В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Сегодня Украина скорбно наблюдает, как возникшее и растущее на глазах неравенство в образовании, невероятное имущественное расслоение, межрегиональные диспропорции и другие «достижения» 20 лет независимости стремительно разрушают общество, разрывая наше государство на части. Изменения в структуре расходов семей на образование и воспитание детей превратились для жителей Украины в неподъемное бремя. Проблема, которая стоит как перед востоком, так и перед западом, как перед югом, так и перед севером страны это нарастающее социально-экономическое и образовательное неравенство. Очень емко эту проблему сформулировал Академик Мирослав Попович: «Чим бідніша нація – тим вона дурніша. Тобто, вона дивиться собі під ноги. Вона просто не може дозволити собі дивитися у післязавтра, тому що повинна думати, як розрахуватися зі своїми боргами. Ми живемо в такому стані. У нас просто всихає мозок. Все тримається на особистому ентузіазмі».

Украинское государство на практике минимизирует ответственность за систему образования в стране, что отчетливо выражается в снижении расходов бюджета на финансирование системы образования. Корпорации – от мала до велика – совершенно не стремятся инвестировать в образование. Кто же теперь становится заказчиком на образованное общество?

Изменение количества и качества предметов, смена структуры специальностей, по которым готовят наши ВУЗы, ведет к непризнанию украинских дипломов на международном рынке труда. Украинцы все чаще находят за рубежом простейшие и неквалифицированные должности… А ведь совсем недавно Украина на весь мир заявляла о своем главном конкурентном преимуществе –большом количестве высококвалифицированной рабочей силы.

Все это свидетельствует о том, что с переходом в потреблении образовательных услуг от государства к личности, исчезла система проецирования страны в будущее, ведь личные стратегии могут реализовываться и в других странах, на других территориях… Не поэтому ли, как показывают соцопросы, нынешние студенты не видят своего будущего в Украине, воспринимая ее как «страну без будущего»? Почему никого не интересует будущее, почему к нему не готовятся? Или с тех пор, как образование перестало быть делом государства, а стало личным делом каждого обучающегося, – общего будущего в отдельно взятой стране быть не может в принципе?

Нарастают процессы обесценения квалификации и размывания наполняемости понятия квалифицированной рабочей силы. А ведь точки пересечения между общим и профессиональным образованием, рынком труда и инвестиционным климатом в стране никто не отменял. Когда же мы, наконец, поймем, что осуществление развития и преобразования страны невозможно без коренного изменения системы образования, что место страны в мире определяется общеобразовательным и профессиональным уровнем ее населения? Уже сегодня в ведущих странах на долю образования приходится более 20% роста национального дохода.

Еще в начале 18 века Иоганн Готлиб Фихте сказал: «Воспитывая новое поколение должным образом, нация воспитывает себя, строит свое будущее. В этом смысле система образования является ключевым направлением национального строительства. Образование моделирует тот общественный порядок, который образованный гражданин должен будет поддерживать и укреплять». Экономические «чудеса» в странах Центральной Европы, Ирландии, Китая, Южной Кореи и других стран ЮВА могли произойти только потому, что образование было поставлено во главу национальной идеи, национального проекта.

Быть может, пора менять ситуацию, ведь резкий рост сегмента платного образования обуславливает его недоступность для очень многих людей, привязанных к своей стране воспитанием и традициями, и которые со временем могли бы взять на себя ответственность за будущее Украины – страны, которая теряет свое будущее у нас на глазах.

Свернуть

Сегодня Украина скорбно наблюдает, как возникшее и растущее на глазах неравенство в образовании, невероятное имущественное расслоение, межрегиональные диспропорции и другие «достижения» 20 лет независимости стремительно разрушают общество, разрывая наше государство на части. Изменения в структуре расходов семей на образование и воспитание детей превратились для жителей Украины в неподъемное бремя. Проблема, которая стоит как перед востоком, так и перед западом, как перед югом, так и перед севером страны это нарастающее социально-экономическое и образовательное неравенство. Очень емко эту проблему сформулировал Академик Мирослав Попович: «Чим бідніша нація – тим вона дурніша. Тобто, вона дивиться собі під ноги. Вона просто не може дозволити собі дивитися у післязавтра, тому що повинна думати, як розрахуватися зі своїми боргами. Ми живемо в такому стані. У нас просто всихає мозок. Все тримається на особистому ентузіазмі».

