В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Сегодня Украина скорбно наблюдает, как возникшее и растущее на глазах неравенство в образовании, невероятное имущественное расслоение, межрегиональные диспропорции и другие «достижения» 20 лет независимости стремительно разрушают общество, разрывая наше государство на части. Изменения в структуре расходов семей на образование и воспитание детей превратились для жителей Украины в неподъемное бремя. Проблема, которая стоит как перед востоком, так и перед западом, как перед югом, так и перед севером страны это нарастающее социально-экономическое и образовательное неравенство. Очень емко эту проблему сформулировал Академик Мирослав Попович: «Чим бідніша нація – тим вона дурніша. Тобто, вона дивиться собі під ноги. Вона просто не може дозволити собі дивитися у післязавтра, тому що повинна думати, як розрахуватися зі своїми боргами. Ми живемо в такому стані. У нас просто всихає мозок. Все тримається на особистому ентузіазмі».

Украинское государство на практике минимизирует ответственность за систему образования в стране, что отчетливо выражается в снижении расходов бюджета на финансирование системы образования. Корпорации – от мала до велика – совершенно не стремятся инвестировать в образование. Кто же теперь становится заказчиком на образованное общество?

Изменение количества и качества предметов, смена структуры специальностей, по которым готовят наши ВУЗы, ведет к непризнанию украинских дипломов на международном рынке труда. Украинцы все чаще находят за рубежом простейшие и неквалифицированные должности… А ведь совсем недавно Украина на весь мир заявляла о своем главном конкурентном преимуществе –большом количестве высококвалифицированной рабочей силы.

Все это свидетельствует о том, что с переходом в потреблении образовательных услуг от государства к личности, исчезла система проецирования страны в будущее, ведь личные стратегии могут реализовываться и в других странах, на других территориях… Не поэтому ли, как показывают соцопросы, нынешние студенты не видят своего будущего в Украине, воспринимая ее как «страну без будущего»? Почему никого не интересует будущее, почему к нему не готовятся? Или с тех пор, как образование перестало быть делом государства, а стало личным делом каждого обучающегося, – общего будущего в отдельно взятой стране быть не может в принципе?

Нарастают процессы обесценения квалификации и размывания наполняемости понятия квалифицированной рабочей силы. А ведь точки пересечения между общим и профессиональным образованием, рынком труда и инвестиционным климатом в стране никто не отменял. Когда же мы, наконец, поймем, что осуществление развития и преобразования страны невозможно без коренного изменения системы образования, что место страны в мире определяется общеобразовательным и профессиональным уровнем ее населения? Уже сегодня в ведущих странах на долю образования приходится более 20% роста национального дохода.

Еще в начале 18 века Иоганн Готлиб Фихте сказал: «Воспитывая новое поколение должным образом, нация воспитывает себя, строит свое будущее. В этом смысле система образования является ключевым направлением национального строительства. Образование моделирует тот общественный порядок, который образованный гражданин должен будет поддерживать и укреплять». Экономические «чудеса» в странах Центральной Европы, Ирландии, Китая, Южной Кореи и других стран ЮВА могли произойти только потому, что образование было поставлено во главу национальной идеи, национального проекта.

Быть может, пора менять ситуацию, ведь резкий рост сегмента платного образования обуславливает его недоступность для очень многих людей, привязанных к своей стране воспитанием и традициями, и которые со временем могли бы взять на себя ответственность за будущее Украины – страны, которая теряет свое будущее у нас на глазах.

Свернуть

Сегодня Украина скорбно наблюдает, как возникшее и растущее на глазах неравенство в образовании, невероятное имущественное расслоение, межрегиональные диспропорции и другие «достижения» 20 лет независимости стремительно разрушают общество, разрывая наше государство на части. Изменения в структуре расходов семей на образование и воспитание детей превратились для жителей Украины в неподъемное бремя. Проблема, которая стоит как перед востоком, так и перед западом, как перед югом, так и перед севером страны это нарастающее социально-экономическое и образовательное неравенство. Очень емко эту проблему сформулировал Академик Мирослав Попович: «Чим бідніша нація – тим вона дурніша. Тобто, вона дивиться собі під ноги. Вона просто не може дозволити собі дивитися у післязавтра, тому що повинна думати, як розрахуватися зі своїми боргами. Ми живемо в такому стані. У нас просто всихає мозок. Все тримається на особистому ентузіазмі».

