В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

«Диалог.UA» решил обратиться к этой теме, чтобы разобраться в динамике и перспективах отношений Украины и Европейского союза. Большинство стран Центральной и Восточной Европы вошли в ЕС, тогда как Украина пока так и не получила конкретной перспективы членства в расширенной Европе. Получит ли? Нужно ли это нашей стране? Или может, еще действительно не пришло время? Мы нынче ближе или дальше от ЕС, чем были в 2005 году, когда Европа держала Украину – слишком большую, слишком бедную и слишком коррумпированную для легкой интеграции – на расстоянии от себя. Что-то изменилось с тех пор? Мы стали меньше, богаче или менее коррумпированными? Так что, – «осторожно, двери закрываются!»?

Турция устала идти в Европу, о чем недавно заявил премьер-министр этой страны. Турция ждет приглашения в ЕС уже 50 лет, являясь членом НАТО. Неужели дело только в соблюдении прав человека? У Украины куда меньший опыт и багаж успехов на этом пути. Как свидетельствуют эксперты, Украина выполнила только 4 из более чем 60 проанализированных приоритетов реформ, предусмотренных Повесткой дня ассоциации (ПДА) – ключевым документом, который сегодня регулирует отношения между Украиной и Евросоюзом. Об этом свидетельствуют результаты второго этапа (июль-октябрь 2010 года) общественного мониторинга выполнения ПДА. Но и это еще не все. Похоже, что многие в нашей стране все чаще задумываются о целесообразности европейского будущего Украины. Сегодня многие оценивают охлаждение отношений Украины и ЕС как оптимистичную стагнацию, утверждая, что реальное движение есть, и ряд шагов уже сделаны сегодня Киевом, но перерастет ли это в будущем в продуктивное партнерство? Все чаще встречается мнение, что рушится миф о европейской интеграции Украины.

Нет, конечно же, территориально мы как были, так и останемся в Европе, вопрос лишь о формах сотрудничества с другими странами, находящимися по западную сторону нашей границы. И не только потому, что мы вновь разворачиваемся в своих внешнеполитических предпочтениях на восток, но также и потому, что экономический кризис, охвативший весь мир, нанес Европе наверное самый болезненный удар. «Подсевшая» евровалюта, снижение социальных стандартов, рост безработицы и бюджетных дефицитов в странах-членах ЕС… ослабляют силу притяжения европейского экономического и политического «магнита». Приходится констатировать, что сегодня ни ЕС, ни Украина не готовы двигаться дальше слов о взаимных интересах.

В нашем новом диалоге мы предлагаем для обсуждения вопрос: что может и что должно стать катализатором переговоров «Украина–ЕС»? Давайте более пристально рассмотрим тот ряд изменений, который произошел за последние 2–3 года внутри ЕС. В последнее время там происходят события, казавшиеся невозможными еще несколько лет назад. Ведь еще совсем недавно Евросоюз стоял перед дилеммой: «куда в первую очередь нужно привносить свои ценности», «куда расширяться?» А варианты были – хоть на Юг, хоть на Восток! А сегодня главный вопрос – каким образом и за чей счет выйти из кризиса с наименьшими потерями? Поэтому, было бы интересно проанализировать как изменения, так и вызовы, стоящие перед ЕС сегодня.

Европейские страны столкнулись с проблемой бюджетного наполнения и невозможностью выполнять обширные социальные обязательства, растут налоги на потребление, увеличивается пенсионный возраст, растет число рабочих часов в неделю, сокращаются зарплаты. Означает ли все это, что экономический кризис и пути выхода из него – это конец концепции солидаризма? Что придет на смену столь привлекательному еще недавно европейскому обществу всеобщего благоденствия?

Европейская экономика строится на весьма зыбких основаниях – единая валюта при отсутствии единой фискальной политики; единый рынок на фоне 27 национальных проектов развития отдельных стран. А еще ЕвроТНК и европейский малый и средний бизнес; разные стандарты социального обеспечения в странах ЕС на фоне равных/одинаковых цен, – как все это может совмещаться, и может ли эффективно функционировать такая экономика?

И, конечно же, один из ключевых вопросов европейского проекта, – каковы перспективы развития наднациональных институтов в ЕС? Что будет представлять собой наш западный сосед, если ему удастся решить наболевшие проблемы?