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Подготовка специалистов должна идти от потребностей экономики, а не наоборот

8 июл 2011 года
Подготовка специалистов должна идти от потребностей экономики, а не наоборот: Подготовка специалистов должна идти от потребностей экономики, а не наоборот

Тарас Владимирович Фиников, Президент Международного фонда исследований образовательной политики

Перманентная реформа системы образования, это особенность не только Украины, но и ряда развитых стран, причем реформам не видно конца-краю. Понятно, что воспитывая новое поколение, каждая страна создает свое будущее, но каким оно должно быть – тут есть тысяча мнений. Какой должна быть система образования на ваш взгляд, взгляд специалиста?

Отвечая на ваш вопрос, я бы начал с того, что глубокая реформа системы образования стала сегодня необходимостью, а не причудой тех, кто эти реформы затевает. Если говорить о европейском образовании, которое нам ближе всего, то с конца 90-х годов оно строится в рамках новой схемы, новой системы приоритетов, которая определяется как Болонская система, или - Болонский процесс.

Главная идея этого движения в том, чтобы сделать европейские университеты максимально конкурентными. В идеале они должны стать более конкурентными, чем университеты Америки и лучшие университеты Азии и Австралии, которые сегодня очень быстро развиваются. Всё остальное - это средства и технологии для достижения этой цели.

Каковы они? Во-первых, это унификация систем образования в разных странах, в связи с чем и появилась идея о трёх ступенях образования: бакалаврат, магистратура и докторская подготовка. С этим связано и появление единого мерила в виде «европейского кредита». Отсюда и стремление к взаимной прозрачности систем образования с возможностями мобильности студентов и преподавателей.

Если говорить о нашей системе образования, то здесь ситуация более сложная. Это связано, прежде всего, с тем, что последние двадцать лет наша система развивалась организационно и в некотором отношении методически, но совсем не развивалась технически и материально, и она сильно отстала в технологическом отношении. Я говорю о технологиях, с помощью которых нужно вести преподавание и обучение. И на это всё накладывается жёсткий кадровый кризис, который всё более усугубляется. Даже самые оптимистичные расчёты показывают, что за ближайшие пять - семь лет мы утратим 40%, если не больше, преподавательского состава в университетских аудиториях. И никакой системы мер для восполнения этих потерь мы сегодня не имеем. Это значит, что через каких-то 5-6 лет у нас просто не будет хватать людей для поддержания учебного процесса. Это то, что виднее всего, что лежит на поверхности.

Если же заглянуть вглубь явления, то нам сегодня необходимо построить такую систему обучения, которая бы по-иному ставила преподавателя и студента в их взаимоотношениях. Они должны превратиться в партнёров, осуществляющих процесс обучения; преподаватель не должен выступать как носитель знаний в последней инстанции. Они вместе должны решать, что нужно изучать, совместно находить алгоритмы как овладевать знаниями и как наиболее рационально строить своё поведение в профессиональной среде в будущем. Это одна сторона дела. Есть и вторая сторона.

Нам нужна такая система образования, где каждый сможет учиться гораздо более индивидуально, чем это происходит теперь. То есть, студент должен иметь возможность учиться не только тому, что является необходимым минимумом профессиональных знаний, но и другим вещам, которые ему лично интересны и стимулируют его в профессиональном плане. Это могут быть знания совсем из другой отрасли. Также студент должен иметь возможность приобретать свою подготовку не в одном только университете, где он учится, но и в других учебных заведениях, в том числе и за рубежом, где тому, что он учит, могут научить существенно лучше. Помимо прочего это означает, что должна быть возможность свободно прервать процесс обучения, а получив необходимый опыт и дополнительные компетенции, снова продолжить обучение. И никаких проблем с таким прерыванием и восстановлением возникать не должно.

