В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

20 наших лет

В жизни страны 20 лет – это лишь смена одного поколения, но 20 лет для человека – это существенный период, ведь зачастую, наиболее продуктивными в человеческой жизни и являются «какие-то» два-три десятилетия…

Удачные годы в личной жизни человека далеко не всегда совпадают по их восприятию с тем, какими были эти годы в жизни страны. А что говорить, если эти годы приходятся на период рождения и становления нового государства, на смену общественного строя, уход от привычного жизненного уклада, смену ориентиров и ценностей?

Пожелание жить в эпоху перемен для некоторых народов является, чуть ли не проклятием. Но ведь многие из нас помнят, с каким трепетом и теплом вспоминали наши родители и дедушки с бабушками свои полные лишений шестидесятые и даже военные сороковые годы прошлого века. Не значит ли это, что молодость прекрасна сама по себе, как в жизни человека, так и в жизни страны?

Поэтому мы и решили вспомнить прошедшие 20 лет, и понять, как же прожили их люди творческие и активные, умеющие держать удары и праздновать маленькие и большие победы над обстоятельствами и над самими собой. А также ощутить, насколько в реальности успешными оказались украинские судьбы, причем людей разных поколений, разных профессий, с разным видением происходящего, с разными желаниями и устремлениями.

И, быть может, нам удастся через успех разных человеческих судеб увидеть и успех всей страны?!

Свернуть

В жизни страны 20 лет – это лишь смена одного поколения, но 20 лет для человека – это существенный период, ведь зачастую, наиболее продуктивными в человеческой жизни и являются «какие-то» два-три десятилетия…

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Независимость должна подтверждаться какими-то другими действиями

14 сен 2011 года
Независимость должна подтверждаться какими-то другими действиями: Независимость должна подтверждаться какими-то другими действиями

Олег Сидор-Гибелинда, искусствовед

Понятно, что мы живем не в то время, когда в моде патетика, и все же: 20 лет независимости Украины – чем стали эти годы для нашей страны и всех нас, ее граждан?

На этот вопрос мне, честно говоря, трудно ответить. Тут все настолько плохо, что… Я бы предпочел не говорить о политике и поставить в ответе на этот вопрос прочерк.

Тогда сузим его до вопроса о праздновании Дня независимости – для вас это праздник народный, государственный, или просто красный день в календаре?

Я испытываю глубочайшее уважение к самому событию, и к тому, что за ним скрывается. Но вообще я не люблю никаких праздников, даже дни рождения и Новый год включительно. Все это условности, хотя это не значит, что они фальшивые. Я считаю, что независимость нужно как-то приветствовать, но не обязательно внешне, с шумом, с гамом, с парадами, лучше у себя внутри. Независимость должна подтверждаться какими-то другими действиями. Мне ближе не наш шум и гам, а карнавал в Венеции или в Бразилии, где есть культура и традиции, и где их проводят уже триста лет. И то карнавал хорош, когда мы не видим его изнанки. Сейчас, когда видна изнанка модернизма, это ужасно. Но это не значит, что само понятие независимости это плохо.

Чем тогда стало это двадцатилетие для вас в профессиональном плане?

Трудно сказать, я больше выиграл или проиграл, потому что в профессиональном плане я реализовался как раз в это время. У меня появилось то, чего в советское время не могло быть – например, большое количество нормальных публикаций. А открыть персональную выставку? В советское время, если это удавалось в 40-50 лет, и то это считали за радость. С другой стороны, многое развращает. Художники имеют возможность выставить свои работы, но не всегда имеют на это профессиональное право.

В целом за эти 20 лет украинское искусство во многом «вышло в мир». Показателен случай с кинематографией. Три раза на протяжении последнего десятилетия наши кинематографисты награждались престижными международными призами. Пусть это призы за «короткий метр» и за мультипликацию, но тем не менее. Картины украинских мастеров попали на мировые аукционы, хотя в самой Украине они не очень-то и нужны, и сами художники крутятся в каких-то небольших «художественных гетто».