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Украина это страна, в которой существует общее негативное отношение к интеллекту

20 июн 2011 года
Обсуждение того, что происходит в отечественной системе образования, как правило, не идет дальше дискуссии о действиях министра Табачника, хотя вот уже 12 лет, как страны Европы подписали известную «Болонскую декларацию», к которой 6 лет назад присоединилась и Украина. Что происходит в нашей системе образования?

У меня свой, не совсем традиционный взгляд на эти вещи, которые я изучаю уже четверть века. Еще тогда было понятно, что надо идти другим путем. Еще тогда я участвовал в создании ряда учебных учреждений, которые я пытался построить в новой парадигме образования. Но тут надо сделать некоторое отступление. Что касается Болонского процесса, то он является бюрократическим мероприятием Европейского Союза, целью которого является единое пространство для обмена и сравнения дипломов. Никакого отношения к качеству образования он не имеет и «вытянуть» образование он не может.

Это связано с общей тенденцией бюрократизации и коммерциализации образования в мире с тех пор, как Генеральное соглашение по тарифам и торговле, ГАТТ, предшественник ВТО, включило образование в вид услуг, причем в раздел «некоторые услуги». Тогда образование быстро оказалось в состоянии ожидания коммерциализации – а это маркетинг, унификация, реклама, рейтинги и так далее. Есть такая книжка, переизданная Высшей школой экономики, «На руинах университетов», где показано, что гуманитарный университет, ориентированный на воспроизводство и развитие национальных культур потерял смысл. Образование является тесно связанным с социумом, и обсуждать образование вне связи с тем, какое общество мы хотим построить, просто бессмысленно.

Бывая в Тюбингенском университете, а это один из ведущих университетов мира, я спрашивал его ректора, на что они ориентируются – на рынок труда, на качество образования или на будущее Германии? Он ответил – на идею хорошего образования, безусловно, нет; рынок труда – в очень слабой степени, потому что он трудно предсказуем; мы ориентируемся только на будущее Германии.

В Украине нет представления, «под что» строить систему образования. Делается попытка создания какого-то образцового, идеального образования, сейчас его пытаются как-то приспособить к рынку труда. Второе – в связи с тем, что социум устроен сложно, образование тоже должно быть сложным. Не может быть единого универсального образования. Первый его уровень, это воспитание человека. Второй, это обучение ремеслу. Третье, это профессия, когда передаются знания и теории. Профессионал должен за счет теории уметь перестраиваться. И высший слой сегодня, это технологическая подготовка, она передается через компетенцию. Знания и компетенция это разные вещи. Технологическая подготовка должна меняться вместе со сменой технологий. А чтобы люди могли меняться вместе со сменой поколений технологий, у них не должно быть мировоззренческого каркаса, картины мира и так далее. Но образования стратегов отсутствует.

Раньше был «образовательный конвейер», сейчас «образовательный супермаркет». Кого готовят сегодняшние вузы?

Грубо говоря, они готовят «мясо для информационного общества». Это нормально, но это не должно разрушать профессиональное образование, а что сегодня произошло с врачами, учителями, архитекторами и так далее? Профессионалов не осталось. Для выполнения ответственных работ ищут каких-то стариков, которые еще могут что-то сделать.

Меня в наибольшей степени интересует образование, которое связано со смыслами, стратегиями, социальными технологиями. Но такого учебного заведения, которое бы развивало эти функции, в Украине нет ни одного. У нас все время пытаются сделать универсальное образование, смешивают профессиональное с технологическим, то есть разрушают профессиональное, не делая классного технологического. А образования, которое учить людей творить и мыслить, в Украине и вовсе нет. Нет не только развития креативных способностей, но даже ориентации на их использование. Умные люди есть всегда, поэтому моя задача – через образование создать группу думающих людей, способных работать с задачами высокого уровня. Так как таких людей у нас не готовят ни в системе управления страной, и вообще нигде, то происходит падение качества исследований вместе со способностями исследователей. Движения нет, и сколько бы Украина не ориентировалась на Болонский процесс, толку от этого не будет, и она будет поставлять людей, наиболее технологически подготовленных, в другие страны. У нас их просто не могут использовать.

