В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

«Диалог.UA» решил обратиться к этой теме, чтобы разобраться в динамике и перспективах отношений Украины и Европейского союза. Большинство стран Центральной и Восточной Европы вошли в ЕС, тогда как Украина пока так и не получила конкретной перспективы членства в расширенной Европе. Получит ли? Нужно ли это нашей стране? Или может, еще действительно не пришло время? Мы нынче ближе или дальше от ЕС, чем были в 2005 году, когда Европа держала Украину – слишком большую, слишком бедную и слишком коррумпированную для легкой интеграции – на расстоянии от себя. Что-то изменилось с тех пор? Мы стали меньше, богаче или менее коррумпированными? Так что, – «осторожно, двери закрываются!»?

Турция устала идти в Европу, о чем недавно заявил премьер-министр этой страны. Турция ждет приглашения в ЕС уже 50 лет, являясь членом НАТО. Неужели дело только в соблюдении прав человека? У Украины куда меньший опыт и багаж успехов на этом пути. Как свидетельствуют эксперты, Украина выполнила только 4 из более чем 60 проанализированных приоритетов реформ, предусмотренных Повесткой дня ассоциации (ПДА) – ключевым документом, который сегодня регулирует отношения между Украиной и Евросоюзом. Об этом свидетельствуют результаты второго этапа (июль-октябрь 2010 года) общественного мониторинга выполнения ПДА. Но и это еще не все. Похоже, что многие в нашей стране все чаще задумываются о целесообразности европейского будущего Украины. Сегодня многие оценивают охлаждение отношений Украины и ЕС как оптимистичную стагнацию, утверждая, что реальное движение есть, и ряд шагов уже сделаны сегодня Киевом, но перерастет ли это в будущем в продуктивное партнерство? Все чаще встречается мнение, что рушится миф о европейской интеграции Украины.

Нет, конечно же, территориально мы как были, так и останемся в Европе, вопрос лишь о формах сотрудничества с другими странами, находящимися по западную сторону нашей границы. И не только потому, что мы вновь разворачиваемся в своих внешнеполитических предпочтениях на восток, но также и потому, что экономический кризис, охвативший весь мир, нанес Европе наверное самый болезненный удар. «Подсевшая» евровалюта, снижение социальных стандартов, рост безработицы и бюджетных дефицитов в странах-членах ЕС… ослабляют силу притяжения европейского экономического и политического «магнита». Приходится констатировать, что сегодня ни ЕС, ни Украина не готовы двигаться дальше слов о взаимных интересах.

В нашем новом диалоге мы предлагаем для обсуждения вопрос: что может и что должно стать катализатором переговоров «Украина–ЕС»? Давайте более пристально рассмотрим тот ряд изменений, который произошел за последние 2–3 года внутри ЕС. В последнее время там происходят события, казавшиеся невозможными еще несколько лет назад. Ведь еще совсем недавно Евросоюз стоял перед дилеммой: «куда в первую очередь нужно привносить свои ценности», «куда расширяться?» А варианты были – хоть на Юг, хоть на Восток! А сегодня главный вопрос – каким образом и за чей счет выйти из кризиса с наименьшими потерями? Поэтому, было бы интересно проанализировать как изменения, так и вызовы, стоящие перед ЕС сегодня.

Европейские страны столкнулись с проблемой бюджетного наполнения и невозможностью выполнять обширные социальные обязательства, растут налоги на потребление, увеличивается пенсионный возраст, растет число рабочих часов в неделю, сокращаются зарплаты. Означает ли все это, что экономический кризис и пути выхода из него – это конец концепции солидаризма? Что придет на смену столь привлекательному еще недавно европейскому обществу всеобщего благоденствия?

Европейская экономика строится на весьма зыбких основаниях – единая валюта при отсутствии единой фискальной политики; единый рынок на фоне 27 национальных проектов развития отдельных стран. А еще ЕвроТНК и европейский малый и средний бизнес; разные стандарты социального обеспечения в странах ЕС на фоне равных/одинаковых цен, – как все это может совмещаться, и может ли эффективно функционировать такая экономика?

