным начинает казаться как много подвидов чего-то одного может существовать.

Поэтому в наше время разумнее говорить не о республиках. Почему? Потому что, говоря о них, максимум, что можно сделать, это придумать новый тип республики, осознав, что Украина, например, ни к одному чистому и даже смешанному типу полностью не относится, а зачем нам с вами это нужно, такое фантазирование.

О чем тогда имеет смысл говорить? О республиканской традиции. А если еще более сузить предмет, то о традиции гражданского республиканизма. Таким образом, мы от понятия «формы правления» уходим к способу регулирования отношений между обществом и властью, а также внутри самого общества.

Вы спросите, в чем же разница? Но вот вдумайтесь, - форма правления, это то, каким образом власть нами управляет. И наличие президента, выборов и парламента, который принимает законы, на этот вопрос отвечает. Вот так власть и управляет, с помощью вот этих политических акторов. И именно из-за узости такого подхода, все, даже самые по своей сути авторитарные страны, называются республиками. Ведь у них чаще всего есть и президент, и выборы, и парламент и еще масса элементов, присущих республикам. А республиканская традиция, - это способ регулирования отношений. То есть как правила дорожного движения, - всегда есть как минимум две полосы. То есть это нам анализировать гораздо интереснее, так как речь идет о связи, интеракции, коммуникации.


И какова она, украинская республиканская традиция? Как соотносится гражданский республиканизм в Украине с развитием гражданского общества, как такового? Какая из этих двух категорий первична?

Первым элементом республиканской традиции, который прольет свет на это понятие и на его проявления в Украине, является проблематика гражданской свободы. Это очень важная категория, так как она не только показывает социальную динамику, но и отвечает на очень острые вопросы.

Например, на такой, - когда в государстве, названном республикой, проходят выборы, является ли это истинным моментом волеизъявления народа или только «галочкой» напротив характерной каждой республике процедуре? Ограничься мы с вами понятием республики исключительно как формой правления, ответ был бы прост, - «если выборы есть, то уже хорошо, ведь это по-республикански». Но мы, же смотрим на способ регулирования отношений, а он включает не только факт присутствия политического процесса или института, но и его характер. Изучая порядок, основные черты и исход проведения выборов в Украине за годы независимости, мы можем дать ответ гораздо шире, и сделать первые выводы о нашей республиканской традиции вот в этом конкретном аспекте.

Получало ли общество с каждыми следующими выборами все больше вариантов для выбора? Как менялась явка? Насколько самостоятельно формировалась у каждой прослойки общества позиция относительно кандидатов? Какова была роль пропаганды и была ли она чрезмерно напористой? Все это – вопросы, который задает человек, анализирующий республиканскую традицию. И они помогают получить гораздо более широкую картину.

Второй элемент – формы политического и неполитического участия граждан в жизни общества. Вот тут я отвечу на ваш вопрос касательно гражданского общества и традиции гражданского республиканизма. Первична традиция республиканизма. Именно она, по сути, и подталкивает общество, как социальный организм, на приобретение политических характеристик, то есть на построение каркаса отношений с властью и обустройство рычагов для влияния на последнюю. Вот почему в странах Западной Европы есть гражданское общество, а в Африке, например, нет. Потому что гражданское общество Франции или Германии вырастало из республиканской традиции, а государства Африки такой традиции не имели, республиками их просто формально назвали.

Третьим основным элементом я бы назвал гражданскую культуру, в которую включаются все ценности, моральные устои и повседневные практики социальных акторов. То есть, по каким законам общество варится внутри себя и, что очень важно для Украины, что общество позволяет с собой делать? Такого рода самоуважение – очень весомая категория гражданского дискурса, но ей мало уделяют внимания. Но перечень элементов, которые составляют республиканскую традицию, не исчерпывается, я назвал лишь самые ключевые.


Какой из описанных Вами элементов наиболее слаб в украинской республиканской традиции, а что может стать катализатором нашего развития?

