В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

В жизни страны 20 лет – период очень небольшой. Однако если в начале этого отрезка времени лежит точка отсчета, зафиксировавшая момент рождения нового государства, то 20 лет независимости Украины – это подходящий повод задуматься: откуда мы, собственно, вышли и куда пришли. А вместе с тем и определить – куда лежит наш путь, и вспомнить, таким ли он виделся нам в августе 1991 года? Что из утверждений, намерений и планов реализовано за это время, а что так и осталось благим намерением или оказалось мифом? А может, обилие мифов за прошедшие 20 лет и явилось результатом той апатии и безразличия, которые сейчас переживает украинское общество?

Мы намерены также обсудить вопрос, что было сделано результативно на политической карте Украины, а что до сих пор так и осталось нетронутым (система советов, местное самоуправление), что мы пытались развиваться, но пороху не хватило (демократия, гражданское общество, политические партии, политическая реформа, разделение властей…) и почему? Только ли отсутствие политической воли у власти этому причина, или есть на то объективные непреодолимые обстоятельства?

Спустя 20 лет после провозглашения независимости, Украина по-прежнему не дотягивает не только до уровня соседей, но и существенно растратила свой потенциал, который она имела накануне. Упрощение структуры производства, в том числе и экспорта, снижение уровня квалификации и производительности труда, галопирующее нарастание разрыва между богатыми и бедными… Итоги прошедших 20 лет нуждаются в осмыслении.

В тоже время, для граждан нашей страны эти двадцать лет не были потерянным временем – каждый достаточно активный человек открывал для себя новые возможности, чему-то учился, что-то строил, развивался сам, растил и воспитывал своих детей. Если мы будем оценивать прошедшие 20 лет сквозь призму человеческой жизни, мы вряд согласимся с тем, что они были потеряны для каждого из нас. Но стала ли наша страна за эти 20 лет реально свободной, конкурентоспособной и привлекательной, как для собственных граждан, так для иностранцев? Насколько за эти годы развивалось и укреплялось общество в целом и государство как концентрированное выражение этого общества?

Диапазон мнений и экспертных оценок прошедших двух десятилетий достаточно широк. От откровенного приговора – счет оставшегося стране времени идет на месяцы, ибо «время безвозвратно упущено и государство Украина пошло по пути самоуничтожения». До вполне конструктивных, хотя и неутешительных прогнозов – между декларацией реформ и их реализацией, дистанция огромных размеров. Ясно одно – даже самые позитивно настроенные эксперты признают, что результат 20 лет независимости Украины далек от идеала…

Двадцать лет оказались слишком коротким сроком даже для того, чтобы, отказавшись от старых ценностей, приобрести новые – в экономике, в политике, в общественной жизни и культуре. Почему так случилось? Ведь в мире известны примеры, когда за это время беднейшие страны достигали поразительных успехов? Хотя, нужно быть объективными, даже в куда более сильной ФРГ, спустя 20 лет после объединения, восточные земли так и не достигли уровня развития земель западных…

Сайт «Диалог.UA» предлагает также сравнить наш 20 летний путь с другими постсоветскими государствами, с государствами Центральной Европы. Для нас важно определить, действительно ли в украинском государстве, по-прежнему сохраняются демократические тренды и потенциалы, или же политические элиты склонны развернуть кампанию направленную на то, чтобы убедить своих граждан в том, что пора переходить к авторитаризму.

Будет также интересно узнать и то, как оценивают результаты прошедших 20 лет, не только наши, украинские, эксперты, но и зарубежные. Мы традиционно предлагаем вам «взгляд на Украину извне» в тех переводах, которые были подготовлены для этой темы.

Попытка дать оценку происходящему, саморефлексия, какой бы формальный повод для этого не представлялся – это всегда очень ценный анализ, как для государства, так и для общества. Ибо это позволяет определить достоинства и недостатки настоящего момента в развитии страны. Поэтому-то анализ сделанного страной за 20 лет независимости столь необходим для определения и планирования дальнейшего суверенного существования Украины.

