В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

20 наших лет

В жизни страны 20 лет – это лишь смена одного поколения, но 20 лет для человека – это существенный период, ведь зачастую, наиболее продуктивными в человеческой жизни и являются «какие-то» два-три десятилетия…

Удачные годы в личной жизни человека далеко не всегда совпадают по их восприятию с тем, какими были эти годы в жизни страны. А что говорить, если эти годы приходятся на период рождения и становления нового государства, на смену общественного строя, уход от привычного жизненного уклада, смену ориентиров и ценностей?

Пожелание жить в эпоху перемен для некоторых народов является, чуть ли не проклятием. Но ведь многие из нас помнят, с каким трепетом и теплом вспоминали наши родители и дедушки с бабушками свои полные лишений шестидесятые и даже военные сороковые годы прошлого века. Не значит ли это, что молодость прекрасна сама по себе, как в жизни человека, так и в жизни страны?

Поэтому мы и решили вспомнить прошедшие 20 лет, и понять, как же прожили их люди творческие и активные, умеющие держать удары и праздновать маленькие и большие победы над обстоятельствами и над самими собой. А также ощутить, насколько в реальности успешными оказались украинские судьбы, причем людей разных поколений, разных профессий, с разным видением происходящего, с разными желаниями и устремлениями.

И, быть может, нам удастся через успех разных человеческих судеб увидеть и успех всей страны?!

Свернуть

В жизни страны 20 лет – это лишь смена одного поколения, но 20 лет для человека – это существенный период, ведь зачастую, наиболее продуктивными в человеческой жизни и являются «какие-то» два-три десятилетия…

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Быть независимым - этого мало, если не стремиться к чему-то большему

23 авг 2011 года
Быть независимым - этого мало, если не стремиться к чему-то большему: Быть независимым - этого мало, если не стремиться к чему-то большему

Валерий Жулай, кандидат философських. наук

В круглые даты, такие как 20-летие независимости, тянет на мысли о вечном. Вот вопрос, которым терзались еще семеро некрасовских мужиков: кому на Руси жить хорошо? Кому хорошо жить в современной Украине, кому независимость пошла на пользу?

Жизнь хороша не для всех, конечно. Люди в Украине живут очень по-разному, произошло значительное социальное расслоение. Для меньшинства жизнь хороша, а большинство находится в каком-то подвешенном состоянии. Здесь я придерживаюсь достаточно распространенного мнения. Причина даже не в каких-то чисто экономических неурядицах, которые могут длиться дольше или меньше, а в самом смысле жизни, его утрате. Наблюдая за людьми из сферы культуры, я вижу полную дезориентацию, растерянность. Понятно, что такое происходит не только в Украине. К примеру, наблюдается смешение жанров в литературе, в музыке, да и с философией происходит нечто непонятное. И вот это глобальное смешение и деструкция смысловой вертикали накладываются на ситуацию неопределённости в Украине, в результате чего – полная дезориентация и «разобранность» людей.

Те, кто был у власти, больше всего и выиграли. В первую очередь от независимости выиграли бывшие партийные работники, те, кто был при власти 20 лет назад. Они оказались наиболее приспособленными к переменам, смогли получить нужные ресурсы. Сейчас они уже не партийные работники в старом смысле слова, сейчас это чиновники. На второе место я бы поставил крупный бизнес. А что касается среднего бизнеса, мелкого, да и все остальное население, то они оказались сами знаете где…

В последние лет десять-пятнадцать в отечественном публичном пространстве наблюдается тенденция деинтеллектуализации. Ученых и политологов сменяют певички и гламурные особы, а серьезные передачи - телешоу. Более того, принятие даже самых ответственных решений в парламенте все чаще проходит без серьезного обсуждения. К чему это ведет и почему так происходит?

Вопрос сложный. С одной стороны, люди умственного труда выполняют какую-то определенную работу в своей узкой профессиональной сфере. С другой стороны, не нужно думать, что интеллектуалы могут как-то «окультурить» всю нашу нацию. Не они определяют систему ценностей в обществе. Гораздо больше значит доминирующая идеология. Хотя это слово у нас не в ходу, но там, где есть государство, всегда есть идеология. Ее наличие могут отрицать, но она все равно проникает в общество как бы через черный ход. Гораздо честнее было бы перестать отрицать существование определенной государственной идеологии в стране, и если она плоха, то попытаться выстроить альтернативу ей.

Понятно, что для государства независимость крайне важна. Но – независимость ради чего? На самом деле независимость, о которой мы говорим, это отрицательное понятие, это – отсутствие зависимости. Вот добились отсутствия зависимости, но какова цель полученной свободы? Свобода и независимость это соответственно, позитивная и негативная ценности. Быть независимым - этого мало, если не стремиться к чему-то большему, чем отсутствие зависимости, к свободе, которая выражается в каких-то высших ценностях – свобода созидать, любить и так далее.

