В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

Пенсионная система досталась Украине в наследство, и все прекрасно понимают, что изжила она себя еще вчера, вместе с обществом «развитого социализма». Но все полтора десятка правительств, сменившихся за 20 лет Независимости, старались передать реализацию давно назревшей пенсионной реформы тем, кто придет им на смену. О ней даже предпочитали не говорить до тех пор, пока это не стало требованием МВФ.

Когда заговорили, – оказалось, что никто не против реформирования пенсионной системы в Украине. Однако, у разных групп, заинтересованных в проведении пенсионной реформы, оказались и интересы свои, и средства. Одни стремятся увеличить возраст выхода на пенсию и общий трудовой стаж (вместе с выслугой лет), при этом, даже не заикаясь о повышении сумм пенсий как таковых, о соотношении их с реальным прожиточным минимумом. Другие – пытаются получить, если не уже заслуженное в полном объеме, то, по крайней мере, – не потерять то, что в состоянии отложить на старость из текущего потребления.

А о том, что „болезнь” весьма запущена красноречиво говорят цифры. Украина занимает едва ли не первое место в мире по удельному весу пенсионных выплат. Они составляют около 18% ВВП, что в полтора раза превышает аналогичный показатель развитых европейских стран. Кроме того, у нас очень высокая доля социальных платежей в структуре заработной платы – свыше 40% заработанного. Казалось бы, пенсионеры в такой стране должны жить зажиточно. Но все наоборот: средняя пенсия у нас одна из самых низких на континенте. Сейчас почти 65% пенсионеров получают пенсию в размере менее 1000 гривен в месяц – это в 4–10 раз ниже, чем в других европейских странах. При этом государственную пенсию, превышающую 10 тысяч гривен, получают 3872 украинца.

Ныне работающий человек должен нести тройную нагрузку: обеспечивать отчисления в Пенсионный фонд, откладывать самостоятельно на свою старость, отказывать себе в текущем потреблении, ибо на все просто не хватает средств. Но кто может гарантировать сохранность самостоятельно накопленных средств, если даже Директор Мирового банка в Украине, Беларуси и Молдове Мартин Райзер считает, что этому должно предшествовать создание соответствующих предпосылок и наличие функционирующего рынка капитала. Без этого сегодняшний работник, не может быть уверенным, что его накопления не погибнут в новых «пирамидах МММ», что их не съест инфляция, и это не будут деньги, выброшенные на ветер.

В то же время очевидными становятся перекосы, как в части пенсионного обеспечения, так и в части взимания пенсионных платежей, уверяют эксперты. В чем состоят главные проблемы грядущей пенсионной реформы? В увеличении возраста выхода на пенсию или в отсутствии рабочих мест и росте безработицы? В предпочтении молодых при приеме на работу, и людей предпенсионного возраста – при любом сокращении штатов? Почему увеличение трудового возраста должно быть обязательным, если это не отражается на величине государственной пенсии? Если государство обеспечивает лишь прожиточный минимум, то не должен ли он быть ОДИНАКОВЫМ для ВСЕХ? В зависимости не от чего целесообразнее было бы определять размер пенсии? В этом мы и предлагаем разобраться в новой теме Интернет-издания «Диалог.UA». Ведь боязнь поднимать этот больной вопрос, сделает «течение болезни» еще более опасным.

И, наконец, где же выход из сложившегося положения? Не будут ли результаты пенсионной реформы противоположны ожиданиям?

Вопросов, действительно, накопилось немало. Однако, помимо обсуждения грядущих перемен в пенсионном обеспечении, не хотелось бы обойти стороною причины и следствия ситуации, в которой очутились будущие украинские пенсионеры. Когда возраст начал столь стремительно обесцениваться? Почему общество отошло от формулы: «Молодым - везде у нас дорога, старикам - везде у нас почет!»? И что идет на смену этой формуле - «Спасайся, кто может? И живи за свой счет или умирай»?

Свернуть

Пенсионная система досталась Украине в наследство, и все прекрасно понимают, что изжила она себя еще вчера, вместе с обществом «развитого социализма». Но все полтора десятка правительств, сменившихся за 20 лет Независимости, старались передать реализацию давно назревшей пенсионной реформы тем, кто придет им на смену. О ней даже предпочитали не говорить до тех пор, пока это не стало требованием МВФ.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Применять в каждой стране одни и те же пенсионные технологии МВФ, это и методологически, и стратегически неправильно

21 мар 2011 года
Применять в каждой стране одни и те же пенсионные технологии МВФ, это и методологически, и стратегически неправильно: Применять в каждой стране одни и те же пенсионные технологии МВФ, это и методологически, и стратегически неправильно

Ольга Пищулина, к.с.н., заведующая отделом социальной политики Национального института стратегических исследований.