Все эти элементы и должны характеризовать новую систему образования, по крайней мере, высшего образования. Должны быть и другие элементы, но к ним мы вернемся позже.

В Российской Федерации с нового года вводится платное среднее образование. Случится ли это у нас и будет ли это целесообразно?

Я думаю, что в России не будет тотального платного среднего образования. Просто станет легче и проще организовывать частные школы. Возможно, появится оплата за некоторые дополнительные образовательные услуги.

Я думаю, что при той ситуации, которая существует у нас, и при том количестве детей, которые находятся в поле среднего образования, у нас необходимости платного образования пока нет. Нам нужно лишь более рационально использовать те средства, которые выделяет государство. Чтобы не было таких ситуаций, когда ежегодно выпускается огромное количество людей с педагогическим образованием, но очень малая их часть в дальнейшем работает по специальности. И таких примеров много, нам не стоило бы расточать такие колоссальные средства. Это только один из примеров.

В Украине сложилась ситуация, схожая с ситуацией ряда развивающихся стран: в то время как расходы на получение высшего образования растут, получаемая затем зарплата их не оправдывает, то есть отношение заработной платы высококвалифицированных специалистов и низкоквалифицированных, снижается, да и работу им найти все сложнее. Хотя надежных данных по Украине у нас нет, но, как говорится, это «реальность, данная нам в ощущениях». С чем это связано, и что необходимо предпринять для ее исправления на государственном уровне?

Это один из самых удачных вопросов, заданных мне за последнее время журналистами. Да, это не всем и не всегда бросается в глаза. Я думаю, что причин здесь, как минимум, несколько. В развитых странах отношение зарплаты человека хорошо образованного и малообразованного исчисляется разами. В Европе это 2,5-3 раза, в других развитых странах еще выше. Это связано с тем, что хорошо подготовленный человек, обладающий хорошей компетенцией, способен работать очень эффективно и его стараются использовать на высокоэффективном производстве. Более того, этот человек способен успешно действовать и в интеллектуальной сфере, работать в различных схемах индивидуальной занятости, то есть может дать гораздо больше, чем тот, кто подготовлен на уровне офисного клерка.

Что касается Украины, то у нас отсутствует значительная часть тех рабочих мест, которые есть в развитых странах, и часто такого высококвалифицированного работника нам просто негде адекватно трудоустроить. Во-вторых, значительная часть тех, кто является, скажем, так, капитанами бизнеса, привыкли к тому, что классные специалисты достаются им практически бесплатно. Они пользуются кадровыми результатами государственного патернализма, не вкладывая в это практически ничего. Они вкладывают средства лишь тогда, когда специалист начинает их в чем-то не удовлетворять, и тогда они могут дать ему повысить квалификацию. Понемногу у руководителей ряда предприятий сегодня формируется правильное представление, что в подготовку специалистов нужно вкладывать деньги, и тогда от них будет нужная отдача.

Третье, на что хочу обратить внимание – в Украине сложилась ненормальная шкала заработных плат, которая исключает получение высокой зарплаты даже высококвалифицированным и эффективным работником, за исключением небольшого числа иностранцев и репатриантов, работающих в крупных международных бизнес-структурах.

Все это, вместе взятое, и вынуждает высоковалифицированных и образованных людей искать работу вне границ нашего Отечества.

Тенденция роста стоимости обучения в высшей школе на Западе обозначилась очень четко. Раздаются голоса и у нас, требующие сделать обучение платным. Тенденция повышения стоимости образования – что это может значить для общества и рынка труда?

