В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

Большинство людей хотят улучшения своей жизни, но для этого необходимы определенные изменения. Ведь чтобы жить так, как никогда не жил, нужно делать то, чего никогда не делал. При этом никакое правительство не может гарантировать, что необходимые изменения пройдут с достаточной скоростью, а все негативные последствия будут сведены к минимуму. Но если необходимые изменения долго не проводятся, проблемы накапливаются, и проведение реформ неизбежно становится более болезненным.

Из уст наших правителей неоднократно звучали слова: «если не воплощать реформы, Украина останется одной из самых бедных стран Европы» и т.п. Но на вопрос, какой ценой их будут «воплощать», и кто за это заплатит, – так никто и не ответил. А в том, что в результате реформ бедные станут еще беднее, а богатые – богаче, уверено более половины опрошенного населения. Оправдается ли их прогноз и на этот раз?

Реформы, представляющие интерес для всего общества, неизбежно влекут за собой определенные издержки для отдельных его членов – очень многим они угрожают утратой старых привилегий и регалий. Шумная оппозиция реформам со стороны тех, кому выгодно существующее положение, вместе со всеобщим страхом перемен, создают мощную силу сопротивления. Хватит ли у руководства страны политической воли, чтобы его преодолеть?

Идея начать все сначала политикам всегда нравилась, и украинские политические команды в этом смысле не исключение. История независимости Украины полна примеров того, как правительства пытались забыть прошлое, а политики – доказать, что они подобрали ключи к потайным дверкам успешных реформ. Увы, им это редко удавалось, а по правде говоря, не удавалось никогда.

Из года в год украинские политики предпочитали избегать политически трудных решений, сводя непопулярные реформы к минимуму. Однако это не добавляло шансов на успех. «Сегодня реформы в Украине – уже реальность, а не декларация намерений. Я абсолютно убежден, что 2011 год станет годом радикальных реформ в Украине», – подчеркнул глава государства. (Виктор Янукович, Официальный сайт Президента Украины, январь, сентябрь 2011г.). А может, реформы сейчас действительно «не ко времени»?! Ведь в период кризиса, спада или депрессии никто реформы не проводит, наоборот, нужна консервация того, что еще осталось?

Так когда же нужно проводить реформы? Бывает так, что во времена кризиса появляется надежда на успешное проведение самых трудных трансформаций. А иногда, наоборот, кризис служит оправданием откладывания реформ до лучших времен. Как советует Энн Осборн Крюгер, бывшая заместительница директора МВФ: «Во многих случаях реформы лучше всего проводить, когда ситуация в стране спокойная. Экономический рост обеспечивает лучшие условия для проведения налоговых и структурных реформ. Растущая экономика поможет притупить боль для тех групп населения, которые заденет экономическая настройка».

Еще сложнее – это учиться на чужих ошибках. Украинские политики предпочитают делать свои собственные, особенно, если речь идет о реформировании. В большинстве случаев, причины провала реформ предыдущих правительств и президентов были чисто внутренними. Нехватка мотивации или желания, слишком большой упор на быстрый успех, а также – с пугающей частотой – «усталость от реформ» и их игнорирование или имитация на всех уровнях властной вертикали.

Так что же нужно для проведения в Украине реформ? Чего не хватает нам, чтобы начать писать будущее страны с чистого листа, не возвращаясь к прошлым ошибкам и провалам?

Диалог.UA предлагает обсудить судьбу украинских реформ. Реформ, которые с переменным успехом ведут страну вперед. Реформ, о которых мы уже начали забывать, в силу их несостоятельности и бездарной реализации. И, наконец, о тех реформах, которые так нужны - здесь и сейчас – Украине, настоящих!

Свернуть

Большинство людей хотят улучшения своей жизни, но для этого необходимы реформы. При этом никакое правительство не может гарантировать, что необходимые изменения пройдут с достаточной скоростью, а все негативные последствия будут сведены к минимуму. Но если необходимые изменения долго не проводятся, проблемы накапливаются, и проведение реформ неизбежно становится более болезненным.

