В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

Пенсионная система досталась Украине в наследство, и все прекрасно понимают, что изжила она себя еще вчера, вместе с обществом «развитого социализма». Но все полтора десятка правительств, сменившихся за 20 лет Независимости, старались передать реализацию давно назревшей пенсионной реформы тем, кто придет им на смену. О ней даже предпочитали не говорить до тех пор, пока это не стало требованием МВФ.

Когда заговорили, – оказалось, что никто не против реформирования пенсионной системы в Украине. Однако, у разных групп, заинтересованных в проведении пенсионной реформы, оказались и интересы свои, и средства. Одни стремятся увеличить возраст выхода на пенсию и общий трудовой стаж (вместе с выслугой лет), при этом, даже не заикаясь о повышении сумм пенсий как таковых, о соотношении их с реальным прожиточным минимумом. Другие – пытаются получить, если не уже заслуженное в полном объеме, то, по крайней мере, – не потерять то, что в состоянии отложить на старость из текущего потребления.

А о том, что „болезнь” весьма запущена красноречиво говорят цифры. Украина занимает едва ли не первое место в мире по удельному весу пенсионных выплат. Они составляют около 18% ВВП, что в полтора раза превышает аналогичный показатель развитых европейских стран. Кроме того, у нас очень высокая доля социальных платежей в структуре заработной платы – свыше 40% заработанного. Казалось бы, пенсионеры в такой стране должны жить зажиточно. Но все наоборот: средняя пенсия у нас одна из самых низких на континенте. Сейчас почти 65% пенсионеров получают пенсию в размере менее 1000 гривен в месяц – это в 4–10 раз ниже, чем в других европейских странах. При этом государственную пенсию, превышающую 10 тысяч гривен, получают 3872 украинца.

Ныне работающий человек должен нести тройную нагрузку: обеспечивать отчисления в Пенсионный фонд, откладывать самостоятельно на свою старость, отказывать себе в текущем потреблении, ибо на все просто не хватает средств. Но кто может гарантировать сохранность самостоятельно накопленных средств, если даже Директор Мирового банка в Украине, Беларуси и Молдове Мартин Райзер считает, что этому должно предшествовать создание соответствующих предпосылок и наличие функционирующего рынка капитала. Без этого сегодняшний работник, не может быть уверенным, что его накопления не погибнут в новых «пирамидах МММ», что их не съест инфляция, и это не будут деньги, выброшенные на ветер.

В то же время очевидными становятся перекосы, как в части пенсионного обеспечения, так и в части взимания пенсионных платежей, уверяют эксперты. В чем состоят главные проблемы грядущей пенсионной реформы? В увеличении возраста выхода на пенсию или в отсутствии рабочих мест и росте безработицы? В предпочтении молодых при приеме на работу, и людей предпенсионного возраста – при любом сокращении штатов? Почему увеличение трудового возраста должно быть обязательным, если это не отражается на величине государственной пенсии? Если государство обеспечивает лишь прожиточный минимум, то не должен ли он быть ОДИНАКОВЫМ для ВСЕХ? В зависимости не от чего целесообразнее было бы определять размер пенсии? В этом мы и предлагаем разобраться в новой теме Интернет-издания «Диалог.UA». Ведь боязнь поднимать этот больной вопрос, сделает «течение болезни» еще более опасным.

И, наконец, где же выход из сложившегося положения? Не будут ли результаты пенсионной реформы противоположны ожиданиям?

Вопросов, действительно, накопилось немало. Однако, помимо обсуждения грядущих перемен в пенсионном обеспечении, не хотелось бы обойти стороною причины и следствия ситуации, в которой очутились будущие украинские пенсионеры. Когда возраст начал столь стремительно обесцениваться? Почему общество отошло от формулы: «Молодым - везде у нас дорога, старикам - везде у нас почет!»? И что идет на смену этой формуле - «Спасайся, кто может? И живи за свой счет или умирай»?

