В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

В жизни страны 20 лет – период очень небольшой. Однако если в начале этого отрезка времени лежит точка отсчета, зафиксировавшая момент рождения нового государства, то 20 лет независимости Украины – это подходящий повод задуматься: откуда мы, собственно, вышли и куда пришли. А вместе с тем и определить – куда лежит наш путь, и вспомнить, таким ли он виделся нам в августе 1991 года? Что из утверждений, намерений и планов реализовано за это время, а что так и осталось благим намерением или оказалось мифом? А может, обилие мифов за прошедшие 20 лет и явилось результатом той апатии и безразличия, которые сейчас переживает украинское общество?

Мы намерены также обсудить вопрос, что было сделано результативно на политической карте Украины, а что до сих пор так и осталось нетронутым (система советов, местное самоуправление), что мы пытались развиваться, но пороху не хватило (демократия, гражданское общество, политические партии, политическая реформа, разделение властей…) и почему? Только ли отсутствие политической воли у власти этому причина, или есть на то объективные непреодолимые обстоятельства?

Спустя 20 лет после провозглашения независимости, Украина по-прежнему не дотягивает не только до уровня соседей, но и существенно растратила свой потенциал, который она имела накануне. Упрощение структуры производства, в том числе и экспорта, снижение уровня квалификации и производительности труда, галопирующее нарастание разрыва между богатыми и бедными… Итоги прошедших 20 лет нуждаются в осмыслении.

В тоже время, для граждан нашей страны эти двадцать лет не были потерянным временем – каждый достаточно активный человек открывал для себя новые возможности, чему-то учился, что-то строил, развивался сам, растил и воспитывал своих детей. Если мы будем оценивать прошедшие 20 лет сквозь призму человеческой жизни, мы вряд согласимся с тем, что они были потеряны для каждого из нас. Но стала ли наша страна за эти 20 лет реально свободной, конкурентоспособной и привлекательной, как для собственных граждан, так для иностранцев? Насколько за эти годы развивалось и укреплялось общество в целом и государство как концентрированное выражение этого общества?

Диапазон мнений и экспертных оценок прошедших двух десятилетий достаточно широк. От откровенного приговора – счет оставшегося стране времени идет на месяцы, ибо «время безвозвратно упущено и государство Украина пошло по пути самоуничтожения». До вполне конструктивных, хотя и неутешительных прогнозов – между декларацией реформ и их реализацией, дистанция огромных размеров. Ясно одно – даже самые позитивно настроенные эксперты признают, что результат 20 лет независимости Украины далек от идеала…

Двадцать лет оказались слишком коротким сроком даже для того, чтобы, отказавшись от старых ценностей, приобрести новые – в экономике, в политике, в общественной жизни и культуре. Почему так случилось? Ведь в мире известны примеры, когда за это время беднейшие страны достигали поразительных успехов? Хотя, нужно быть объективными, даже в куда более сильной ФРГ, спустя 20 лет после объединения, восточные земли так и не достигли уровня развития земель западных…

Сайт «Диалог.UA» предлагает также сравнить наш 20 летний путь с другими постсоветскими государствами, с государствами Центральной Европы. Для нас важно определить, действительно ли в украинском государстве, по-прежнему сохраняются демократические тренды и потенциалы, или же политические элиты склонны развернуть кампанию направленную на то, чтобы убедить своих граждан в том, что пора переходить к авторитаризму.

Будет также интересно узнать и то, как оценивают результаты прошедших 20 лет, не только наши, украинские, эксперты, но и зарубежные. Мы традиционно предлагаем вам «взгляд на Украину извне» в тех переводах, которые были подготовлены для этой темы.

Попытка дать оценку происходящему, саморефлексия, какой бы формальный повод для этого не представлялся – это всегда очень ценный анализ, как для государства, так и для общества. Ибо это позволяет определить достоинства и недостатки настоящего момента в развитии страны. Поэтому-то анализ сделанного страной за 20 лет независимости столь необходим для определения и планирования дальнейшего суверенного существования Украины.