Идея начать все сначала политикам всегда нравилась, и украинские политические команды в этом смысле не исключение. История независимости Украины полна примеров того, как правительства пытались забыть прошлое, а политики – доказать, что они подобрали ключи к потайным дверкам успешных реформ. Увы, им это редко удавалось, а по правде говоря, не удавалось никогда. Из года в год украинские политики предпочитали избегать политически трудных решений, сводя непопулярные реформы к минимуму.

Так что же нужно для проведения в Украине реформ? Чего не хватает нам, чтобы начать писать будущее страны с чистого листа, не возвращаясь к прошлым ошибкам и провалам?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Украина: реформы объявленные и не объявленные

7 окт 2011 года
Украина: реформы объявленные и не объявленные: Украина: реформы объявленные и не объявленные

Виктор Суслов, народный депутат Украины в 1994-2002 годах, экс-министр экономики Украины, заслуженный экономист Украины

У нас много говорят о реформах, но никто их не делает... Так, нужны ли Украине реформы, и какие? Кто мог бы их провести?

В Украине говорят о реформах и ждут реформ, потому что в общественном сознании реформы связаны с прогрессом общества, с повышением уровня жизни людей. А любая власть, – и нынешняя украинская власть не исключение, – хочет называться реформаторской, прогрессивной, популярной у народа. Поэтому любая власть всегда запускает подчиненную ей пропагандистскую машину, от официальных вице-премьеров «по реформам» до многочисленных и разнообразных контролируемых средств массовой информации, чтобы объяснить народу, что наконец и впервые к власти пришли настоящие реформаторы. Любопытно, что у нынешних украинских лидеров в публичных выступлениях прямо высказывается мысль, что в Украине двадцать лет реформ не было, и вот, наконец, они начаты...

И вот здесь «министерство пропаганды» власти допускает ряд серьезных просчетов, наносящих ущерб этой самой власти. Во-первых, в истории еще никому не удавалось стать «реформатором» до проведения реформ, тем более это не удавалось без проведения реформ. И чем более настойчиво будут пропагандироваться «реформы», результатов которых в виде повышения уровня жизни народа, и особенно его малообеспеченных слоев, не будет видно, тем более карикатурными будут выглядеть фигуры «реформаторов». Власти нужно резко уменьшить количество разнообразных заявлений о реформах, по крайней мере, до того как эти реформы будут реально проведены и дадут позитивные результаты.

Во-вторых, нельзя объявлять «реформами» заведомо непопулярные и вынужденные меры экономической политики. Например, дефицит Пенсионного фонда вынудил с целью экономии бюджетных средств принять решение о повышении пенсионного возраста для женщин и увеличении продолжительности страхового стажа. А также по ограничению пенсий для отдельных категорий пенсионеров. Это – не реформы. Принятие таких непопулярных мер обязательно должно идти «в пакете» с популярными мерами, например, повышением размера минимальной пенсии. Или граждане все время слышат о реформе здравоохранения, при этом реальный уровень здравоохранения катастрофически падает, цены на лекарства растут, реальных позитивных реформ никто не видит. Все это дискредитирует и реформы, и реформаторов.

В-третьих, нужно учитывать, что украинское общество социально неоднородно, состоит преимущественно из малообеспеченных и бедных людей, при этом социальное расслоение увеличивается. Поэтому реформы, проводимые в интересах богатых и господствующих классов, непопулярны и не получают поддержки большинства народа. Особенно это заметно в налогообложении личных доходов. Украина осталась одной из немногих стран, где после налоговой реформы сохранена единая уравнительная ставка подоходного налога в 15 % для бедных и богатых. В большинстве стран Европы используется прогрессивная система налогообложения личных доходов, и ставки для обложения доходов богатых доходят до 40–50% и выше. Тем не менее, в условиях кризиса богатые люди в США, Франции, Германии официально обратились к своим правительствам, считая такой уровень налогообложения несправедливым и предлагая повысить налоги на богатых и ввести дополнительные налоги на богатство.

Украинские богатеи, как и украинская власть, помалкивают. И это при том, что в Украине ставка подоходного налога используется, на самом деле, только для налогообложения зарплат. Собственники бизнеса зарплат не получают, они получают доходы от бизнеса, в основном в виде дивидендов, процентов на ценные бумаги и депозиты. В Украине уже сложился целый класс рантье – людей, живущих преимущественно на такие доходы.