Свернуть

Пенсионная система досталась Украине в наследство, и все прекрасно понимают, что изжила она себя еще вчера, вместе с обществом «развитого социализма». Но все полтора десятка правительств, сменившихся за 20 лет Независимости, старались передать реализацию давно назревшей пенсионной реформы тем, кто придет им на смену. О ней даже предпочитали не говорить до тех пор, пока это не стало требованием МВФ.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Наши реформаторы хотят просто залезть в карманы к пенсионерам

4 апр 2011 года
Наши реформаторы хотят просто залезть в карманы к пенсионерам: Наши реформаторы хотят просто залезть в карманы к пенсионерам

Галина Голеусова, руководитель департамента по вопросам социальной защиты ФПУ, член правления Пенсионного фонда

Проект пенсионной реформы, предложенный правительством, вызвал, мягко выражаясь, волну критики. Каковы, на ваш взгляд, его достоинства и недостатки?

Во-первых, мы это реформой не называем, потому что ничего реформаторского там нет. В этом документе всего лишь предлагаются меры по экономии средств на выплату гарантий нынешним и будущим пенсионерам. 99% всех предложенных норм только ограничивают уровень выплат по сравнению с действующим законодательством. Причём существенное снижение предполагается по всем категориям пенсионеров, без исключения.

Единственная, может быть, условно позитивная норма в этом проекте, это разовая выплата работникам бюджетной сферы десяти пенсий при выходе на пенсию. Но и эта норма не имеет ничего общего со страховыми принципами, введёнными в пенсионную систему в 2004-м году, потому что превращает последнюю в систему допотопного социального обеспечения.

Я ничего не имею против выплат бюджетникам, хотя надо было бы разобраться, кто из них малообеспеченный, но вопросы социального обеспечения я бы решала через заработную плату. Должен быть единый пенсионный закон для всех, включая президента. А если государство хочет кого-то поощрять, то пусть поощряет зарплатой, пусть они зарабатывают пенсии. То есть, даже этот единственный позитивный пункт надо немедленно вывести из проекта пенсионной реформы и добавить его к бюджетным выплатам.

Впрочем, если позлорадствовать, то можно отметить как позитив ограничение максимальных пенсий. Это правильно хотя бы потому, что отчисления в пенсионный фонд ведутся с суммы, не превышающей некую максимальную (около 14 тысяч грн), хотя размер пенсии устанавливается с полной суммы заработной платы, а она у некоторых значительно больше. Таким образом, возникает привилегированная категория граждан, получающих деньги, которые в пенсионный фонд от них не поступали. Учтите, что народным депутатам, госслужащим и приравненным к ним категориям, гарантируется пенсия в размере 80-90% от зарплаты. И поскольку пенсии свободны от налогов и страховых взносов, то они фактически становятся гораздо больше, чем зарплаты этих уважаемых людей. В мировой практике такого ещё не было.

Надо заметить, что пенсии госслужащих автоматически пересчитываются при изменении соответствующих должностных окладов и это осталось в новом законопроекте, хотя для всех остальных категорий пенсии практически замораживаются. Особенно для работающих пенсионеров, которых у нас 2,8 млн. А они, между прочим, улучшают у нас демографическую ситуацию, повышая количество занятых и платят все причитающиеся взносы. Но эти люди чем-то неугодны государству и оно постоянно старается лишить их пенсий. Пока что их пенсии только заморозили; будет учитываться лишь продолжение трудового стажа, дающее право на перерасчёт раз в два года, что может дать повышение пенсии на 3-5%.

Заметьте, что работающие пенсионеры, по большому счёту, сами же и оплачивают пенсию, которую получают, но когда работать им станет невыгодно - они превратятся в чистых иждивенцев пенсионного фонда. Похоже, что к этому всё идёт, и в первую очередь работу бросят те пенсионеры, которые заняты на низкооплачиваемой и непрестижной работе. Нетрудно понять, что молодёжь на эти места не пойдёт, но авторы украинских реформ никогда ничего не просчитывают.

