В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

«Диалог.UA» решил обратиться к этой теме, чтобы разобраться в динамике и перспективах отношений Украины и Европейского союза. Большинство стран Центральной и Восточной Европы вошли в ЕС, тогда как Украина пока так и не получила конкретной перспективы членства в расширенной Европе. Получит ли? Нужно ли это нашей стране? Или может, еще действительно не пришло время? Мы нынче ближе или дальше от ЕС, чем были в 2005 году, когда Европа держала Украину – слишком большую, слишком бедную и слишком коррумпированную для легкой интеграции – на расстоянии от себя. Что-то изменилось с тех пор? Мы стали меньше, богаче или менее коррумпированными? Так что, – «осторожно, двери закрываются!»?

Турция устала идти в Европу, о чем недавно заявил премьер-министр этой страны. Турция ждет приглашения в ЕС уже 50 лет, являясь членом НАТО. Неужели дело только в соблюдении прав человека? У Украины куда меньший опыт и багаж успехов на этом пути. Как свидетельствуют эксперты, Украина выполнила только 4 из более чем 60 проанализированных приоритетов реформ, предусмотренных Повесткой дня ассоциации (ПДА) – ключевым документом, который сегодня регулирует отношения между Украиной и Евросоюзом. Об этом свидетельствуют результаты второго этапа (июль-октябрь 2010 года) общественного мониторинга выполнения ПДА. Но и это еще не все. Похоже, что многие в нашей стране все чаще задумываются о целесообразности европейского будущего Украины. Сегодня многие оценивают охлаждение отношений Украины и ЕС как оптимистичную стагнацию, утверждая, что реальное движение есть, и ряд шагов уже сделаны сегодня Киевом, но перерастет ли это в будущем в продуктивное партнерство? Все чаще встречается мнение, что рушится миф о европейской интеграции Украины.

Нет, конечно же, территориально мы как были, так и останемся в Европе, вопрос лишь о формах сотрудничества с другими странами, находящимися по западную сторону нашей границы. И не только потому, что мы вновь разворачиваемся в своих внешнеполитических предпочтениях на восток, но также и потому, что экономический кризис, охвативший весь мир, нанес Европе наверное самый болезненный удар. «Подсевшая» евровалюта, снижение социальных стандартов, рост безработицы и бюджетных дефицитов в странах-членах ЕС… ослабляют силу притяжения европейского экономического и политического «магнита». Приходится констатировать, что сегодня ни ЕС, ни Украина не готовы двигаться дальше слов о взаимных интересах.

В нашем новом диалоге мы предлагаем для обсуждения вопрос: что может и что должно стать катализатором переговоров «Украина–ЕС»? Давайте более пристально рассмотрим тот ряд изменений, который произошел за последние 2–3 года внутри ЕС. В последнее время там происходят события, казавшиеся невозможными еще несколько лет назад. Ведь еще совсем недавно Евросоюз стоял перед дилеммой: «куда в первую очередь нужно привносить свои ценности», «куда расширяться?» А варианты были – хоть на Юг, хоть на Восток! А сегодня главный вопрос – каким образом и за чей счет выйти из кризиса с наименьшими потерями? Поэтому, было бы интересно проанализировать как изменения, так и вызовы, стоящие перед ЕС сегодня.

Европейские страны столкнулись с проблемой бюджетного наполнения и невозможностью выполнять обширные социальные обязательства, растут налоги на потребление, увеличивается пенсионный возраст, растет число рабочих часов в неделю, сокращаются зарплаты. Означает ли все это, что экономический кризис и пути выхода из него – это конец концепции солидаризма? Что придет на смену столь привлекательному еще недавно европейскому обществу всеобщего благоденствия?

Европейская экономика строится на весьма зыбких основаниях – единая валюта при отсутствии единой фискальной политики; единый рынок на фоне 27 национальных проектов развития отдельных стран. А еще ЕвроТНК и европейский малый и средний бизнес; разные стандарты социального обеспечения в странах ЕС на фоне равных/одинаковых цен, – как все это может совмещаться, и может ли эффективно функционировать такая экономика?

