В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

«В Украине в последние годы наблюдаются притеснения демократии и ухудшение ситуации с соблюдением прав человека», – говорится в отчете о состоянии демократии и прав человека, подготовленном международной правозащитной организацией Freedom House. В документе отмечается снижение уровня демократии и формирования в нашей стране «нездоровой политической обстановки».

Впрочем, Freedom House уже второй год подряд фиксирует сокращение демократических свобод и в мире. Означает ли это фиаско проектов «Демократических прав и свобод» и «Экспорта демократии»? Ведь даже США, больше всего пропагандировавшие демократию в мире, сами спустились на 18-ую позицию в этом рейтинге. А ведь еще совсем недавно США подкрепляли свои слова делом, и тратили на поддержку демократии огромные средства американских налогоплательщиков. Бюджет Госдепартамента на «поддержку свободы и демократии в мире» в 2009 году составлял 1,7 млрд. долл.

Мировой экономический кризис отразился не только на финансировании проектов «экспорта демократии», но и на состоянии дел в традиционно демократических странах, в странах «старой демократии» – даже в них участились различные демонстрации протеста. Причем сегодняшние протестующие просят немного: шанс использовать свои навыки, право на достойный труд за достойную зарплату, более справедливую экономику и общество.

Как отмечает Джозеф Е. Стиглиц: «Их надежды эволюционные, а не революционные. Однако с другой стороны, они просят многого – демократии, в которой люди, а не доллары, имеют значение». Но если вспомнить, что еще в 1975 году на Западе появился доклад «Кризис демократии», написанный по заказу «Трехсторонней комиссии» С. Хантингтоном, М. Крозье и Дз. Ватануки, то многое из происходящего становится гораздо более понятным.

«В докладе четко фиксируются угрозы положению правящего слоя, – это прежде всего то, что против него начинают работать демократия и welfare state (государство всеобщего социального обеспечения), оформившиеся в послевоенный период. Под кризисом демократии имелся в виду не кризис демократии вообще, а такое развитие демократии, которое не выгодно правящей верхушке. В докладе утверждалось, что развитие демократии на Западе ведет к уменьшению власти правительств; что различные группы, пользуясь демократией, начали борьбу за такие права и привилегии, на которые ранее никогда не претендовали. И эти «эксцессы демократии» являются вызовом существующей системе правления». (из интервью с Андреем Фурсовым).

Как уловить момент, когда демократия перестаёт служить «демосу» и деградирует в механизм легитимации статус-кво правящего класса, что есть лишь более благозвучное выражение того, что она оказывается орудием легитимации господства господствующих, т.е. власти капитала и имущих слоев населения? Вот уже во Франции и Германии зазвучали предложения о введении “имущественного ценза” при голосовании, что свидетельствует о начале сворачивания в Европе прямой демократии, что для Украины и подавно – неизбежность, ведь для всех доступна информация, что за кресло депутата нужно заплатить от 1 до 20 млн. долларов. Диалог.UA предлагает поразмышлять над такими вопросами: Почему в Украине демократия не получила своего развития? Что еще из демократических завоеваний остается в нашей стране? И, наконец, есть ли будущее у демократии в Украине?

Свернуть

«В Украине в последние годы наблюдаются притеснения демократии и ухудшение ситуации с соблюдением прав человека», – говорится в отчете о состоянии демократии и прав человека, подготовленном международной правозащитной организацией Freedom House. В документе отмечается снижение уровня демократии и формирования в нашей стране «нездоровой политической обстановки». Впрочем, Freedom House уже второй год подряд фиксирует сокращение демократических свобод и в мире. Означает ли это фиаско проектов «Демократических прав и свобод» и «Экспорта демократии»?

Как уловить момент, когда демократия перестаёт служить «демосу» и деградирует в механизм легитимации статус-кво правящего класса, что есть лишь более благозвучное выражение того, что она оказывается орудием легитимации господства господствующих, т.е. власти капитала и имущих слоев населения? Вот уже во Франции и Германии зазвучали предложения о введении “имущественного ценза” при голосовании, что свидетельствует о начале сворачивания в Европе прямой демократии, что для Украины и подавно.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Без свободы поведения демократия просто не может существовать

18 ноя 2011 года

Есть ли связь между такими понятиями как «демократия» и «экономический рост»?