Вы знаете, как бы я не хотел придраться к гражданской свободе или участию граждан в жизни общества, на самом деле все не так уж плохо. У нас не запрещены объединения граждан в организации, движения и партии, у нас бывают забастовки и те, кому нужно, умеют вовремя подключать свое лобби, когда ситуации становится кризисной. У нас можно оспаривать результаты выборов, есть наблюдатели и у нас был Майдан. То есть минимум задач выполнен. За эти почти двадцать лет независимости общество очень во многом раскрепостилось и освободилось.

Но в том, что касается гражданской культуры, я прогресса не наблюдаю. Скорее наоборот. Отсутствие навыков грамотной коммуникации друг с другом и низкий уровень развития базы ценностей, - это наша беда. Обычно насыщение этого идеологически-культурного пласта на себя берет интеллигенция, ученые, деятели культуры, но у нас эти люди либо уже уехали, либо ушли в другие, более прибыльные сферы деятельности. А вот как раз гражданская культура могла бы стать отменным катализатором развития республиканской традиции в Украине, ее созреванию и выходу на уровень европейского восприятия.

Беседу вела Мария Ещенко

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

«Капли росы» (сосуд пятый) (о со-бытиях и пере-живаниях)

Российский Кремль определил путь, который считает спасительным для России. Частью успеха на этом пути становится и победа «в» и «над» Украиной. Еще одной частью — подрыв и дискредитация евроинтеграционного проекта. Европа не будет воевать за Украину. Хотя бы потому, что война с Россией немыслима и недопустима для всех без исключения стран ЕС, а события в Украине, качество и компетенция украинской политической и бизнес-элиты, необустроенность общества скорее отталкивают, чем привлекают европейцев. Еще недавно украинские майданы воспринимались в ЕС как свежее дыхание и «молодая кровь» европейского проекта. Но как и 10 лет назад, сумбурность и многослойность революционного процесса, хроническая интеллектуальная незрелость и банальная жадность политических лидеров Украины приносят лишь разочарования. И если культурные границы Европы, как было и двести лет назад, меряются Уральским хребтом, геополитические границы после «волны расширения», снова откатываются к границам традиционной Центральной Европы. Той, которая без Украины.

Украины, которую мы знаем с 1991 года, уже не будет. Но Украина может быть. Другая. Если ее не только рассматривать на карте и защищать границу ценой тысяч жизней и гуманитарных катастроф, а если ее помыслить и представить как пока еще разорванное со-общество живых, разных, но готовых жить вместе людей. Вопрос – как?

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Кравчук Леонід Макарович, перший Президент України

Не можна змінити ситуацію в країні, не змінивши самого себе

Владимир Фесенко, директор Центра прикладных политических исследований «Пента»

Республіка – це «народна справа», але сам по собі народ здійснювати владу не може

Александр Майборода, доктор исторических наук, профессор

Если не будет реализована идея народного самоуправления, то настоящего республиканизма тоже не будет

Олександр Вишняк, доктор соціологічних наук, директор фірми «Юкрейніан соціолоджі сервіс»

В багатокультурній Україні президентська республіка є неприйнятною

Андрей Федоров, заместитель директора Европейского Института интеграции и развития

Необходимо искать иной способ интеграции граждан в общество

Игнат Захарченко, сотрудник Института Политических и Этнонациональных Исследований

Инсталляция республики завершена успешно

Алексей Крысенко, к.ф.н., заведующий отделом украино-российского регионального сотрудничества НИСИ

Головна ідея неореспубліканізму це повернення до “втраченого раю”

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

«Патріоти-республіканці всіх країн, єднайтесь!» - іншого шляху не існує.

Тимур Алексеєнко, науковий співробітник Vienna School of Governance

Республику нужно «выстрадать»

Квітка Остап, Директор центру соціологічних досліджень «КМС»

Рецепти “республіконаслідування”

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Республиканская идея как альтернатива идеи национального государства

Олег Проценко, Центр політичного консалтингу

Республіка небайдужих громадян – це ідеал до якого треба прагнути

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,269