И, конечно же, один из ключевых вопросов европейского проекта, – каковы перспективы развития наднациональных институтов в ЕС? Что будет представлять собой наш западный сосед, если ему удастся решить наболевшие проблемы?

Сегодня отношения Украины и ЕС переживают период определенного охлаждения, которое является результатом ряда кризисов – мирового экономического и финансового, кризиса системы европейской безопасности, кризиса отсутствия концепции «будущего ЕС». Эти кризисы имеют разное значение для Украины и ЕС, но приводят их к одному выводу – сближение пока никто официально не отменял, но и бороться за него не собирается ни одна из сторон.

Свернуть

«Диалог.UA» решил обратиться к этой теме, чтобы разобраться в динамике и перспективах отношений Украины и Европейского союза. Большинство стран Центральной и Восточной Европы вошли в ЕС, тогда как Украина пока так и не получила конкретной перспективы членства в расширенной Европе. Получит ли? Нужно ли это нашей стране? Или может, еще действительно не пришло время? Мы нынче ближе или дальше от ЕС, чем были в 2005 году, когда Европа держала Украину – слишком большую, слишком бедную и слишком коррумпированную для легкой интеграции – на расстоянии от себя. Что-то изменилось с тех пор? Мы стали меньше, богаче или менее коррумпированными? Так что, – «осторожно, двери закрываются!»?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Украина как никогда близко и почти недосягаемо далека от членства в ЕС

18 ноя 2010 года
Украина как никогда близко и почти недосягаемо далека от членства в ЕС: Украина как никогда близко и почти недосягаемо далека от членства в ЕС

Вероника Прохира, Глава Евразийского института свобод

Почему до сих пор Украина не смогла добиться Соглашения об ассоциированном членстве в ЕС, чья в этом вина? Есть ли сейчас перспективы для принятия этого соглашения?

Целый ряд как внешних, так и внутренних факторов препятствовали тому, чтобы Украинское государство уже сейчас, если бы и не было членом-ЕС, то, по крайней мере, чтобы вопрос членства был для нас не «радужной мечтой», а реальной перспективой.

В самом общем понимании отношения между Украиной и Европейским Союзом были начаты в декабре 1991 года, когда министр иностранных дел Нидерландов как страны, председательствующей в то время в ЕС, в своем письме от имени Евросоюза официально признал независимость Украины.

14 июня 1994 Украина и ЕС, подписав Соглашение о Партнерстве и Сотрудничестве (СПС), заложили фундамент для процесса интеграции Украины в Европейский Союз. Данное Соглашение стало определенным юридическим базисом для включения Украины в общеевропейские процессы, поскольку предусматривало сотрудничество со странами ЕС по ряду политических, экономических и гуманитарных вопросов.

Однако, в это же время, отношения ЕС с некоторыми государствами Центральной и Восточной Европы, с которыми теперь часто сравнивают Украину, выглядели несколько иначе. К примеру, еще в 1992 году Соглашения об ассоциации были заключены с Венгрией, Польшей, Румынией и Болгарией, в 1993году – с Чешской Республикой и Словакией.

Бесспорно, заключение СПС в 1994 году позволило установить регулярный двусторонний диалог между Украиной и ЕС, внедрить упорядоченный режим торговли между обеими сторонами на основе принципов ГАТТ/ВТО, определить приоритеты адаптации законодательства Украины к стандартам и нормам Европейского Сообщества в приоритетных секторах украинской экономики. Но, подчеркну, что еще тогда, 16 лет назад, отношения Украины и ЕС находились совершенно на другом уровне, чем отношения ЕС и Болгарии или ЕС и Польши. Вопрос членства Украины в ЕС, как конечную цель интеграционных процессов, тогда никто еще не поднимал всерьез. Да, СПС открыла перспективу для получения Украиной статуса ассоциированного члена ЕС, но о реальности этой цели до 2004 года как-то умалчивалось.

Тема перспективы членства Украины в ЕС стала ключевым вопросом уже после завершения последнего этапа расширения ЕС, который совпал с определенными политическими трансформациями в Украине. Однако, как показала практика, одно дело – провозглашать громкие политические заявления о необходимости сближения, и другое – кропотливым каждодневным трудом всех ветвей власти приближать государство к европейским стандартам.