Сегодня отношения Украины и ЕС переживают период определенного охлаждения, которое является результатом ряда кризисов – мирового экономического и финансового, кризиса системы европейской безопасности, кризиса отсутствия концепции «будущего ЕС». Эти кризисы имеют разное значение для Украины и ЕС, но приводят их к одному выводу – сближение пока никто официально не отменял, но и бороться за него не собирается ни одна из сторон.

Свернуть

«Диалог.UA» решил обратиться к этой теме, чтобы разобраться в динамике и перспективах отношений Украины и Европейского союза. Большинство стран Центральной и Восточной Европы вошли в ЕС, тогда как Украина пока так и не получила конкретной перспективы членства в расширенной Европе. Получит ли? Нужно ли это нашей стране? Или может, еще действительно не пришло время? Мы нынче ближе или дальше от ЕС, чем были в 2005 году, когда Европа держала Украину – слишком большую, слишком бедную и слишком коррумпированную для легкой интеграции – на расстоянии от себя. Что-то изменилось с тех пор? Мы стали меньше, богаче или менее коррумпированными? Так что, – «осторожно, двери закрываются!»?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

«Информационная евроинтеграция Украины – все только впереди и хорошо бы не только в фантазиях»

14 янв 2011 года
 

Олег Швайковский и Светлана Тараненко,

,
Олег Швайковский   Светлана Тараненко
Олег Швайковский   Светлана Тараненко

Электронное правительство в странах ЕС. Что это? как оно функционирует? Зачем оно?

Отвечает Олег Швайковский - Head of Center for Strategic Development, Elion (Таллин, Эстония), http://www.elion.ee

Согласно формулировке Еврокомиссии, электронное правительство — это "использование информационных и телекоммуникационных технологий для повышения качества и доступности государственных услуг в сочетании с организационными изменениями, изменением квалификации госслужащих для улучшения обслуживания граждан, укрепления демократии и повышения роли общества в политике". Развитие систем "электронного правительства" сегодня является одним из ключевых приоритетов Евросоюза в рамках политики единого европейского информационного пространства.

Электронное правительство снижает затраты как административного аппарата, так и предпринимателей и частных лиц, т.е. электронное правительство позволяет сделать государственный сектор более эффективным, прозрачным и понятным для населения.

Под информационными технологиями понимаются в первую очередь современные системы связи и Интернет, а также весь комплекс оборудования, программного обеспечения, систем идентификации пользователей и банков данных, необходимых для работы электронного правительства. Фактически, речь идет о постепенном выводе в Интернет государственных структур, взаимодействующих с населением о создании условий для электронного оформления документов, о передаче в государственные органы различных видов отчетности (например, бухгалтерской, или налоговых деклараций), об оформлении разрешительных документов и т.д. ЕС ставит перед собой три базовые задачи — снизить административную нагрузку, предельно упростить доступ граждан стран ЕС к услугам государственных учреждений, обеспечить совместимость систем электронных правительств между государствами-членами сообщества. Для реализации этих задач в ЕС, регулярно принимают консолидированный документ для согласования и планирования направления действий для развития электронного правительства. Стратегия в области информационного пространства, известная под названием «i-2010», которая была принята в 2005 году сроком на пять лет, и в рамках которой существует так называемый «i-2010. План действий в области электронного правительства», выполнялась странами Евросоюза до окончания 2010 года. Сейчас принята новая стратегия, согласно которой действие нового плана оговорено до 2015 года.

«Электронное правительство позволяет осуществить революцию в социальных, экономических и культурных структурах, обеспечивая качественно новый уровень доступности информации, поддержки бизнеса и всех сфер жизнедеятельности граждан», — подчеркивается в преамбуле Плана действий. План действий нацелен на ускорение внедрения систем электронного правительства и дает конкретные рекомендации для осуществления государствами ЕС.

План "i-2010" выделяет четыре главных цели этого процесса:

1. Общая модернизация и повышение эффективности государственного сектора, сокращение числа чиновников, упрощение и унификация документооборота, максимальное сокращение бумажного документооборота, что, в частности, соответствует приоритетам Евросоюза в области экологии.

