В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

В жизни страны 20 лет – период очень небольшой. Однако если в начале этого отрезка времени лежит точка отсчета, зафиксировавшая момент рождения нового государства, то 20 лет независимости Украины – это подходящий повод задуматься: откуда мы, собственно, вышли и куда пришли. А вместе с тем и определить – куда лежит наш путь, и вспомнить, таким ли он виделся нам в августе 1991 года? Что из утверждений, намерений и планов реализовано за это время, а что так и осталось благим намерением или оказалось мифом? А может, обилие мифов за прошедшие 20 лет и явилось результатом той апатии и безразличия, которые сейчас переживает украинское общество?

Мы намерены также обсудить вопрос, что было сделано результативно на политической карте Украины, а что до сих пор так и осталось нетронутым (система советов, местное самоуправление), что мы пытались развиваться, но пороху не хватило (демократия, гражданское общество, политические партии, политическая реформа, разделение властей…) и почему? Только ли отсутствие политической воли у власти этому причина, или есть на то объективные непреодолимые обстоятельства?

Спустя 20 лет после провозглашения независимости, Украина по-прежнему не дотягивает не только до уровня соседей, но и существенно растратила свой потенциал, который она имела накануне. Упрощение структуры производства, в том числе и экспорта, снижение уровня квалификации и производительности труда, галопирующее нарастание разрыва между богатыми и бедными… Итоги прошедших 20 лет нуждаются в осмыслении.

В тоже время, для граждан нашей страны эти двадцать лет не были потерянным временем – каждый достаточно активный человек открывал для себя новые возможности, чему-то учился, что-то строил, развивался сам, растил и воспитывал своих детей. Если мы будем оценивать прошедшие 20 лет сквозь призму человеческой жизни, мы вряд согласимся с тем, что они были потеряны для каждого из нас. Но стала ли наша страна за эти 20 лет реально свободной, конкурентоспособной и привлекательной, как для собственных граждан, так для иностранцев? Насколько за эти годы развивалось и укреплялось общество в целом и государство как концентрированное выражение этого общества?

Диапазон мнений и экспертных оценок прошедших двух десятилетий достаточно широк. От откровенного приговора – счет оставшегося стране времени идет на месяцы, ибо «время безвозвратно упущено и государство Украина пошло по пути самоуничтожения». До вполне конструктивных, хотя и неутешительных прогнозов – между декларацией реформ и их реализацией, дистанция огромных размеров. Ясно одно – даже самые позитивно настроенные эксперты признают, что результат 20 лет независимости Украины далек от идеала…

Двадцать лет оказались слишком коротким сроком даже для того, чтобы, отказавшись от старых ценностей, приобрести новые – в экономике, в политике, в общественной жизни и культуре. Почему так случилось? Ведь в мире известны примеры, когда за это время беднейшие страны достигали поразительных успехов? Хотя, нужно быть объективными, даже в куда более сильной ФРГ, спустя 20 лет после объединения, восточные земли так и не достигли уровня развития земель западных…

Сайт «Диалог.UA» предлагает также сравнить наш 20 летний путь с другими постсоветскими государствами, с государствами Центральной Европы. Для нас важно определить, действительно ли в украинском государстве, по-прежнему сохраняются демократические тренды и потенциалы, или же политические элиты склонны развернуть кампанию направленную на то, чтобы убедить своих граждан в том, что пора переходить к авторитаризму.

Будет также интересно узнать и то, как оценивают результаты прошедших 20 лет, не только наши, украинские, эксперты, но и зарубежные. Мы традиционно предлагаем вам «взгляд на Украину извне» в тех переводах, которые были подготовлены для этой темы.

Попытка дать оценку происходящему, саморефлексия, какой бы формальный повод для этого не представлялся – это всегда очень ценный анализ, как для государства, так и для общества. Ибо это позволяет определить достоинства и недостатки настоящего момента в развитии страны. Поэтому-то анализ сделанного страной за 20 лет независимости столь необходим для определения и планирования дальнейшего суверенного существования Украины.

Мы приглашаем к разговору всех наших экспертов, авторов, читателей. Присоединяйтесь, ведь впереди нас ожидает очень интересный и поучительный диалог.