Связь безусловно есть. Это признано разными исследователями: социологами и экономистами, хотя предполагать, что связь между демократией и эффективной экономикой однозначна, нельзя – есть еще целый ряд факторов, которые влияют на их взаимодействие.

На самом деле, я бы начала с того, что понимается под демократией в разных странах, с учетом традиций и истории развития самой демократии. На мой взгляд, проблемы демократии или ее кризис, как сегодня говорят, связаны с тем, насколько она важна в национальных культурах различных странах. С тем, как происходит трансформация того классического определения демократии, которое предполагает не только права, но и обязанности, не только возможность сказать свое слово, но и потом принять решение большинства и жить по установленным большинством правилам.

И здесь существуют определенные разрывы. В странах, где демократия существует уже столетиями, где она воспринимается большинством населения как неотъемлемый принцип, стала частью культуры и менталитета – здесь баланс между возможностями и обязанностями достаточно устойчив. Если же мы говорим о странах новой демократии, к которым относится и Украина (хотя еще вопрос, насколько они демократичны), то здесь проявляется то, что мы являемся наследниками демократического централизма, который, по своей сути, был недемократическим. То есть, большинство населения с большей радостью взяло на себя понимание демократии как право сказать свое слово, и в меньшей степени – как готовность подчиниться решению большинства и принимать участие в реализации того решения, которое было принято.

Этот вопрос тесно связан и с другими вопросами и проблемами гражданского общества, с проблемами человеческого потенциала, человеческого капитала, о котором мы говорим. У нас получается, что делегировав кому-то права, определенную власть, избрав кого-то, – большинство населения на этом останавливается и чего-то ждет от этого человека, делегированного большинством во власть. А зрелая демократия и гражданское общество предполагают, что этот механизм взаимодействия, диалог между избранными и избирающими происходит постоянно в этом временном континууме, что позволяет, с одной стороны, быть сопричастным с действиями власти, а с другой – быть ответственным за свои действия и действия тех, кого избрали. И поскольку тут происходит разрыв, то, по сути дела, у нас получается делегированная, но не эффективная демократия, которую скорее можно определить как «формальную» демократию, функционирование которой происходит всплесками, без использования механизмов постоянного действия.

А вот если принять это соотношение прав и обязанностей, то здесь и происходит трансформация, возникает связь демократии и с экономическим ростом, и с развитием рынка. Потому что все эти процессы (и демократические, и недемократические), которые называются демократией на уровне жизни социума, точно также продолжаются уже как экономические взаимоотношения, в том числе определяя и условия рынка.

И хотя здесь нельзя отследить четкие границы, но, тем не менее, начинают работать процессы прозрачности и непрозрачности, доверия и недоверия, процессы законопослушания или нарушения закона. Если общество демократично, прозрачно, ответственно и законопослушно, то и экономический рост соответствует активности населения в сфере экономики.

Когда же мы говорим об Украине – стране не прозрачной, с законом, который работает не одинаково для всех, где часто проявляется желание обойти закон и обогатиться в личных интересах, то тут трудно развивать демократию. У нас демократия подрубается под корень именно отсутствием ее базовых принципов – равенства прав и ответственности. Поэтому попытки найти прямые корреляции между уровнями благосостояния и демократии не достигают цели, и нельзя сказать, что связь между ними существует всегда. В определенных тоталитарных государствах экономический рост может быть на определенном этапе даже более явно выраженным за счет контроля и законопослушания, которые базируются уже на других принципах и менталитетах. Но если мы говорим в целом и о длительной перспективе, то, безусловно, здесь есть определенная взаимосвязь.

Я попыталась на данных исследования европейских ценностей соотнести две вещи – удовлетворенность уровнем демократии в стране и доверие к правительству. Во-первых, можно увидеть четкую корреляцию и, по большому счету, чем больше удовлетворенность уровнем демократии, тем большее доверие к правительству, или, чем большее доверие к правительству, тем больше удовлетворенность уровнем демократии.