2. Предоставление населению более качественных, доступных и защищенных с информационной точки зрения услуг.

3. Снижение расходов и затрат времени представителями бизнеса, что обеспечит общее повышение конкурентоспособности европейского бизнеса.

4. Обеспечение трансграничного характера предоставляемых внутри сообщества государственных услуг. Этот последний пункт требует дополнительного комментария.

Евросоюз является единым экономическим, визовым (в большей или меньшей степени) и информационным пространством. Его главная идея — обеспечение максимальной мобильности населения внутри Евросоюза. В этой связи совместимость систем электронного правительства государств сообщества и возможность трансграничного обслуживания граждан стран ЕС приобретает для Евросоюза особое значение.

В качестве примера Еврокомиссия отмечает, что европейская экономика сможет экономить до 50 млрд. евро только благодаря введению общеевропейской электронной системы платежных документов. План действий определяет пять приоритетов создания систем электронного правительства:

1. Все без исключения граждане стран ЕС должны иметь доступ к его услугам. Этот пункт включает целый ряд составляющих, некоторые из которых выходят за пределы собственно программы электронного правительства и являются элементами глобальной политики в области информационного сообщества. Например, речь идет о реализации такой цели этой стратегии, как предоставление к концу 2010 года доступа к высокоскоростному Интернету для всего населения Евросоюза.

2. Повышение эффективности. Решая эту задачу, ЕК разработала ряд математических и статистических методик, которые помогают государствам сообщества подсчитать уровень экономии или повышения производительности госслужб при внедрении систем электронного правительства.

3. Приоритетное развитие направлений, имеющих большое социальное и экономическое значение, максимальное количество потребителей или отличающихся высокой трудоемкостью.

4. Обеспечение качественных систем, определяющих функционирование электронного правительства. Еврокомиссия выделяет три основных компонента: системы надежной электронной идентификации, совместимые между государствами сообщества, системы подтверждения подлинности электронных документов, надежные и защищенные банки данных.

5. Привлечение широких слоев населения к принятию важнейших государственных решений. Еврокомиссия подчеркивает, что современные информационные технологии предоставляют "неоценимые возможности для организации публичных дискуссий". Еврокомиссия даже вводит новый термин "электронная демократия" или "он-лайн демократия", который как раз подразумевает обеспечение надежной обратной связи между государством и гражданами и создание условий учета общественного мнения путем проведения электронных опросов или прямой он-лайн дискуссии.

Фактически ЕК считает необходимым интегрировать системы обратной связи во все элементы электронного правительства. Еврокомиссия предостерегает страны сообщества от механического перенесения существующих систем и практик взаимодействия между государственными органами и населением или бизнесом в электронный формат. По ее мнению, создание электронного правительства должно использоваться как возможность для упрощения существующих административных процедур. Важнейшим элементом в этой связи становятся системы "одного окна", то есть создание электронных ресурсов, которые бы позволяли предприятиям осуществлять взаимодействие сразу с несколькими государственными органами. Наиболее перспективными в этой области являются те государственные сферы, которые связаны со значительным документооборотом, в частности, налоговая, бухгалтерская отчетность, таможенная, различные системы выдачи лицензий.

Насколько украинского электронное правительство далеко от Европейского?

Отвечает Светлана Тараненко, эксперт по электронному государству, руководитель проекта e-government.in.ua

В Украине электронного правительства, в европейском понимании этого термина, нет. Исходя из того, что в декабре 2010 года принята очередная концепция, в которой чиновники видят упрощение доступа юридических и физических лиц к государственным информационным ресурсам (вместо тех базовых услуг, которые для взаимодействия граждан, бизнеса и государства существуют в мире), можно заключить, что у нас оно будет создано не скоро.

Несмотря на заключение ООН Global E-Government Survey, где Украина обогнала Россию, фактически она опустилась с 41 места на 54 по сравнению с предыдущим отчетом ООН. За многие годы информатизации было создано множество баз данных, которые используются в деятельности государственными институциями, было создано многое, но до сих пор нет ЕДИНОЙ системы идентификации граждан и других пользователей государственных услуг. И ГЛАВНОЕ, не исключены из хождения бумажные документы, т.к. на законодательном уровне в Украине этот вопрос не проработан, а, соответственно, и не реализован.