Свернуть

В жизни страны 20 лет – период очень небольшой. Однако если в начале этого отрезка времени лежит точка отсчета, зафиксировавшая момент рождения нового государства, то 20 лет независимости Украины – это подходящий повод задуматься: откуда мы, собственно, вышли и куда пришли. А вместе с тем и определить – куда лежит наш путь, и вспомнить, таким ли он виделся нам в августе 1991 года? Что из утверждений, намерений и планов реализовано за это время, а что так и осталось благим намерением или оказалось мифом? А может, обилие мифов за прошедшие 20 лет и явилось результатом той апатии и безразличия, которые сейчас переживает украинское общество?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Двадцать лет мы не производили почти ничего… кроме слов

30 янв 2011 года
Двадцать лет мы не производили почти ничего… кроме слов: Двадцать лет мы не производили почти ничего… кроме слов

Николай Ожеван, д.ф.н., профессор кафедры международной информации Института международных отношений Киевского национального университета Тараса Шевченко

В советские времена на Западе посмеивались над нашей любовью к круглым датам, но вообще-то это общечеловеческая черта. К тому же, 20 лет независимости Украины это подходящий повод задуматься: откуда мы, собственно, вышли и куда пришли?

Эти двадцать лет, по моему мнению, чётко распадаются на два десятилетия – до 2001 года и после, – годы девяностые и годы «нулевые». К сожалению, эти «нулевые» оказались и в практическом отношении «нулевыми», то есть малопродуктивными в плане общественной и государственной динамики.

Для людей среднего возраста, возможно, советское прошлое нашей страны представляется мрачным. А для тех, кто достиг более основательного возраста, наоборот, – прошлое выглядит светлым, а будущее ничего особенно хорошего не предвещает. Это возрастные аберрации, а если говорить всерьез о том, что было хорошего в Советском Союзе, то следует признать, что этого хорошего было немного. Были, например, некоторые скромные социальные гарантии. Можно было получить квартиру, пусть и не сразу, – а через двадцать-тридцать лет тягостного ожидания. С точки зрения всяческих свобод, в том числе и свобод политических, советский строй выглядел достаточно мрачным и бесперспективным. Хотя, философски рассуждая, следует признать, что во всем плохом обязательно присутствует определенная доза хорошего. А за все хорошее, как известно, приходится платить определенными «издержками».

СССР был обществом всеобщей уравнительности в доходах, социальной однородности. Но именно поэтому люди между собой почти не враждовали – ни из-за национальных, ни экономических, ни каких-либо других принципов. Именно поэтому у многих людей старших поколений время от времени возникает ностальгия по ушедшим временам, и они далеки от мысли, что эти времена надо оставить позади безвозвратно. Ещё великий философ Гегель говорил, что результат, оставивший позади себя процесс, есть труп. Надо учитывать, что будущее произрастает из прошлого, и не отказываться от того лучшего, что является нашим наследием.

Конечно, первые годы независимости были обозначены определенной эйфорией, но иногда их вспоминаешь с содроганием. Например, – то время, когда вместо настоящих денег были введены в обращение эти суррогатные деньги – купоны, которые не стоили даже той бумаги, на которой были напечатаны. Тогда, помнится, до слез было жаль стариков, которые были убеждены, что эти купоны и есть настоящие деньги, и даже пробовали их копить по стариковской привычке «на черный день». Но вскоре появилась «её величество» – национальная денежная единица – гривна. И в том же 96-м году появилась Конституция. В Следующем 97-м году состоялся Большой Договор с Россией, который для нас означал, что Россия воспринимает нашу независимость не как случайный зигзаг истории, а как состоявшуюся политическую реальность. Еще одной приятной вехой стали 1999 – 2000 годы, когда была разрешена проблема хронических невыплат зарплат и пенсий.

