В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

Пенсионная система досталась Украине в наследство, и все прекрасно понимают, что изжила она себя еще вчера, вместе с обществом «развитого социализма». Но все полтора десятка правительств, сменившихся за 20 лет Независимости, старались передать реализацию давно назревшей пенсионной реформы тем, кто придет им на смену. О ней даже предпочитали не говорить до тех пор, пока это не стало требованием МВФ.

Когда заговорили, – оказалось, что никто не против реформирования пенсионной системы в Украине. Однако, у разных групп, заинтересованных в проведении пенсионной реформы, оказались и интересы свои, и средства. Одни стремятся увеличить возраст выхода на пенсию и общий трудовой стаж (вместе с выслугой лет), при этом, даже не заикаясь о повышении сумм пенсий как таковых, о соотношении их с реальным прожиточным минимумом. Другие – пытаются получить, если не уже заслуженное в полном объеме, то, по крайней мере, – не потерять то, что в состоянии отложить на старость из текущего потребления.

А о том, что „болезнь” весьма запущена красноречиво говорят цифры. Украина занимает едва ли не первое место в мире по удельному весу пенсионных выплат. Они составляют около 18% ВВП, что в полтора раза превышает аналогичный показатель развитых европейских стран. Кроме того, у нас очень высокая доля социальных платежей в структуре заработной платы – свыше 40% заработанного. Казалось бы, пенсионеры в такой стране должны жить зажиточно. Но все наоборот: средняя пенсия у нас одна из самых низких на континенте. Сейчас почти 65% пенсионеров получают пенсию в размере менее 1000 гривен в месяц – это в 4–10 раз ниже, чем в других европейских странах. При этом государственную пенсию, превышающую 10 тысяч гривен, получают 3872 украинца.

Ныне работающий человек должен нести тройную нагрузку: обеспечивать отчисления в Пенсионный фонд, откладывать самостоятельно на свою старость, отказывать себе в текущем потреблении, ибо на все просто не хватает средств. Но кто может гарантировать сохранность самостоятельно накопленных средств, если даже Директор Мирового банка в Украине, Беларуси и Молдове Мартин Райзер считает, что этому должно предшествовать создание соответствующих предпосылок и наличие функционирующего рынка капитала. Без этого сегодняшний работник, не может быть уверенным, что его накопления не погибнут в новых «пирамидах МММ», что их не съест инфляция, и это не будут деньги, выброшенные на ветер.

В то же время очевидными становятся перекосы, как в части пенсионного обеспечения, так и в части взимания пенсионных платежей, уверяют эксперты. В чем состоят главные проблемы грядущей пенсионной реформы? В увеличении возраста выхода на пенсию или в отсутствии рабочих мест и росте безработицы? В предпочтении молодых при приеме на работу, и людей предпенсионного возраста – при любом сокращении штатов? Почему увеличение трудового возраста должно быть обязательным, если это не отражается на величине государственной пенсии? Если государство обеспечивает лишь прожиточный минимум, то не должен ли он быть ОДИНАКОВЫМ для ВСЕХ? В зависимости не от чего целесообразнее было бы определять размер пенсии? В этом мы и предлагаем разобраться в новой теме Интернет-издания «Диалог.UA». Ведь боязнь поднимать этот больной вопрос, сделает «течение болезни» еще более опасным.

И, наконец, где же выход из сложившегося положения? Не будут ли результаты пенсионной реформы противоположны ожиданиям?

Вопросов, действительно, накопилось немало. Однако, помимо обсуждения грядущих перемен в пенсионном обеспечении, не хотелось бы обойти стороною причины и следствия ситуации, в которой очутились будущие украинские пенсионеры. Когда возраст начал столь стремительно обесцениваться? Почему общество отошло от формулы: «Молодым - везде у нас дорога, старикам - везде у нас почет!»? И что идет на смену этой формуле - «Спасайся, кто может? И живи за свой счет или умирай»?