И, конечно же, один из ключевых вопросов европейского проекта, – каковы перспективы развития наднациональных институтов в ЕС? Что будет представлять собой наш западный сосед, если ему удастся решить наболевшие проблемы?

Сегодня отношения Украины и ЕС переживают период определенного охлаждения, которое является результатом ряда кризисов – мирового экономического и финансового, кризиса системы европейской безопасности, кризиса отсутствия концепции «будущего ЕС». Эти кризисы имеют разное значение для Украины и ЕС, но приводят их к одному выводу – сближение пока никто официально не отменял, но и бороться за него не собирается ни одна из сторон.

Свернуть

«Диалог.UA» решил обратиться к этой теме, чтобы разобраться в динамике и перспективах отношений Украины и Европейского союза. Большинство стран Центральной и Восточной Европы вошли в ЕС, тогда как Украина пока так и не получила конкретной перспективы членства в расширенной Европе. Получит ли? Нужно ли это нашей стране? Или может, еще действительно не пришло время? Мы нынче ближе или дальше от ЕС, чем были в 2005 году, когда Европа держала Украину – слишком большую, слишком бедную и слишком коррумпированную для легкой интеграции – на расстоянии от себя. Что-то изменилось с тех пор? Мы стали меньше, богаче или менее коррумпированными? Так что, – «осторожно, двери закрываются!»?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

«Не Украина нужна Евросоюзу, а Евросоюз Украине»

3 дек 2010 года
«Не Украина нужна Евросоюзу, а Евросоюз Украине»: «Не Украина нужна Евросоюзу, а Евросоюз Украине»

Нико Ланге, глава Киевского бюро Фонда Конрада Аденауэра

Первый вопрос: у нас до сих пор нет договора об ассоциированном членстве. Как скоро он будет подписан? Есть ли шансы его принять хотя бы в 2011 году?

Во-первых – это Договор не об ассоциированном членстве, а Договор об ассоциации. Ассоциированного членства нет. Такого понятия просто не существует. Переговоры вокруг Договора об ассоциации ведутся уже долго, и они проходят не так просто, потому, что ключевой элемент этого договора – создание зоны свободной торговли.

Там очень много деталей, очень много важных элементов. Я думаю, для Украины лучше медленно и аккуратно торговаться во время этих переговоров, потому что подписание Договора будет иметь серьёзные последствия для украинского бизнеса, для аграрнопромышленного сектора и других отраслей экономики. Я не хочу вдаваться в подробности, но в любом случае зона свободной торговли - это доступ к европейскому рынку, и одновременно с этим - высокая конкуренция, поэтому необходимо учитывать интересы разных сфер украинского бизнеса.

Поэтому тяжело сказать, когда эти переговоры закончатся. Я думаю, что политики, заявляющие дату подписания договора, поступают не очень умно. Реально этого никто не знает, всё зависит от того, как скоро будет достигнуто согласие между Европейским Союзом и Украиной.

Я могу представить себе, что эти переговоры будут продолжаться как минимум до лета следующего года. А там будет видно. Но как я уже сказал, вопрос для Украины не в том, как быстро будет заключён этот Договор, а в том, насколько качественным он будет, как он будет представлять украинские интересы. Поэтому я не вижу ничего страшного, если его заключат не так скоро.


Мы сейчас дальше от Евросоюза, чем в 2005 году или ближе? В 2005, после оранжевой революции?

Это зависит от того, из каких параметров исходить. Что касается формальных отношений, то сближение идет постепенно, абсолютно не зависимо от того, каковы результаты выборов или кто сейчас в Украине премьер-министр, президент. Потому что формальные отношения сейчас развиваются в рамках переговоров о зоне свободной торговли, политической ассоциации и диалога по безвизовому режиму.

И там, я думаю, мы видели очень серьезный прогресс в последние месяцы и в последние годы. В этих формальных отношениях, Украина и дальше приближается к Европейскому Союзу. Это касается европейских норм и стандартов по всем сферам, не только по бизнесу.

