В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

Большинство людей хотят улучшения своей жизни, но для этого необходимы определенные изменения. Ведь чтобы жить так, как никогда не жил, нужно делать то, чего никогда не делал. При этом никакое правительство не может гарантировать, что необходимые изменения пройдут с достаточной скоростью, а все негативные последствия будут сведены к минимуму. Но если необходимые изменения долго не проводятся, проблемы накапливаются, и проведение реформ неизбежно становится более болезненным.

Из уст наших правителей неоднократно звучали слова: «если не воплощать реформы, Украина останется одной из самых бедных стран Европы» и т.п. Но на вопрос, какой ценой их будут «воплощать», и кто за это заплатит, – так никто и не ответил. А в том, что в результате реформ бедные станут еще беднее, а богатые – богаче, уверено более половины опрошенного населения. Оправдается ли их прогноз и на этот раз?

Реформы, представляющие интерес для всего общества, неизбежно влекут за собой определенные издержки для отдельных его членов – очень многим они угрожают утратой старых привилегий и регалий. Шумная оппозиция реформам со стороны тех, кому выгодно существующее положение, вместе со всеобщим страхом перемен, создают мощную силу сопротивления. Хватит ли у руководства страны политической воли, чтобы его преодолеть?

Идея начать все сначала политикам всегда нравилась, и украинские политические команды в этом смысле не исключение. История независимости Украины полна примеров того, как правительства пытались забыть прошлое, а политики – доказать, что они подобрали ключи к потайным дверкам успешных реформ. Увы, им это редко удавалось, а по правде говоря, не удавалось никогда.

Из года в год украинские политики предпочитали избегать политически трудных решений, сводя непопулярные реформы к минимуму. Однако это не добавляло шансов на успех. «Сегодня реформы в Украине – уже реальность, а не декларация намерений. Я абсолютно убежден, что 2011 год станет годом радикальных реформ в Украине», – подчеркнул глава государства. (Виктор Янукович, Официальный сайт Президента Украины, январь, сентябрь 2011г.). А может, реформы сейчас действительно «не ко времени»?! Ведь в период кризиса, спада или депрессии никто реформы не проводит, наоборот, нужна консервация того, что еще осталось?

Так когда же нужно проводить реформы? Бывает так, что во времена кризиса появляется надежда на успешное проведение самых трудных трансформаций. А иногда, наоборот, кризис служит оправданием откладывания реформ до лучших времен. Как советует Энн Осборн Крюгер, бывшая заместительница директора МВФ: «Во многих случаях реформы лучше всего проводить, когда ситуация в стране спокойная. Экономический рост обеспечивает лучшие условия для проведения налоговых и структурных реформ. Растущая экономика поможет притупить боль для тех групп населения, которые заденет экономическая настройка».

Еще сложнее – это учиться на чужих ошибках. Украинские политики предпочитают делать свои собственные, особенно, если речь идет о реформировании. В большинстве случаев, причины провала реформ предыдущих правительств и президентов были чисто внутренними. Нехватка мотивации или желания, слишком большой упор на быстрый успех, а также – с пугающей частотой – «усталость от реформ» и их игнорирование или имитация на всех уровнях властной вертикали.

Так что же нужно для проведения в Украине реформ? Чего не хватает нам, чтобы начать писать будущее страны с чистого листа, не возвращаясь к прошлым ошибкам и провалам?

Диалог.UA предлагает обсудить судьбу украинских реформ. Реформ, которые с переменным успехом ведут страну вперед. Реформ, о которых мы уже начали забывать, в силу их несостоятельности и бездарной реализации. И, наконец, о тех реформах, которые так нужны - здесь и сейчас – Украине, настоящих!

Свернуть

Большинство людей хотят улучшения своей жизни, но для этого необходимы реформы. При этом никакое правительство не может гарантировать, что необходимые изменения пройдут с достаточной скоростью, а все негативные последствия будут сведены к минимуму. Но если необходимые изменения долго не проводятся, проблемы накапливаются, и проведение реформ неизбежно становится более болезненным.