Свернуть

Пенсионная система досталась Украине в наследство, и все прекрасно понимают, что изжила она себя еще вчера, вместе с обществом «развитого социализма». Но все полтора десятка правительств, сменившихся за 20 лет Независимости, старались передать реализацию давно назревшей пенсионной реформы тем, кто придет им на смену. О ней даже предпочитали не говорить до тех пор, пока это не стало требованием МВФ.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Если государство выберет только «силовой» путь «выжимания» средств для бюджета, то реформа завершится дефолтом

14 мар 2011 года

Почему самым удобоваримым для власти выходом из сложившейся ситуации стало увеличение пенсионного возраста – это действительно единственный выход из того кризисного положения, в котором находится пенсионная система? Или это всего лишь требование МВФ, который стремится вернуть свои деньги?

Нужно подчеркнуть, что повышение пенсионного возраста – это не украинское ноу-хау. Подобное решение стало следствием демографического кризиса, охватившего всю Европу. Доля работающего населения сокращается по сравнению с долей пенсионеров. Если сегодня лица старше 65 лет составляют 16% населения Европы, то, согласно прогнозу ООН, к 2030 году их доля вырастет примерно до 25%, а к 2050 году - до 28%. В настоящее время в Европе на одного человека старше 65 лет приходятся более 4 человек работоспособного возраста. К 2050 году этот показатель упадет до 2,4 человека в Великобритании и до 2,3 - во Франции. В Украине к 2020 году на каждого работающего будет приходиться один пенсионер. И это критическая отметка за которой последует коллапс всей пенсионной системы.

Такой демографический дисбаланс приводит к ежегодному росту финансовой нагрузки на бюджет, что, в свою очередь, отражается на росте бюджетного дефицита. Причина этого явления – рост пенсионных платежей начинает опережать рост отчислений в пенсионные фонды. В сложившейся ситуации есть только два решения: либо повышать нагрузку на работающее население и бизнес, либо тормозить рост численности пенсионеров путем повышения пенсионного возраста. Однако обе меры имеют лишь временный эффект. Первый путь – это путь к стимулированию теневого сектора экономики и снижению темпов роста легальной экономики. Второй путь ведет к росту безработицы. Существует еще третий путь – привлечение мигрантов. Однако он несет в себе множество рисков, начиная с их способности ассимиляции в обществе, заканчивая качественными показателями этой рабочей силы. Если говорить об Украине, то уровень развития экономики и уровень жизни не позволяют рассчитывать на приток высококвалифицированных зарубежных кадров. А массовый приток низкоквалифицированной рабочей силы из стран Центральной Азии и Африки только усугубит проблему криминогенной ситуации и безработицы.

Поэтому единственным, но подчеркну – временным и наименее болезненным решением для Украины является повышение пенсионного возраста, хотя необходимо понимать, что этот шаг даст лишь отсрочку для кардинальной перестройки всей пенсионной системы в стране. Без радикальной перестройки этой системы данный шаг отсрочит крах всего на 3-4 года. Однако, в совокупности с реформой, это даст немного времени для торможения роста бюджетного дефицита.


От солидарной пенсионной системы Украина неблагополучно перешла к накопительной. Все апологеты предлагаемых "реформ", которые воспевают накопительное пенсионное обеспечение, говорят, что оно должно быть если не основным, то вторым в «табеле о рангах»… но как накапливать, если едва удается сводить концы с концами? Как может быть разорван этот «порочный круг»?

Во-первых, накопительная система может функционировать лишь в условиях низкой инфляции. Это дает гарантию того, что вклады не обесценятся ко времени выхода на пенсию. Кроме того, это позволяет гражданам планировать свои отчисления и не сокращать их под влиянием роста цен.

Во-вторых, внедрение накопительной системы должно происходить на фоне снижения налоговой нагрузки. Здесь необходим запуск взаимосвязанного процесса: повышение рентабельности бизнеса и рост заработной платы. Сейчас граждане нередко выбирают теневую зарплату, потому что она больше официальной, а способность выжить на будущую пенсию – вопрос риторический. Обманув государство – они выигрывают материально. Бизнес обложен чрезмерными налогами и коррупционными платежами, что заставляет его оптимизировать расходы и тормозить рост заработных плат, нередко уходя в «тень». Снижение налоговой нагрузки даст возможность бизнесу нарастить обороты, расшириться, увеличить количество рабочих мест. Получив возможность самостоятельно формировать собственный накопительный счет, люди будут мотивированы получать и отчислять больше, но не государству, а себе. Это значит, что теневой рынок труда будет существенно сокращен, а отчисления возрастут. Это теоретическая модель.

