В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

«Диалог.UA» решил обратиться к этой теме, чтобы разобраться в динамике и перспективах отношений Украины и Европейского союза. Большинство стран Центральной и Восточной Европы вошли в ЕС, тогда как Украина пока так и не получила конкретной перспективы членства в расширенной Европе. Получит ли? Нужно ли это нашей стране? Или может, еще действительно не пришло время? Мы нынче ближе или дальше от ЕС, чем были в 2005 году, когда Европа держала Украину – слишком большую, слишком бедную и слишком коррумпированную для легкой интеграции – на расстоянии от себя. Что-то изменилось с тех пор? Мы стали меньше, богаче или менее коррумпированными? Так что, – «осторожно, двери закрываются!»?

Турция устала идти в Европу, о чем недавно заявил премьер-министр этой страны. Турция ждет приглашения в ЕС уже 50 лет, являясь членом НАТО. Неужели дело только в соблюдении прав человека? У Украины куда меньший опыт и багаж успехов на этом пути. Как свидетельствуют эксперты, Украина выполнила только 4 из более чем 60 проанализированных приоритетов реформ, предусмотренных Повесткой дня ассоциации (ПДА) – ключевым документом, который сегодня регулирует отношения между Украиной и Евросоюзом. Об этом свидетельствуют результаты второго этапа (июль-октябрь 2010 года) общественного мониторинга выполнения ПДА. Но и это еще не все. Похоже, что многие в нашей стране все чаще задумываются о целесообразности европейского будущего Украины. Сегодня многие оценивают охлаждение отношений Украины и ЕС как оптимистичную стагнацию, утверждая, что реальное движение есть, и ряд шагов уже сделаны сегодня Киевом, но перерастет ли это в будущем в продуктивное партнерство? Все чаще встречается мнение, что рушится миф о европейской интеграции Украины.

Нет, конечно же, территориально мы как были, так и останемся в Европе, вопрос лишь о формах сотрудничества с другими странами, находящимися по западную сторону нашей границы. И не только потому, что мы вновь разворачиваемся в своих внешнеполитических предпочтениях на восток, но также и потому, что экономический кризис, охвативший весь мир, нанес Европе наверное самый болезненный удар. «Подсевшая» евровалюта, снижение социальных стандартов, рост безработицы и бюджетных дефицитов в странах-членах ЕС… ослабляют силу притяжения европейского экономического и политического «магнита». Приходится констатировать, что сегодня ни ЕС, ни Украина не готовы двигаться дальше слов о взаимных интересах.

В нашем новом диалоге мы предлагаем для обсуждения вопрос: что может и что должно стать катализатором переговоров «Украина–ЕС»? Давайте более пристально рассмотрим тот ряд изменений, который произошел за последние 2–3 года внутри ЕС. В последнее время там происходят события, казавшиеся невозможными еще несколько лет назад. Ведь еще совсем недавно Евросоюз стоял перед дилеммой: «куда в первую очередь нужно привносить свои ценности», «куда расширяться?» А варианты были – хоть на Юг, хоть на Восток! А сегодня главный вопрос – каким образом и за чей счет выйти из кризиса с наименьшими потерями? Поэтому, было бы интересно проанализировать как изменения, так и вызовы, стоящие перед ЕС сегодня.

Европейские страны столкнулись с проблемой бюджетного наполнения и невозможностью выполнять обширные социальные обязательства, растут налоги на потребление, увеличивается пенсионный возраст, растет число рабочих часов в неделю, сокращаются зарплаты. Означает ли все это, что экономический кризис и пути выхода из него – это конец концепции солидаризма? Что придет на смену столь привлекательному еще недавно европейскому обществу всеобщего благоденствия?

Европейская экономика строится на весьма зыбких основаниях – единая валюта при отсутствии единой фискальной политики; единый рынок на фоне 27 национальных проектов развития отдельных стран. А еще ЕвроТНК и европейский малый и средний бизнес; разные стандарты социального обеспечения в странах ЕС на фоне равных/одинаковых цен, – как все это может совмещаться, и может ли эффективно функционировать такая экономика?

И, конечно же, один из ключевых вопросов европейского проекта, – каковы перспективы развития наднациональных институтов в ЕС? Что будет представлять собой наш западный сосед, если ему удастся решить наболевшие проблемы?