Идея начать все сначала политикам всегда нравилась, и украинские политические команды в этом смысле не исключение. История независимости Украины полна примеров того, как правительства пытались забыть прошлое, а политики – доказать, что они подобрали ключи к потайным дверкам успешных реформ. Увы, им это редко удавалось, а по правде говоря, не удавалось никогда. Из года в год украинские политики предпочитали избегать политически трудных решений, сводя непопулярные реформы к минимуму.

Так что же нужно для проведения в Украине реформ? Чего не хватает нам, чтобы начать писать будущее страны с чистого листа, не возвращаясь к прошлым ошибкам и провалам?

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Намерение и результат – разные вещи. Поэтому я не могу сказать, что именно в реформах нам удалось

12 окт 2011 года

Наверное, дня не проходит, чтобы мы не услышали про какие-то реформы. То налоговая, то пенсионная, то жилищно-коммунальная. Какие реформы на самом деле удалось провести «сине-белой» власти и насколько они удались?

Изначально заявленные реформы были бы неплохи. В мае прошлого года была представлена программа президента на пять лет, и этот документ был выписан хорошо – он готовился при активном участии иностранных специалистов. (Никто не скрывает участия МакКензи, а русских специалистов я считаю не очень иностранными). Основной упор делался на то, что нужно дать мощный толчок экономике. То есть освободить бизнес, ограничить вмешательство государства в принятие экономических решений и быстро провести целый ряд реформ. Первый раз за пять последних лет было сказано какую именно экономику мы хотим построить. До этого были разговоры про пять миллионов рабочих мест и такое прочее, но их мы даже критиковать не будем.

Затем началось выполнение программы и что же мы видим? Первая реформа – налоговый кодекс – ожидаемой поддержки не получила. Она не соответствует декларации президента. Нужно было идти на смелое снижение налогового давления, дерегуляцию и тому подобное, но этого не произошло. Все предложения от оппозиции отметались даже не в момент принятия законов в Верховной Раде, а ещё при обсуждении. Власть не говорила с общественностью, а обсуждения в регионах были фикцией: сверху спускали то, что журналисты называют «темники», и диалог превращался монолог.

Причём не очень удачный – власть просто доказывала, что наш налоговый кодекс будет лучшим в Европе. Протестующих называли спекулянтами, но их было много. Президент был вынужден наложить вето и дать двадцать страниц замечаний, которые на следующий день были приняты как поправки – и также практически без обсуждения. Так насколько же идеальным может быть документ, если он меняется за один день без обсуждения? К тому же он остаётся незавершённым – некоторые поправки надо внести до февраля…

Хорошо хоть у президента нашлись советники, убедившие его не ломать кости протестующим. Но можно говорить о том, что реализаторы реформ не понимают основных положений программы президента.

Этого, в принципе, было достаточно, чтобы стало ясно, что так дальше реформы не пойдут. Что и подтвердилось теперь с пенсионной реформой. Опять мы видели продавливание её через Верховную Раду, а всё обсуждение было сведено к вопросу о возрасте женщин для выхода на пенсию. Но мы же хорошо понимаем, что основой пенсионного обеспечения является занятость населения, работа. Одновременно с пенсионной реформой нужно решать вопросы создания рабочих мест, при чём - прилично оплачиваемых. А так получается, что те места, которые могли быть освобождены для молодого поколения, нужно создавать дополнительно.

Проблема работы в Украине вообще никак не принималась во внимание. Похоже, что это не случайно: раньше у нас было министерство социальной политики и труда, а теперь слово труд в названии исчезло. Я не верю, что кто-то что-то упустил – скорее кто-то хотел взять себе именно такие полномочия.

В итоге мы опять имеем протесты, и хотя эту реформу президент подписал, но чувствуется, что это не законченный документ и не окончательный вариант. Теперь его нужно увязывать, хотя бы с тем же налоговым кодексом, добиться стабилизации и вводить второй уровень пенсионного обеспечения - но как-то это всё звучит неубедительно.

К сожалению, то же можно сказать и о жилищно-коммунальной реформе. И после длинной речи вывод будет один: намерение и результат – совершенно разные вещи. Поэтому я не могу сказать, что именно в реформах нам удалось. Могу отметить только макроэкономическую стабилизацию.