Однако ключевая проблема лежит в том, что одномоментного перехода с солидарной на накопительную систему осуществить невозможно. Кроме того, теоретическая модель работает лишь в идеальных условиях, при условии отсутствия политических кризисов и коррупции и ежегодного стабильного и быстрого экономического роста. Поэтому разработка модели переходного периода – наиболее сложная и рискованная задача, требующая баланса между возможностями бизнеса и потребностями пенсионного фонда.

Нынешние же макроэкономические и демографические показатели говорят, что, к сожалению, мягкого перехода не произойдет, и «социальный стресс» окажется значительно выше прогнозированного. Если же государство в этой ситуации выберет только «силовой» путь «выжимания» средств для бюджета, то реформа завершится дефолтом. Я уверен, что в борьбе государственного аппарата с теневой экономикой выигрывает аппарат и теневая экономика. Проигравшей стороной оказывается всегда само государство. Поэтому, я убежден, что правительству не стоит рассматривать этот сценарий в качестве решения проблемы.


Изменилось бы что-то, если бы накопительную систему начали внедрять раньше, когда солидарная имела запас прочности?

Безусловно. Достаточно обратить внимание, что все страны Центрально-Восточной Европы, пережившие период трансформации экономики, предприняли реформы в первые годы после выхода из социалистического лагеря. Да, во многом они имели «шоковые» последствия для населения. Однако они проводились в фазе инерционного движения экономики, а никак не на этапе ее торможения. Проблемы несоответствия экономики страны с внешними условиями и социально-экономическими преобразованиями в самом обществе имеют свойства накапливаться и цементироваться. Поэтому через 20 лет ожидания изменить что-либо сегодня безболезненно уже невозможно.

Только за последние 20 лет численность экономически активного населения в Украине сократилась более чем на 1 миллион человек, а численность пенсионеров, напротив, возросла на 1 млн. человек. Это значит, что, если в 1991 году каждого пенсионера обсуживало почти 5 работающих, то в 2010 году одного пенсионера «тянуло» уже 3 человека. Конечно, возможностей для пенсионной реформы 20 лет назад было значительно больше, а рисков – меньше. Однако подчеркну, несмотря на то, что пенсионная реформа в Польше была проведена в 1999 году, сегодня она претерпевает коррекцию, необходимость которой вызвана демографическими и макроэкономическими факторами. Поэтому сегодня мы можем говорить лишь о том, что если бы пенсионная реформа стартовала 20 лет назад, то сегодня мы имели значительно меньше проблем и рисков, связанных с пенсионной системой. Однако говорить о том, что проблемы не существовало вообще – было бы ошибкой.


Против пенсионных изменений высказались практически все оппозиционные политики, которые еще вчера занимали посты в кабинетах власти и отлично осведомлены о том, что солидарная пенсионная система в существующем виде - банкрот, и поколение двадцатилетних НИКОГДА не получит ни гривни пенсии, если ничего не изменить. Конструктивна ли их критика той пенсионной реформы, которую предложила власть? В чем они правы?

Конструктивной критики нет, потому что в существующих условиях ее просто не может быть. Предложения правительства действительно ужасны и они вряд ли смогут решить проблему. Но это единственный оставшийся путь. Реформы не были начаты в последние 20 лет, потому что все политические элиты работали на имидж и рейтинг и не хотели идти на непопулярные шаги, опасаясь, что население на поддержит их на следующих выборах. Такая консервация проблем и надежда на экономическую инерцию в период каденции власти привела ко второй серьезной политической проблеме – популизму. Все правительства умалчивали необходимость коренных трансформаций, надеясь или на конъюнктуру рынка, или на списание неудач на своих предшественников. Решение всех проблем максимально примитивизировалось. Однако такая политика рано или поздно дала бы сбой. Такой сбой спровоцировал кризис, ускоривший негативные процессы в национальной экономике. Он не стал его причиной, он лишь ускорил то, что было неизбежно при такой политике.