В феврале в Верховной Раде прошли слушания по пенсионной реформе. Не будет большим преувеличением сказать, что она была раскритикована всеми, кроме самих разработчиков. Каково ваше мнение по этому поводу?

Я присутствовала на этих слушаниях и могу сказать, что большинство высказываний были очень эмоциональными. А по сути, надо начинать с того, что начало реформ у нас не подкреплено законодательно, не подготовлено. Сама по себе пенсионная реформа назрела давно, она необходима. Но те предложения, которые сегодня вносятся, не дадут того результата, на который они рассчитаны. Скорее всего, начинать надо с другой стороны. На тех же слушаниях, к примеру, речь шла и о том, что необходима реформа Трудового кодекса. Потому как пенсионная реформа намного шире, чем кажется на первый взгляд в социальном контексте. Ведь основная проблема - это низкие заработные платы, из которых образуются пенсии, низкая производительность труда в стране и высокая составляющая теневого сектора. К счастью, представители власти это уже понимают.

Пенсионная реформа должна предполагать повышение качества жизни пенсионеров. В идеальном случае она строится на трёх уровнях: базовом, накопительном и страховом. Но пенсионера, в конечном итоге, не интересует, откуда он получит свои копейки, лишь бы сумма была приличной. А рассматриваемый правительственный проект направлен только на решение проблемы дефицита денег в Пенсионном фонде и совершенно не учитывает тот мультипликационный социальный эффект, который он вызовет.

Есть и некоторые базовые вещи, которые больше относятся к политическим аспектам, а не к пенсионной реформе. Например — повышение пенсионного возраста. В мире немного осталось стран, где люди так рано уходят на пенсию, как у нас, но надо учитывать и специфику Украины. Здесь человек, уходя на пенсию, продолжает работать, повышая тем самым свои мизерные доходы. Пролонгация пенсионного возраста отнимет этот источник, и планируемые компенсационные меры эту проблему в принципе не решают.

Второе - это безработица. У нас существует проблема первого рабочего места, то есть выпускники учебных заведений практически не обеспечены работой по специальности, да и с большим трудом устраиваются вообще. В Европе эта проблема решена и законодательно, и на практике.

Есть и проблема последнего рабочего места: те, кому за сорок пять оказались экономически невыгодными. Таким образом, нам предлагают реформу, которая ещё более увеличивает давление на рынок труда. Тут надо понимать, что рекомендации МВФ универсальны, а мы живём в очень специфической стране. И такое предложение, как увеличение страхового стажа с 25-ти до 35-ти лет, тоже не продумано в плане социальных последствий. Это очень сильно ударит по карману пенсионеров. Раньше люди, отработав 25 лет, имели уже сверхнормативный стаж, что давало им добавку к пенсии, а сейчас этого не будет. Источники наполнения Пенсионного фонда найти можно, но на них просто не обращают внимания. Реформа может дать какой-то эффект, сократив дефицит Пенсионного фонда, но по части социальных последствий она негативна.

Летом был проведен опрос Американским агентством международного развития USAID, который показал, что свыше 90% населения Украины негативно относятся к спецпенсиям. Как вы думаете, тут есть ресурс для сокращения дефицита Пенсионного фонда?

Да, по нашим данным, такие ресурсы есть и они достаточны. Например, отчет Счетной палаты Украины за 2009 год показывает, что существующее законодательное ограничение максимальной величины заработной платы на которую начисляют страховые взносы, на сегодняшний день она по законодательству ограничивает ее 15 прожиточными минимумами, и составляет 13830 грн. Эта мера была принята якобы для того, чтобы способствовать выводу заработных плат из тени – очевидно, что аргумент весьма неубедителен. Получается так, что у нас сильный налоговый пресс на низкие зарплаты, и низкий – на высокие. Так вот, такое законодательное ограничение привело к недополучению бюджетом ПФУ 6 млрд. грн. Но пока что эта норма остаётся в законодательстве и о ней молчат.

Потом, в следствии существования льгот на уплату страховых взносов различными категориями, ПФУ недополучил 5,3 млрд грн. То, что Пенсионный фонд выполняет не свойственные ему функции, которые идут в нарушение действующего законодательства привело к потере 1,8 млрд. грн. Различного рода льготные пенсии судей и депутатов весят «относительно» немного – порядка 1,5 млрд. Кстати, в законопроекте №7455 введено ограничение максимальной пенсии на уровне двенадцати минимальных. Правда, это касается только будущих пенсионеров, что с точки зрения социальной справедливости не очень правильно.

В целом мы подсчитали, что подобные причины приводят к дефициту в 18 млрд грн. На увеличении же пенсионного возраста, согласно расчетам того же USAID, можно сэкономить около 2 млрд грн ежегодно. Согласитесь, порядок цифр несопоставим.