И последнее, что хотелось бы добавить – важность умения самостоятельно обучаться. Я сам уже поменял несколько профессий и имею несколько дипломов. В наше время это нормально. Это в советское время, если ты поменял несколько мест работы, то ты «летун». Сейчас если ты долго не менял работу, значит, ты неспособен к развитию.

Единственным итогом образования в Украине являются дипломы. У нас отсутствуют заказчики на другие виды образования, кроме нужного государству частично профессионального, частично ремесленного. У нас отсутствуют нормальные рекрутинговые фирмы, которые связывают образовательные учреждения с рынком труда и через заказчика влияют на профессиональную подготовку выпускников.

К чему идет мир – это learningsociety, общество, которое учится. Далеко впереди этого процесса выскочила Финляндия. Правительство Финляндии первым назвало себя «правительством, которое учится». Там процесс обучения встраивается внутрь корпорации, внутрь систем управления, внутрь фирм, и это всеобщая тенденция. Крупные корпорации имеют свои университеты. У нас ничего подобного просто нет. Министерство образования должно играть свою роль в сфере регулирования «правил игры», но ни в коей мере не в навязывании содержания образования. Они пытаются удержать все, а удержать ничего не могут, и поэтому сознательно упрощают систему образования до своих возможностей контролировать ее. То, что оно не может проконтролировать, оно тем или иным способом уничтожает.

Как следствие, у нас нет настоящего частного образования. У нас есть только учебные заведения с частной формой собственности, но нет системы образования, рассчитанной на частное лицо, на подготовку по индивидуальным учебным планам. Единственное, что дает подлинную образованность, это связка учитель-ученик. Настоящих учителей мало, преподавателей много. Но самое поразительное, что мало настоящих учеников!

Быть учеником сложно. Даже сложнее, чем быть учителем. Потому что ты должен позволить перестроить себя. А это больно и опасно, и неизвестно, что с тобой сделают. Сколько я наблюдал конфликтов учеников с учителями, они всегда были из-за того, что ученики недовольны тем, что с ними сделал учитель.

В ряде развивающихся стран наметилась тенденция снижения отношения зарплат высококвалифицированных, образованных работников, и людей неквалифицированного труда. По Украине, как всегда, точных данных нет, но не кажется ли вам, что она есть и в нашей стране?

Украина это специфическая страна, в которой существует общее негативное отношение к интеллекту. То, что интеллект нужно выращивать, заказывать и оплачивать, многим по-прежнему непонятно. Олигархи, которым нужна помощь интеллектуалов, пытаются получить ее, ничего не заплатив. Это заметно даже по уровню зарплат у профессоров. С другой стороны, я понимаю, что у нас уже и настоящих профессоров не густо – хороших профессоров в Украине хватит на два вуза. Так что такая тенденция безусловна. Родители, особенно из сельских районов, стараются дать детям дипломы, а не образование. Украина – это страна по продаже дипломов.

Образование, это способность человека на протяжении жизни отвечать на четыре вопроса, и она никак не связана с наличием диплома. Первый из них: как обеспечить существование своей семьи в условиях глобализации, подвижных рынков и многого другого? Второй: как жить с другими людьми в условиях мультикультурализма и многого другого? Третий: как жить с самим собой в условиях бесконечных кризисов и стрессов? И четвертый – как жить с верой в Бога или без нее? И каждый следующий вопрос является более сложным, чем предыдущий.

Наша система образования с трудом дает ответ на первый вопрос. Я встречал прекрасно образованных рабочих и встречал плохо соображающих профессоров.

Что должно начать происходить в стране, чтобы вы сделали вывод, что власти удалось что-то изменить к лучшему в сфере образования?

Общих рецептов улучшения ситуации нет, однако я бы выделил укрепление автономии вузов. У нас был проект по укреплению автономии вузов с фондом Сороса, и я помню, как руководитель этого проекта, эстонец, с возмущением говорил мне, что ваши ректора понимают эту автономию совершенно особым образом – не как ответственность и перспективы, а как «дайте мне деньги и я сам их потрачу, и не контролируйте, как я их буду тратить». Таково понимание автономии у большинства ректоров украинских вузов.

