В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

В августе Украина отметила 19-ю годовщину своей независимости. Согласно ст. 5 ныне действующей Конституции, «Украина является республикой. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Украине является народ. Народ осуществляет власть непосредственно и через органы государственной власти и органы местного самоуправления».

Де-юре – то, что Украина является республикой – факт никем не оспариваемый. Но вот «де-факто»… все выглядит несколько иначе.

Респу́блика (лат. res publica, «дело народа»). Республика, – это государство, где живут граждане, а не просто индивиды с определенной национальной идентичностью. При этом граждане являются участниками общего политического проекта, что подразумевает соблюдение их прав и выполнение ими своих обязанностей.

В настоящее время из 194 государств мира более 140 являются республиками. Но что стоит за этим определением? Слова, которые используются в современной политике, часто имеют иное значение чем то, которое они имели раньше. Не менее частой является ситуация, когда политический лексикон меняется «на ходу», а понятиям дается новое, нетрадиционное значение. Политологи, историки и юристы иногда вспоминают об этом, когда пользуются такими расплывчатыми концептами, как, например, «суверенитет», «конституция», «государство», «федерализм», «коррупция» или «республика».

Многие считают слово «республика» размытым и имеющим противоречивые значения. Тем не менее, в настоящее время это слово проходит через изменение смысла, делающее его бесспорным двигателем политического обновления. В современном политическом языке четко просматривается оттенок республиканства.

Как объяснить появление этой внезапной и мощной республиканской волны в интеллектуальных поисках политических аналитиков? Как могло случиться, что за 19 лет независимости государства ни в обществе не сформировалось социально активное и политически ответственное ядро, ни во власти не выкристаллизовались ориентированные на развитие страны (ее проекта) элиты? Что может объединять людей в рамках одного государства? Способен ли рост социального капитала консолидировать украинское общество?

На практике, республиканство это нечто значительно большее, чем бесконечные дискуссии. Недавний подъем интереса к этим идеалам широко распространился в мире как новое политическое течение – неореспубликанство. В известной статье Ричарда Даггера (Richard Dagger, 2006), дается обзор четырех важных составляющих республики 21-го века: политическое равенство, свобода как самоуправление, совещательная политика и гражданские ценности.

В то же время, сложилось представление о гражданстве как о довольно пассивной вещи: граждане голосуют на выборах, и на этом их политическая активность заканчивается. А требование политической активности в правящих политических кругах до сих пор считается неразумным и даже опасным. Однако основным вызовом нового времени как раз и является создание более активного и демократического идеала гражданства. Со всеми вытекающими последствиями для правящих элит и будущего страны, ибо это позволило бы сократить разрыв между властью и обществом в ближайшее время относительно одинакового восприятия исторических и стратегических ориентиров.

Свернуть

В августе Украина отметила 19-ю годовщину своей независимости. Согласно ст. 5 ныне действующей Конституции, «Украина является республикой. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Украине является народ. Народ осуществляет власть непосредственно и через органы государственной власти и органы местного самоуправления».

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Необходимо искать иной способ интеграции граждан в общество

20 сен 2010 года

С уходом президента Ющенко и национал-патриотов, наступил определенный идейный вакуум, который подается нам как торжество политики здравого смысла. Однако те вопросы, которые команда Ющенко пыталась решить, а на деле лишь обострила – например, проблему национального единства, новой власти все равно решать придется. Не могут ли тут пригодиться ей идеи республиканства, получившего на Западе в последние годы как бы «второе дыхание»?

На этот вопрос трудно ответить. Мо моему глубокому убеждению, для интеграции страны одних слов мало. Нужны конкретные политические шаги, ощутимые для населения страны социально-экономические меры, а не попытки протолкнуть новую идеологическую модель, возникшую к тому же не у нас, а в Соединенных Штатах Америки. То, что республиканизм должен обозначать у нас, мне пока не очень понятно. Само наше государство создавалось на совершенно других социально-экономических основаниях. Как можно привить модное иностранное понятие к нашей политической действительности, сказать трудно.