Пока что стоимость обучения в высшей школе в Украине не очень высока. Мы можем смело говорить, что сегодняшний выпускник может закончить учебное заведение, уплачивая от 3 до 8 тысяч гривен за семестр, в зависимости от того, где он учится – в провинции или в столице. При условии нормального заработка его родителей, или поддержке кого-то еще, это задача пока реализуемая. Это далеко от американских цифр в 20-50 тысяч долларов, а то и больше, что делает обучение недоступным для значительного числа американских семей, и ставит семью перед необходимостью брать крупный кредит на учебу. Однако – каков тренд?

Образование становится во всем мире все более и более дорогим. Даже самые благополучные в экономическом отношении государства, такие как страны Европейского Союза, вынуждены вводить различного рода оплаты, хотя ранее там образование традиционно было бесплатным. Создать технологическую, научную, кадровую базу, инфраструктуру становится дорогим делом для большинства стран, кроме, быть может, Катара и Норвегии, которые в силу своего географического положения и природных богатств могут эту задачу решить. Платить придется всем, рано или поздно, вопрос – сколько?

Европа пытается решить эту задачу, беря с каждого относительно небольшой взнос в размере 500-1500 евро в год, и получает дополнительные средства, сверх тех, что государство вкладывает в образование. Соединенные Штаты традиционно решают эту задачу через платность обучения, но и там хватает колледжей, в которых за небольшую плату можно получить очень неплохое образование. Есть там и система грантов, фондов и многое другое, что облегчает эту задачу.

Я думаю, что в Украине государственный заказ будет постепенно, ступенчато, сокращаться. Вопрос, будет ли это движение быстрым или медленным, будет зависеть от того, насколько правительство – любое, не только это, будет готово к социальному напряжению. Размеры оплаты тоже будут понемногу возрастать, но он не будет слишком велик, порядка 5-7% в год. Это связано со сложной демографической ситуацией, и те вузы, которые будут слишком резко поднимать плату, останутся без студентов.

Если же смотреть на вещи серьезно, комплексно, то стоило бы вообще пересмотреть систему государственного заказа. Государство должно трезво осмыслить ситуацию и выделить ту, относительно небольшую часть выпускников, которые на самом деле нужны в качестве государственных служащих, для них и может существовать система госзаказа. Те же люди, которые готовятся для работы в частном секторе, лучшие из них, могут пользоваться системой государственной поддержки. И еще для одной части учащихся можно организовать систему частно-государственного кредитования. Тогда в систему высшего образования пришли бы деньги, которые из-за различных ограничений туда сейчас не приходят, и благодаря этой триаде имели бы существенно лучший результат и на рынке труда.

Сейчас на рынок труда выходит существенно больше людей с высшим образованием, чем предусматривает структура украинской экономики. Понятно, что какая-то часть людей получает образование, не рассчитывая его использовать для работы, а чтобы усовершенствоваться культурно и интеллектуально, но большая часть все же мыслит более практически.

К сожалению, процесс определения потребностей экономики не носит сколько-нибудь организованного характера. Я думаю, что сегодня никто ни в Министерстве образования, ни в Министерстве труда и социальной политики не может ответить на вопрос, сколько и каких специалистов необходимо стране в ближайшие два-три года. Потому и не ведутся работы, связанные с развитием или наоборот, прекращением развития определенных направлений подготовки специалистов. Все это усугубляется продолжающейся деградацией системы профессионально-технического образования, которая не дает достаточного количества квалифицированных рабочих, да и готовят совсем не те специальности, которые сегодня нужны.

Системы прогнозирования в стране, реально говоря, нет. Организации перспективной – тоже нет. Что могло бы помочь? Очень сильно могло бы помочь то, что в Европе называется «национальными рамками квалификации». Это некая система профессиональных и академических учебных стандартов, созданная реальным миром производства, миром бизнеса и миром образования. Логика создания таких стандартов такова – сначала формулирует свои требования профессиональное сообщество, а потом на этой основе появляется учебный стандарт. У нас сейчас все наоборот. Когда подготовка специалистов идет от потребностей экономики, когда это движение имеет рациональную и организованную форму, тогда выпускники высших учебных заведений будут хорошо подготовлены под конкретную работу, а в стране появится иной по качеству рынок труда.