Мы приглашаем к разговору всех наших экспертов, авторов, читателей. Присоединяйтесь, ведь впереди нас ожидает очень интересный и поучительный диалог.

Свернуть

В жизни страны 20 лет – период очень небольшой. Однако если в начале этого отрезка времени лежит точка отсчета, зафиксировавшая момент рождения нового государства, то 20 лет независимости Украины – это подходящий повод задуматься: откуда мы, собственно, вышли и куда пришли. А вместе с тем и определить – куда лежит наш путь, и вспомнить, таким ли он виделся нам в августе 1991 года? Что из утверждений, намерений и планов реализовано за это время, а что так и осталось благим намерением или оказалось мифом? А может, обилие мифов за прошедшие 20 лет и явилось результатом той апатии и безразличия, которые сейчас переживает украинское общество?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

За эти двадцать лет мы научились жить в законах, которые сами же презираем и нарушаем

28 янв 2011 года

Исполняется двадцать лет украинской независимости. Что изменилось за это время в украинском обществе, в его системе ценностей с точки зрения социологической науки?

Вопрос очень обширный. Будем говорить об институте, который мы называем «Общественное мнение», о тех тенденциях, которые им отмечены.

Начнём с того, что характеризуется как состояние аномии, безнормности. Это когда старые нормы уже не работают, а новые - ещё не работают. Постепенно это преодолевается, но вопрос в том - а какие же там новые нормы? К сожалению, к ним можно отнести феномен, который составляет новые правила игры,- это всеохватывающая коррупция. Она стала нормой для большинства населения, сделав его по сути аморальным.

Эта всеохватывающая коррупция, или игра в коррупцию, включает в себя не только дачу взяток, подарков, но и преобладание отношений по типу «феодал - вассал», то есть вертикальных связей сверху-вниз, в ущерб горизонтальным. Она пришла на смену феномену блата, который мы знаем по советской системе. Это было сочетание занимаемого должностным лицом места с уникальным словом «ты можешь достать?». Сейчас такие вопросы не задают, слова «блат» больше нет. Теперь спрашивают «сколько ты можешь заплатить?». За двадцать лет это очень серьёзный ценностный сдвиг в направлении узаконивания незаконного. И это не придуманный мной феномен, а фактически - это девиз сегодняшнего дня.

Существует немалое количество организаций и фирм, которые занимаются именно этим. То есть, риск нарушения закона стал прибыльным делом. В советскую эпоху такого не было; была жёсткая коммунистическая иерархия с её жёсткими порядками, с системой страха. Сегодня страх перед законом исчезает, появляется новая нигилистическая личность и уровень нигилизма определятся её финансовыми ресурсами. В суде - можно решить вопрос, с прокурором - можно решить вопрос, незаконное строительство - можно решить вопрос.… Поскольку осуществляется узаконивание незаконного, то решается всё быстро, качественно, эффективно.

Это то, что происходит с массовым сознанием, причём, начинается сверху вниз. Паттерны нарушения закона сверху опускаются вниз. Вы можете сказать, что и в советскую эпоху не всё было в рамках закона. Конечно, тогда была корпоративная организация под названием КПСС, которая позволяла себе больше, чем рядовые граждане. Но она была закрыта – не было паттерна внешней публичности относительно незаработанных средств, теневой экономики. По возможности она была настолько закрыта, что любой выход информации оттуда был как хлопок, считался чрезвычайным происшествием. А сегодня идут напоказ дорогие автомобили, роскошь, незаработанные деньги. И что самое интересное, соотношение официальной зарплаты и реальных материальных средств показывает, что за двадцать лет украинское общество стало это воспринимать нормально настолько, насколько вообще это можно воспринимать. Фактически, за эти двадцать лет мы научились жить в законах, которые сами же и презираем и нарушаем. Мы научились воспринимать закон как условность, которую можно обходить. Отсюда рождается феномен эрозии массового сознания и морали, как таковой. Аморальность стала нормой. Это квази-ценность, поскольку если ты отвергаешь мораль, то можешь продвинуться очень далеко.

За эти двадцать лет выросло целое поколение, причем его ценности, его психология отличается от старшего поколения. Можно ли сказать, в какую сторону смещается массовое сознание?