Мы приглашаем к разговору всех наших экспертов, авторов, читателей. Присоединяйтесь, ведь впереди нас ожидает очень интересный и поучительный диалог.

Свернуть

В жизни страны 20 лет – период очень небольшой. Однако если в начале этого отрезка времени лежит точка отсчета, зафиксировавшая момент рождения нового государства, то 20 лет независимости Украины – это подходящий повод задуматься: откуда мы, собственно, вышли и куда пришли. А вместе с тем и определить – куда лежит наш путь, и вспомнить, таким ли он виделся нам в августе 1991 года? Что из утверждений, намерений и планов реализовано за это время, а что так и осталось благим намерением или оказалось мифом? А может, обилие мифов за прошедшие 20 лет и явилось результатом той апатии и безразличия, которые сейчас переживает украинское общество?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Наступает время для возникновения новой утопии

21 фев 2011 года

Как говорил Ницше - никто из победителей не признаёт случайностей. Так насколько же происшедшее можно считать закономерным, если западные советологи, в том числе и Збигнев Бжезинский, отнюдь не предсказывали скорый распад СССР? Давайте вспомним, как Украина пришла к своей независимости?

У каждого поколения своя система ориентации в этом историческом пространстве. Мы, будучи студентами восьмидесятых, чувствовали ситуацию в стране как перегретый застой. В то же время, тогда пришли в движение огромные массы людей, что было вызвано войной в Афганистане, землетрясением в Спитаке и аварией в Чернобыле. В таких условиях была принята идея перестройки и апрельский пленум партии 1986-го, можно сказать, стал её отправной точкой. Впрочем, я был студентом философского факультета, глубоко изучал марксизм, поэтому «мой случай не типичный»,- как говорил Мамардашвили. Поэтому выход из тупика, который наши студенты иногда называли пятилеткой пышных похорон, представлялся тогда в несколько романтическом свете. Кто-то из моих сокурсников написал в то время некое исследование под названием «Начало конца».

С тех пор, может быть, и началось образование нашего государства. Горбачёв выпустил политзаключённых; приехал Чорновил и с ним другие. Тогда и пошла практическая подготовка к принятию независимости. Никто поначалу не знал, что с этим делать, многие боялись сдвинуться с места, потому что помнили старую поговорку: когда в Москве стригут ногти, то в Киеве рубят пальцы. Но, так или иначе, новый курс был принят.

Для них это было естественно, ведь точка зрения и в этом вопросе определялась местом сидения. Советологи к тому времени уже развились и укрепились как класс, и в девяностых годах возник вопрос: а чем же им далее заниматься? Точно так же без работы остались и наши научные коммунисты. Конечно, никто из них не хотел потерять свой достаточно высокий статус.

С другой стороны, когда мы строим некий метафорический образ того, что прожили, то прибегаем к средствам такого рационального дискурса, где есть причинно-следственные связи, где есть субъекты, что ставили перед собой задачи и есть ответственность этих субъектов. Так мы стремимся иметь более или менее чёткую рациональную карту, но этот подход представляется не совсем адекватным на сегодняшний день.

Прежде всего, нужно заметить, что идея «начала конца» касается не только Советского Союза, но и всей миросистемной структуры, как сказал бы Валлерстайн. Двадцать лет назад казалось, что мы свернули с магистрального пути мирового развития, и стоит нам только на него вернуться, как сразу вырастут небоскрёбы, а «на заборах, вместо голубей дурных, индюки сидеть будут» - как говорил Райкин. Но теперь видно, что и распад СССР, и образование украинского государства, всё это компоненты общего глобального процесса.

Его сегодня пытаются как-то понять, концептуализировать. Иногда говорят о выходе за рамки модерна, причём о постмодерне как бы и не принято уже говорить как о работающем концепте. Говорят, что это переход к новому средневековью, к новому состоянию, где логика причинно-следственных связей, образовавшаяся в евро-атлантическом пространстве за последние двести лет, перестаёт быть актуальной. Мне кажется, что Украину можно считать одной из зон, в которой, как в капле воды отразилось то, что вокруг неё происходит.