До налоговой реформы такие доходы вообще не облагались налогами. Введение после длительных и напряженных дебатов в Верховной Раде налогообложения доходов олигархов в виде дивидендов и процентов по ставке 5%, все равно в три раза ниже, чем 15% обложение доходов самого бедного рабочего. В этих цифрах – вся суть современных реформ и реформаторов и суть современной власти.

Конечно, как и в любой стране, украинская власть воплощает волю господствующего класса. Но, если в развитых европейских странах социальная база власти широка (она обязательно включает многочисленный средний класс), и поэтому может считаться властью, выражающей волю и интересы большинства населения, то в Украине социальная база власти очень узка. Средний класс находится в зародышевом состоянии, господствующий класс состоит из олигархов, богатейших и богатых людей, государственной бюрократии. Численно он не превышает 10–15% населения. Поэтому и реформы в Украине, чаще всего, не соответствуют воле подавляющего большинства народа, и сама Украина не является социальным государством, хотя так и записано в Конституции страны.

Тем не менее, для создания иллюзии «заботы о народе», а также в интересах укрепления господства правящего класса, этот класс все же должен периодически проводить реальные социальные реформы, в основном, жертвуя в пользу народа некоторыми бюджетными средствами. Обычно это заметно в предвыборный период.

В-четвертых, нужно учитывать особенности появления украинского господствующего (правящего) класса. Он ведь не вырос постепенно в ходе исторической эволюции общества, развития разных способов производства и смены форм собственности, как в других странах. Он появился как бы сразу, из прежней советской правящей партийно-хозяйственной номенклатуры, директоров советских предприятий, работников спецслужб, а также примкнувших к ним «теневиков» и других криминальных элементов, поднакопивших денег и получивших влияние еще при социализме. Эти люди естественным образом, потому что они уже стояли у власти, возглавили «революцию сверху», целью которой было присвоение «ничейной» государственной социалистической собственности. Этим и объясняется легкость так называемых «рыночных» преобразований, в результате которых сразу появились частные собственники крупнейших промышленных предприятий. Представители нового класса собственников уж точно не смогут сказать, что они что-то нажили «непосильным трудом».

Что Украина может получить в результате проведения реформ? Ведь смысл реформирования не в процессе, а в результате. Каковы истинные цели предлагаемых реформ?

Какие реформы сможет провести этот новый правящий класс? Надо быть глубоко наивным человеком, чтобы думать, что властьимущие сильно обеспокоены благосостоянием народа. Реформы возможны постольку, поскольку они будут обеспечивать накопление капитала правящего класса и укрепление его господства. Еще не все приватизировано, и в ходе дальнейших реформ процесс приватизации уже распространяется на те объекты, которые в принципе нельзя отдавать в частные руки.

Например, реформа жилищно-коммунального хозяйства вдруг превратилась в приватизацию коммунальных предприятий, предоставляющих услуги населению. Значит, неизбежен рост тарифов на эти услуги, да еще с использованием монопольного положения приватизированных коммунальных предприятий. Вроде бы правильная идея создания объединений собственников многоквартирных домов в украинских условиях неизбежно превратится в перекладывание всех расходов по содержанию таких домов и их инфраструктуры на жильцов. А значит, появятся районы с разрушенным жилым фондом и умирающей инфраструктурой, заселенные беднотой, сформируются трущобы, своеобразные гетто для бедных украинцев, в основном на окраинах мегаполисов, в то время как в центре и других лучших местах окончательно сформируются районы для богатых. Собственно это уже произошло – проедьтесь по элитным жилым комплексам, коттеджным городкам, по Конче-Заспе и т.д. Одновременно формируется элитная система платного образования для детей представителей правящего класса, специальная система медицинского обслуживания и т.д.