За последние годы в Украине не были приняты нормативно-правовые акты, которые приближали бы Украину к стандартам законодательства Европейского Союза. Значит, на этом уровне евроинтеграция с украинской стороной окажется только декларативной интеграцией. А в сфере демократии и права стандарты сейчас даже ниже, чем были раньше. Если мы, например, возьмём один индикатор – статистику организации «Репортеры без границ», то увидим, что Украина серьёзно сдала свои позиции, а это значит, что она отошла от стандартов Европейского Союза. То же касается и других стандартов – таких, как борьба с коррупцией, ведение бизнеса и так далее.


В Восточной Европе бытует мнение, что вступление в Европейский Союз решит все проблемы, т.е. он - золотая жила, следует только войти в него - и все будет хорошо. А новые члены Европейского Союза оправдали свои - такие большие - надежды на евроинтеграцию?

К сожалению, в тех странах тоже есть политики, которые не понимают, что модернизация страны должна произойти до вступления в Европейский Союз. И долгий процесс вступления - это инструмент для модернизации страны. Все работает именно так, а не иначе. Что касается Центральной Европы, то я бы сказал, что там произошли кардинальные изменения.

Самый яркий пример – Польша, там люди изменили свою ментальность, потому что поняли: не следует ждать, что Европейский Союз сделает что-то за них. Они хорошо поняли, что надо работать, надо инвестировать, надо быть инновационными, динамичными и это обеспечит экономический успех. Я думаю, мы все видели, особенно в последние два-три года, какой сильной страной стала Польша. И Вы сами видите, с чего начинала Польша и с чего начинает Украина. Многое зависит от политической воли к изменениям.


У нас люди готовы менять свою ментальность? У нас просто есть проблема Восток-Запад и считается, что Запад нашей страны готов меняться и двигаться дальше, а Восток очень пророссийский и просоветсткий, особенно Крым. Это - регионы, которые хотят жить так, как мы жили двадцать пять - тридцать лет назад. Наша страна готова менять, без политической воли, без экономических изменений, сами люди готовы менять свое мировоззрение? Или Украина так и будет разрываться между Востоком и Западом?

Украинцы, не зависимо от того, где они живут – на Востоке или на Западе, более готовы к изменениям, чем принято считать. Люди прекрасно понимают, каковы стандарты жизни в Европейском Союзе и в Украине, в России или в Казахстане, и они прекрасно понимают, что если они хотят чего-то достичь, то для этого надо что-то сделать. То есть я думаю, что люди готовы к изменениям, но их лидерам не хватает политической воли.

Уже много лет украинские политики не зависимо от партийной принадлежности возвращаются к советскому мышлению, к советским стереотипам, постоянно говоря, что все будет бесплатно, все будет хорошо, и для этого ничего не надо делать. Если бы политики начали людям объяснять, что нельзя зарабатывать 400 долларов в месяц, а тратить 500, и что в таком случае надо либо меньше тратить, либо научиться больше зарабатывать, то они выполнили бы свою задачу.

Кроме этого, все политики говорят, что они руководители, но руководства мы в Украине как раз и не видим. Не надо думать, что люди ничего не понимают или, что люди глупые. Надо людям сказать, почему и зачем делаются реформы и какой будет результат, почему надо менять какие-то стандарты. Люди и сами каждый день имею дело с административной бюрократией, я думаю, каждый человек в Украине понимает, что надо проводить административную реформу. Надо просто людям сказать куда идет Украина, и какие шаги надо принимать для этого. А сегодня только разговоры в облаках – люди говорят «надо какие-то реформы делать» и всё.


Новый налоговый кодекс Украины, Вы его анализировали? Он приближает нас к ЕС или отдаляет?

Мне кажется, с налоговым кодексом есть еще много открытых вопросов. Национальный налоговый кодекс как-то сравнить с европейскими стандартами не так просто. Стоит смотреть не формальные нормы Европейского союза, а учитывать то, что экономика Европейского союза построена на принципах свободы в бизнесе и особенно свободы для среднего и малого бизнеса.

Мы понимаем, что оттуда идут инновации, оттуда идут структурные изменения. Из среднего и малого бизнеса. И все что я слышу о новом налоговом кодексе, что там закладываться много проблем для малого и для среднего бизнеса в Украине.


Как Вы считаете, малый и средний бизнес Украины готов к структурным изменениям?