Что касается самого массового сознания, то бацилла патернализма советского времени, когда партия решала всё, сходит на нет. По нашим данным мы видим, что у среднего поколения и, особенно, у молодёжи больше нет кумиров, нет надежд на государство. Она старается сама себя реализовать. Реализовать по-разному, очень часто в ущерб развитию собственного «Я». Хотя для малозащищённых слоёв населения, таких как многодетные семьи и прочие, патернализм имеет большое значение. Они в своё время много отдали государству и теперь вправе как-то себя обезопасить. Для Украины в ближайшие десять-пятнадцать лет это очень серьёзный социальный вопрос. А именно - судьба стариков-пенсионеров.

Объективно украинская нация стареет, объективно она сокращается. На каждого работающего становится всё больше неработающих. Проблема социального мира, конфликта молодых и старших будет зависеть от того, насколько мы сможем решать этот вопрос. Армия пенсионеров возрастает, социальные расходы возрастают. Есть ли выход из этого?

Я думаю, он очень жесткий и сегодняшняя власть непосредственно прижата к стенке. В том плане, что дырка в госбюджете ощутима и обязательства перед пенсионным фондом ощутимы – речь идёт о миллиардах гривен. Таким образом, власть вынуждена сокращать расходы на государственный аппарат. Тут есть два пути, один из которых мы уже видим, - это механическое сокращение армии чиновников.

Второе, и это наиболее сложное, - это борьба с системной коррупцией во всех органах власти. Здесь нужно принудительно самого себя ограничить в получении незаработанных средств. Другими словами, тот размер коррупции, который мы имеем, это удар по бюджетным средствам, которых и без того нет. В этой ситуации у новой власти есть времени буквально год-два, поскольку внешние обязательства Украины растут, заимствования резко возросли, и, как не банально, их нужно отдавать. В противном случае - недоверие внешних инвесторов, инфляция национальной валюты и потеря того социального капитала, который называется «доверие», и электоральных бонусов на парламентских выборах, которые как раз через полтора-два года и должны состояться. А парламент - это серьёзный инструмент. Поэтому хочется сказать, что хоть двадцать лет и прошли, но впереди нас ждут ещё очень горячих лет пять. В них ещё много неопределённости.

Какие наиболее тревожные конфликты существуют в нашем обществе?

Тут есть некоторые тенденции. Напомню, что мы говорим об институте общественного мнения, поскольку я не политолог и никогда не хотел им быть. Для меня они особый контингент людей, без обиды.

Первая тенденция - это социальная апатия. После победы Ющенко атрофировалось желание людей встать на социально активную позицию. А, как известно, непротивление злу насилием приводит к социальным катаклизмам. Собственно говоря, и фашизм в Германии возник при безразличии многих бюргеров. Самое страшное – это безразличие основной массы населения к происходящему в стране. Теперь же, когда даже демократы использовали активность людей исключительно для получения своих дивидендов, наступило колоссальное разочарование.

Среди социальных страхов, которые мы проверяем, за последний год на первом месте стала боязнь утраты трудоспособности, потери работы, физического здоровья. А на последних позициях, из пятнадцати шкал различных страхов, оказались утрата государственной независимости, свободы слова, приход тоталитарного лидера. Вот это страшно.

Вторая, довольно грустная тенденция, связана с тем, что элите удалось создать две Украины, по разлому электоральных преференций. Но в этой связи я всегда говорю власть имущим, что это не цивилизационный разлом. И, чтобы объединить восток и запад страны, есть несколько опорных точек. Во-первых, это права человека. Нужно иметь в виду, что люди одинаково бесправны во Львове и в Луганске. Во-вторых, это безопасность труда: с этим большие проблемы и в Ужгороде, и в Донецке. Третье – ситема медицинского обеспечения; колоссальные проблемы со здоровьем нации, что на востоке, что и на западе. Наркомания среди молодёжи – что на востоке, что на западе. Вот в этих социально-гуманитарных сферах люди беззащитны одинаково и если двигаться в этом плане, то можно сплотить нацию. Но не надо использовать запрещённые удары типа дискуссии об языке, о истории, о настоящих защитниках Родины, о геополитическом векторе - это нужные вещи, но в данной ситуации они нас разъединяют. И этим успешно пользуется власть.