Независимая Украина возникла как ядерная держава с пустыми полками магазинов. Сегодня ядерного оружия у нас нет, полки магазинов полны, но, наблюдая за перемещениями нашего президента, и кругом лиц, с кем он общается в ходе этих визитов, возникает вопрос: каково наше место в мире?

У нас на словах часто критикуют хуторянство, местничество, или назовём это некой заинтересованностью своим ограниченным физическим бытием. Но это достаточно фундаментальная идея в нашем обществе, которая позволяет спасаться от осмысления своей исторической ответственности. Вот и выходит, что наша хата с краю, а тут пришли какие-то хлопцы и забрали ядерное оружие, корабли, да и самолёты к ним перелетели. А мы подались батрачить на богатые сёла.

Но тут надо учесть, что о культурных последствиях трудовой миграции мы, опять же, не склонны думать. Между тем, здесь можно провести параллель с наполеоновской эпохой, ведь после того, как миллионы русских побывали в Париже, в Европе, в самой России начались процессы, приведшие к отмене крепостного права и многим другим важным вещам. Так не бывает, чтобы я съездил куда-то и остался таким, как был. В долгих путешествиях по загараницам утрачивается идентичность, от чего, кстати говоря, и возникает ностальгия. Тогда человек и поёт об этом. А если он сидит в шахтёрском посёлке, то никакой другой идентичности у него и быть не может. Так что в будущем возможны сюрпризы.

Кроме того, может сильно измениться и сама Европа. Сейчас хорошо видно, что та мульти-культурная толерантность, которую она демонстрировала после мировых войн, становится для неё всё большей угрозой. Европу заселяют люди, отнюдь не разделяющие принципа такой толерантности. Они целыми кварталами живут по своим правилам, молятся своему аллаху. Поэтому та назидательность, с которой ранее выступали европейские страны по отношению к Украине, теперь у них самих под большим вопросом.

Двадцать лет назад люди, как мне кажется, чаще задумывались о своем будущем. Были опасения, но были и надежды. Сейчас настроения изменились – мы все больше живем одним днем. О будущем говорят разве что «профессиональные обещатели», в период предвыборный и только снабдив его прилагательным «ближайшее». Каким вы видите будущее нашей страны – не самое ближайшее? Все-таки некоторые тенденции уже заметны.

Двадцать лет - это достаточно большой срок. Это пятая часть столетия; 10% двадцать первого века уже позади. И мы уже прожили своё будущее, которое создавалось в веке двадцатом. Всё, что готовилось для жизни при коммунизме - разбазарено, разворовано, вывезено и перепродано. То, что мы ранее строили, заканчивается во всех аспектах, включая моральные и духовные. И «Рух», с его митингами и плакатами в начале 90-х, кажется уже нереальным. Отсюда ощущение радикальной неопределённости, ощущение того, что разрушается всё, к чему бы мы не прикоснулись. Сейчас вот прикоснулись к идеологии индустриального государства, и как только сделали первый шаг - оказалось, что это какая-то фантасмагория. Не буду вдаваться в подробности, но оказывается, что сейчас нет строгого деления на внешнее и внутреннее, нет экспорта без импорта, и так далее. Всякая локальная общность фантасмагорична - так говорил известный английский социолог Энтони Гидденс.

Я совершенно нормально отношусь к официальной идеологии - это символическое поле никогда не соизмеримо с внутренним миром человека. Просто мы оказались в таком историческом месте. Оно глобально по своим масштабам, а мы локальны в рамках своей фантасмагории. Мы не просто неспособны, мы не хотим выходить из этого состояния.