О близости нашего законодательства к европейскому вообще речи не идет. Ни один из существующих законов не подразумевает исключение бумажных эквивалентов документов, которые в большинстве стран давно существуют только в электронном виде. А когда документ существует в электронном виде, его невозможно подделать, его невозможно безответственно изменить. Во всех странах ЕС на начальном этапе развития электронного государства были приняты законы о защите информации, в которых прописаны условия защиты информации граждан и открытости государства. В Украине аналогичной законодательной базы нет.

Какие требования выдвигает ЕС к электронным правительствам членов союза и кандидатов в члены союза?

Олег Швайковский. На самом деле специальных требований Евросоюз не выдвигает. Но есть определенная методика, разработанная в ЕС для оценки готовности правительств к оказанию услуг в электронном виде.

Есть целый ряд критериев, например:

  1. - уровень проникновения Интернета и параметры, характеризующие уровень компьютеризации;

  2. - 20 базовых классов услуг, наличие, отсутствие и развитость которых оценивается по определенной методике;

  3. - уровень компьютерного образования и т.д.

Важнейшим преимуществом электронного правительства является возможность 24-часового доступа пользователей к ресурсам госучреждений. Кроме того, электронное правительство отнюдь не ограничивается связью государства и гражданина. Не менее и даже более важную роль играет обеспечение эффективной координации действий государственных органов между собой, повышение быстроты и эффективности документооборота внутри государственного аппарата. Директива Еврокомиссии 2003/98/ЕС, принятая еще в 2003 году, определяет 20 базовых государственных услуг, которые к 2010 году государства сообщества в обязательном порядке должны оказывать в электронном режиме.

Из них 12 нацелены на граждан и 8 – на представителей бизнеса.

Частные лица должны иметь возможность решать следующие вопросы при помощи Интернета:

1. Предоставлять налоговые декларации и уплачивать подоходный налог.

2. Вести поиск работы.

3. Запрашивать свидетельства о рождении или браке.

4. Подавать заявления на выплаты всех видов социальных пособий.

5. Подавать заявление об оформлении личных документов /удостоверение личности, водительские права и т.д./

6. Подавать заявление об оформлении техпаспорта автомобиля.

7. Подавать заявление о разрешении на строительство.

8. Подавать заявления в полицию, сообщать о противоправных действиях, подавать официальные уведомления о дорожно-транспортных происшествиях.

9. Использовать общественные библиотеки. Этот сервис имеет лишь косвенное отношение к электронному правительству, однако он включен Евросоюзом в список приоритетных направлений. На первой стадии пользователь должен иметь возможность пользоваться каталогами и поисковыми системами, в дальнейшем — библиотеки должны осуществлять поэтапный перевод всех своих фондов в электронный формат.

10. Записываться в учебные заведения. В перспективе этот пункт должен "разрастись" до внедрения общеевропейских систем дистанционного обучения. На нынешнем этапе эта цель еще не ставится, хотя многие европейские университеты уже активно экспериментируют с системами дистанционного образования.

11. Сообщать об изменении местожительства.

12. Записываться на прием в поликлинику или больницу.

Для бизнеса список электронных услуг выглядит следующим образом:

1. Подача отчетности и оплата подоходного налога.

2. Административные налоги (заявление, извещение, оплата).

3 Налог на добавленную стоимость (заявление, извещение, оплата).

4. Полная электронная регистрация нового предприятия, или ликвидация существующего (во внесудебном порядке, не связанном с банкротством).

5. Предоставление информации в статистические службы.

6. Лицензии на импорт/экспорт.

7. Разрешения по линии экологических служб.

8. Участие в тендерах по госзакупкам.

Эти двадцать пунктов являются лишь программой-минимум и ни в коем случае не ограничивают усилия государств ЕС по созданию электронных технологий в других сферах. Чтобы проанализировать «глубину» электронных услуг (одно дело — скачать с сайта заявление в электронном формате, а другое — сразу в электронном виде заполнить и подать).

Оценка результатов деятельности государств ЕС по развитию электронного управления производиться в специальных отчетах по этим вопросам. Например, возьмем обзор Европейской Комиссии "e-Government Benchmarking Reports". В обзоре за ноябрь 2009 сравниваются между собой 31 страна (весь Европейский Союз, плюс Норвегия, Швейцария, Хорватия и Исландия). Сравнение ведется по 20 основным услугам, о которых мы говорили ранее.