В итоге, сейчас проходит финальный этап переговоров между Украиной и Евросоюзом относительно заключения Соглашения об ассоциации. Во время последнего пленарного заседания, стороны продолжат обсуждение несогласованных положений разделов Соглашения относительно преамбулы, юстиции, свободы и безопасности, а также институционных, общих и заключительных положений. Стороны согласовывают текст совместного отчета о переговорах по заключению Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, который будет одобрен в ходе Четырнадцатого саммита Украина – ЕС 22 ноября текущего года в г. Брюсселе.

Будем надеяться, что подписание нового Соглашения откроет новые перспективы для развития наших отношений.


Что может и что должно стать катализатором переговоров Украина-ЕС?

Сегодня у Украины и ЕС есть общие интересы. И это отнюдь не вопросы демократии и свободы. Это вопросы энергетической безопасности региона. Украина, как пока что ключевой транзитер энергоресурсов, имеет определенные «козыри», а соответственно, может уверенно говорить о своих интересах в других сферах, как, например, определенные условия в Соглашении о ЗСТ или двусторонний безвизовый режим. Именно обоюдный финансовый интерес и может стать катализатором. Актуальность тех или иных политических вопросов будет однозначно снижаться.


Сейчас мы ближе или дальше от ЕС, чем были в 2005 году?

И ближе, и дальше - одновременно. Если говорить о внутренних процессах в Украине, то ближе. Если мы будем рассматривать внутренние процессы в ЕС – то дальше. Дело в том, что вопреки опасениям, что после избрания Президентом Украины Виктора Януковича, стратегический курс нашего государства на членство в ЕС будет изменен, сегодня мы видим, что это не так. Украина остается верной евроинтеграционным устремлениям, хотя и немного смещает свои акценты относительно самой тональности сотрудничества. Украина перестала колотить в закрытые двери, как малое дитя, и в определенной степени прагматизировала диалог, что впрочем, положительно восприняла и европейская сторона. Если это сложить с политической стабилизацией внутри страны, и с начатой имплементацией реформ – то вывод однозначно будет один – Украина ближе к ЕС, чем в 2005 году.

Однако, за эти 5 лет, многое изменилось и в самом ЕС. Первое и самое главное – состоялась институционная реформа ЕС. В связи с этим внешняя политика «открытых дверей», сменилась политикой осторожности. Второе – финансово-экономический кризис 2008 года заставил ЕС задуматься о сомнительной перспективе расширения, тем более, если речь идет о таком большем государстве как Украина. Говоря проще – у ЕС и без Украины хватает внутренних проблем.


Изменился ли Евросоюз за последние 10 лет, и каковы вызовы, стоящие перед ЕС сегодня? И нужна ли ему вообще Украина?

Безусловно, ЕС-2000 и ЕС-2010 – это две разные организации. Повторюсь, разные как с нормативно-правовой, так и с идеологической точки зрения.

Вызовы ЕС очевидны: во-первых, преодоление последствий финансово-экономического кризиса, во-вторых – поиск нового идеологического базиса, без которого дальнейшее развитие будет просто невозможным.

Нужна ли ЕС Украина? С экономической точки зрения – увы, сегодня скорее нет. С политической – скорее да. Многое будет зависеть от того, какую в конечном итоге стратегию внутреннего развития выберет ЕС. Если выбор будет в сторону продолжения государственной институционализации, то о членстве Украины не может идти и речи.

Кроме того, многое будет зависеть и от самой Украины. По сути, сейчас для нас наступил период «последнего шанса», каким бы призрачным он не казался. Без имплементации давно назревших реформ в сфере и экономики, и юстиции, размышления о перспективе членства в ЕС останутся лишь размышлениями.


Каков ЕС сегодня – рыхлое объединение или новое политическое качество надгосударственного уровня?

