В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

«В Украине в последние годы наблюдаются притеснения демократии и ухудшение ситуации с соблюдением прав человека», – говорится в отчете о состоянии демократии и прав человека, подготовленном международной правозащитной организацией Freedom House. В документе отмечается снижение уровня демократии и формирования в нашей стране «нездоровой политической обстановки».

Впрочем, Freedom House уже второй год подряд фиксирует сокращение демократических свобод и в мире. Означает ли это фиаско проектов «Демократических прав и свобод» и «Экспорта демократии»? Ведь даже США, больше всего пропагандировавшие демократию в мире, сами спустились на 18-ую позицию в этом рейтинге. А ведь еще совсем недавно США подкрепляли свои слова делом, и тратили на поддержку демократии огромные средства американских налогоплательщиков. Бюджет Госдепартамента на «поддержку свободы и демократии в мире» в 2009 году составлял 1,7 млрд. долл.

Мировой экономический кризис отразился не только на финансировании проектов «экспорта демократии», но и на состоянии дел в традиционно демократических странах, в странах «старой демократии» – даже в них участились различные демонстрации протеста. Причем сегодняшние протестующие просят немного: шанс использовать свои навыки, право на достойный труд за достойную зарплату, более справедливую экономику и общество.

Как отмечает Джозеф Е. Стиглиц: «Их надежды эволюционные, а не революционные. Однако с другой стороны, они просят многого – демократии, в которой люди, а не доллары, имеют значение». Но если вспомнить, что еще в 1975 году на Западе появился доклад «Кризис демократии», написанный по заказу «Трехсторонней комиссии» С. Хантингтоном, М. Крозье и Дз. Ватануки, то многое из происходящего становится гораздо более понятным.

«В докладе четко фиксируются угрозы положению правящего слоя, – это прежде всего то, что против него начинают работать демократия и welfare state (государство всеобщего социального обеспечения), оформившиеся в послевоенный период. Под кризисом демократии имелся в виду не кризис демократии вообще, а такое развитие демократии, которое не выгодно правящей верхушке. В докладе утверждалось, что развитие демократии на Западе ведет к уменьшению власти правительств; что различные группы, пользуясь демократией, начали борьбу за такие права и привилегии, на которые ранее никогда не претендовали. И эти «эксцессы демократии» являются вызовом существующей системе правления». (из интервью с Андреем Фурсовым).

Как уловить момент, когда демократия перестаёт служить «демосу» и деградирует в механизм легитимации статус-кво правящего класса, что есть лишь более благозвучное выражение того, что она оказывается орудием легитимации господства господствующих, т.е. власти капитала и имущих слоев населения? Вот уже во Франции и Германии зазвучали предложения о введении “имущественного ценза” при голосовании, что свидетельствует о начале сворачивания в Европе прямой демократии, что для Украины и подавно – неизбежность, ведь для всех доступна информация, что за кресло депутата нужно заплатить от 1 до 20 млн. долларов. Диалог.UA предлагает поразмышлять над такими вопросами: Почему в Украине демократия не получила своего развития? Что еще из демократических завоеваний остается в нашей стране? И, наконец, есть ли будущее у демократии в Украине?

Свернуть

«В Украине в последние годы наблюдаются притеснения демократии и ухудшение ситуации с соблюдением прав человека», – говорится в отчете о состоянии демократии и прав человека, подготовленном международной правозащитной организацией Freedom House. В документе отмечается снижение уровня демократии и формирования в нашей стране «нездоровой политической обстановки». Впрочем, Freedom House уже второй год подряд фиксирует сокращение демократических свобод и в мире. Означает ли это фиаско проектов «Демократических прав и свобод» и «Экспорта демократии»?

Как уловить момент, когда демократия перестаёт служить «демосу» и деградирует в механизм легитимации статус-кво правящего класса, что есть лишь более благозвучное выражение того, что она оказывается орудием легитимации господства господствующих, т.е. власти капитала и имущих слоев населения? Вот уже во Франции и Германии зазвучали предложения о введении “имущественного ценза” при голосовании, что свидетельствует о начале сворачивания в Европе прямой демократии, что для Украины и подавно.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Налицо явные попытки свертывания демократии в Украине

23 ноя 2011 года

Вот уже два годы мы слышим тревожные сигналы о том, что демократия в мире отступает. Да, мы видим, как на Ближнем Востоке свергают засидевшихся во власти правителей, но количество демократических режимов в мире неуклонно снижается. Да и в нашей стране мы видим нарастающее единомыслие, что как-то плохо согласуется с идеалом демократии. Почему так происходит?

Это глобальный вопрос. Но я все-таки сторонник того мнения, что глобализация не означает выравнивания ситуации в разных странах, тут картина остается сложной. Есть богатые страны, страны, так называемой старой демократии, есть страны бывшего социалистического лагеря, и есть то, что мы называем Третьим Миром или развивающимися странами.