В то же время, действительно, политика, основанная на идее соборности, идентичности, монокультурализма приказала долго жить. Она не только никого не интегрирует, но ведет к распаду общества. Мало кто захотел жить в ющенковском культурном пространстве между Голодомором и пасекой. Потому на сегодняшний день действительно наблюдается определенный идеологический вакуум. Необходимо искать иной способ интеграции граждан в общество.

Если понимать под республиканизмом объединение граждан на основе европейских демократических принципов, то есть на основе защиты прав и свобод людей, сокращения разрыва между высшими и низшими классами, принципа терпимости к всевозможным меньшинствам – национальным, сексуальным, культурным, языковым и так далее, то такой республиканизм вполне приемлем. Вопрос заключается в том, как это все реализовывать? Ведь способы реализации этих идей на практике могут быть совершенно противоположными. В течение двадцати лет наше государство показало, что оно умеет говорить одно, а делать совершенно другое.

В истории были республики, в которых демократия существовала лишь для очень небольшого процента населения богатых. Учитывая растущее социальное расслоение в Украине, возможно, не идем ли мы именно к такому варианту политического устройства, которое обещает оказаться более или менее стабильным? Вспомним, что обещание стабильности было одним из важнейших предвыборных лозунгов Януковича.

Если мы пойдем назад, возвращаясь в историю древних полисов, или республиканского либерализма 19-го века, то, наверное, новой власти первым делом нужно установить имущественный ценз на выборах и запретить участвовать в них женщинам. Ограничение участия широких масс граждан в политической жизни, это и есть республиканизм старого толка. Однако, и в Европе, и в Америке в 20-м веке он оказался преодолен и пройден.

Тем не менее, мы видим определенные тенденции к установлению авторитарных режимов, причем не только где-нибудь в Ливии или Венесуэле, но и в гораздо более близких нам странах. Да что там, даже Украину некоторые американские политологи называют «конкурентной автократией». Не могут ли республиканские идеи «общего дела» оказаться удобным оправданием ущемления демократических свобод?

Я считаю, что понятия республики и демократии вообще трудно развести. Это почти одни и те же понятия, только переведенные с греческого на латынь, по большому счету. Вопрос не в этом. Что касается Ливии, то никакой демократии там нет, и никогда не было, там нет демократических традиций, хотя и есть определенное культурное и экономическое давление со стороны Запада. Каддафи как нормальный берберский царек в таких условиях вполне органичен. То же самое и в Венесуэле. Появление там Уго Чавеса это естественное следствие расслоения общества, которое двинулось по пути модернизации по американскому образцу. Однако оба правителя более-менее успешно решают те задачи, решение которых от них и ждало население. Но в Украине все немного иначе.

Прежде всего, мы должны понять, какую страну мы хотим иметь, насколько демократичную. Одно дело, это иметь демократические институты европейского типа, и совсем другое – сползать в азиатчину или латиноамериканщину. Существует еще один очень важный момент. Каддафи и Чавес пришли к власти в нефтедобывающих странах. Они могут удерживать власть, поддерживая социальную стабильность лишь потому, что там есть нефть и газ, причем им самим зимой обогревать население не надо, климат-то тропический. Кроме того, в их нефти и газе нуждаются их богатые соседи, которые не хотят с ними ссориться. Украина не обладает столь важным энергетическим ресурсом, который позволил бы нашим правителям не беспокоиться по поводу замечаний богатых соседей относительно антидемократических преобразований, сохраняя при этом спокойствие в стране. Я уже не говорю о том, что половина года у нас – отопительный сезон, а это всегда повод для беспокойства.

В отличие от нефтедобывающих стран, этих сырьевых придатков, наше государство живет за деньги народа, именно поэтому построение антидемократического режима в Украине невозможно. Государство просто не найдет средств, достаточных для проведения подобной политики. Для того, чтобы увековечить пребывание во власти существующей элиты, нужны огромные деньги, а этих денег нет. Мы не продаем газ, мы его покупаем. Даже наши олигархи – относительно бедные, если судить по списку журнала «Форбс». На создание и сохранение «республики для избранных» в Украине просто нет денег.