Второе – отмена привилегий государственного диплома, избавиться от преклонения перед дипломами определенных образцов. Что еще? Создание, или хотя бы планы одного супервуза. Как в России, где Сколково создавалось с благословения Путина, но на деньги олигархов. Там весь капитал олигархический. Высших там только две школы – Сколково и Петербургская школа экономики, одна работает на госбюджете, другая на деньгах бизнеса, но обе имеют огромные бюджеты, в полмиллиарда долларов. Кроме того, там построили линию региональных вузов, которые отвечают за образование на определенной территории. Подобное было еще в царское время. В указе царя при открытии Киевского университета говорилось, что цель его создания – остановить распространение католичества, и создать духовную крепость империи рядом с военной, имелся в виду Киевский укрепрайон.

Третий уровень, это исследовательские университеты, которые должны специализироваться на биотехнологиях, нанотехнологиях и прочих тонких вещах, и четвертый уровень это обычные университеты, которые дают общую подготовку. А у нас пытаются делить вузы по количеству студентов.

Вот если бы все это у нас появилось, тогда и петербургская школа экономики и Сколково оказались бы по сравнению с нами на уровне ПТУ. А пока этого нет, единственный вуз, который пытается что-то делать и его можно куда-то отнести, это Львовский католический университет.

Беседу вел Андрей Маклаков.

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

НАТО: ответ на кризис в Украине и безопасность в центральной и восточной Европе

Действия России в Украине вынудили наблюдателей и политиков по обе стороны Атлантики, включая членов Конгресса США, пересмотреть роль Соединенных Штатов и НАТО в укреплении европейской безопасности. Особую обеспокоенность в плане безопасности вызывает ситуация вокруг таких стран не-членов НАТО, как Молдова и Украина. Отражая взгляды США и их европейских союзников, генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен назвал военную агрессию России «самым серьезным кризисом в Европе после падения Берлинской стены», и заявил, что НАТО «больше не может вести дела с Россией, как раньше».

Этот отчет, подготовленный всего месяц назад Исследовательской службой Конгресса США, хорошо передает образ мысли и расхождения позиций среди американских законодателей в отношении НАТО и кризиса в Украине – с одной стороны, заявления о готовности защитить интересы членов альянса, а с другой – ссылки на пророссийское общественное мнение в ряде стран Запада.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Панцир Сергій Іванович, кандидат історичних наук, доцент Національного університету «Києво-Могилянська академія», експерт «Фонду суспільної безпеки»

Сьогодні сама держава дезорієнтує нашу систему освіти

Василь Кушерець, голова правління товариства «Знання» України, доктор філософських наук, професор

Хороша освіта готує людину до краси

Марина Ткаченко, директор программ развития человеческого потенциала Института Горшенина

В образовании должна произойти революция

Андрей Колпаков, управляющий партнер Аналитической группы «Da Vinci AG»

Скоро у нас не будет, за небольшими исключениями, ни грамотных учителей, ни, соответственно, грамотных учеников

Михайло Мінаков, доктор філософських наук, директор Фонду якісної політики, доцент кафедри філософії та релігієзнавства Національного університету «Києво-Могилянська академія»

Реформа освіти – це антисоціальний акт, який можуть здійснити тільки політичні самогубці, здатні думати в термінах довготривалих стратегій.

Тарас Владимирович Фиников, Президент Международного фонда исследований образовательной политики

Подготовка специалистов должна идти от потребностей экономики, а не наоборот

В’ячеслав Брюховецький, доктор філологічних наук, почесний президент НаУКМА.

Освітня галузь в Україні надто політизована, до того ж – у не дуже цивілізований спосіб

Микола Макарець, декан фізичного факультету КДУ ім.. Шевченко

Освіта дає людині інтелектуальний інструмент

Станіслав Ніколаєнко, доктор педагогічних наук, професор, академік РАО, голова Громадської Ради освітян та науковців України, голова партії «Справедливість»

Наша освіта – це інерційна система, але вона вже вичерпує свої останні резерви

Владимир Семиноженко, председатель Государственного агентства по вопросам науки, инноваций и информатизации Украины

Сегодня Украина стоит перед выбором – или модернизация, или отсталость

Сергій Квіт, президент Національного університету «Києво-Могилянська Академія»

Сьогодні держава самоусувається від відповідальності за майбутнє країни

Максим Стріха, керівник наукових програм Інституту відкритої політики, доктор фізико-математичних наук

Лише освіта і наука дають Україні шанс на гідне майбутнє

Павло Полянський, Голова правління Центру освітнього моніторингу

Освіта – це не факт, а процес

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,032