Да и то, пожалуй, за счёт внешних заимствований?

Не только. Ещё за счёт самовыживаемости экономических агентов – они умеют приспосабливаться. Пожалуй, это единственное из хорошего, что произошло. Это подтверждается по недавно опубликованным индексам конкурентоспособности: в прошлом году Украина была на 89-м месте, а сейчас – на 82-м. Хотя это скорее за счёт стран, типа Намибии, ведь этот показатель не стал лучше, чем в 2009-м году. Тем не менее, инфляция замедлилась, бюджет более сбалансирован, внешние долги контролируются, и риск дефолта снижен.

Но малый и средний бизнес почти задушен, а население жить лучше не стало. Что нам мешает – консерватизм власти, сопротивление групп особых интересов или неэффективность аппарата управления?

И аппарат тоже. После всей говорильни об административной реформе, что у нас изменилось? Стало больше первых замов в администрации, и появились дополнительные отделы, кое-что переименовали. Но и это было не очень удачно, госуправление остаётся слабым. Сейчас говорят о квалификационной комиссии и о повышении знаний. У меня есть своё мнение об интеллекте управленцев, но об этом я вам скажу без микрофона…

Вообще, когда много говорят о необходимости изменений, но ничего не меняется, то бюрократия получает дополнительную подпитку. Она чувствует себя нерушимой и усиливаются связи взаимозависимости, так что всё труднее и труднее их разорвать.

Всё настойчивее высшее руководство обращается к низам, требуя легализации доходов и обещая за это амнистию капитала. Но мы же имеем представление о доходах высших должностных лиц, а с себя они начинать не хотят. Когда смотришь на их декларации о доходах, то возникают позывы пустить слезу и подкинуть им хоть немного «на бедность».

Далее можно отметить то, что я называю монополией на властные экономические решения. Если у власти находятся крупные бизнесмены, то какую-то часть внимания они будут уделять и собственному бизнесу.

Когда я говорю «какую-то часть», то меня называют защитником олигархов. Но надо присмотреться к бизнесменам – кто они? Вначале это были «красные директора», затем их стали вытеснять руководители из энергетического сектора. Сейчас приходит новый менеджмент, который нельзя назвать хорошим, но он лучше, чем система красных директоров - у него нет установки на прямую подпитку из бюджета без оглядки на экономическую эффективность.

Сейчас компании более самостоятельные. Они стремятся к выходу на международные рынки, а для этого нужно иметь прозрачные финансы. Зависимость от нестабильного государства там неинтересна. Конечно, лучше было бы сразу отделить государство от бизнеса, но если это невозможно, то поэтапный процесс будет меньшим злом. Конечно, управлять крупной компанией и министерством – не одно и то же, но по-другому мы не умеем выращивать хороших министров. Видимо, необходим переходной период.

В последнее время понятие реформ смешивается с антикризисными мероприятиями. Для европейцев это уже почти одно и то же, и надо сказать, энтузиазма эти реформы не вызывают. Как наша власть противостоит мировому экономическому кризису?

У нас он мягче, например – не стоит вопрос о дефолте, как для той же Греции. 2011-12-й годы не будут критическими, а далее – предстоят большие выплаты по внешним долгам.

Вместе с тем, период этой мягкости, похоже, будет опять утерян. Мы не произвели структурных изменений в экономике, чтобы подготовиться к худшим временам. Это существенное упущение в антикризисной политике.

Возьмём структуру нашего экспорта за 2007-11-й годы. Она, практически, неизменна. 2007-й год: всё идёт хорошо и делать ничего не хочется. 2009-й год: кризис, ничего не поделаешь… 2010-й год: лишь бы выкарабкаться! 2011-й – выкарабкались: опять делать ничего не хочется. Но вопрос остаётся: что же мы будем делать, если цены на металл упадут? И что нам делать с нашим урожаем, когда экспортные ограничения по-прежнему остаются? То есть, адаптация государства к внешним условиям остаётся низкой.