Сегодня отношения Украины и ЕС переживают период определенного охлаждения, которое является результатом ряда кризисов – мирового экономического и финансового, кризиса системы европейской безопасности, кризиса отсутствия концепции «будущего ЕС». Эти кризисы имеют разное значение для Украины и ЕС, но приводят их к одному выводу – сближение пока никто официально не отменял, но и бороться за него не собирается ни одна из сторон.

Свернуть

«Диалог.UA» решил обратиться к этой теме, чтобы разобраться в динамике и перспективах отношений Украины и Европейского союза. Большинство стран Центральной и Восточной Европы вошли в ЕС, тогда как Украина пока так и не получила конкретной перспективы членства в расширенной Европе. Получит ли? Нужно ли это нашей стране? Или может, еще действительно не пришло время? Мы нынче ближе или дальше от ЕС, чем были в 2005 году, когда Европа держала Украину – слишком большую, слишком бедную и слишком коррумпированную для легкой интеграции – на расстоянии от себя. Что-то изменилось с тех пор? Мы стали меньше, богаче или менее коррумпированными? Так что, – «осторожно, двери закрываются!»?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

На сегодняшний день, мы дальше от Европы, чем были в начале 2000-ных

20 дек 2010 года

Как Вы считаете, на сегодняшний момент Украина ближе к Евросоюзу, чем была в 2005 году или дальше?

К сожалению, у нас вопрос европейской интеграции, в течение последних пяти-шести лет, превратился в некое подобие «построения светлого будущего». Поэтому и ответ на вопрос ближе или дальше Украина от Европы мы ищем не в плоскости практики, не с точки зрения оценки конкретных изменений, которые происходят с украинской экономикой, обществом, политической системой, а в другой системе координат – политической, или вернее риторической. То есть насколько власть часто упоминает о том, что европейская интеграция для нас является самым главным приоритетом, насколько находящиеся при власти политики с точки зрения экспертов, обозревателей околополитической среды, являются про- или анти- европейскими. При этом, примечательно, что «европейскость» часто определяется не содержательными, программными позициями или действиями политика, партии, а неким набором имиджевых характеристик: опять-таки частотой упоминаний о евровыборе, количеством контактов с представителями европейских политических кругов. Так вот, что касается практики можно сказать, что на сегодняшний день, мы дальше от Европы, чем были в начале 2000-ных.

Реальность такова, что в Украине за последние пять-шесть лет фактически не происходило каких-либо значимых реформ, направленных на трансформацию социально-экономической, правовой системы, разве что в последнее время они начались. Поэтому в принципе Украина осталась на тех же позициях, если говорить о ее приближении или отдалении от вступления в Европейский Союз. Но сегодня мы видим другую проблему. Сам Европейский Союз столкнулся с определенными трудностями и вызовами. Причем, как показали три кризисных года, и для ЕС, как системы, и для отдельных стран-членов эти вызовы оказались неожиданными.

Проблема в том, что ЕС, в общем-то, как и Запад в целом, оказались не готовы к испытанию кризисом. На сегодняшний день все более очевидным становится, что кризис, с которым сталкивается мир, является не просто каким-то колебанием на мировых финансовых рынках и не просто некоей незначимой или проходящей проблемой. Сейчас можно говорить о его структурном характере, то есть о несоответствии существующей социально-экономической структуры, которая сложилась в большинстве стран-лидеров, - Большой семерки, странах ЕС, - целям устойчивого развития.

То есть, то, что мы сегодня наблюдаем, те явления, которые происходят в бюджетной сфере, в экономиках стран Европейского Союза, являются не просто следствием стихийной турбулентности или временной разбалансированности, это системная проблема, которая должна быть определенным образом устранена. Под влиянием этих новых проблем ЕС вынужден меняться, эволюционировать, реорганизовываться. И вот с этим, насколько можно судить, есть определенные проблемы.

И, к сожалению, это еще больше отдаляет перспективы европейской интеграции Украины. Это нужно сегодня признать.

Кстати, что касается проблем ЕС. Многие экономисты, например Доминик Стросс-Канн, Джордж Сорос говорят, что ЕС не удастся преодолеть кризис – евро грозит исчезновение, а политическому союзу - деградация и распад. Как вы думаете, насколько велика вероятность таких прогнозов?