У нас никто, к примеру, не анализировал, как повышение пенсионного возраста скажется на рынке труда, а ведь это несомненно станет неразрешимой проблемой. Никто и не пытался подумать о трудоустройстве женщин предпенсионного возраста, а кому они нужны после 55-ти лет? Они будут обречены на нищенство. Или им предложат поменять профориентацию? И всё это не говоря уже о том, что блокируется освобождение рабочих мест для молодёжи.


По оценкам правительства, новый законопроект сэкономит 3 миллиарда гривен, в следующем году – 6 и так далее. Но каковы будут социальные последствия такой экономии, если, по некоторым оценкам, в Украине уже 2,5 миллиона нищих?

Ни одной задачи, которую должна решать пенсионная реформа, этот проект не решает. Возьмём проблему дефицита пенсионного фонда. На 70 млн. грн в год он будет сокращён за счёт продления пенсионного возраста; весь предусмотренный комплекс мер даёт 1,7 млрд. гривен. А этот дефицит за прошлый год, по разным данным, составлял десятки миллиардов. То есть, при таком подходе об улучшении ситуации можно и не мечтать. Оно и понятно, ведь суть проблемы заключается в легализации заработной платы. Но это задевает интересы тех людей, которые будут принимать решения в Верховной Раде. Именно они в наибольшей мере пользуются благами теневой оплаты труда. По нашим самым скромным подсчётам, если хотя бы третью часть теневой экономики легализировать, пенсионный фонд получит 70 млрд. грн дополнительных средств за год! Это с лихвой покрыло бы весь дефицит, и можно было бы серьёзно поднять пенсии. Пока никакого движения в этом направлении нет, одни разговоры.


За последний год значительно увеличились капиталы украинских миллиардеров, они уже приближаются к ВВП Украины. Учитывая, что их капиталы – продукт труда миллионов людей, не кажется ли вам, что что-то не в порядке в нашей системе распределения ресурсов, частью которой является и пенсионная система?

В условиях кризиса это выглядит абсурдно. Но их обогащение точно показывает, как были распределены все ресурсы в стране. В том числе и кредиты МВФ, и национальный валовый продукт.

Местами планируемая реформа похожа на афёру. Вот эти семипроцентные отчисления, которые неизвестно куда будут вкладываться на несколько десятилетий без каких-либо выплат - кому они достанутся? По нынешнему уровню, речь идёт о цифрах, близких к 80-ти млрд. грн в год. Никаких гарантий или обязательств по этим отчислениям нет, государство не берётся за этот вид страхования. Может оно уже и не рассчитывает что-либо получить с людей, вынужденных тратить девять десятых от своих доходов на жизненно необходимые потребности, оставляя на отдых или культурное развитие не больше десятины.

Мы готовы были бы и пояса завязать потуже, если бы увидели попытку честно решить проблему. Но наши реформаторы хотят просто залезть в карманы к пенсионерам, поэтому и встречают такую жёсткую реакцию.

Лично меня дефицит пенсионного фонда нисколько не пугает. Я, как член правления ПФУ от профсоюзов, прекрасно знаю, что лежит в основе этого дефицита. Это отход от страховых принципов, в том числе и от постановления правительства, приравнивающего минимальную пенсию к уровню прожиточного минимума. Мы доплачиваем всем, кто по каким-то причинам не заработал пенсию, до этого уровня. Это явление оказалось очень масштабным, и сумма доплат достигает 27-ми млрд. гривен. Они не имеют никакого отношения к пенсионному страхованию, это классический пример социальной поддержки. Если снять эту обузу с пенсионного фонда, он прекрасно справится со всеми своими выплатами.


Украина – далеко не первая, и возможно, не последняя страна, в которой проводится пенсионная реформа по рекомендациям МВФ и МБ. Какова роль международных структур в продвижении пенсионной реформы? Почему они так заинтересованы в ней?

МВФ ведёт свой бизнес, он вкладывает деньги и хочет получить их назад с процентами. Для него важны гарантии возврата кредита, что зависит от финансовой стабильности в стране. Здесь западные эксперты выделяют две главные проблемы: дефицит пенсионного фонда, действительно впечатляющий, и ситуация с Нефтегазом Украины, где дефицит вообще ни в какие рамки не укладывается.