Сегодня в лице оппозиции мы вновь видим продолжение политики популизма. Безболезненного решения проблемы пенсионной реформы не может быть в принципе. Поэтому все тезисы об изыскании ресурсов только лишь за счет сокращения теневой экономики, безболезненной реформе и создании рабочих мест для тех, кому за 60 – это лишь миф, призванный успокоить умирающего больного. Выбор был 20 и даже 10 лет назад. Сегодня выбора почти не существует. И повышение пенсионного возраста – это неизбежность, как и то, что в Украине появится поколение людей, для которых пенсия станет роскошью.


Как будет обеспечена гарантия страховых и пенсионных негосударственных фондов? Кто возьмет на себя эти гарантии? Кто сможет регулировать деятельность этих организаций? Не станет ли это очередной финансовой пирамидой, под эгидой государства?

Полагаю, что единственным правильным решением этого вопроса было бы установление жесткого контроля их деятельности со стороны государственного регулятора. Это может быть Национальный банк Украины или специальный орган, который будет устанавливать нормативы к этим учреждениям. По сути, негосударственные пенсионные фонды (НПФ) – это своего рода банковские учреждения, инвестирующие средства вкладчиков, и зарабатывающие на этом. После кризиса банковского сектора в 2008-2009 годах, национальный финансовый регулятор изменил нормативы, которые сегодня минимизируют риски в этом секторе. Уверен, что аналогичные требования к негосударственным пенсионным фондам, в сочетании с фондом гарантирования вкладов НПФ - станут надежной гарантией стабильности этих структур. Это наиболее простая задача из всех задач реформирования пенсионной системы. Наиболее сложной задачей является создание модели, которая будет обеспечивать выплаты людям, выходящим на пенсию в течение ближайших 15 лет.


Беседовала Евгения Сизонтова

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

«Земля. NET»

З 1 січня 2013 року в Україні відкриють для публічного доступу електронний Державний земельний кадастр. Старт віртуального кадастру вчора підтвердив під час презентації тестового режиму даної системи голова Державного агентства земельних ресурсів України (Держземагентство) Сергій Тимченко.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Олександр Рогозинський, директор Київської школи економіки

Головне, що потрібно для накопичувальної системи - це довіра

Володимир Яценко, консультант Проекту USAID «Розвиток фінансового сектору» (FINREP)

Найкраще рішення – зробити диверсифікацію пенсійних ризиків

Галина Голеусова, руководитель департамента по вопросам социальной защиты ФПУ, член правления Пенсионного фонда

Наши реформаторы хотят просто залезть в карманы к пенсионерам

Марчин Свенчицки (Marcin S'wiecicki), Директор, Аналитический центр «Блакитна стричка» ООН

Пенсионные проблемы необходимо решать комплексно

Анна Вахитова, PhD, профессор-ассистент Киевской школы экономики, старший научный сотрудник Киевского экономического института

Проект реформы построен на предположении, что люди будут себя вести себя так, как хотелось бы правительству, но…

Юрій Буздуган, голова Соціал-Демократичної Партії України

Магістральний шлях вирішення пенсійних проблем країни – збільшення частки зарплат у ВВП

Ольга Пищулина, к.с.н., заведующая отделом социальной политики Национального института стратегических исследований.

Применять в каждой стране одни и те же пенсионные технологии МВФ, это и методологически, и стратегически неправильно

Владислав Павловский, член политсовета Партии пенсионеров

Пенсионная реформа может стать последней каплей, которая переполнит чашу народного терпения

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Это не пенсионная реформа, а попытка усиления эксплуатации народа Украины

В.Ф. Савелюшкин, пенсионер, ветеран труда, модератор ресурса www.pensia.in.ua

90% пенсионеров могут получать более высокие пенсии – если захотят

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,067