Я думаю, малый и средний бизнес, прежде всего, готов работать и зарабатывать. А структурные изменения идут от того, что все эти люди придумывают что-нибудь новое, инновативное. Они придумают новые хорошие продукты, хорошие услуги и службы, что бы… зарабатывать. Сегодня структурные изменения в украинской экономике не происходят. Много препятствий на пути к продуцированию этих новых идей, новых продуктов и так далее. Структурные изменения в украинской экономике не идут.


А какие сектора нашей экономики могут быть интересны для ЕС?

Я больше вижу украинские интересы, чем интересы Европейского союза в Украине. Если Украина хочет модернизировать себя, то самый главный элемент сейчас это образование и инновации. И если пишется законодательство, то надо стимулировать вот эти моменты. Пока все законодательные акты Украины сохраняют и развивают старые структуры, которые уже много лет в Украине существуют. И вопрос вопросов для Украины это не вопрос евроинтеграции, а, как мне кажется, – это вопрос конкурентоспособности украинского бизнеса.

Я пока не вижу законодательных актов, которые в среднесрочной или долгосрочной перспективе создадут условия для того, чтобы Украина стала более конкурентоспособной.


Их не было все пять лет при прошлом президенте?

Я говорю не об этом президенте или прошлом президенте, я говорю об Украине вообще. Очень жаль, что после оранжевой революции из-за этих блокад в политике, структурных реформ никто не проводил.

Самый важный элемент для инноваций - это конкуренция. И на рынке образования, и на рынке вообще во всех сферах должна быть конкуренция, настоящая, что бы выиграл самый хороший продукт, а не продукт, который продуцирует какая-то промышленная группа, у которой есть связи в госаппарате.

Самые хорошие идеи должны выиграть. Мы видим некоторые сектора в Украине, где это работает. Если мы берем часть сектора «мобильная связь», там, мне кажется, достаточно широкая конкуренция, постоянно предоставляются новые продукты, постоянно новые предложения, хорошие цены для клиента.

Мы видим другие сектора, где украинские потребители получают не очень качественные продукты по очень высоким ценам, и инновациями там даже не пахнет.

В сфере образования государственная политика, которая сверху приказывает всем, что надо делать, это мы из истории знаем, это не та политика, которая продуцирует высокие стандарты, или инновации, или новые идеи. Мне кажется между университетами, должна быть конкуренция. Может быть, университеты должны конкурировать за государственные деньги, что бы только эти университеты, которые что-то новое, что-то хорошее продуцируют, получали больше поддержки.


Требования Международного валютного фонда Украина будет выполнять. Одно из таких требований – проведение пенсионной реформы, повышение пенсионного возраста. Но это в Украине вызовет волну протеста. Надо ли нам выполнять такие требования?

Это такой парадокс, да, а кто хочет модернизировать Украину – Украина или Международный валютный фонд?

Видели ли вы, какое большинство получило руководство Латвии на последних выборах? Они принимали очень жесткие реформы, и все равно победили на выборах, это интересно. У вас же политики готовы сказать все что угодно, лишь бы опять пойти к кормушке власти, опять избираться.


Внутренние вызовы Евросоюза. Какие проблемы сейчас стоят перед евросообществом?

Одну из главных проблем мы сняли – это был Лиссабонский договор, сейчас он уже эффективно работает. Подобного рода реформ в ближайшие годы не будет, может будут маленькие. Самый большой и, может быть, один из самых больших вызовов в истории Европейского союза – это финансовый кризис, и локальные кризисы в Греции и Португалии, в Ирландии.

Эти кризисы – это большой вопрос солидарности между странами Европейского союза. Я, кстати, думаю, что экономические вызовы не сильно отличаются от тех, что стоят перед Украиной – это демографическая ситуация, это внутренняя безопасность и другие.

Например, что касается внутренней безопасности, мы только недавно в Германии повысили стандарты безопасности в аэропортах и на поездах.


А политические? Считается, что есть внутренние лидеры - это Франция и Германия.

Что касается Европейской институции, есть понимание того, что всегда надо включать и маленькие, и большие страны во все процессы. Мы видели, что Чехия и Польша блокировали Лиссабонский договор и серьезно разбирались в этих проблемах. Конечно, Франция и Германия играют важную роль в Европейском союзе и это с самого начала так и было, и это так и будет.