Действительно такой сценарий на сегодняшний день исключать нельзя. Конечно, сейчас он не является основным, «мейнстримным». Скажем, в процентном отношении вероятность его реализации лежит в пределах 10-15%. Но проблема уже в том, что он рассматривается. О таком варианте развития событий пишут СМИ, это обсуждают эксперты к такому сценарию как-то начинают определятся инвесторы. И это уже само по себе большая неприятность для объединенной Европы.

Можно предположить, что ситуация с суверенным долгом стран европейской периферии, которая сейчас вызывает основное беспокойство и сомнения инвесторов, в краткосрочной перспективе каким-то образом будет решена. То ли за счет расширения программ выкупа облигаций Европейского Центробанка, то ли за счет резкого сокращения бюджетных расходов, что мы можем сегодня наблюдать в той же Греции, Ирландии или Португалии. Это может произойти и за счет помощи, которая будет предоставляться в рамках общеевропейского стабилизационного фонда, созданного для помощи Греции, а сегодня уже оказывается, что и для Ирландии.

Главный вопрос в другом. Все эти меры снимают или скорее сглаживают финансовые риски, но не решают системную проблему: отставание европейской периферии в конкурентоспособности от государств ядра. То есть от Германии и от скандинавских стран. И в этом заключается самый острый вызов, с которым столкнулся Европейский Союз. На сегодняшний день каких-либо стратегий выравнивания конкурентоспособности не выдвинуто и сложно предполагать за счет чего они будут реализованы. Это главная проблема. На фоне разрастания разрывов в конкурентоспособности, разрывов в темпах и качестве экономического развития, в вопросах социального обеспечения между разными странами еврозоны, вот на этом фоне начинает просматриваться самая главная угроза уже собственно политической целостности ЕС. Это угроза разрастающегося национализма.

Проблема в том, что немецкий налогоплательщик все с большим негодованием воспринимает идею о том, что Германия должна помогать или субсидировать страны европейской периферии. В тоже время, в странах европейской периферии растет непонимание, почему должны быть настолько жестко и на такой длительный период урезаны ставшие уже привычными социальные блага. Растет опасение, что увеличение кредитной зависимости от Германии, от европейских институтов будет и дальше ограничивать национальный суверенитет. И вот эти прорастающие зерна национализма, наверное, и являются угрозой целостности ЕС. То есть экономические проблемы порождают социальные, и, собственно, выливаются уже и в политические.

Действительно, европейское общество в докризисные времена считалось очень толерантным. А вот на сегодня ЕС ближе к достижению этого «идеала» толерантности или дальше? И что это означает для Украины?

К сожалению, ростки национального эгоизма, которые начинают «всходить» в странах ЕС, это не отдельные исключительные явления, это, наверное, новый тренд, связанный с прохождением тяжелого периода экономического кризиса. Правительства государств-ЕС волей-неволей должны сегодня заботится не столько о коллективном, сколько о национальном. То есть занимать позицию, которая максимально даст возможность обеспечить социальные гарантии, создать рабочие места для граждан своих стран, вернуть конкурентоспособность национальным экономикам. Этого требует от политиков общество. И в этом плане, не случайно, мы можем видеть рост поддержки праворадикальных политических сил практически по всему ЕС. Это Франция, это примеры Австрии, это Венгрия, это начало дискуссии о провале политики мультикультурализма в Германии. Сейчас по всему Европейскому Союзу видим эти проявления. Если говорить языком теории международных отношений, то после двух десятилетий активной интеграции в Европе сейчас начинает действовать вторая универсальная закономерность — фрагментация.

Конечно, кризис стал лишь катализатором накопившихся проблем. Возьмем к примеру вопрос социальной адаптации и культурной интеграции трудовых мигрантов в европейских странах.

В конце 20-го века возникла гипотеза, что ценности глобального общества, общества массового потребления настолько близки и понятны каждому отдельно взятому человеку, настолько универсальны, что они должны с легкостью вытеснять любые другие социальные, религиозные, этнические ценности и нивелировать любые различия. Таким образом, считалось, что рабочая сила, перемещаясь из стран мировой периферии в центр, в частности в ЕС, будет спокойно перевариваться в «котле» народов, превращаясь, условно говоря, в средних европейских потребителей, отбрасывая свои этнонациональные, социокультурные, бытовые особенности.