Для меня целью свободы может быть возвращение к изначальным ценностям христианства, хотя это и выглядит утопией. В позитивном плане мне трудно сказать, какой должна быть цель существования государства, его идеология. Чего не должно быть – сказать несколько легче. Но в целом трудно предположить, что те люди, которые сейчас находятся у власти в Украине, смогут более-менее внятно установить эти цели, и тем более создать позитивную государственную идеологию. Это все временщики, причем как «власть», так и оппозиция. Это все люди, которые хотят успеть урвать кусок, поскольку находиться у власти более-менее длительное время они не смогут — у них нет социально значимых идей и соответственно ресурса доверия.

Двадцать лет назад в нашей стране фактически было две вертикали власти – государственная и партийная. Партия играла примерно ту же роль, что и церковь в средневековой Европе, или, скажем, роль спинного мозга по отношению к позвоночнику – вдохновляла и направляла, но ответственности не несла. Сейчас, по сути, осталась лишь одна вертикаль, туго сплетенная из так называемых «ветвей власти». Что мы выиграли от такой перемены?

Правящая элита приобрела определенный опыт самостоятельности, хотя я не думаю, что мы в ближайшие годы от этого много выиграем. Скорее всего, пока ничего хорошего нас не ждет. Через это проходили все молодые государства, и это особенно касается Украины, которая всегда была, образно выражаясь, «прицепным вагоном».

С одной стороны понятно, что это опыт невеселый, но с другой, он необходим. Мы это видим в действиях каждого нового президента, который приходит, намереваясь все изменить, но затем успокаивается и переходит к вещам более приземленным, лучше понимая свои реальные возможности управления. Причем проблемы управления – не единственные. Есть еще и нравственные проблемы, проблемы ценностные, юридические, какие угодно. Да, с годами у нас стало «меньше пены», но при этом не стало светлее, позитивнее. Правящая верхушка не стала более ответственной. Должны быть некоторые вещи, которые абсолютны, дальше – нельзя, черта. Они есть у русских, они есть у китайцев, а вот в Украине их нет. «Верхи» здесь остались в этом плане незрелыми. Отсюда эта невыразительность, смазанность даже в высших эшелонах власти. Им по-прежнему не хватает ответственности и внутренних ограничений, через которые преступить нельзя.

Почему так? Люди никогда не любили закон ради самого закона. Если существует уважение к закону, так называемое правовое сознание на Западе, то оно на чем-то держится. Оно держится на ценности индивидуализма. Причем ценности индивидуальности абстрактной, не вашей, не моей, а универсальной, индивидуальности как таковой. Если я ценю вашу индивидуальность как свою собственную, то и вести себя я буду более сдержанно, буду придерживаться закона. Уважение к закону на Западе это следствие уважения к личности. На Украине уважения к индивидуальности нет, и в этом проблема. Заряд такого уважения у нас начинал формироваться во времена возникновения христианства. Вспомним, что князь Владимир не хотел казнить какого-то преступника, объясняя это тем, что так поступать не по-христиански. К сожалению, в дальнейшем такое отношение к человеку не получило развития, уважение к личности так и не сформировалось.

Вопрос не в том, откуда взять нам уважение к индивидуальности, к закону и прочие ценности, как нам перенять их у европейцев. Учитывая нашу историю, никакого самодостаточного правового сознания у нас и быть не может, поскольку здесь не было ни Возрождения, ни Реформации, ни Просвещения. Правда, возможно, что какие-то высшие ценности у нас со временем еще сформируются, и в этом плане для меня особо привлекательны ценности раннего христианства. В любом случае, это случится не скоро, и эта задача не решается просто. У нас вообще ее понимают слишком упрощенно. Тем более она не решается, скажем, сближением с Россией, поскольку это будет искажением когда-то зарождавшейся киево-русской идеи. Об этом говорили и видные русские мыслители. Тот же Владимир Соловьев, например, писал, что христианство в Киевской Руси было более здоровым и перспективным, чем то, которое сформировалось в Московии, милитаризованное и окрашенное имперскими амбициями.

Нашу национальную недосформированность исправит только время. Для этого должны прийти к власти не временщики, а люди, мыслящие стратегически, в соответствии с высшими ценностями. И это не исправит один человек. Ющенко с его довольно безответственным романтизмом это ясно показал. Это должны быть люди и идеи, вокруг которых сформируются новые силы. Нам предстоит пройти сложный этап, но для этого сейчас нет нужных ресурсов.