Но стоит обратить внимание и на другое – сейчас, такая страна как Польша играет уже более важную роль в политическом плане, мне кажется, что мы уже видим тройку – Германия, Франция и Польша, Веймарский треугольник. Я не вижу никаких проблем в том, что есть лидеры и что это Германия и Франция.


Перспективы Англии? Она всегда позиционирует себя, скажем так, несколько отдельно от ЕС, она не вошла до сих пор даже в еврозону. Если когда-нибудь обязательным условием будет введение евро для членства в Евросоюзе, Англия скорее выйдет из союза или примет евро?

Это зависит от того, чего Англия хочет. Мы наблюдали в последние годы в некоторых сферах Европейского союза, так называемую интеграцию в интеграции. Не все принимают участие в евро, не все принимают участие в Шенгене и, может быть, это тоже модель, когда некоторые элементы интеграции внутри Европейского союза не обязательны. У Великобритании есть своя позиция, касающаяся евро, конституции, и интеграции в целом. Но Англия не хочет выйти из Европейского союза, потому что это для них общий рынок, это колоссальный инструмент для бизнеса.


Некоторые экономисты сегодня утверждают, что евро ждет крах, поскольку единой фискальной политики нет, и наднациональные проекты плохо работают, а сам ЕС ждет распад и деградация. Это страшилки или под этим есть какие-то реальные основания?

С самого момента основания Европейского союза есть много людей, которые говорят, что скоро будет распад Европейского союза. И история Европейского союза – это история кризиса. Но самое главное, что Европейский союз пережил все эти кризисы. И это касается и валюты евро, и Европейского союза, я думаю, очень серьезный кризис мы только что видели, и Европейский союз, может быть со сложностями, но я думаю, успешно вышел из кризиса. Все понимают, что финансовый кризис был бы намного хуже, если бы не было евро.

Я вижу много проблем что касается евро и что касается Евросоюза, но в тоже время мы видим, особенно в последние два года, что Европейский союз может решать, и решает эти проблемы. Я думаю, что и будущие кризисы Европейский союз сможет решить. И я не знаю разумной альтернативы Европейскому союзу. Стандарты Европейского союза – это достаточно успешные стандарты.


Из-за финансового кризиса, левые движения по всему миру стали набирать популярность. Это видно на примере протестов в Греции и во Франции. Как относится к этому ЕС?

В Германии мы видим, что левая партия или посткоммунисты не выигрывают выборы. И тоже интересная тенденция, что если есть очень сильный экономический кризис, то в итоге больше всего выиграют политики, которые правильно поступают.


Правильно поступают?

Ну, или хотя бы вообще поступают. Если правительство не верит в кризис или говорит, что кризиса нет, тогда конечно это очень плохо для этого правительства. Но если правительство хоть что-то делает, скорее всего, люди не захотят изменений во время кризиса.

Что касается протестов, это конечно вызов для всех в Европейском союзе. Когда мы говорим о проблемах, мы думаем о реформах. Такие реформы всегда сопряжены с некими жертвами.

Мне кажется, не очень ответственно, протестовать, например, против повышения пенсионного возраста, потому что, конечно, можно сказать «я хочу пораньше уйти на пенсию, я хочу большую пенсию получить». Но это безответственно по отношению к другим членам общества, потому что бюджет не падает с неба и потому что пенсии выплачивают в итоге другие люди.


Как поменялся Евросоюз за последние 10 лет? Нужны ли мы Евросоюзу в перспективе?

Я думаю, перспектива Европейского союза очень простая. Европейский союз ничего не хочет от Украины. Если Украина хочет модернизировать себя, тогда европейские стандарты – это стандарты, которые могут помочь Украине стать конкурентоспособной страной. В Украине сейчас есть такое заблуждение, что Европейский союз что-то должен Украине. И Украину в ЕС ждут. С такими стереотипами мы никуда не придем. Потому что все зависит от того, принимает ли Украина решение модернизировать себя или нет.

Без этого Европейский союз ничего не может делать. И там диалог, как мне кажется, уже много лет крутится вокруг примерно следующего - украинцы говорят: «А вы должны нас принимать», а Европейский союз говорит: «Ну начинайте уже сами реформироваться и потом мы уже подумаем». И это может еще много лет продолжаться.