И, наконец, третья тревожная тенденция состоит в том, что украинское общество за последние пять-шесть лет всё более становиться ксенофобным. К сожалению, ксенофобия и антисемитизм уже коснулись молодёжи. Есть так называемая шкала Богардуса, которая измеряет дистанцию между людьми разных национальностей. Следуя этой методике, мы задаём вопросы по типу: кого бы вы хотели видеть въезжающим в нашу страну, живущим рядом и так далее? Так вот нарастание неприязни идет не только к немцам или американцам, живущим далеко, но и к национальностям, живущим в Украине. Это касается евреев, цыган, крымских татар, румын и других национальностей. То есть, общественное мнение становится всё более консервативным, что не способствует открытию общества, свойственному глобализации. Возможно, это проявление оборонного сознания, в ситуации, когда всё плохо; происходит чёткая демаркация «свои-чужие», также и по этнической линии.

Вот эти три тенденции вызывают тревогу. Тем более в обществе аморального большинства, новых правил игры, привычки демонстративного нарушения законности и агрессии у политиков ради получения электоральных дивидендов.

Являюсь ли я алармистом? Думаю, не совсем. За эти двадцать лет многие стали проклинать «бациллу» свободы, а для меня это надежда свободы. В сущности, та же молодёжь не стала такой законопослушной, чтобы выполнять законы, противоречащие здравому смыслу. И тут путь нас ждёт не простой, но я являюсь осторожным оптимистом, потому что новое поколение вряд ли захочет жить в рабстве идеологическом или в рабстве нарушения прав человека. Есть уже определённая черта, за которой власть встречает жёсткое сопротивление. Новое поколение научилось рассчитывать на свои силы.

Вы обрисовали не радужную перспективу. Есть ли у нас хоть луч надежды?

Возможно это средний и мелкий бизнес, оказавшийся на грани выживания. Он может организоваться, как показала борьба за экономические свободы вокруг Налогового кодекса. По сути, это пять-шесть миллионов человек с семьями. Но, опять-таки, возможно они будут отстаивать лишь своё элементарное человеческое право на жизнь, потому что к таким идеологемам, как развитие демократии, независимого государства, свободы слова и критики власти многие стали безразличны.


Беседу вел Андрей Маклаков

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Испытание рутиной

Эйфория от институциональных прорывов в интеграционных процессах России, Белоруссии и Казахстана развеялась. Пришло время тщательной притирки друг к другу наших непохожих хозяйственных комплексов

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Олександр Вишняк, доктор соціологічних наук, директор фірми «Юкрейніан соціолоджі сервіс»

К авторитаризму Украину подтолкнул экономический кризис

Виктор Щербина, доктор социологических наук

Наступает время для возникновения новой утопии

Густав Водичка, писатель, историк, общественный деятель

Украинцам никто никогда не мешал жить, просто мы дураки

Ярослав Жалило, кандидат экономических наук, первый заместитель директора НИСИ

Те, що два десятиліття тому здавалося дивом, сьогодні – вчорашній день

Олег Верник, председатель Всеукраинского независимого профсоюза "Захист праці"

Система распределения ответственности (и безответственности) многих устраивает

Ігор Коліушко, експерт з публічного права, голова правління ГО "Центр політико-правових реформ"

Відсутність професійної і чесної влади – проблема всіх 20 років української незалежності.

Александр Майборода, доктор исторических наук, профессор

История нас учит, что она ничему не учит

Николай Ожеван, д.ф.н., профессор кафедры международной информации Института международных отношений Киевского национального университета Тараса Шевченко

Двадцать лет мы не производили почти ничего… кроме слов

Сергей Згурец, эксперт Центра исследований армии, конверсии и разоружения

Формирование украинской государственности еще не завершено

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Время безвозвратно упущено и государство Украина пошло по пути самоуничтожения

Владимир Золоторев, журналист

Государству Украина ничего не угрожает

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,087