Так что трудно взвесить все плюсы и минусы, полученные за эти 20 лет, проще говорить о новых возможностях. К сожалению, есть и минусы, у нас сейчас есть исчезающие виды искусства, например, книжное оформление. В плане духовном, я бы сказал, что наблюдается какая-то «разгерметизация личности», современный интеллектуал, это человек, не имеющий внутреннего стержня, который был у него в советское время. Другой вопрос, – какой ценой он его имел. Творческая личность в наше время подвергается массированному влиянию деструктивных соблазнов со стороны массовой культуры. И как показывает опыт моих коллег, они часто бывают непреодолимы. Творческая интеллигенция как целостность не существует. Есть какие-то группировки, кланчики, тусовки по интересам, которые очень болезненно реагируют, когда кто-то к ним «лезет».

Главнейшими испытаниями для творческого человека я считаю испытание эмиграцией или призраками эмиграции, испытание гламуром и виртуалом. И первое, и второе и третье очень опасно. Вот призрак эмиграции – может, человек и не уедет никогда, но это бесконечное сидение на чемоданах приводит к равнодушию к своему окружению, мол, я здесь все равно жить не буду. И все это невозможно просто перечеркнуть, забыть или просто отказаться. Человек часто сталкивается с суровой реальностью, с тем, «чего не может быть», что его травмирует и невротизирует. Точно также же нельзя отбросить и виртуальный мир, он тоже дает какие-то возможности.

Эпиграфом к фильму «Цайтгейст» служат слова Эрнста Фишера, что в приходящем в упадок обществе подлинное искусство должно отражать это разложение. Не так давно к нам привозили выставку Хёрста, как говорят, самого богатого и востребованного художника в мире. Понятно, что наши мастера еще пока не выставляют трупы животных в формалине, или двухметровые плевательницы с окурками. Значит ли это, что и живем мы лучше, чем люди на Западе, да и с нравственностью у нас не так плохо, как кажется?

Я считаю, да и не только я, что искусство наоборот, опережает действительность. В то же время мне не нравится, когда вину за проблемы в мире постоянно перекладывают друг на друга. Безусловно, это очень важный и сложный вопрос, что и как отражает искусство, и его социальная роль. Просто я стараюсь избегать смотреть вещи, которые вызывают у меня неприятие, хотя бы для сохранения какого-то душевного равновесия. В кино и изобразительном искусстве это большая проблема в силу большой непосредственности этого отражения. В литературе большая доля условности. В кино и на телевидении их меньше. Вообще я призываю своих коллег поменьше смотреть телевизор, есть много других источников информации. Есть всего два-три телеканала, где еще какое-то нормальное кино крутят.

У нас в стране много интересного и так. У нас есть довольно много талантливых творческих людей, нужно просто походить по галереям, полистать журналы. Не все могут выбраться в Киев, реализовать себя, потому что их здесь не очень любят. Почти в каждом городе есть свой маленький круг и свои гении. Есть хорошие художественные школы – в Закарпатье, во Львове. Они издают свои журналы, проводят свои выставки.

Кто-то из китайских мудрецов сказал, что когда люди начинают путать слова, мир катится в тартарары. Так вот, когда на каждом шагу слышишь слово «успех», «успешный», которые путают с целями всей художественной жизни, и когда смешивают искусство и коммерцию, то все туда и катится. Я напомню, что в 19-м веке был такой Мариан Фортюни, которого считали гением на уровне Тинторетто или Рафаэля, и был его огромный музей, а сейчас он практически забыт – не выдержал проверки временем.

С другой стороны, можно назвать массу художников, которые при жизни вели существование где-то на задворках, будь-то Вермеер или Ван Гог, а сейчас их считают гениями. Были и такие, кто, начиная жизнь в нищете, к концу своих дней обретали достаток, например, Ренуар, который прожил долгую жизнь, или Клод Моне.

Вот мы прожили эти 20 лет. А прожив их, и уяснив, какими они были, можно задуматься, какими будут следующие 20 лет. Есть ли у вас определенные надежды на будущее?

У меня лично на будущее нет каких-то особых надежд. Все-таки надежда это больше категория возрастная. В 20-30 лет легко смотреть в будущее, да и почти на все. В моем возрасте больше алчешь иных категорий. Мне не очень нравится избитое слово стабильность, но хочется, скажем, так, более устойчивых структур бытия. Описывать будущее, по-моему, самое бесперспективное занятие. В 19-м веке были рисунки, как тогда художники себе представляли конец 20-го века. Они не могли себе представить будущее даже на уровне моды, и изображали людей будущего в шляпах. Они не могли себе представить, что в конце 20-го века все будут ходить простоволосыми. Тогда для женщины выйти без шляпы считалось неприличным. Скажу больше, сейчас ношение шляпы – дело почти маргинальное. Я вот вчера вышел в шляпе, и, проходив так весь день, увидел всего пару человек в аналогичных головных уборах. Эта культура отмерла.