Когда мы смотрим на верхнюю часть списка «удовлетворенных», то здесь мы находим такие страны как Дания, Швейцария, Люксембург, Мальта, Испания, Финляндия, – те страны, которые по рейтингу благосостояния занимают достаточно высокое положение. Это определенное подтверждение связи демократии и экономического роста.

И опять-таки, если мы забудем про доверие к правительству и будем смотреть, где выше уровень удовлетворенности демократией, то мы можем этот список продолжить – Бельгия, Германия, Австрия. Это также те страны, которые обеспечивают достаточно высокий уровень качества жизни. И вот мы видим Украину, которая по этому показателю лучше Болгарии, но хуже Венгрии и Сербии. А вот Россия стоит в отдалении, поскольку там немного иная ситуация. Я все-таки считаю, что это полностью недемократическая страна, а доверие к правительству держится на других мотивах и характеристиках.

И интересно выглядит ситуация по Польше, страна достаточно близкая к Украине, если брать не очень высокий уровень доверия к правительству. Но, тем не менее, удовлетворенность уровнем демократии в Польше достаточно высокая, на уровне успешных и благополучных стран. И в сфере экономического роста, Польша гораздо успешнее Украины.


Чем обусловлен кризис демократии? Куда девался огромный гражданский потенциал нашего населения, почему он стал невостребованным?

Наверное, все-таки проблема кризиса не в невостребованном потенциале населения. Во-первых, проблема в том уровне имущественного расслоения, которое мы сегодня наблюдаем, и не только в Украине. В нашей стране он просто катастрофический, но те события, которые сегодня происходят в других странах, – и демонстрации в Соединенных Штатах, и акции протеста и гнева в Великобритании, Франции – фактически везде, если анализировать ситуацию, их первопричиной является огромное экономическое неравенство.

Причем в тех странах, где наблюдается вызывающее, демонстрационное поведение обладателей наибольших доходов, то там мы видим и более острое проявление недовольства. Также можно сказать, что там, где отсутствует большое расслоение, например, в североевропейских странах, где по внешнему виду не отличишь, принадлежит ли человек к правительству или власти, или это обыкновенный гражданин, – то эти протесты проходят несколько мягче. Во-вторых, проблема в коррумпированности элит. Если элиты игнорируют права людей и действуют в своих интересах, то гражданские и политические свободы превращаются в пустой звук, в профанацию, что и убивает любую активность населения. Поэтому и возникает ощущение невостребованного гражданского потенциала. Хотя корректнее говорить об отсутствии рационального стимула проявления этого потенциала.

С одной стороны, это нормально, что в любом государстве, и в Украине в том числе, есть огромная масса людей не активных. Они по своей природе такие, они ориентированы на то, чтобы кто-то решал их проблемы, чтобы кто-то обеспечивал им достойную старость, помог вырастить детей. Опять-таки, здесь очень велика сила влияния менталитета, исторических и культурных традиций, но, тем не менее, во всех странах есть такая часть населения. Наверное, это обусловлено тем, что в разных странах, хотя и по-разному, но имеются сторонники точки зрения, что демократия – это отсутствие порядка, это плохое развитие экономики так, как его никто не контролирует, и эти настроения увеличиваются за счет имущественного расслоения.

В тоже время, когда эта неактивная часть населения становится менее успешной, снижаются ее доходы, а открытость информационного пространства формирует другие стандарты, предлагает другое качество жизни, тогда чувство неудовлетворенности трансформируется в переоценку демократических принципов. И я думаю, что если не будет предпринято не только в Украине, но и в ряде других стран попыток ограничить это расслоение, нормировать его на основе консенсуса в обществе, то существующие формы демократии тоже будут подвергаться все большей и большей критике.

В числе альтернатив форм управления обществом, которые проанализированы на основе данных исследования ценностей, лучшим порядком для управления государством по-прежнему считаются демократические принципы. Но на втором месте сегодня идет общественный строй, в котором обществом управляют эксперты, компетентные люди, профессиональны. Но даже управление экспертов должно предполагать наличие демократических принципов контроля и их ответственности перед обществом, контроля обществом за ними.