Как стало понятно сегодня, эта гипотеза оказалась нерабочей. Более того, во многих европейских странах, ставших крупными реципиентами рабочей силы, уже возникли новые социокультурные, религиозные анклавы, совершенно не желающие ассимилироваться. Они отличаются и по быту, и по укладу, и по характеру взаимоотношений с соседями. На фоне экономического кризиса, существование таких обособленных ино-социальных групп, требующих обеспечения своих прав и просто внимания государства к своим потребностям, провоцирует дополнительную напряженность в обществе, в том числе всплески ксенофобии у коренного населения.

В итоге, социальная напряженность растет, и государство вынуждено на это как-то реагировать. В этом смысле высылка цыган из Франции и Финляндии, референдум о строительстве новых минаретов в Швейцарии, запреты на ношение паранджи вполне вероятно и являются такими реакциями. Не исключено, что подобные ситуации мы сможем наблюдать и в следующем году, и количество таких решений может существенно вырасти.

А для Украины, что это означает?

Проявление ксенофобских настроений в европейских странах можно расценивать как одно из свидетельств некоторой усталости Европы от расширения и от прихода «новых». Значит, недавний этап расширения ЕС это государственное объединение не смогло еще пережить. «Не переварили». Для того, чтобы созрел новый импульс к интеграции необходимо, чтобы прошел достаточно большой промежуток времени. При этом важно, чтобы события развивались по позитивному сценарию, и Европе удалось преодолеть существующие экономические проблемы. Это значит, что должна восстановиться экономическая активность, нормальное функционирование социальных систем, должны динамично расти рынки труда, формироваться запрос на новую рабочую силу. Пока идет процесс внутреннего восстановления, скорее всего, переговоры ЕС с потенциальными членами будут ограничиваться рамкой политической ассоциации и, вероятнее всего, созданием неких упрощенных торговых режимов, может быть интеграцией в отдельных отраслях. Уверен, что до окончательного восстановления, ЕС не будет принимать на себя дополнительные риски, принимая в свои ряды новых членов с ограниченной конкурентоспособностью.

Но ведь ситуация в Европе может развиваться и по-другому. Стагнация в экономике, обострение социальных проблем, усиление праворадикальных, националистических настроений… Мы, конечно же, отмечали, что вероятность подобного сценария достаточно низкая и все же. Самое опасное для Украины, это то, что у нас нет на этот случай проработанной стратегии поведения. Ни политики, ни общество сегодня не знают, какой должна стать внутренняя и внешняя политика Украины, если евровыбор будет отложен или по объективным причинам вообще снят с повестки дня.

А если абстрагироваться от всех вышеперечисленных проблем, с которыми столкнулись и ЕС, и Украина, можно ли сказать, что украинское общество готово расстаться со своими социальными «привычками» и общественным поведением, гражданско-правовой ответственностью и войти в европейское общество? Или иначе – может ли киевский мещанин стать равным брюссельскому?

Это возвращает нас к началу нашего разговора. К вопросу о том, как воспринимается европейская интеграция с точки зрения украинского обывателя. Повторюсь, к сожалению, она имеет скорее не практический смысл, а воспринимается как некий идеологический выбор.

Мне кажется, что до конца этот образ «светлого будущего» украинскими гражданами не познан и не осознан. Для многих Европа остается неким идеалом, идеальной территорией, идеальным государственным, экономическим образованием в котором каждый имеет возможность на собственную реализацию. На самом деле, ситуация далеко не так радужна, как представляют себе многие наши сограждане. И в странах ЕС существуют проблемы бедности, безработицы и социального расслоения. И Европа далеко не является тем раем, который существует в сознании многих украинцев.