На очереди земельная реформа, т.е. приватизация земель сельскохозяйственного назначения. И это было бы правильно, если бы целевое использование этих земель – для производства сельскохозяйственной продукции – было бы закреплено в законах, а право на приватизацию этих земель получили бы те, кто непосредственно эту продукцию производит. Но реформа будет проведена иначе. Всю землю приватизирует правящий класс, частью которого станут крупные землевладельцы – латифундисты. Возникнет абсолютная земельная рента, как экономическая реализация права собственности на землю землевладельцами-латифундистами. На величину этой ренты, предназначенной на содержание паразитического класса землевладельцев, вырастут цены на продовольственные продукты.

Наиболее глубокой реформой, проведенной в Украине правящим классом, стала приватизация государства и его функций. Именно такая приватизация стала основой всеобъемлющей коррупции. Все получило свою цену – голоса избирателей, мандаты народных депутатов, должности министров, судей, прокуроров и даже рядовых инспекторов ГАИ, таможни или налоговой инспекции. Соответственно и пребывание на этих и подобных должностях открыло доступ к присвоению значительных доходов.

Такие вот реальные реформы, об истинных целях которых правящий класс не будет говорить вслух. И дело вовсе не в конкретных людях, находящихся у власти сегодня. Любые другие претенденты на власть, что бы они ни обещали на выборах, придя к власти будут проводить точно такие же реформы. Потому что людьми всегда движут их собственные материальные интересы. И если в сложившейся исторической обстановке есть возможность легко и безнаказанно присваивать общественное достояние, правящий класс будет это делать.

Чей реформаторский опыт, полученный в странах ближнего и дальнего зарубежья, мог бы нам пригодиться?

В других странах, в частности, европейских, другие исторические условия, другие история происхождения и идеология господствующих классов. Поэтому опыт реформ в европейских странах Украина может использовать только в части тех или иных по сути «технических» решений. Другое дело, когда речь идет об интересах. Тогда вполне «европейский» закон о налоге на добавленную стоимость в Украине вдруг порождает необходимость массовых «откатов» при возврате НДС из бюджета, чего не происходит в Европе. А закон о государственных закупках, даже после экспертизы и исправлений, проведенных европейскими экспертами, становится подходящим основанием для разворовывания бюджетных средств и одобряется подавляющим большинством коррупционеров. Ну а бесконечные рассуждения в СМИ о «технических» аспектах реформ, вроде 30 % сокращения числа госслужащих в ходе административной реформы, или проблем привязки гривны к доллару, просто призваны отвлечь общественность от действительно ключевых вопросов развития Украины.


Можно ли противопоставить что-либо безудержному стремлению правящего класса к собственному обогащению? Ясно, что силе можно противопоставить только силу.

Когда-то еще К. Маркс заметил, что при капитализме величина заработной платы, продолжительности рабочего дня, система пенсионного обеспечения и здравоохранения и многое другое, от чего зависит жизнь наемных работников – это на самом деле вопросы, которые нельзя оставлять на усмотрение господствующего класса. Конкретные ответы на эти вопросы зависят от того, могут ли и хотят ли наемные работники отстаивать свои права и добиваться справедливости. В демократическом обществе у работодателей и наемных работников равные права. «Ну а там, где сталкиваются два равных права, все решает сила», – замечает К.Маркс. У наемных работников в Европе заработные платы многократно выше, чем у украинских не только потому, что у них выше производительность труда, но и потому, что они вынудили работодателей и государство, в том числе средствами забастовочной борьбы, платить себе больше. У нас же все еще работает рабская привычка к покорности, привитая украинцам, как и всему советскому народу, в советское время, в том числе и репрессивными средствами.

Поэтому, пока в Украине не сложится гражданское общество, не сформируются политические партии, действительно выражающие интересы отдельных социальных групп населения, ожидать реальных перемен не приходится. Пока не появятся настоящие профсоюзы, возглавляемые непродажными лидерами, и многочисленные правозащитные организации и добровольные объединения граждан, созданные с целью защиты интересов самих граждан, – до тех пор уровень жизни подавляющего большинства населения будет низким и будет понижаться все дальше. Можно сказать даже, что сегодня украинцы имеют ту власть, которую они заслуживают. И те реформы, которых они заслуживают, и тот уровень жизни, которого они заслуживают. Но сегодня надо бороться за большее. Потому что вначале надо осознать себя свободными гражданами свободной страны, для того, чтобы действительно стать таковыми.