Тогда что же нам остается, если «республика для избранных» правящей элите не по карману? Выходит так, что единственный вариант для нынешней власти, если она хочет продлить свои дни, это пойти на уступки, дать народу то, что он хочет, попытаться опереться на так называемое гражданское общество?

Если говорить о гражданском обществе, то его надо выстраивать на основе самоуправления. Только надо понимать, что самоуправление, это минимальный экономический механизм, хорошо работающий тогда, когда применяется принцип субсидиарности, то есть местное самоуправление получает основные доходы на местах, и часть их передает в центр, а не наоборот, когда центр забирает все себе, выделяя затем дотации регионам. Сегодня у нас эта система выродилась, и практически в каждом селе появились административно-хозяйственные «банды», которые за взятки раздают общественные земли. Более серьезные функции эти органы просто не исполняют. Если же этим органам дать ту базу, которую они имеют в европейских странах, только тогда можно будет говорить и о самоуправлении, и об интеграции общества, и об идеях республиканизма.


Беседе вел Андрей Маклаков

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

«Капли росы» (сосуд пятый) (о со-бытиях и пере-живаниях)

Российский Кремль определил путь, который считает спасительным для России. Частью успеха на этом пути становится и победа «в» и «над» Украиной. Еще одной частью — подрыв и дискредитация евроинтеграционного проекта. Европа не будет воевать за Украину. Хотя бы потому, что война с Россией немыслима и недопустима для всех без исключения стран ЕС, а события в Украине, качество и компетенция украинской политической и бизнес-элиты, необустроенность общества скорее отталкивают, чем привлекают европейцев. Еще недавно украинские майданы воспринимались в ЕС как свежее дыхание и «молодая кровь» европейского проекта. Но как и 10 лет назад, сумбурность и многослойность революционного процесса, хроническая интеллектуальная незрелость и банальная жадность политических лидеров Украины приносят лишь разочарования. И если культурные границы Европы, как было и двести лет назад, меряются Уральским хребтом, геополитические границы после «волны расширения», снова откатываются к границам традиционной Центральной Европы. Той, которая без Украины.

Украины, которую мы знаем с 1991 года, уже не будет. Но Украина может быть. Другая. Если ее не только рассматривать на карте и защищать границу ценой тысяч жизней и гуманитарных катастроф, а если ее помыслить и представить как пока еще разорванное со-общество живых, разных, но готовых жить вместе людей. Вопрос – как?

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Кравчук Леонід Макарович, перший Президент України

Не можна змінити ситуацію в країні, не змінивши самого себе

Владимир Фесенко, директор Центра прикладных политических исследований «Пента»

Республіка – це «народна справа», але сам по собі народ здійснювати владу не може

Александр Майборода, доктор исторических наук, профессор

Если не будет реализована идея народного самоуправления, то настоящего республиканизма тоже не будет

Олександр Вишняк, доктор соціологічних наук, директор фірми «Юкрейніан соціолоджі сервіс»

В багатокультурній Україні президентська республіка є неприйнятною

Игнат Захарченко, сотрудник Института Политических и Этнонациональных Исследований

Инсталляция республики завершена успешно

Алексей Крысенко, к.ф.н., заведующий отделом украино-российского регионального сотрудничества НИСИ

Головна ідея неореспубліканізму це повернення до “втраченого раю”

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

«Патріоти-республіканці всіх країн, єднайтесь!» - іншого шляху не існує.

Тимур Алексеєнко, науковий співробітник Vienna School of Governance

Республику нужно «выстрадать»

Квітка Остап, Директор центру соціологічних досліджень «КМС»

Рецепти “республіконаслідування”

Владимир Золоторев, журналист

Что может прорасти из республиканской традиции

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Республиканская идея как альтернатива идеи национального государства

Олег Проценко, Центр політичного консалтингу

Республіка небайдужих громадян – це ідеал до якого треба прагнути

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,058