Вместе с этими серьезными и достаточно быстрыми переменами к лучшему появились новые ожидания и иллюзии. Например, – иллюзии, связанные с парламентаризмом и партийным строительством. Многие тогда еще верили (и ваш скромный слуга здесь не исключение), что выборы в Верховную Раду могут радикально изменить к лучшему политическую ситуацию в стране. Тем более, что в 97-м году был принят новый Закон о выборах народных депутатов, который объединял мажоритарный и пропорциональный принципы. Казалось, вот теперь-то и начнётся серьезное политическое строительство и структурирование страны. Действительно, отчасти эти ожидания сбылись. И созыв Верховной Рады 98-го года можно считать одним из лучших, хотя после этого иллюзии постепенно рассеялись, а Парламент страны каждого последующего созыва становился все более далеким от идеала полноценной демократии и народного суверенитета и все менее соответствовал своему названию народного представительства.

Второе десятилетие независимости вообще можно считать временем сплошных очарований и разочарований, хотя и те, и другие мало чего стоили. И как-то не очень хочется жалеть «очаровывающихся и разочаровывающихся», то есть политиков-популистов и их жертв из среды супернаивного, но очень «энтузиастного» электората. Представители этого электората очень быстро под влиянием масс-медиа и манипулирующих ими политических технологов очаровывались очередными политиками, и столь же быстро, под тем же воздействием, разочаровывались в своих вчерашних кумирах. На научном жаргоне этот феномен называется медиакратией, и он действительно характерен для инфантильного политического сознания. Чем меньше люди способны сами творить политическую реальность, тем больше им кажется, что эту реальность легко изменить на уровне разговорного жанра, телевизионной картинки или же какого-то массового карнавального действия, в котором и для них найдется место, и которое, опять же, найдет достойное выражение в той же телевизионной картинке.

Огромным упущением последнего десятилетия было то, что мы не модернизировали экономику, не модернизировали политическую систему. Хотя и пытались, и неоднократно. А список украинских политиков, громогласно объявивших себя в свое время реформаторами, достаточно внушителен. Майдан и «Оранжевая революция» как раз и стали таким символьным «парадом революционеров», которые якобы стремились коренным образом изменить нашу политическую, социальную и экономическую систему. Но тут, во всем этом майданно-оранжевом действии, было гораздо больше медиакратии, нежели реальной демократии. В итоге, даже на символическом уровне нынешняя ситуация выглядит скорее возвратом назад, нежели движением вперед. Почти во всем мы возвращаемся к истокам 90-ых годов по принципу «змея времени кусает свой хвост».

Так что подведение итогов первого 20-летия существования независимой Украины – это сплошная диалектика неразрешенных противоречий. Конечно, то, что мы сумели сохранить независимость, выстоять в современном, достаточно непростом мире как самостоятельное государство – это хорошо. А плохо то, что мы практически не развивались, не осовременивались. При этом, для каждого в отдельности, эти двадцать лет не были потерянным временем – каждый достаточно активный человек что-то строил, развивался сам, растил и развивал своих детей. Но не развивалось и не укреплялось общество в целом и государство как концентрированное выражение этого общества. Эта интегральная социальная ткань у нас за эти 20 лет заметно обветшала, в ней появились целые «дыры», что весьма и весьма опасно для дальнейшего суверенного существования Украины – и как общества, и как государства.


То, что мы потеряли, ощущают многие – уверенность в завтрашнем дне, надежные рабочие места, дешевые профсоюзные путевки и пятикопеечный проезд в метро. Вопрос – что приобрели?

Приобрели открытость в широком понимании этого слова. Хотя открытости никогда не бывает много, но советское общество было вообще изолировано от внешнего мира, да и, пожалуй, – само от себя тоже. Теперь же есть возможность путешествовать хоть с целью образования, хоть для заработка, хоть для отдыха. А тогда слова и словосочетания типа «дипломат» и «журналист-международник» были окружены таким почтением именно потому, что дипломаты и определенная категория журналистов могли свободно ездить по миру. Те, кто вырос в новое время, этого почтения не ощущают, и у них вряд ли пользуются таким уважением телепередачи о путешествиях, наподобие той, которую на советском телевидении вел Юрий Сенкевич и которая даже породила фразу: «Хватит смотреть на мир глазами Сенкевича!».