Беседу вела Евгения Сизонтова

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

Кибервойна это война, и мы должны быть к ней готовы

Далеко не всегда одна страна действует против другой открыто, и не всегда целенаправленно. Скорее наоборот, в нашу сложную эпоху, борьба идет, как правило, закулисно - дипломатически, и экономически. Гораздо удобнее избегать прямой конфронтации, добиваться своих целей тайно, и кибервойна для этого самое подходящее средство, если, конечно, считать войну средством политики, а не самоцелью.

Несмотря на все это, сегодня многие авторы все еще разделяют виртуальный мир и реальный, считая, что кибератаки не могут принести большого вреда. Однако в последнее время на Западе проблемы кибербезопасности обсуждаются совершенно серьезно. Когда большинство физических систем постоянно связаны с Интернетом, включая инфраструктуру, транспорт, промышленность, не говоря уже о системах вооружения, грань между атакой на реальную инфраструктуру или ее программное обеспечение становится все более размытой. Разница в том, что порт закрыт, потому что он заминирован или потому, что разрушено его программное обеспечение, в глазах большинства наблюдателей будет выглядеть не слишком существенной. В отличие от ракетного удара по нефтеперерабатывающему заводу или разрушения военной части кибервойна «убивает мягко», временно выводя из строя оборудование, и нанося относительно небольшой ущерб.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Віталій Кравчук, старший науковий співробітник Центру економічних досліджень

Реформи має ініціювати громадянське суспільство, а реалізувати – держава

Ігор Бураковський, Інститут економічних досліджень та політичних консультацій

Влада не повинна розглядати суспільство як таке, що нібито заважає гарним реформаторам жити

Максим Борода, старший аналітик Міжнародного центру перспективних досліджень

Реформаторські наміри часто наражаються на суспільний супротив

Борис Кушнірук, економіст

Справжня мета реформ має відповідати задекларованим намірам влади

Олексій Молдован, економіст центру Антикризових досліджень, завідувач сектору грошово-фінансової стратегії Національного інституту Стратегічних досліджень

Покращення бізнес-середовища та стимулювання інвестицій дозволить вирішити більшість економічних та соціальних проблем України

Анатолий Баронин, Директор Аналитической группы" Da Vinci AG"

Украине необходимы реформы, которые позволят стимулировать экономические возможности страны

Александр Кендюхов, пред. Всеукраинского союза ученых-экономистов, д.э.н., проф., зав. каф. стратегического управления экономическим развитием ДНТУ

Неординарная цель требует неординарных методов

Дмитро Ляпін, к.т.н., старший науковий співробітник Національного інституту стратегічних досліджень

Відсутність системних реформ послаблює країну та знекровлює суспільство

Андрій Новак, Голова Комітету економістів України

Україні потрібні системні реформи

Ярослав Матійчик, Виконавчий директор ГНДО "Група стратегічних та безпекових студій"

Гальмуючи реформи, влада ризикує, що повністю втратить контроль над суспільством

Ярослав Жалило, кандидат экономических наук, первый заместитель директора НИСИ

Нужно добиваться не вытеснения государства из системы управления, а изменения его роли, его модернизации

Анна Деревянко, исполнительный директор Европейской бизнес-ассоциации

Процесс реформирования идет, однако темпы и путь реформ оставляют желать лучшего

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Якщо не сталася трансформація, якщо не було еволюції, то буде революція

Василь Юрчишин, к.ф-м.н., доктор наук з державного управління, директор економічних програм Центру Разумкова

Намерение и результат – разные вещи. Поэтому я не могу сказать, что именно в реформах нам удалось

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Безальтернативність курсу реформ передбачає безальтернативність справді реформаторської стратегії

Владимир Дубровский, старший экономист центра «CASE-Украина», Киевская школа экономики, старший консультант.

Дорого обходятся не сами реформы, а их незавершенность

___Володимир Лановий, ___президент Центра ринкових реформ

Якщо народ мовчить, влада нічого робити не буде

Геєць Валерій Михайлович, академік НАН України, директор Інституту економіки і прогнозування НАНУ

Реформування потребують абсолютно всі сфери нашої діяльності

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,071