У нас к этой работе сейчас приступают в недрах Министерства образования, науки, молодежи и спорта в некоторой связи с Министерством труда и социальной политики и объединениями работодателей. Правда, связь эта пока не очень плотная, и я хочу подчеркнуть, что на это не выделено никаких серьезных ресурсов. Среди стран, которые уже сумели провести такую работу, я бы назвал Великобританию, Нидерланды и Бельгию. Они вложили в это солидные средства, они приложили к этому немало усилий, но в результате получили совершенно иную модель организации образования и рынка труда, что, несомненно, укрепило и их национальную экономику.


Беседу вел Андрей Маклаков

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

НАТО: ответ на кризис в Украине и безопасность в центральной и восточной Европе

Действия России в Украине вынудили наблюдателей и политиков по обе стороны Атлантики, включая членов Конгресса США, пересмотреть роль Соединенных Штатов и НАТО в укреплении европейской безопасности. Особую обеспокоенность в плане безопасности вызывает ситуация вокруг таких стран не-членов НАТО, как Молдова и Украина. Отражая взгляды США и их европейских союзников, генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен назвал военную агрессию России «самым серьезным кризисом в Европе после падения Берлинской стены», и заявил, что НАТО «больше не может вести дела с Россией, как раньше».

Этот отчет, подготовленный всего месяц назад Исследовательской службой Конгресса США, хорошо передает образ мысли и расхождения позиций среди американских законодателей в отношении НАТО и кризиса в Украине – с одной стороны, заявления о готовности защитить интересы членов альянса, а с другой – ссылки на пророссийское общественное мнение в ряде стран Запада.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Панцир Сергій Іванович, кандидат історичних наук, доцент Національного університету «Києво-Могилянська академія», експерт «Фонду суспільної безпеки»

Сьогодні сама держава дезорієнтує нашу систему освіти

Василь Кушерець, голова правління товариства «Знання» України, доктор філософських наук, професор

Хороша освіта готує людину до краси

Марина Ткаченко, директор программ развития человеческого потенциала Института Горшенина

В образовании должна произойти революция

Андрей Колпаков, управляющий партнер Аналитической группы «Da Vinci AG»

Скоро у нас не будет, за небольшими исключениями, ни грамотных учителей, ни, соответственно, грамотных учеников

Михайло Мінаков, доктор філософських наук, директор Фонду якісної політики, доцент кафедри філософії та релігієзнавства Національного університету «Києво-Могилянська академія»

Реформа освіти – це антисоціальний акт, який можуть здійснити тільки політичні самогубці, здатні думати в термінах довготривалих стратегій.

В’ячеслав Брюховецький, доктор філологічних наук, почесний президент НаУКМА.

Освітня галузь в Україні надто політизована, до того ж – у не дуже цивілізований спосіб

Микола Макарець, декан фізичного факультету КДУ ім.. Шевченко

Освіта дає людині інтелектуальний інструмент

Станіслав Ніколаєнко, доктор педагогічних наук, професор, академік РАО, голова Громадської Ради освітян та науковців України, голова партії «Справедливість»

Наша освіта – це інерційна система, але вона вже вичерпує свої останні резерви

Владимир Семиноженко, председатель Государственного агентства по вопросам науки, инноваций и информатизации Украины

Сегодня Украина стоит перед выбором – или модернизация, или отсталость

Владимир Никитин, доктор культурологии, эксперт Международного центра перспективных исследований

Украина это страна, в которой существует общее негативное отношение к интеллекту

Сергій Квіт, президент Національного університету «Києво-Могилянська Академія»

Сьогодні держава самоусувається від відповідальності за майбутнє країни

Максим Стріха, керівник наукових програм Інституту відкритої політики, доктор фізико-математичних наук

Лише освіта і наука дають Україні шанс на гідне майбутнє

Павло Полянський, Голова правління Центру освітнього моніторингу

Освіта – це не факт, а процес

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,031