Ну и, конечно, есть многие «грехи», которые не дают нам возможности туда «постучаться». Это проблемы теневого сектора экономики, которые влияют на общество. Фактически это существование теневого общества, достаточно широкого в Украины. Это проблема соблюдения законности и проблема желания и возможности каждого отдельно взятого украинского гражданина не только иметь и требовать права, но нести и выполнять свои обязанности. Это проблема бытового поведения, проблема культуры. Это проблемы, связанные и с экономической моделью. Даже отдельные зарисовки дают нам представление о том, насколько разнится сегодняшняя экономика Украина и ЕС. Уровень производительности труда в Украине едва дотягивает до 30% от среднеевропейского. Это же касается и трудовых взаимоотношений. То есть, есть очень много сфер, в которых Украина крайне далека сейчас от того идеала, к которому мы стремимся.

Более того, проблема в том, что наши практики очень сильно отличаются от европейских. Организация быта, выполнение социальных ролей, экономическая и гражданская активность.

Вопрос европейской интеграции, это было понятно и в 2005 году, и сейчас, - это довольно неблизкая перспектива. Это путь, по которому нужно идти, но мы, к сожалению, по нему не очень-то движемся.

Проблема в том, что сближение Украины и европейских стран - это, в первую очередь, системные изменения. Изменения и в экономической системе и в системе социального обеспечения. Изменения в культуре, поведенческие изменения. Должны измениться все сферы жизнедеятельности украинского общества: политическая, экономическая, социальная и каждый отдельно взятый гражданин. И когда мы поймем те задачи, которые перед нами стоят в целом и перед каждым из нас в отдельности, вот тогда, может быть, ЕС станет для нас ближе. Потому что интеграция превратится из некого идеологического выбора в набор практических действий, которые необходимо взять и сделать.

И главное, возможно Украине необходимо и вовсе переосмыслить представление об идеальном будущем. Ведь сама по себе интеграция в Европейский Союз, как показывает опыт, — это не цель, а всего лишь средство ее достижения. Чтобы потом не задаваться вопросом «выиграли» или «проиграли», необходимо четко представить себе, решение какой задачи позволяет обеспечить этот геополитический выбор.

Беседовала Евгения Сизонтова

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Испытание рутиной

Эйфория от институциональных прорывов в интеграционных процессах России, Белоруссии и Казахстана развеялась. Пришло время тщательной притирки друг к другу наших непохожих хозяйственных комплексов

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Олег Швайковский и Светлана Тараненко,

«Информационная евроинтеграция Украины – все только впереди и хорошо бы не только в фантазиях»

Ігор Бураковський, Інститут економічних досліджень та політичних консультацій

«Каталізатором», який прискорив би наше зближення з Євросоюзом, можуть стати економічні реформи в Україні

Александр Чалый, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины

Притягательность Евросоюза для Украины бесспорна и безальтернативна

Олексій Гарань, доктор історичних наук, професор Києво-Могилянської Академії, науковий директор Школи Політичної Аналітики

Ідея вступу до ЄС є каталізатором розвитку України

Василь Юрчишин, к.ф-м.н., доктор наук з державного управління, директор економічних програм Центру Разумкова

Саме на шляху євроінтеграції нам потрібно шукати вирішення наших внутрішніх проблем

Юлія Тищенко, політолог, керівник програм розвитку громадянського суспільства Українського незалежного центру політичних досліджень

Україна просто приречена мати з ЄС добрі стосунки

Андрей Колпаков, управляющий партнер Аналитической группы «Da Vinci AG»

ЕС должен четко воспринять угрозу потери Украины для себя навсегда - в геополитическом плане, в качестве рынка и как партнера

Нико Ланге, глава Киевского бюро Фонда Конрада Аденауэра

«Не Украина нужна Евросоюзу, а Евросоюз Украине»

Григорій Перепелиця, директор Інституту зовнішньої політики Дипломатичної Академії при МЗС України

Європейський Союз побудував таку суспільну систему, яка спрямована на задоволення потреб кожної людини

Олександр Сушко, директор Центру миру, конверсії та зовнішньої політики України

Євросоюз не хоче створювати привілейовані умови для країн з фіктивною демократією

Дмитро Шульга, старший менеджер Європейської програми Міжнародного фонду «Відродження»

Головна користь від вступу до ЄС полягає не в грошовій допомозі, а в новій філософії стосунків суспільства і влади

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Вступ України до ЄС з самого початку був примарним

Вероника Прохира, Глава Евразийского института свобод

Украина как никогда близко и почти недосягаемо далека от членства в ЕС

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,098