Трудно говорить о современных реалиях, без их привязки к краткосрочным и долгосрочным перспективам развития. Очевидно, что в развитие любой институции имеют место, как этапы развития, так и кризисные этапы. А когда речь идет о межгосударственных институциях, это прослеживается еще четче, поскольку внутренние проблемы каждого отдельного государства накладываются на общие проблемы и усиливают друг друга. После последней волны расширения и реализации уже упомянутой внутренней реформы, ЕС уверенно позиционируется как независимый геополитический игрок на общемировой арене. Обращаясь к истории, мы видим, что на смену биполярному миру приходит эра нескольких доминатов, в которой вес ЕС очевиден. Это свидетельствует о перспективности Союза. Однако если принять во внимание то, как эта межгосударственная институция переживает процессы, являющиеся последствием финансового кризиса, – возникает много вопросов. Кроме того, негативное влияние экономических проблем на политические вопросы очень велико. Все спорные вопросы во время финансовой нестабильности обостряются, и это стает настоящим вызовом даже для таких геополитических китов как Евросоюз. В целом же, вопрос перспективности надгосударственных институций очень спорный.


Лидерство в Европроекте Франции и Германии – это шаг к расколу ЕС или новый тандем, который станет «дрейвером роста»? Некоторые новые члены ЕС высказывают обеспокоенность ростом влияния этого тандема в ЕС, почему?

Франция и Германия, если вспомнить историю, слишком часто пытались навязывать свою политику всему континенту, и даже порой за пределами его географических границ. Сегодня «тандем» может стать как катализатором роста, так и распада. Это чрезвычайно сильные игроки, как в политическом, так и экономическом смысле. Проблема в том, что в современном мире не выгодно кого-то завоевывать, как скажем, еще в середине прошлого столетия. Сегодня гораздо проще кого-то купить, как деньгами, так и идеей, и в этом смысле лидерство определенных государств внутри союза всегда несет угрозу. Говоря о партнерстве «тандема», нужно помнить, что от партнерства до соперничества один шаг. И камнем преткновения может стать что угодно, если интересы и амбиции одного из «партнеров» будут ущемлены.


Готова ли наша экономика структурно к интеграции в европейскую экономику?

Пока еще нет, но это вполне достижимая цель. В определенной мере, она даже достижимей других целей, лежащих в плоскости наших евроинтеграционных устремлений. Так как трансформации в этой сфере находятся во власти вполне определенных людей, а не просто страны в целом. При наличии политической воли, осуществить реформы экономического блока не так уж и сложно, тем более что власть как никто другой должна быть в этом заинтересована. И думаю, что именно экономическим реформам сейчас будет отдан приоритет, так как в отличие от политических и институциональных реформ, они требуют меньшего компромисса элит.


Какие сектора украинской экономики могли бы быть интересны европейским предпринимателям?

Из года в год стабильно растет внешнеторговый оборот между Украиной и Европейским Союзом, а также прямые иностранные инвестиции из стран ЕС в украинскую экономику. На сегодня, Украина занимает 31 место среди торговых партнеров ЕС по импорту и входит в 20-ку основных торговых партнеров Евросоюза по экспорту (18 место). По товарообороту Украина находится на 25 месте среди основных торговых партнеров ЕС. Если говорить о товарной структуре, то сохраняются тенденции к экспорту Украиной преимущественно сырьевых и базовых товаров и импорта из Европейского Союза промышленной, машиностроительной, а также химической продукции. Эти тенденции будут углубляться в рамках дальнейшей либерализации отношений в рамках углубленной ЗСТ с ЕС.


Европейская экономика столкнулась с проблемой стабильности Евро, бюджетного наполнения и невозможностью выполнять обширные социальные обязательства. Растут налоги на потребление, увеличивается пенсионный возраст, растет число рабочих часов в неделю (до 45 в Германии), сокращаются зарплаты... Нынешний кризис и пути выхода из него – это конец концепции социального капитализма? Что придет на смену обществу всеобщего благоденствия в ЕС?

Уже сейчас мы видим, что в кризисных ситуациях сосуществование множества стран в едином экономическом пространстве далеко не безоблачно, а иногда и весьма проблематично. Тем не менее, нельзя отрицать того, что более эффективной модели сосуществования пока просто нет. И все перечисленные проблемы являются ничем иным, как вызовами развития. И от того, сможет ли Евросоюз, как межгосударственная институция с ними справится, зависит общая перспектива самой организации.