Сейчас мы – каждый по своему и все вместе – переживаем эпоху невиданной по интенсивности и общественным последствиям информационной революции, к достижениям которой очень быстро привыкаем. И этот процесс уже нельзя затормозить, как это, может быть, пытаются делать где-то в далеком Китае или в соседней Белоруссии. Сегодня можно, например, общаться в видеоформате с друзьями-иностранцами в Скайпе. Причем – практически бесплатно. В перспективе, все это и есть информационная демократия глобального уровня, к которой мы очень быстро приобщаемся.

Что касается демократии в политическом смысле, то мы её только строим, и многое из того, что построили, приходится перестраивать. Но выборы у нас в стране проходят уже достаточно свободно и мера их фальсификации не столь уж велика. Все это свидетельствует о том, что, мы имеем в Украине отнюдь не авторитарный режим власти и что мы ее реально приобрели, – эту хрупкую и неокрепшую, но все же демократию. Просто мы ещё не умеем работать в условиях полноценной демократии. Нет у нас пока ещё ни настоящих политических партий, ни настоящих лидеров, имеющих мужество вести страну через тернии реформ и революций к процветанию. Но все это дело наживное, все это со временем обязательно придет.

Наши разочарования связаны преимущественно с «помаранчевым» ющенковским временем, которое, по преимуществу, сейчас называют не иначе как временем упущенных возможностей. Конечно, в этой констатации есть немало справедливого. Ведь эти годы, обозначенные максимально благоприятной внешнеполитической и внешнеэкономической конъюнктурой, можно было действительно употребить с большей пользой для проведения необходимых стране реформ. Но этого, к сожалению, не случилось. Власть предержащие стали заложниками собственной популярности. В результате – потеряли сначала популярность, а затем и власть.

Вторая половина «нулевых» годов для Украины была сплошным ток-шоу. Все, что можно было заболтать, было успешно заболтано, а стрелки с действительных проблем были успешно переведены на проблемы второстепенные, которые, по большому счету, даже и проблемами не являются, по крайней мере – для этой страны и на данном этапе ее развития.

В этом плане становится понятно, куда надо идти – только к реальным реформам, которые сделали бы страну реально конкурентоспособной и привлекательной, как для иностранцев, так и для собственных граждан.

Двадцать лет мы производили преимущественно не реальные товары и поступки, а слова, слова и еще раз слова. К тому же, слова эти обращены не столько к внутренней, сколько к внешней аудитории, состоящей, преимущественно, из наших внешних опекунов и покровителей. Для Брюсселя и Вашингтона говорилось, например, что мы идём по пути европейской и евроатлантической интеграции, и они относились к этим уверениям достаточно серьёзно. Но со временем оказалось, что всё, что мы именуем интеграцией, это по преимуществу – имитация, поскольку никто ничего не собирался делать всерьез. В результате, наши бывшие лидеры потеряли доверие не только у себя в стране, но и за пределами Украины. Новой власти надо учесть этот опыт балансирования на грани доверия и недоверия, чтобы не повторять ошибки предшественников и чтобы поскорее разрушить этот опасный для страны имидж необязательности, инфантильности.


Вряд ли сегодняшнее настроение наших сограждан, да и европейцев в целом можно назвать веселым. Прогнозы в отношении ближайшего будущего Европы и особенно евровалюты трудно назвать оптимистическими. И все же, какой вы видите жизнь по ту сторону кризиса, спустя пять-десять лет?

Не берусь судить, насколько правильно поступает новое правительство и новая власть в целом в борьбе с кризисом. Слишком мало времени прошло, меньше года. Но уверен, что на самом высшем уровне надо решительнее поддерживать руководителей, способных проводить реформы и, наоборот, – не способных на акты дешевого популизма, имеющих определенную аллергию на забалтывание реальных проблем. В конце концов, все развитые государства проходили через это самоотрезвление. И Польша, и Аргентина, и Китай и многие другие страны, прежде чем чего-то достичь, прошли через полосу социальных испытаний и непопулярных реформ.

Но не следует думать, что после того, как мы эту нынешнюю полосу препятствий преодолеем, появится некая «земля обетованная». Дальше будут другие угрозы и вызовы, возникнут другие вопросы, требующие немедленного ответа и иных способов реагирования. В этом и заключается социальная динамика. Главным в таких условиях являются «социальные лифты» – обеспечение вертикальной социальной мобильности, то есть продвижения наверх людей, достойных своего времени и своего назначения в судьбоносном смысле этого слова, способных на конкретные поступки. Сегодня главной проблемой для страны является очень низкое качество так называемого «топ-менеджмента». У руля многих ведомств и министерств, экономических и неэкономических объектов находятся люди, которые очень плохо себе представляют, что такое настоящие реформы и как, с кем и какими методами их следует делать.