За исключением, стран северной Европы и Скандинавии, сегодня в Европе преобладают несколько пессимистические ожидания относительно будущего. Нечто подобное наблюдалось в 1970-е годы, в период нефтяного кризиса. Сегодня это заметно и в Украине. Сменой настроений воспользовались масс-медиа, пугая население то кишечной палочкой, то девальвацией, то еще чем-то. Откуда такие настроения и насколько они рациональны? В конце концов, от этого зависят не только выражения лиц наших сограждан, но и экономические перспективы…

Я думаю, что все это действительно есть. Вспомним, что в перестроечные и первые послеперестроечные годы были ожидания, что все наши проблемы мы решим легко и просто, «подключившись» к Западу, и будем идти в ногу с Европой. Этого не произошло.

В целом я не разделяю апокалиптических настроений. Я думаю, тут сработает известный ницшеанский принцип «то, что меня не убивает, меня укрепляет». Украина просто не может скатиться до уровня банановой республики, ее не смогут просто так подмять и раздавить процессы глобализации. Если ее культура столетиями выживала в предельно неблагоприятных условиях, то просто стереть ее с лица Земли уже не получится – она все равно проступит. Культурный корень здесь достаточно крепкий и здоровый.

Другое дело, что этот корень пока не дает здоровых побегов, но постоянно меняющаяся ситуация в мире только повышает ценность опыта, полученного нами за эти двадцать лет. Пусть этот опыт пока отрицательный, но его ценность растет с каждым годом, и я думаю, что когда-нибудь настанет такой момент, с которого мы перестанем, по крайней мере, на государственном уровне, совершать непростительные ошибки, когда сама политическая культура выйдет на тот уровень, когда начнут решаться действительно важные, сущностные для нашей страны, задачи. Рано или поздно, но и наш, прежде отрицательный опыт, принесет свои плоды. В этом я оптимист.

Беседу вел Андрей Маклаков.

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Кибервойна это война, и мы должны быть к ней готовы

Далеко не всегда одна страна действует против другой открыто, и не всегда целенаправленно. Скорее наоборот, в нашу сложную эпоху, борьба идет, как правило, закулисно - дипломатически, и экономически. Гораздо удобнее избегать прямой конфронтации, добиваться своих целей тайно, и кибервойна для этого самое подходящее средство, если, конечно, считать войну средством политики, а не самоцелью.

Несмотря на все это, сегодня многие авторы все еще разделяют виртуальный мир и реальный, считая, что кибератаки не могут принести большого вреда. Однако в последнее время на Западе проблемы кибербезопасности обсуждаются совершенно серьезно. Когда большинство физических систем постоянно связаны с Интернетом, включая инфраструктуру, транспорт, промышленность, не говоря уже о системах вооружения, грань между атакой на реальную инфраструктуру или ее программное обеспечение становится все более размытой. Разница в том, что порт закрыт, потому что он заминирован или потому, что разрушено его программное обеспечение, в глазах большинства наблюдателей будет выглядеть не слишком существенной. В отличие от ракетного удара по нефтеперерабатывающему заводу или разрушения военной части кибервойна «убивает мягко», временно выводя из строя оборудование, и нанося относительно небольшой ущерб.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Андрій Мокроусов, «Критика»

Нам своє робить

Мельник Анатолій Іванович, директор Національного художнього музею України

Музей – це золоті ворота кожної держави

Іван Андрусяк, письменник

Хотілося б бачити Україну державою, в якій створено умови для вільного розвитку всього, що розвиває людину, а не затуркує її

Богдан Бенюк, народний артист України

Українські театри не повинні чекати на милостиню від державних структур

Павел Гудимов, куратор и основатель арт-центра Я Галерея, архитектор, украинский гитарист, автор и исполнитель песен, один из «отцов основателей» группы «Океан Эльзы»

Самое ценное – это культурная коммуникация

Юрий Рогоза, сценарист

Украине нужен револьвер, и не только в смысле оружия, но и в виде сильной политики

Влад Троицкий, основатель Центра современного искусства «ДАХ», режиссер, продюсер

В украинских театрах все еще сохраняется постсоветская система

Олег Сидор-Гибелинда, искусствовед

Независимость должна подтверждаться какими-то другими действиями

Гліб Вишеславський, художник, мистецтвознавець

Як міцно ще живе «радянщина» в мешканцях незалежної України...