Западные финансисты не могут ждать, пока мы справимся с тенизацией экономики, поэтому и выставляют простейшие требования - провести пенсионную реформу и поднять цены на газ и тепло для населения, покрыв за его счёт все дефициты. Чуть поковырявшись в нашей пенсионной системе, их стал раздражать пенсионный возраст. Их не заботит, конечно, низкое качество жизни, последствия Чернобыля или жуткие условия труда. Вот им бельмом на глазу стал пенсионный возраст. А г-н Тигипко на встрече с профсоюзным активом у нас договорился до того, что из-за нашего пенсионного возраста, 55 для женщин, к нам, якобы, не идут инвесторы. Сказал он это вполне серьёзно и даже откровенно, из чего следует вывод: инвестор бежит туда, где работают старушки. В общем, я думаю, что западные эксперты не проводят глубокий анализ ситуации.

Трудно что-либо сказать, что будет дальше, потому что население ведёт себя пассивно. Профсоюзы будут протестовать, а в остальном предугадать не берусь. Определённо ясно только то, что такая реформа не решит уже имеющихся проблем и добавит много других. Затем опять что-то надо будет урезать, и никто не знает, до чего мы дойдём, если занятость, зарплата и тенизация останутся на прежнем уровне.


Беседу вел Андрей Маклаков.

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Родился бедным? Тебе не повезло!

Артерии и «социальные лифты» общества закупориваются. Шансы карьерного роста, социальная мобильность снижается, и, что еще хуже, падает доверие людей друг к другу, что заметно среди всех классов общества, но более всего – среди бедных. Столь восхваляемый «гибкий рынок труда», означает лишь мир, в котором такая принципиально важная вещь, как профсоюз, оказывается не у дел, а с работниками обращаются как с собственностью. Это представляет смертельную угрозу семьям рабочих, и их шансам дать своим детям вдохновение и жизненные силы.

В Британии становится все меньше социального разнообразия и знаний: в условиях нынешнего капитализма компетентные люди просто не могут никуда пробиться; они становятся жертвами социальных предрассудков и настроений. Они просто не знают, что делать, поскольку эффективная государственная политика должна идти вразрез с господствующими инстинктами консерваторов.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Олександр Рогозинський, директор Київської школи економіки

Головне, що потрібно для накопичувальної системи - це довіра

Володимир Яценко, консультант Проекту USAID «Розвиток фінансового сектору» (FINREP)

Найкраще рішення – зробити диверсифікацію пенсійних ризиків

Марчин Свенчицки (Marcin S'wiecicki), Директор, Аналитический центр «Блакитна стричка» ООН

Пенсионные проблемы необходимо решать комплексно

Анна Вахитова, PhD, профессор-ассистент Киевской школы экономики, старший научный сотрудник Киевского экономического института

Проект реформы построен на предположении, что люди будут себя вести себя так, как хотелось бы правительству, но…

Юрій Буздуган, голова Соціал-Демократичної Партії України

Магістральний шлях вирішення пенсійних проблем країни – збільшення частки зарплат у ВВП

Ольга Пищулина, к.с.н., заведующая отделом социальной политики Национального института стратегических исследований.

Применять в каждой стране одни и те же пенсионные технологии МВФ, это и методологически, и стратегически неправильно

Владислав Павловский, член политсовета Партии пенсионеров

Пенсионная реформа может стать последней каплей, которая переполнит чашу народного терпения

Анатолий Баронин, Директор Аналитической группы" Da Vinci AG"

Если государство выберет только «силовой» путь «выжимания» средств для бюджета, то реформа завершится дефолтом

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Это не пенсионная реформа, а попытка усиления эксплуатации народа Украины

В.Ф. Савелюшкин, пенсионер, ветеран труда, модератор ресурса www.pensia.in.ua

90% пенсионеров могут получать более высокие пенсии – если захотят

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,126