Что, с моей точки зрения, здесь интересно:

  • 18 из 20 базовых услуг в Эстонии работают в on-line (90%, это 7-е место в Европе, а средний по ЕС уровень – 71%)

  • По уровню проникновения интернета в домохозяйствах, Эстония оказалась ниже среднеевропейского уровня (58% против 60%). Это говорит о том, что подключение пользователей к Интернету за последние 2 года шло медленнее, чем в среднем по Европе.

  • При этом уровень проникновения Интернета на предприятиях выше среднеевропейского (88% против 81%).

  • Эстония находится на первом месте в ЕС по уровню развития услуг, связанных с госзакупками (eProcurement, 100%, – 1-е место, средний по ЕС уровень 56%)

Кроме того, Евросоюз принял разработанную правительством Нидерландов методику, в соответствии с которой каждая служба, в зависимости от уровня ее "электронной зрелости", может быть отнесена к четырем стадиям:

Первая стадия: простое предоставление информации.

Вторая стадия: взаимодействие /например, "скачивание" бланков заявлений/.

Третья стадия: взаимодействие в двух направлениях /заполнение заявления и подача его в электронном виде в госслужбу/.

Четвертая стадия: осуществление полноценных электронных операций /требование выполняется в электронном виде или в электронном виде осуществляется платеж/.

При этом нужно отметить, что не все услуги могут достичь четвертой стадии. Например, операция по выдаче паспорта может достичь лишь третьей стадии, потому что для получения документа на руки гражданин должен лично появиться в соответствующем государственном учреждении.

В целом, Евросоюз уделяет современным информационным технологиям очень большое внимание, считая их ключевым элементом конкурентоспособности европейской экономики. Недаром в новом составе Еврокомиссии на 2009-2014 годы впервые появился отдельный пост европейского комиссара по делам информационного сообщества. В его функции входит, как координация действий стран ЕС по развитию информационных технологий и обеспечению доступа к Интернету из любой европейской деревни, так и усилия направленные на повышение уровня подготовки европейских граждан и их способностей в полной мере пользоваться услугами Интернета.

Правда ли, что в ЕС нет единой базы по гражданам? Что она отменена еще по директиве 86 года, потому что несла угрозу свободе граждан? В Украине такая база есть, и, если мы хотим в ЕС, нам ее придется уничтожить.

Олег Швайковский. Мне эта директива не известна. Единой базы по ЕС нет, но в каждом государстве наличие единого электронного реестра народонаселения (жителей страны) – это один из базовых столпов, на котором стоит электронное правительство. Во всех мне известных странах, где концепция электронного правительства реализована на серьезном уровне, есть такой реестр.

Если предположить, что все остальные условия Украина выполнила для вступления в ЕС, и осталось одно лишь электронное правительство - это может послужить причиной не принимать нас?

Олег Швайковский. Нет. Само по себе – нет, не сможет. Но нужно понимать, что электронное правительство – это не самоцель. Электронное правительство – это инструмент для решения других задач:

- повышение эффективности государства,

- резкое снижение уровня коррупции,

- повышение инвестиционной привлекательности государства,

- создание в государстве более комфортной среды для жизни граждан и т.д.

И именно такие государства с охотой принимает в свои ряды ЕС.

Насколько серьезно вообще правительства стран-чденов ЕС и ЕС относятся к электронным правительствам? Нет ли в этом подвоха, слежки за гражданами и угрозы наподобие Викиликса?

Олег Швайковский. Это серьёзный философский вопрос, ответ на который – это тема для отдельного большого разговора.

Светлана Тараненко. Если коротко, то, государство, стремящееся к прозрачности жизнедеятельности, не должно «бояться» даже Викиликса.

Что сейчас делается по программе электронного правительства Украины? Приближает ли нас это к ЕС, и как далеко нам еще идти?