Олег Пинчук,

В рыночных условиях зарабатывать на хлеб насущный при помощи искусства, очень сложно

Олесь Ільченко, письменник

За 20 років Україна стане на рейки нормального розвитку

Юрий Зиньковский, лауреат Государственных премий СССР и Украины, д.техн. наук, профессор

Возможности для развития радиоэлектроники в Украине есть

Валерий Боровик, председатель правления Альянса «Новая энергия Украины»

Системные энергосберегающие проекты в Украине только в начальной стадии

Василий Шинкаренко, доктор технических наук, профессор, зав. кафедрой электромеханики НТУУ «КПИ»

Все, что у нас еще осталось, это инженерная мысль

Виктор Беликов, Заслуженный изобретатель Украины

Действительного интереса к научно-техническому прогрессу со стороны государства я не вижу

Виталий Рымша, д.т.н., проф/, проф. кафедры электрических машин Одесского национального политехнического университета, рук. научно-технического центра ООО "Электротехника - Новые технологии"

Государство в Украине – слабое звено

Юрий Кузнецов, доктор технических наук, профессор, академик АН высшего образования Украины, Заслуженный изобретатель УССР

Нет слаборазвитых стран, есть слабые руководители

Микола Проданчук, доктор медичних наук, професор, член-корреспондент Національної академії медичних наук України

Державний суверенітет, це той найцінніший спадок, який отримала наша країна

Сергей Згурец, директор информационно-консалтинговой компании Defense Express.

Украине необходимо найти эффективную систему управления

Олександр Губенко, старший науковий співробітник інституту психології ім. Г.С. Костюка Національної академії педагогічних наук, кандидат психологічних наук

За економічною і макроекономічною психологією в Україні – велике майбутнє

Тарас Логгинов, председатель совета молодежной общественной организации «Компас»

Без поддержки молодежи общество ожидает провал во всех его начинаниях

Конашко Галина Борисівна, директор київської міської спеціалізованої молодіжної бібліотеки «Молода гвардія»

За станом бібліотек будуть визначати стан демократії в суспільстві

Всеволод Речицкий, член правления Ассоциации украинских юристов

Следующее 20-летие будет для Украины более продуктивным

Алексей Резников, адвокат, партнер, руководитель судебной практики юридической фирмы Magisters, заслуженный юрист Украины

Мы – европейцы, просто нужно это в себе признать и искоренить постсоветское прошлое

Ірина Погорєлова, журналіст

Реальность не нуждается в штампах и подгонке ее под какие-то стандарты

Владимир Золоторев, журналист

Если удачно сложатся обстоятельства, то у территории под названием Украина – огромное будущее

Тетяна Ївженко, журналіст російської «Независимая газета»

В Україні створюється підґрунтя для великого конфлікту, а через нього – до нового етапу розвитку

Роман Чайка, редактор і ведучий телепрограми «Час. Важливо», автор гурту «Мертвий півень»

Україні потрібна нова медіа-революція

Юрій Макаров,

Повітря в країні не сприяє розвитку ані вільного бізнесу, ані вільної преси, а сприяє лише PR-проектам

Євген Головаха, заступник директора з наукових питань Інституту соціології НАНУ

На жаль, ще не сформувався в Україні той замовник соціологічної інформації, який міг би її використати у формуванні соціальної державної політики

Лариса Гармаш, канд. филос. наук, доцент

Независимость - это начало пути, а не заклинание

Василь Кушерець, доктор філософських наук, професор, голова правління товариства “Знання”

Наше багатство - знання, що нам ніхто не допоможе

Мирослав Маринович, віце-ректор Українського католицького університету

Україну наш народ або занапастить, або, трансформувавши сам себе, її підніме. Я вірю у другий варіант

В’ячеслав Брюховецький, доктор філологічних наук, почесний президент НаУКМА.

Коли всі говорять, що сьогодні гірше, ніж учора, я кажу – сьогодні краще, ніж учора

Сергей Дацюк,

Мой проект «Украина» закрыт

Олег Бахтияров, руководитель Университета эффективного развития, психотехнолог

Потеряны смыслы существования, потеряны возможности социального успеха

Владимир Никитин, доктор культурологии, основатель проекта «Foundation for Future»

То будущее Украины, которое нам пытаются построить, является глубоко архаичным

Лесь Герасимчук, культуролог

Треба зупинити виховання поколінь на псевдокультурному смітті

Анатоль Ткачук, директор Інституту громадянського суспільства

Я переконаний, що в Україні реформ нема. Відбувається лише хаотичний рух

Олександр Чалий, Надзвичайний та Повноважний Посол України

Державний суверенітет України за двадцять років був загалом підсилений

Левко Лук’яненко, український політик та громадський діяч

Відсутність національної свідомості і громадянської активності – сильне гальмо для розвитку нації

Юрій Кармазин, народний депутат України

Самою пригнобленою нацією в Україні зараз, напередодні 20-ї річниці її незалежності, є українська нація

Лесь Танюк, нар. деп. України І-V скликань, Народний Артист України, проф., голова Національної Спілки Театральних Діячів України, голова Всеукраїнського товариства «Меморіал» ім. Василя Стуса

Україна довго запрягає, але коли вже запряже...

Леонід Макарович Кравчук, перший президент України

Україна неодмінно стане незалежною державою тільки тоді, коли незалежними стануть люди – в політичному, соціальному та, головне, економічному плані

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,032