Если этим людям очень хочется номинально обозначить свое присутствие во власти – пожалуйста, пусть удовлетворяют свои прихоти, но только пусть окружают себя толковыми консультантами и не делают ни одного ответственного шага без солидного экспертного обоснования. Тогда мы пойдем «правильным» курсом, и еще через 10 лет будем отмечать уже 30-летие независимости в совершенно другой стране. В этой стране будет проведена новая индустриализация; в реальном секторе экономики, а не на базарах и базарчиках появятся миллионы рабочих мест; в ней возникнут и уверенно заявят о себе качественно иные политические силы, а образование, наука и медицина достигнут мирового уровня. В ней будет многое-многое другое, чего мы пока что, к сожалению, не находим в собственной стране и что ищем и далеко не всегда находим за ее пределами.

Рецепты выхода из того всеобщего кризиса, в который погрузилась Украина, давно известны. Нужна лишь политическая воля и умение тех, кто стоит у руля власти, прислушиваться к голосу здравого смысла и экспертного сообщества, проявляя решимость на реальные дела и поступки.


Беседу вел Андрей Маклаков

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Новый мировой беспорядок – как мы в нем оказались

Развал системы глобальной безопасности – следствие подъема национализма, этой «темной стороны демократии», что уже привело к конфликтам во многих странах мира; происходящее в Украине является доказательством этого, а возможно, и началом революции. Как выбраться из подобной ситуации в реальной жизни? Научные исследования показывают, что есть только два пути: чистая победа одной из сторон, или «мучительный тупик», в котором обе стороны страдают из-за конфликта, пока не согласятся на международное посредничество.

В Украине Россия тоже вошла в мучительный политический тупик. Да, она показала свою силу духа в отношении санкций – а также готовность терпеть неудобства, чтобы при этом терзать Украину, пытаясь сохранить благодаря этому свое влияние и сепаратистскую автономию на востоке страны. Украина, однако, стремится к чистой победе, окружая сепаратистов и обстреливая их позиции. Чего мы пока не знаем – как далеко Украина готова зайти в своем стремлении к полной победе, и как далеко готова зайти Россия, чтобы этого не допустить? Да, можно надеяться, что международные посредники смогут убедить и Украину, и Россию, что издержки открытого конфликта могут быть столь велики, что лучше пойти на сохранение нынешнего положения, чем продолжать военные действия. Я боюсь, однако, что мы увидим дальнейшее обострение конфликта, усиление экономических санкций и расширение военных действий.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Олександр Вишняк, доктор соціологічних наук, директор фірми «Юкрейніан соціолоджі сервіс»

К авторитаризму Украину подтолкнул экономический кризис

Виктор Щербина, доктор социологических наук

Наступает время для возникновения новой утопии

Густав Водичка, писатель, историк, общественный деятель

Украинцам никто никогда не мешал жить, просто мы дураки

Ярослав Жалило, кандидат экономических наук, первый заместитель директора НИСИ

Те, що два десятиліття тому здавалося дивом, сьогодні – вчорашній день

Олег Верник, председатель Всеукраинского независимого профсоюза "Захист праці"

Система распределения ответственности (и безответственности) многих устраивает

Ігор Коліушко, експерт з публічного права, голова правління ГО "Центр політико-правових реформ"

Відсутність професійної і чесної влади – проблема всіх 20 років української незалежності.

Александр Майборода, доктор исторических наук, профессор

История нас учит, что она ничему не учит

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

За эти двадцать лет мы научились жить в законах, которые сами же презираем и нарушаем

Сергей Згурец, эксперт Центра исследований армии, конверсии и разоружения

Формирование украинской государственности еще не завершено

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Время безвозвратно упущено и государство Украина пошло по пути самоуничтожения

Владимир Золоторев, журналист

Государству Украина ничего не угрожает

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,047