На слушаниях в Верховной Раде были представители Мирового банка. Какова их роль в нашей пенсионной реформе, ведь Украина – далеко не первая страна мира, где проводятся реформы под диктовку институтов Бреттон-Вудской системы?

Хороший вопрос. Пора бы уже провести акцию протеста против вмешательства во внутренние дела страны. Мне понятна позиция МВФ, который превращает Украину в банановую республику. Им как будто выгодна недоразвитая, несамостоятельная, бедная страна. И они же нам указывают на высокий уровень бедности и что с ним надо бороться. Но при этом выдвигают требование замораживания минимальной заработной платы на неопределённый срок, которая, кстати, только в прошлом году сравнялась с прожиточным минимумом. Хотя по стандартам Евросоюза, куда мы так стремимся, и на стандарты которого ориентируемся, минимальная заработная плата должна быть выше прожиточного минимума в 2,5 раза.

Требования МВФ одни на все случаи жизни и для любой страны. Они не понимают ситуацию в Украине. Эксперты МВФ не учитывают той исторической реальности, что в Украине когда-то селилось наибольшее число пенсионеров со всего Советского Союза. Вот такое наследие нам досталось. Это, конечно, дает колоссальное давление на бюджет – государственный и Пенсионного фонда. Кроме того, в нашем обществе сильны патерналистские настроения; даже молодёжь во многом рассчитывает на государство. Хорошо это или плохо – вопрос другой, но факт остается. Исходя из специфики социальной структуры общества, специфики сознания наших граждан и нужно строить государственную политику. А применять в каждой стране одни и те же пенсионные технологии МВФ, это и методологически, и стратегически неправильно.

Некоторые журналисты обратили внимание на странное чувство тоски, витавшее в Верховной Раде при обсуждении проекта пенсионной реформы. Создалось впечатление, что она будет принята в любом случае, какой бы непродуманной она ни была…

Уже год у власти новое правительство и оно с большой гордостью заявляет, что, в отличие от предыдущих, полностью выполняет все международные обязательства, хотя эти обязательства весьма сомнительны. Понятно, что страна, не выполняющая обязательства, тем более международные, не может иметь доверия в мире. У меня в этой связи возник вопрос к министру социальной политики: «Это хорошо, что Украина готова выполнять взятые обязательства перед международными структурами. Можно даже сказать – любые обязательства, навязываемые нам извне. А обязательства перед собственным народом выполнять не нужно?».

К сожалению, нужно отметить, что механизмов и идеологии задекларированных реформой на самом деле нет. На сегодняшний день задекларировано, в качестве первоочередных, необходимость проведения двадцать одной реформы, каждая из которых, при нынешних темпах, требует лет пять для реализации.

Почему так долго? Причина проста: законодатели ничего не успевают. Законодатели не разработали ни одной концепции реформы, которая должна была бы уже пройти общественные слушания и к концу года дать какие-то результаты. Задекларировано огромное количество реформ: реформа образования, здравоохранения, трудовой кодекс, реформа ЖКХ, рынок земли, админреформа - в стране по-прежнему отсутствуют приоритеты. Что на сегодня является САМЫМ ГЛАВНЫМ? Хороший анализ эффективности реформаторских начинаний правительства дала Юлия Мостовая в «Зеркале недели». Соглашусь с ее тезисом, что сегодняшние «реформы — не плод командной работы, а «дельта» — между насилием, которое чинят одни, и саботажем, которым отвечают другие».

Народ у нас не в состоянии отстоять общественные интересы, хотя некоторые личные может вырвать хоть у чёрта. Вот когда надо было пролоббировать снижение транспортного сбора для «Мерседесов» и «Ленд Крузеров», тогда за три дня блокировки Кабмина вопрос решился очень быстро. Но всё же, большинство граждан стараются все ущемления тихо перетерпеть у себя на кухне. В таких условиях можно ожидать принятия любых законов.

В списке миллиардеров «Форбс» добавилось восемь украинских. Не просматривается ли некоторая связь между растущим дефицитом бюджета Пенсионного фонда и ростом богатства миллиардеров? Ведь национальная экономика, это единый организм…

Просматривается. Хотя для некоторых такой вопрос может показаться дурацким, но существует совершенно прямая и очевидная связь. Прибыли олигархического капитала растут, а как растет зарплата – мы все знаем. Хотя нам рапортуют, что зарплата как будто «зростає», но непонятно, по каким критериям это считают.

Фактически, сегодня идет демонтаж социального государства. Всё чаще можно слышать о том, что социальные обязательства государства слишком обременительны и для него, и для кармана предпринимателя. Все происходящие изменения связаны с повышением эксплуатации населения. Мы видим, как в Трудовом кодексе пытаются проталкивать увеличение до двенадцати часов рабочего дня. Для чего? Причём для всех, а не для отдельных отраслей, где это могло бы быть оправдано. А просто увеличение рабочего дня до 12 часов – непонятно, для чего это делается. То есть все стоит на стороне работодателя. Интересы наемного работника защищаются все меньше и меньше.