Что касается стран старой демократии, то я бы сказал, что сейчас не кризис, а определенное давление в сторону политической целесообразности, под которой надо понимать желание государства или капитализма в целом влиять на политические процессы. Экономический кризис вызван не столько кризисом экономики, сколько финансов. Поэтому государство стремится включаться в эти процессы, процессы государственного регулирования и принимает порой довольно жесткие меры.

Кроме того, фактически провалилась идея создания мультикультурной Европы в рамках Европейского Союза. Последние события во Франции и других странах в отношении желания мусульман сохранять свои традиции, живя в Европе, показали, что мультикультурная Европа не получилась. С другой стороны, интеграции в новое общество у иммигрантов не происходит. В таких условиях, могут обостряться старые межэтнические конфликты. И мы это видим на примере той же Франции.

Что касается Третьего Мира, то тут ситуация с демократией не улучшилась. Ухудшилась ли она? Вряд ли, потому что ухудшаться-то особо некуда. Но что сейчас происходит с Востоком? Есть ведь страны, где женщины не имеют вообще никаких прав, но сейчас мы видим определенное улучшение даже в таких консервативных странах как Объединенные Арабские Эмираты. Женщинам разрешают даже садиться в автомобиль, может быть, им даже скоро позволят принимать участие в выборах. То есть происходит то, что называется «арабской весной», а арабский мир это довольно значительная часть человечества.

В странах постсоветских, конечно, происходят вещи более динамичные и интересные. Россия движется, как огромный поезд, в одном направлении, вместе со своей «регулируемой демократией», о чем много говорят и пишут. Об этом весьма красноречиво говорит хотя бы последний пример, когда президент говорит о том, что он передаст власть премьер-министру, а тот займет его место. Причем в этой ситуации президентские выборы в России будут формально демократическими. Никто же ведь не отменяет выборы, просто работа с массовым сознанием делает то, что выбор избирателей предрешен.

Не менее интересна ситуация в Украине. При всех сложностях, тут существуют две противоборствующие группы, и поэтому последние события – арест Тимошенко, например, показывают, что у нас происходит нечто непрогнозируемое. Налицо явные попытки свертывания демократии в Украине. Одним из признаков этого является то, что все попытки реформирования в стране происходят без реального участия общественности. Недавняя попытка захвата парламента ветеранами и вовсе происходила без прямого участия каких-либо политических сил. Они просто были отодвинуты на второй план группами ветеранов афганской войны и чернобыльцами. Реформирование системы социального страхования, пенсионной системы происходило без прямого участия общественности, их обсуждения фактически не было. На подходе еще одно серьезное ограничение демократии, это законопроект о назначении мэра столицы, а не его избрания киевлянами. Это может стать огромным шагом назад, поскольку мнение граждан, живущих в столице, учитываться не будет, исходя из пресловутой «политической целесообразности».

Потому положение дел с демократией в мире весьма неоднозначно. В каких-то странах оно улучшается, в каких-то ухудшается.

Многие из нас помнят великое стояние на Майдане, и тот огромный эмоциональный подъем, что был в те дни. В те, кажущиеся столь далекими, дни наша страна для всего мира казалась образцом прямой демократии и идеалом гражданского общества. Куда это все девалось?

Тут надо вспомнить о роли личности в истории. Вспомним хотя бы начало Первой Мировой войны, которая началась с убийства в Белграде студентом Миколой Принципом эрцгерцога Фердинанда. Вспомним Вторую Мировую войну, характер которой в огромной степени определялся личностями Гитлера и Сталина. В нашем случае Майдан во многом возник благодаря личности Ющенко, который для многих выглядел весьма многообещающим политиком.

К сожалению, этот человек не оправдал надежд. Огромный социальный капитал – доверие, было им растрачено. Это стало психологической травмой массового сознания, крупным разочарованием. Причем, что интересно, разочаровались не только те, кто голосовал за Ющенко, но и его противники, те, кто голосовал за Януковича. По нашим данным, на востоке страны количество людей, не знающих, за кого бы они проголосовали, будь сегодня выборы, превышает количество людей, которые голосовали бы за президента. Это говорит о серьезных процессах в общественном мнении. А почему так происходит – ответ лежит в социально-экономической сфере.

Потому «дух Майдана» не улетучился, он трансформировался – от состояния возбуждения и надежды, к вялотекущему разочарованию, к «оборонному сознанию». Люди стремятся защитить хотя бы то, что у них есть. Всеобщий протест переходит к протесту локальных групп. Яркий тому пример – выступление ветеранов афганской войны и чернобыльцев. Была предпринята попытка государственных органов разобраться с активистами, но выступления планируются, то есть борьба идет на уровне отдельных социальных групп. Однако это все же оборонное сознание. Печально, но общенациональное единение в борьбе за демократию, которое существовало на Майдане, разрушилось. И не в последнюю очередь потому, что политическая «элита» не оправдала надежд, не продолжила движение в борьбе за демократию.