Конечно, такая страна как Украина – это важный сосед и партнер Европейского союза. Украина – это большой и достаточно интересный рынок, где, к сожалению, на сегодняшний день условия для бизнеса не очень хорошие, но где есть перспектива и потенциал.

В этом плане Украина нужна Европейскому союзу, но в каком качестве – это пока открытый вопрос. И в Европейском союзе нет единой стратегии, нет единого мнения. Может быть Украина ЕС нужна как партнер, как Норвегия, или как полноправный член союза.


Последний вопрос о безвизовом режиме. Каков шанс сегодня у нашей страны получить дорожную карту?

Я думаю, что дорожную карту Украина получит в самое ближайшее время. Но потом очень многое зависит от того, как Украина выполнит все технические критерии. С одной стороны, можно сказать, что это для Украины большой прогресс, если вопрос будет меньше политическим, а больше техническим. С другой стороны – это также значит, что сейчас уже нельзя свалить всю вину на Евросоюз. И тут впору будет задавать вопрос – почему Молдова или Румыния, или другие страны, могут ввести нормальные базы данных для паспортов и биометрические паспорта, по нормальным техническим стандартам, а Украина не может?


Сложный вопрос. Я сам полтора года свой паспорт получал. Очень сложно у нас это все организуется.

Да, но если все дело в каких-то монополиях, каких-то конкретных людях, которые связаны с политикой и есть только одна компания, которая делает паспорта – это уже не проблема Европейского союза, это внутренняя проблема Украины.

Что касается безвизового режима, там есть много причин быть оптимистом.


Спасибо.

И вам спасибо!


Беседу вел Андрей Чеботарев

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

"Упадок Пятой республики": мифы и реальность

Одним из ключевых слов в лексиконе французских интеллектуальных элит все чаще становится «упадок» (le declin). Под ним имеются в виду действительные или мнимые риски утраты Францией в глобализированном мире XXI века ее традиционной роли одной из великих держав.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Олег Швайковский и Светлана Тараненко,

«Информационная евроинтеграция Украины – все только впереди и хорошо бы не только в фантазиях»

Ігор Бураковський, Інститут економічних досліджень та політичних консультацій

«Каталізатором», який прискорив би наше зближення з Євросоюзом, можуть стати економічні реформи в Україні

Александр Чалый, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины

Притягательность Евросоюза для Украины бесспорна и безальтернативна

Святослав Денисенко, эксперт Института стратегических исследований «Новая Украина»

На сегодняшний день, мы дальше от Европы, чем были в начале 2000-ных

Олексій Гарань, доктор історичних наук, професор Києво-Могилянської Академії, науковий директор Школи Політичної Аналітики

Ідея вступу до ЄС є каталізатором розвитку України

Василь Юрчишин, к.ф-м.н., доктор наук з державного управління, директор економічних програм Центру Разумкова

Саме на шляху євроінтеграції нам потрібно шукати вирішення наших внутрішніх проблем

Юлія Тищенко, політолог, керівник програм розвитку громадянського суспільства Українського незалежного центру політичних досліджень

Україна просто приречена мати з ЄС добрі стосунки

Андрей Колпаков, управляющий партнер Аналитической группы «Da Vinci AG»

ЕС должен четко воспринять угрозу потери Украины для себя навсегда - в геополитическом плане, в качестве рынка и как партнера

Григорій Перепелиця, директор Інституту зовнішньої політики Дипломатичної Академії при МЗС України

Європейський Союз побудував таку суспільну систему, яка спрямована на задоволення потреб кожної людини

Олександр Сушко, директор Центру миру, конверсії та зовнішньої політики України

Євросоюз не хоче створювати привілейовані умови для країн з фіктивною демократією

Дмитро Шульга, старший менеджер Європейської програми Міжнародного фонду «Відродження»

Головна користь від вступу до ЄС полягає не в грошовій допомозі, а в новій філософії стосунків суспільства і влади

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Вступ України до ЄС з самого початку був примарним

Вероника Прохира, Глава Евразийского института свобод

Украина как никогда близко и почти недосягаемо далека от членства в ЕС

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,033