Светлана Тараненко. В Украине было принято множество программ и проектов, и даже имели место представления некоторых разработок общественности, но… первым шагом в любом процессе, который влечет за собой изменения во всех сферах документооборота в государстве, должно быть законодательство. А у нас, к сожалению, этот вопрос не решен. И, несмотря на то, что общее число законов, решений КМУ, приказов в различных министерствах и ведомствах, и других документов, приближается к общей численности 200 единиц, ни один закон в Украине не прописан так, чтобы он позволял полностью заменить бумажный документооборот электронным!

Наши законы нацелены на сохранение ситуации, когда информация граждан зачастую не защищена и подвержена манипуляциям чиновников, в то время как на законодательном уровне и речи не идет об ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ ОТКРЫТОСТИ и ПРОЗРАЧНОСТИ государственного сектора, который давно открыт и подотчетен для граждан в странах ЕС. А именно прозрачность – это есть один из простейших и эффективных методов борьбы с коррупцией. Простота и понятность электронного управления позволяет достигать темпов роста инвестиционной привлекательности, которые раньше были недоступны. Мы имеем ярчайший пример Грузии, которая за короткий период сделала рывок в развитии экономики и общества, и такие темпы нельзя представить без использования систем электронного государства.

Олег Швайковский. Хочу добавить, что грузинский пример очень показателен ещё и тем, что власти этой страны для экономии времени и средств пошли простым путем, они пригласили специалистов и использовали опыт самых успешных стран. Большое количество идей и даже готовых решений Грузией позаимствовано и адаптировано, например, из Эстонии, и это только ускорило реализацию задуманных государственных реформ. Если Украина стремится к Евросоюзу, к существенным реформам и повышению инвестиционной привлекательности страны, то она может использовать этот опыт.

Беседу вел Андрей Чеботарев

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Опасность распространения прав человека

Если бы права человека были валютой, их курс сегодня оказался бы в состоянии свободного падения в силу инфляции многочисленных правозащитных договоров и необязательных международных инструментов, принятых за последние десятилетия самыми разными организациями. Сегодня на эту валюту можно, скорее, купить страховку для диктатур, нежели защиту для граждан. Права человека, некогда вознесенные на пьедестал основных принципов человеческой свободы и достоинства, сегодня могут быть чем угодно – от права на международную солидарность до права на мир.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Ігор Бураковський, Інститут економічних досліджень та політичних консультацій

«Каталізатором», який прискорив би наше зближення з Євросоюзом, можуть стати економічні реформи в Україні

Александр Чалый, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины

Притягательность Евросоюза для Украины бесспорна и безальтернативна

Святослав Денисенко, эксперт Института стратегических исследований «Новая Украина»

На сегодняшний день, мы дальше от Европы, чем были в начале 2000-ных

Олексій Гарань, доктор історичних наук, професор Києво-Могилянської Академії, науковий директор Школи Політичної Аналітики

Ідея вступу до ЄС є каталізатором розвитку України

Василь Юрчишин, к.ф-м.н., доктор наук з державного управління, директор економічних програм Центру Разумкова

Саме на шляху євроінтеграції нам потрібно шукати вирішення наших внутрішніх проблем

Юлія Тищенко, політолог, керівник програм розвитку громадянського суспільства Українського незалежного центру політичних досліджень

Україна просто приречена мати з ЄС добрі стосунки

Андрей Колпаков, управляющий партнер Аналитической группы «Da Vinci AG»

ЕС должен четко воспринять угрозу потери Украины для себя навсегда - в геополитическом плане, в качестве рынка и как партнера

Нико Ланге, глава Киевского бюро Фонда Конрада Аденауэра

«Не Украина нужна Евросоюзу, а Евросоюз Украине»

Григорій Перепелиця, директор Інституту зовнішньої політики Дипломатичної Академії при МЗС України

Європейський Союз побудував таку суспільну систему, яка спрямована на задоволення потреб кожної людини

Олександр Сушко, директор Центру миру, конверсії та зовнішньої політики України

Євросоюз не хоче створювати привілейовані умови для країн з фіктивною демократією

Дмитро Шульга, старший менеджер Європейської програми Міжнародного фонду «Відродження»

Головна користь від вступу до ЄС полягає не в грошовій допомозі, а в новій філософії стосунків суспільства і влади

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Вступ України до ЄС з самого початку був примарним

Вероника Прохира, Глава Евразийского института свобод

Украина как никогда близко и почти недосягаемо далека от членства в ЕС

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,090