Когда мы сравниваем ситуацию по разным странам с точки зрения оценки, какая система управления лучше, как демократия влияет на состояние экономики, то здесь мы четко видим закономерность. В более благополучных с материальной точки зрения странах, с более высоким качеством жизни, с высоким индексом человеческого развития, оценка демократии, как хорошей политической системы управления, – более высокая. А в более бедных и слабых странах – она низкая.

В частности, недовольство населения вызывает то, что демократия не может обеспечить общественный порядок. Один из самых высоких уровней поддержки этого утверждения – как раз у нас, в Украине и в России. И в гораздо меньшей степени с ним согласны жители Дании, Германии, Италии, Норвегии, Швеции. И опять-таки, с тем, что демократия создает очень плохие условия для экономики, – с этим в большей степени согласны украинцы и россияне, и в гораздо меньшей степени – жители Швейцарии, Швеции и Дании.


Считаете ли вы, что Украина – демократическая страна?

С моей точки зрения, Украина еще не стала демократической страной. Она не была демократической и еще такой не стала. Точно также и то, что мы не может сказать, что в Украине сегодня существует гражданское общество. У нас есть зародыши, проявления, есть организации, на базисе которых может развиваться гражданское общество. Но здесь мы отталкиваемся не только от мнения населения, а также смотрим на те процессы, которые происходят в стране. Например, оценки уровня демократичности в Украине значительно выше, чем в России, а по удовлетворенности этими показателями, даже по сравнению с некоторыми европейскими странами мы обладаем средним показателем удовлетворенности. Но если мы посмотрим на реальные процессы, которые происходят, и на то, как сегодня украинцы понимают демократию, то мы можем сказать, что демократии у нас нет.

У нас очень распространена точка зрения, что бесполезно идти на выборы, они ничего не изменят, при этом люди идут на выборы – и это хорошо, это правильная модель поведения, попытка влиять на ситуацию. Но доверия к власти и веры в то, что этот выбор позволит в будущем эффективно управлять страной, – нет. Причем это происходит на всех уровнях, хоть на уровне местном, хоть мы говорим о центральных органах – президент, парламент –– практически разница небольшая.

Мы так же пытались измерить уровень участия в общественных организациях, уровень участия в обсуждении и принятии каких-то решений, которые принимаются в стране. И вот в период 2005 года, я даже не говорю о «помаранчевой революции», скорее после нее, 2005 год показал, что был всплеск активности и инициативности. Например, когда 22% людей в конце 2005 года сказали, что они принимали участие в различного рода общественных слушаниях, дискуссиях, встречах с властью, когда они пытались высказать свою точку зрения, чтобы их выслушали. Но потом наступило разочарование, и на сегодняшний день мы можем сказать, что у людей нет понимания, какими механизмами они могут влиять на ту или иную ситуацию. И здесь прослеживается очень тесная корреляция с падением уровня доверия.

Для нас характерно, что после любых выборов идет всплеск доверия, который базируется на оптимистических ожиданиях, и буквально в течение первого года (мы это уже наблюдаем фактически третий президентский период) доверие теряется, и надежды людей, что есть механизм взаимодействия с властью, тают, тают и растворяются на уровне погрешности социологических измерений.

И здесь я не хочу винить только власть, точно так, как и нельзя винить только народ. Здесь, на самом деле, есть обоюдная, совместная ответственность. Если мы посмотрим на наше законодательство, то в нем прописаны различного рода общественные советы, которые должны создаваться и функционировать, зафиксировано право через общественные организации подавать запросы, право присутствовать на определенных заседаниях. Плюс постоянные «прямые линии» для связи с должностными лицами, которые у нас существуют. Но чтобы всем этим воспользоваться, тут должна быть позиция не единиц.

А вопрос недостатка доверия возникает на другом уровне, когда мы ощущаем отсутствие доверия между людьми, доверия на индивидуальном уровне, которое позволило бы людям объединиться и поверить друг другу, попытаться повлиять на власть. Вот здесь эта инициатива очень низкая, и одна из причин этого связана с низким уровнем материального благополучия людей и боязнью потерять то, что имеешь сегодня для обеспечения себя и своей семьи. Украинцам все еще есть, что терять. Почему и говорят, что именно в бедных странах могут быть революции, но, с другой стороны, там очень плохо развивается гражданское общество, и поэтому эффективность революций, несущих благо для таких обществ, – крайне низка.