Конечно, подсознательно всегда надежда есть, но сформулировать ее, и обосновать логически очень трудно. Будущее может оказаться бурным, а может, нас ожидает тихая заводь – промежутки могут быть какими угодно, будущее может оказаться очень неритмичным. Глядя на другие страны видишь, что возможны случаи затяжного абсцесса, и в общественной жизни, и в искусстве. Будущее непредсказуемо, и это, наверное, к счастью.


Беседу вел Андрей Маклаков.

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Вооруженные негосударственные силы: тенденции и вызовы

Когда государство не справляется с охраной общественной безопасности, эту лакуну заполняют негосударственные вооруженные силы – инсургенты, банды, частные охранные фирмы; значение этих формирований в мире неуклонно растет. Наиболее тревожным, пожалуй, является то, что процесс приватизации госструктур безопасности происходит «как бы легитимно», когда группировки, описанные выше, не стремятся свергнуть само государство, и действуют якобы на законных основаниях. В самом деле, несмотря на аполитичный характер некоторых вооруженных групп, они разрушительны для государства, в особенности, когда криминальные элементы получают власть и расширяют сферу влияния посредством подпольной деятельности.

Незаконные, негосударственные вооруженные формирования – как и их законные «братья», они формируют сложную сеть безопасности для решения различных задач, первая из которых – их собственное выживание. Приватизация органов охраны общественного порядка разрушительно сказывается на общественной безопасности, так как ответственность переходит в частные руки. Гарантированная безопасность, в конечном счете, становиться доступной только тем, кто располагает средствами для содержания частной охраны, либо рискует довериться нелегальным группировкам и бандам. Это подрывает и без того низкую репутацию государственного правового режима.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Андрій Мокроусов, «Критика»

Нам своє робить

Мельник Анатолій Іванович, директор Національного художнього музею України

Музей – це золоті ворота кожної держави

Іван Андрусяк, письменник

Хотілося б бачити Україну державою, в якій створено умови для вільного розвитку всього, що розвиває людину, а не затуркує її

Богдан Бенюк, народний артист України

Українські театри не повинні чекати на милостиню від державних структур

Павел Гудимов, куратор и основатель арт-центра Я Галерея, архитектор, украинский гитарист, автор и исполнитель песен, один из «отцов основателей» группы «Океан Эльзы»

Самое ценное – это культурная коммуникация

Юрий Рогоза, сценарист

Украине нужен револьвер, и не только в смысле оружия, но и в виде сильной политики

Влад Троицкий, основатель Центра современного искусства «ДАХ», режиссер, продюсер

В украинских театрах все еще сохраняется постсоветская система

Гліб Вишеславський, художник, мистецтвознавець

Як міцно ще живе «радянщина» в мешканцях незалежної України...

Олег Пинчук,

В рыночных условиях зарабатывать на хлеб насущный при помощи искусства, очень сложно

Олесь Ільченко, письменник

За 20 років Україна стане на рейки нормального розвитку

Юрий Зиньковский, лауреат Государственных премий СССР и Украины, д.техн. наук, профессор

Возможности для развития радиоэлектроники в Украине есть

Валерий Боровик, председатель правления Альянса «Новая энергия Украины»

Системные энергосберегающие проекты в Украине только в начальной стадии

Василий Шинкаренко, доктор технических наук, профессор, зав. кафедрой электромеханики НТУУ «КПИ»

Все, что у нас еще осталось, это инженерная мысль

Виктор Беликов, Заслуженный изобретатель Украины

Действительного интереса к научно-техническому прогрессу со стороны государства я не вижу

Виталий Рымша, д.т.н., проф/, проф. кафедры электрических машин Одесского национального политехнического университета, рук. научно-технического центра ООО "Электротехника - Новые технологии"

Государство в Украине – слабое звено

Юрий Кузнецов, доктор технических наук, профессор, академик АН высшего образования Украины, Заслуженный изобретатель УССР

Нет слаборазвитых стран, есть слабые руководители

Микола Проданчук, доктор медичних наук, професор, член-корреспондент Національної академії медичних наук України

Державний суверенітет, це той найцінніший спадок, який отримала наша країна

Сергей Згурец, директор информационно-консалтинговой компании Defense Express.