Лучшей антикризисной программой для нас могла бы стать задекларированная программа президента, которая предусматривала развитие малого и среднего бизнеса. Но боюсь, что после налогового кодекса и пенсионной реформы у народа возникнет стойкое неприятие ко всему, что связано с именами сегодняшних руководителей и к самому слову «реформы».


Беседовал Андрей Маклаков.

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

НАТО: ответ на кризис в Украине и безопасность в центральной и восточной Европе

Действия России в Украине вынудили наблюдателей и политиков по обе стороны Атлантики, включая членов Конгресса США, пересмотреть роль Соединенных Штатов и НАТО в укреплении европейской безопасности. Особую обеспокоенность в плане безопасности вызывает ситуация вокруг таких стран не-членов НАТО, как Молдова и Украина. Отражая взгляды США и их европейских союзников, генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен назвал военную агрессию России «самым серьезным кризисом в Европе после падения Берлинской стены», и заявил, что НАТО «больше не может вести дела с Россией, как раньше».

Этот отчет, подготовленный всего месяц назад Исследовательской службой Конгресса США, хорошо передает образ мысли и расхождения позиций среди американских законодателей в отношении НАТО и кризиса в Украине – с одной стороны, заявления о готовности защитить интересы членов альянса, а с другой – ссылки на пророссийское общественное мнение в ряде стран Запада.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Віталій Кравчук, старший науковий співробітник Центру економічних досліджень

Реформи має ініціювати громадянське суспільство, а реалізувати – держава

Ігор Бураковський, Інститут економічних досліджень та політичних консультацій

Влада не повинна розглядати суспільство як таке, що нібито заважає гарним реформаторам жити

Максим Борода, старший аналітик Міжнародного центру перспективних досліджень

Реформаторські наміри часто наражаються на суспільний супротив

Борис Кушнірук, економіст

Справжня мета реформ має відповідати задекларованим намірам влади

Олексій Молдован, економіст центру Антикризових досліджень, завідувач сектору грошово-фінансової стратегії Національного інституту Стратегічних досліджень

Покращення бізнес-середовища та стимулювання інвестицій дозволить вирішити більшість економічних та соціальних проблем України

Анатолий Баронин, Директор Аналитической группы" Da Vinci AG"

Украине необходимы реформы, которые позволят стимулировать экономические возможности страны

Александр Кендюхов, пред. Всеукраинского союза ученых-экономистов, д.э.н., проф., зав. каф. стратегического управления экономическим развитием ДНТУ

Неординарная цель требует неординарных методов

Дмитро Ляпін, к.т.н., старший науковий співробітник Національного інституту стратегічних досліджень

Відсутність системних реформ послаблює країну та знекровлює суспільство

Андрій Новак, Голова Комітету економістів України

Україні потрібні системні реформи

Ярослав Матійчик, Виконавчий директор ГНДО "Група стратегічних та безпекових студій"

Гальмуючи реформи, влада ризикує, що повністю втратить контроль над суспільством

Ярослав Жалило, кандидат экономических наук, первый заместитель директора НИСИ

Нужно добиваться не вытеснения государства из системы управления, а изменения его роли, его модернизации

Анна Деревянко, исполнительный директор Европейской бизнес-ассоциации

Процесс реформирования идет, однако темпы и путь реформ оставляют желать лучшего

Олег Соскин, директор Института трансформации общества

Якщо не сталася трансформація, якщо не було еволюції, то буде революція

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Безальтернативність курсу реформ передбачає безальтернативність справді реформаторської стратегії

Виктор Суслов, народный депутат Украины в 1994-2002 годах, экс-министр экономики Украины, заслуженный экономист Украины

Украина: реформы объявленные и не объявленные

Владимир Дубровский, старший экономист центра «CASE-Украина», Киевская школа экономики, старший консультант.

Дорого обходятся не сами реформы, а их незавершенность

___Володимир Лановий, ___президент Центра ринкових реформ

Якщо народ мовчить, влада нічого робити не буде

Геєць Валерій Михайлович, академік НАН України, директор Інституту економіки і прогнозування НАНУ

Реформування потребують абсолютно всі сфери нашої діяльності

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,095