В теоретическом контексте считается, что постиндустриальная модель общества, к которой мы идём, приводит к нарастанию бедности, увеличению безработицы. Массовое бесплатное образование становится экономически невыгодным. Так же и пенсионеры могут быть идеальными, только если умирают в день выхода на пенсию. Если в традиционных обществах они были носителями определённых ценностей, опыта и знаний, то в постиндустриальном обществе они являются экономической обузой. Сейчас наступают на бесплатное образование, на бесплатную медицину наступили уже давно. В общем, поэтому и происходит деградация систем образования, здравоохранения и идет сворачивание социальных функций государства, а вы, граждане, крутитесь сами как хотите.

Забота о стариках – важный признак цивилизованного общества, и так было всю историю человечества. Не кажется ли вам, что в дискуссиях о пенсионной реформе вопросы экономии как-то незаметно взяли верх над этической стороной?

Кризис государства, наблюдаемый нами в течение двадцати лет, связан и с тем, что вопросы нравственности вообще не рассматриваются. Это касается всего: и в отношении к детям, и к старикам, и к трудовым отношениям, и к межличностным. И всё вокруг завалено рекламой гламурного образа жизни и закона джунглей - каждый сам за себя. Конечно, это та область государственной политики, что называется морально-нравственным воспитанием. Без него ни одно государство, по моему глубочайшему убеждению, состояться не может. К тому же, у нас остатки этого воспитания, по-моему, просто выхолащиваются.

Я была в Тунисе 14 января, когда там произошла революция. Был всеобщий хаос, где-то стреляли, такси поймать невозможно было. Мы немало потрудились, чтобы поймать машину и добраться до места проживания, но более всего были удивлены тем, что цены на услуги не возросли ни на копейку. Теперь вспомните, что было в Домодедово после взрыва - стоимость услуг таксистов подскочила в десятки раз. К счастью, были и москвичи, которые приезжали в аэропорт с табличками «довезу бесплатно», все-таки есть еще люди, но чаще у нас на любой беде мгновенно хотят нажиться. И не только те, кто имеет власть, но и рядовые.

Такое вот у нас отношение друг к другу. Когда на уровне государственной политики было установлено, что личный интерес – это хорошо, но общественный интерес – выше, мы это назвали «тоталитаризмом». И я не понимаю, чем такая советская система хуже нынешней демократии. Бесплатное образование, бесплатная медицина, уважение к старикам – теперь все это считают «недемократичным». Что получили те восемь миллиардеров, это понятно, и я за них очень рада. Но что получили все остальные, когда девальвирован сам принцип демократии?

Беседу вел Андрей Маклаков

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

«Земля. NET»

З 1 січня 2013 року в Україні відкриють для публічного доступу електронний Державний земельний кадастр. Старт віртуального кадастру вчора підтвердив під час презентації тестового режиму даної системи голова Державного агентства земельних ресурсів України (Держземагентство) Сергій Тимченко.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Олександр Рогозинський, директор Київської школи економіки

Головне, що потрібно для накопичувальної системи - це довіра

Володимир Яценко, консультант Проекту USAID «Розвиток фінансового сектору» (FINREP)

Найкраще рішення – зробити диверсифікацію пенсійних ризиків

Галина Голеусова, руководитель департамента по вопросам социальной защиты ФПУ, член правления Пенсионного фонда

Наши реформаторы хотят просто залезть в карманы к пенсионерам

Марчин Свенчицки (Marcin S'wiecicki), Директор, Аналитический центр «Блакитна стричка» ООН

Пенсионные проблемы необходимо решать комплексно

Анна Вахитова, PhD, профессор-ассистент Киевской школы экономики, старший научный сотрудник Киевского экономического института

Проект реформы построен на предположении, что люди будут себя вести себя так, как хотелось бы правительству, но…

Юрій Буздуган, голова Соціал-Демократичної Партії України

Магістральний шлях вирішення пенсійних проблем країни – збільшення частки зарплат у ВВП

Владислав Павловский, член политсовета Партии пенсионеров

Пенсионная реформа может стать последней каплей, которая переполнит чашу народного терпения

Анатолий Баронин, Директор Аналитической группы" Da Vinci AG"

Если государство выберет только «силовой» путь «выжимания» средств для бюджета, то реформа завершится дефолтом

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Это не пенсионная реформа, а попытка усиления эксплуатации народа Украины

В.Ф. Савелюшкин, пенсионер, ветеран труда, модератор ресурса www.pensia.in.ua

90% пенсионеров могут получать более высокие пенсии – если захотят

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,074