Украине необходимо найти эффективную систему управления

Олександр Губенко, старший науковий співробітник інституту психології ім. Г.С. Костюка Національної академії педагогічних наук, кандидат психологічних наук

За економічною і макроекономічною психологією в Україні – велике майбутнє

Тарас Логгинов, председатель совета молодежной общественной организации «Компас»

Без поддержки молодежи общество ожидает провал во всех его начинаниях

Конашко Галина Борисівна, директор київської міської спеціалізованої молодіжної бібліотеки «Молода гвардія»

За станом бібліотек будуть визначати стан демократії в суспільстві

Всеволод Речицкий, член правления Ассоциации украинских юристов

Следующее 20-летие будет для Украины более продуктивным

Алексей Резников, адвокат, партнер, руководитель судебной практики юридической фирмы Magisters, заслуженный юрист Украины

Мы – европейцы, просто нужно это в себе признать и искоренить постсоветское прошлое

Ірина Погорєлова, журналіст

Реальность не нуждается в штампах и подгонке ее под какие-то стандарты

Владимир Золоторев, журналист

Если удачно сложатся обстоятельства, то у территории под названием Украина – огромное будущее

Тетяна Ївженко, журналіст російської «Независимая газета»

В Україні створюється підґрунтя для великого конфлікту, а через нього – до нового етапу розвитку

Роман Чайка, редактор і ведучий телепрограми «Час. Важливо», автор гурту «Мертвий півень»

Україні потрібна нова медіа-революція

Юрій Макаров,

Повітря в країні не сприяє розвитку ані вільного бізнесу, ані вільної преси, а сприяє лише PR-проектам

Євген Головаха, заступник директора з наукових питань Інституту соціології НАНУ

На жаль, ще не сформувався в Україні той замовник соціологічної інформації, який міг би її використати у формуванні соціальної державної політики

Лариса Гармаш, канд. филос. наук, доцент

Независимость - это начало пути, а не заклинание

Василь Кушерець, доктор філософських наук, професор, голова правління товариства “Знання”

Наше багатство - знання, що нам ніхто не допоможе

Валерий Жулай, кандидат философських. наук

Быть независимым - этого мало, если не стремиться к чему-то большему

Мирослав Маринович, віце-ректор Українського католицького університету

Україну наш народ або занапастить, або, трансформувавши сам себе, її підніме. Я вірю у другий варіант

В’ячеслав Брюховецький, доктор філологічних наук, почесний президент НаУКМА.

Коли всі говорять, що сьогодні гірше, ніж учора, я кажу – сьогодні краще, ніж учора

Сергей Дацюк,

Мой проект «Украина» закрыт

Олег Бахтияров, руководитель Университета эффективного развития, психотехнолог

Потеряны смыслы существования, потеряны возможности социального успеха

Владимир Никитин, доктор культурологии, основатель проекта «Foundation for Future»

То будущее Украины, которое нам пытаются построить, является глубоко архаичным

Лесь Герасимчук, культуролог

Треба зупинити виховання поколінь на псевдокультурному смітті

Анатоль Ткачук, директор Інституту громадянського суспільства

Я переконаний, що в Україні реформ нема. Відбувається лише хаотичний рух

Олександр Чалий, Надзвичайний та Повноважний Посол України

Державний суверенітет України за двадцять років був загалом підсилений

Левко Лук’яненко, український політик та громадський діяч

Відсутність національної свідомості і громадянської активності – сильне гальмо для розвитку нації

Юрій Кармазин, народний депутат України

Самою пригнобленою нацією в Україні зараз, напередодні 20-ї річниці її незалежності, є українська нація

Лесь Танюк, нар. деп. України І-V скликань, Народний Артист України, проф., голова Національної Спілки Театральних Діячів України, голова Всеукраїнського товариства «Меморіал» ім. Василя Стуса

Україна довго запрягає, але коли вже запряже...

Леонід Макарович Кравчук, перший президент України

Україна неодмінно стане незалежною державою тільки тоді, коли незалежними стануть люди – в політичному, соціальному та, головне, економічному плані

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,111