Сейчас с проблемой бюджетного наполнения и невозможностью выполнять обширные социальные обязательства сталкиваются абсолютно все современные государства. Это не проблема ЕС, это проблема и США, и постсоветских стран, и стран Востока. Идти на непопулярные шаги, вынуждены многие правительства государств, и даже те, которые не являются членами ЕС. И вопрос чем заменить идею «всеобщего благоденствия» актуален не только для Евросоюза, и я думаю, что именно поиск ответа станет проблемой номер один ближайшего десятилетия.


Европейское общество еще недавно было обществом толерантности. На сегодня ЕС ближе к достижению этого «идеала» или дальше? Что это означает для Украины?

Дальше. Более того, тенденция, когда идеалы, закрепленные еще в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, нивелируются, когда речь идет об экономических интересах, с каждым годом прослеживается все четче. И главная опасность в том, что про это мало кто говорит открыто. Многие это понимают но, называть вещи своими именами – упорно не хотят. Если о правах ГРАЖДАНИНА, в странах-ЕС еще помнят и соблюдают их, то о правах ЧЕЛОВЕКА, если вспомнить историю последних 10–15 лет, в ЕС забывали не раз. Напомню, что Конвенция устанавливает неотъемлемые права и свободы для каждого и обязывает государства гарантировать эти права каждому человеку (не ГРАЖДАНИНУ), который находится под их юрисдикцией.

Что это означает для Украины? К примеру, то, что за успешные экономические реформы и стабильные поставки газа ЕС, скорее всего, сможет «простить» ряду стран определенные притеснения свободы слова и других фундаментальных свобод. Жесткий прагматизм опасен тем, что может создать условия, когда сама идея прав человека станет просто спекулятивным политическим инструментом.


Готово ли украинское общество расстаться со своими социальными «привычками» и общественным поведением, гражданско-правовой ответственностью... и войти в европейское общество? Или иначе – Киевский мещанин может стать равным брюссельскому?

Во многих вопросах уже сегодня «киевский мещанин» мало чем отличается от брюссельского. Можно назвать множество городов, множество примеров. Пройдясь по улицам Киева и Вены, Львова и Мюнхена, Харькова и Таллинна – вы кардинальной разницы не ощутите, не увидите ее и в прохожих на улицах. Но все же она присуща. И присуща, не столько в самом обществе, сколько в «правилах», по которым это общество живет. Безусловно, можно задаться вопросом, а не само ли общество эти «правила» устанавливает? Однако это будет не совсем справедливо по нескольким причинам. Но, главная причина в том, что эти «правила» не устанавливаются в один день, на это уходят иногда столетия. Современной украинской независимости всего 19 лет, и ее обществу, соответственно, тоже, и это нужно учитывать, делая сравнения и давая оценки.


По социальной структуре украинское общество сходно с европейским или нет?

Украинское общество никогда не переставало быть европейским. Украинцы – европейский народ, нация, поскольку, исторически Украинское государство никогда не было Азиатским, ни с политической, ни с географической точки зрения. Ментальность украинцев – европейская. Если говорить о различиях между Украиной и государствами членами ЕС, то существенной разница будет между Украиной и, к примеру, Германией или Францией. Если сравнивать Украину с Польшей или странами Балтии – она будет менее существенна. Я не хочу делить Европу на Европу времен «Старого Света» и некую «новую», но, тем не менее, разница есть. Мы видим ее как в политических заявлениях Европарламента, так и в обществах. Мы разные, это так. Есть некая специфика, присущая славянским народам, и их современным государствам. Но от этого они имеют не меньше прав называться и быть Европейскими, чем, к примеру, Франция или Германия.

Если говорить о разнице в социально-экономическом смысле, то, безусловно, она есть. Эта разница есть между всеми странами Восточной Европы, и странами «старой Европы». Однако членство в ЕС не является лекарством, искореняющим эту разницу. Можно сравнивать социально-экономические показатели Австрии и Румынии – они будут отличаться, Нидерландов и Польши – то же самое.