Когда смотрим по телевизору на то, что происходит в Египте, то хотим смотреть это только по телевизору. А кроме того, находясь в мире высоких технологий, наше восприятие реальности тяготеет к доиндустриальному или индустриальному порядку, где действует правило: «всё, что мне нужно знать - расскажут». Эти технологии скоро изменят весь уклад жизни. Например, можно будет заказать билет, не выходя из дома, сесть в поезд прямо перед отходом и там уже рассчитаться, не стоя в очередях. Обратите внимание, что отсутствие очередей, особенно когда нет больших трудовых коллективов, это потеря одного из факторов социализации человека. Что даст интернет взамен - пока неизвестно.

И наконец, ещё одно, к чему мы пришли, но оно проявит себя в будущем. По всей видимости, наступает время для возникновения новой утопии. Так бывает, когда вода нагревается и в ней растворяется всё больше соли, а при остывании соль кристаллизуется. Похоже, что наше общество растворило в себе уже достаточно компонентов и начинает остывать. Что или кто будет играть роль центров кристаллизации - пока не ясно. Но нынешние политические лидеры в этом качестве не просматриваются. Что это будет за утопия - можно, в принципе, предполагать. Но тема это настолько большая, что разговор о ней лучше отложить на будущее.


Беседу вел Андрей Маклаков.

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Кибервойна это война, и мы должны быть к ней готовы

Далеко не всегда одна страна действует против другой открыто, и не всегда целенаправленно. Скорее наоборот, в нашу сложную эпоху, борьба идет, как правило, закулисно - дипломатически, и экономически. Гораздо удобнее избегать прямой конфронтации, добиваться своих целей тайно, и кибервойна для этого самое подходящее средство, если, конечно, считать войну средством политики, а не самоцелью.

Несмотря на все это, сегодня многие авторы все еще разделяют виртуальный мир и реальный, считая, что кибератаки не могут принести большого вреда. Однако в последнее время на Западе проблемы кибербезопасности обсуждаются совершенно серьезно. Когда большинство физических систем постоянно связаны с Интернетом, включая инфраструктуру, транспорт, промышленность, не говоря уже о системах вооружения, грань между атакой на реальную инфраструктуру или ее программное обеспечение становится все более размытой. Разница в том, что порт закрыт, потому что он заминирован или потому, что разрушено его программное обеспечение, в глазах большинства наблюдателей будет выглядеть не слишком существенной. В отличие от ракетного удара по нефтеперерабатывающему заводу или разрушения военной части кибервойна «убивает мягко», временно выводя из строя оборудование, и нанося относительно небольшой ущерб.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Олександр Вишняк, доктор соціологічних наук, директор фірми «Юкрейніан соціолоджі сервіс»

К авторитаризму Украину подтолкнул экономический кризис

Густав Водичка, писатель, историк, общественный деятель

Украинцам никто никогда не мешал жить, просто мы дураки

Ярослав Жалило, кандидат экономических наук, первый заместитель директора НИСИ

Те, що два десятиліття тому здавалося дивом, сьогодні – вчорашній день

Олег Верник, председатель Всеукраинского независимого профсоюза "Захист праці"

Система распределения ответственности (и безответственности) многих устраивает

Ігор Коліушко, експерт з публічного права, голова правління ГО "Центр політико-правових реформ"

Відсутність професійної і чесної влади – проблема всіх 20 років української незалежності.

Александр Майборода, доктор исторических наук, профессор

История нас учит, что она ничему не учит

Николай Ожеван, д.ф.н., профессор кафедры международной информации Института международных отношений Киевского национального университета Тараса Шевченко

Двадцать лет мы не производили почти ничего… кроме слов

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

За эти двадцать лет мы научились жить в законах, которые сами же презираем и нарушаем

Сергей Згурец, эксперт Центра исследований армии, конверсии и разоружения

Формирование украинской государственности еще не завершено

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Время безвозвратно упущено и государство Украина пошло по пути самоуничтожения

Владимир Золоторев, журналист

Государству Украина ничего не угрожает

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,149