Почему в Украине демократия не получила своего развития? И есть ли будущее у демократии в Украине?

По сути дела, вот что происходит: в 1991 году та часть населения, которая начала в себя впитывать новые правила, и подходы, все еще не имеет решающего веса в обществе. Даже если взять от рождения, а это мало, возьмем, допустим, что им было 7 лет. На сегодняшний день им всего лишь 27, плюс поколение, родившееся в Украине – им всего 20 лет. На самом деле, это та молодежная часть, которая в основном либо еще вообще экономически не активна, либо она в процессе обучения, либо она на первых шагах вхождения в реальное свое поведение. Потому что здесь важно поведение не только в использовании права голосовать с 18 лет, а здесь имеет значение определенный уровень зрелости. Мы, социологи, молодых людей начинаем считать взрослыми с 30 лет – это молодые взрослые.

По сути дела, мы не имеем сегодня взрослого поколения, которое уже сформировано новыми правилами, изменяющимися ценностями этой демократии. Нам надо еще, по моим оценкам, как минимум, лет 20–30 чтобы те, кто будут формировать демократию и гражданское общество и демократию в постоянном повседневном процессе, чтобы мы сказали, что таких большинство в обществе. Это еще минимум лет 20–30, то есть минимум еще одно поколение, если считать десятилетиями.

Потому что та часть украинцев, которая выросла в другом обществе и по другим правилам – мы видим, что даже те, кто уже при власти на местах, при наличии самостоятельности – очень многие ориентированы на то, что им скажут сверху. И эта боязнь инициативы, боязнь проявить себя, боязнь поступить по-новому, боязнь потерять свое место – все эти факторы не позволяют быть полностью свободными, а демократия без свободы поведения просто не может существовать.

Кроме того, необходима смена политической элиты. Общеизвестно, что коррумпированность элит делает невозможным функционирование демократических принципов, искажает демократические нормы, формирует искаженные ценности.


Что демократического у нас все еще остается?

Хотя со мной не согласятся средства массовой информации, я считаю, что СМИ у нас сегодня в целом достаточно демократичны. Не взирая на то, что некоторые из них являются подконтрольными, наличие любых альтернативных форм средств массовой информации позволяет говорить, что, по крайней мере, между СМИ и обществом происходит демократический процесс. Уж я не знаю, как там внутри средств массовой информации, но внешне все выглядит достаточно демократично.

Мне кажется, что сегодня достаточно демократичен Интернет как возможность быть свободным. Он, может быть, даже излишне либерален, но, тем не менее, можно считать его демократичным.

Из новых прослоек, которые формируются в обществе, достаточно демократична на сегодня та молодежная группа, которую я бы отнесла больше к студенчеству. Это молодежь, которая, с одной стороны, только лишь сделала свой профессиональный выбор, а с другой стороны, в определенной степени, уже самостоятельна, и, будем так говорить, с достаточно хорошим интеллектуальным базисом. Вот мне кажется, что в этой среде тоже есть демократические проявления. Среди молодежи в большей степени распространена ценность самовыражения. И есть надежда, что эти ценности самовыражения, самостоятельности, независимости смогут оказать давление на элиты, чтобы обеспечить неформальную демократию.

Я бы сказала, что сегодня у нас абсолютно не демократичен бизнес, и его недемократичность, с моей точки зрения, связана с тем, что он настолько независим от украинского государства, что в большинстве своем просто не заинтересован в развитии демократических процессов в Украине.

Все-таки у нас наблюдается рост количества общественных организаций, есть возможность создавать новые общественные организации и возможность быть активными и действовать, используя свои права, – все это обнадеживает. Другое дело, что эти общественные организации все еще малочисленны, с низким уровнем вовлеченности населения, если сравнивать с другими странами.