Оправдались ли надежды новых стран-членов ЕС на евроинтеграцию?

Если и оправдались – то далеко не все, и далеко не у всех. Я могу говорить о Польше и о некоторых странах Балтии, так как знаю о ситуации там в большей степени, чем в других странах «волны расширения». Членство в ЕС не стало «таблеткой счастья», «волшебным заклинанием», решающим все внутренние проблемы, скорее даже наоборот. Вступление в Евросоюз поставило перед этими государствами дополнительные, иногда проблемные вопросы. Но, тем не менее, позитивы членства в ЕС нельзя отрицать. В первую очередь, нужно учитывать то, что уже сама перспектива членства сыграла роль очень эффективного стимула для внутренних трансформаций. Идея членства в ЕС стала объединяющим мотивационным фактором проведения жестких, но необходимых для государственного развития реформ в Польше, Болгарии, Венгрии и других странах.

Но, конечно, более подробный ответ на этот вопрос можно получить у граждан этих стран, а не у наших соотечественников.


Каковы перспективы развития наднациональных институтов в ЕС? Предположим, ЕС удалось преодолеть кризис и создать наднациональные институты (правительство, валютный фонд, агентство контроля за валютно-финансовыми рынками, возможно др.), что будет представлять из себя наш западный сосед?

Давайте называть вещи своими именами – это будет Империя, со всеми вытекающими последствиями. После ее возникновения, однозначно, будет этап развития, но после него - неизбежно наступит период упадка, итогом которого станет распад. Вечные Империи истории не известны, по крайне мере пока.


Беседу вел Андрей Чеботарев

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

"Упадок Пятой республики": мифы и реальность

Одним из ключевых слов в лексиконе французских интеллектуальных элит все чаще становится «упадок» (le declin). Под ним имеются в виду действительные или мнимые риски утраты Францией в глобализированном мире XXI века ее традиционной роли одной из великих держав.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Олег Швайковский и Светлана Тараненко,

«Информационная евроинтеграция Украины – все только впереди и хорошо бы не только в фантазиях»

Ігор Бураковський, Інститут економічних досліджень та політичних консультацій

«Каталізатором», який прискорив би наше зближення з Євросоюзом, можуть стати економічні реформи в Україні

Александр Чалый, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины

Притягательность Евросоюза для Украины бесспорна и безальтернативна

Святослав Денисенко, эксперт Института стратегических исследований «Новая Украина»

На сегодняшний день, мы дальше от Европы, чем были в начале 2000-ных

Олексій Гарань, доктор історичних наук, професор Києво-Могилянської Академії, науковий директор Школи Політичної Аналітики

Ідея вступу до ЄС є каталізатором розвитку України

Василь Юрчишин, к.ф-м.н., доктор наук з державного управління, директор економічних програм Центру Разумкова

Саме на шляху євроінтеграції нам потрібно шукати вирішення наших внутрішніх проблем

Юлія Тищенко, політолог, керівник програм розвитку громадянського суспільства Українського незалежного центру політичних досліджень

Україна просто приречена мати з ЄС добрі стосунки

Андрей Колпаков, управляющий партнер Аналитической группы «Da Vinci AG»

ЕС должен четко воспринять угрозу потери Украины для себя навсегда - в геополитическом плане, в качестве рынка и как партнера

Нико Ланге, глава Киевского бюро Фонда Конрада Аденауэра

«Не Украина нужна Евросоюзу, а Евросоюз Украине»

Григорій Перепелиця, директор Інституту зовнішньої політики Дипломатичної Академії при МЗС України

Європейський Союз побудував таку суспільну систему, яка спрямована на задоволення потреб кожної людини

Олександр Сушко, директор Центру миру, конверсії та зовнішньої політики України

Євросоюз не хоче створювати привілейовані умови для країн з фіктивною демократією

Дмитро Шульга, старший менеджер Європейської програми Міжнародного фонду «Відродження»

Головна користь від вступу до ЄС полягає не в грошовій допомозі, а в новій філософії стосунків суспільства і влади

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Вступ України до ЄС з самого початку був примарним

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,042