Но я оптимист, и если вы меня будете спрашивать, есть ли у Украины демократическая перспектива, – то я считаю, что да, совершенно однозначно - да.

Мне кажется, что этому способствует открытость, которая в глобальном мире формируется, несмотря на то, что Украина имеет сложности с оформлением виз. Но, тем не менее, те же туристические поездки, в которые многие украинцы ездят просто на отдых, они тоже влияют на формирование менталитета, на критическое осмысление нашей реальности, на желание что-то где-то улучшить. Еще хотелось бы, чтобы это влияло не только на установки и вербальные проявления, но и на реальное поведение наших граждан.

Беседовала Евгения Сизонтова

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Новый мировой беспорядок – как мы в нем оказались

Развал системы глобальной безопасности – следствие подъема национализма, этой «темной стороны демократии», что уже привело к конфликтам во многих странах мира; происходящее в Украине является доказательством этого, а возможно, и началом революции. Как выбраться из подобной ситуации в реальной жизни? Научные исследования показывают, что есть только два пути: чистая победа одной из сторон, или «мучительный тупик», в котором обе стороны страдают из-за конфликта, пока не согласятся на международное посредничество.

В Украине Россия тоже вошла в мучительный политический тупик. Да, она показала свою силу духа в отношении санкций – а также готовность терпеть неудобства, чтобы при этом терзать Украину, пытаясь сохранить благодаря этому свое влияние и сепаратистскую автономию на востоке страны. Украина, однако, стремится к чистой победе, окружая сепаратистов и обстреливая их позиции. Чего мы пока не знаем – как далеко Украина готова зайти в своем стремлении к полной победе, и как далеко готова зайти Россия, чтобы этого не допустить? Да, можно надеяться, что международные посредники смогут убедить и Украину, и Россию, что издержки открытого конфликта могут быть столь велики, что лучше пойти на сохранение нынешнего положения, чем продолжать военные действия. Я боюсь, однако, что мы увидим дальнейшее обострение конфликта, усиление экономических санкций и расширение военных действий.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Тимур Алексеєнко, науковий співробітник Vienna School of Governance

Демократія зазнає внутрішніх змін, але не буде замінена на щось інше

Максим Лациба, керівник програм Українського незалежного центру політичних досліджень

Хочеш змінити світ – почни з себе!

Тарас Березовець, політтехнолог

В Україні ніколи не вдасться побудувати закриту тоталітарну державу

Александр Майборода, доктор исторических наук, профессор

На смену демократии может придти интернационал-социализм

Анастасія Красносільська, Координатор проекту Українського незалежного центру політичних досліджень кафедри політології КНУ імені Тараса Шевченка

Україна – це демократія, але низькоякісна демократія

Анатолій Гуцал, радник директора Національного Інституту стратегічних досліджень при Президентові України

Демократія виявила себе на планеті насамперед у своїй руйнівній іпостасі

Андрій Дуда, кандидат наук з державного управління, доцент кафедри політології Національного університету «Києво-Могилянська академія»

В Україні, як пострадянській державі, є цілі покоління, які за своїм світоглядом не здатні прийняти цінностей і інструментів громадянського суспільства

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Демократия в Украине пока что невозможна

Віктор Чумак, директор Українського інституту публічної політики

Україна жодного дня не жила як демократична країна

Анатолій Ткачук, народний депутат 1-го скликання

Україна вступила в дуже сумний період відходу від демократичного поступу

Олександр Черненко, Голова Всеукраїнської громадської організації "Комітет виборців України"

Ми пожинаємо наслідки гри за правилами, встановленими ще за часів Союзу

Олександр Вишняк, доктор соціологічних наук, директор фірми «Юкрейніан соціолоджі сервіс»

Бідноті демократія не потрібна

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

Налицо явные попытки свертывания демократии в Украине

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Подолати міф про демократію!

Ігор Коліушко, експерт з публічного права, голова правління ГО "Центр політико-правових реформ"

Україна інтенсивно втрачає ознаки демократії

Владимир Фесенко, директор Центра прикладных политических исследований «Пента»

За кожною хвилею демократизації часто йде рецидив авторитаризму

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,296