Не думаю, что народ сам по себе, без политический силы, без лидера, объединяющего и координирующего его усилия, способен что-то изменить к лучшему. Интересный пример – Луценко. Надо отдать ему должное – в то время как он был одним из руководителей Майдана, ни одна витрина не была разбита, и на площади сохранялся абсолютный порядок. Все народные выступления прошли организованно и мирно, закончившись тем, что тогда считалось успехом. «Элита» воспользовалась этими плодами народного гнева сугубо в своих интересах, что вызвало огромное разочарование.

Как долго это может продлиться? Еще несколько лет, как минимум. Та половина Украины, которая голосовала за нынешнего президента, убедилась, что кардинального улучшения ее положения не произошло, скорее наоборот. А вторая половина, которая голосовала за «оранжевых», в них так же разочаровалась. Поэтому в стране возник определенный вакуум надежд: собственно говоря, а кому можно доверять? Избиратели обеих половин Украины в поиске своего лидера. По моему мнению, лидером, который мог бы их удовлетворить, должен быть более-менее «центричен». Майдан оказался серьезным уроком для массового сознания, показав, что «беззастережно» доверять политикам не стоит, поскольку у них преобладают свои личные интересы. И это, надо сказать, еще и весьма грустный урок.

Можно ли говорить, что произошла деполитизация массового сознания?

Сложно сказать. Прежде всего, сложно определить, что есть политика как таковая. В английском языке политика имеет два значения – «policy» и «politics». Первое – это политика как организованное управление обществом, а второе это то, что касается политических взглядов. Первое значение политики никуда не исчезло, и по-прежнему касается нас всех – это и регулирование тарифов, и пенсии, налоги и прочее. Причем наши граждане, как показали последние события, безропотно не сдаются. В этом плане деполитизации нет.

Что касается второго значения политики как идеологической компоненты, то здесь все понемногу угасает. Например, вопрос вступать или не вступать в НАТО постепенно отошел на второй план. Отношения с Россией и Европой – тут сама власть себя загнала в угол, и не дает информации своим сторонникам, на кого им ориентироваться. Балансирование между Востоком и Западом дезорганизует массовое сознание. Четких ориентиров нет, это состояние недолговечно, и, пожалуй, даже опасно. А в остальном - массовое сознание, по нашим данным, тяготеет к центризму и пассивному, я подчеркиваю это, пассивному поддержанию демократии.

Беседу вел Андрей Маклаков

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

НАТО: ответ на кризис в Украине и безопасность в центральной и восточной Европе

Действия России в Украине вынудили наблюдателей и политиков по обе стороны Атлантики, включая членов Конгресса США, пересмотреть роль Соединенных Штатов и НАТО в укреплении европейской безопасности. Особую обеспокоенность в плане безопасности вызывает ситуация вокруг таких стран не-членов НАТО, как Молдова и Украина. Отражая взгляды США и их европейских союзников, генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен назвал военную агрессию России «самым серьезным кризисом в Европе после падения Берлинской стены», и заявил, что НАТО «больше не может вести дела с Россией, как раньше».

Этот отчет, подготовленный всего месяц назад Исследовательской службой Конгресса США, хорошо передает образ мысли и расхождения позиций среди американских законодателей в отношении НАТО и кризиса в Украине – с одной стороны, заявления о готовности защитить интересы членов альянса, а с другой – ссылки на пророссийское общественное мнение в ряде стран Запада.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Тимур Алексеєнко, науковий співробітник Vienna School of Governance

Демократія зазнає внутрішніх змін, але не буде замінена на щось інше

Максим Лациба, керівник програм Українського незалежного центру політичних досліджень

Хочеш змінити світ – почни з себе!

Тарас Березовець, політтехнолог

В Україні ніколи не вдасться побудувати закриту тоталітарну державу

Александр Майборода, доктор исторических наук, профессор

На смену демократии может придти интернационал-социализм

Анастасія Красносільська, Координатор проекту Українського незалежного центру політичних досліджень кафедри політології КНУ імені Тараса Шевченка

Україна – це демократія, але низькоякісна демократія

Анатолій Гуцал, радник директора Національного Інституту стратегічних досліджень при Президентові України

Демократія виявила себе на планеті насамперед у своїй руйнівній іпостасі

Андрій Дуда, кандидат наук з державного управління, доцент кафедри політології Національного університету «Києво-Могилянська академія»

В Україні, як пострадянській державі, є цілі покоління, які за своїм світоглядом не здатні прийняти цінностей і інструментів громадянського суспільства

Виктория Подгорная, к.ф.н., директор Центра социально-политического проектирования

Демократия в Украине пока что невозможна

Віктор Чумак, директор Українського інституту публічної політики

Україна жодного дня не жила як демократична країна

Анатолій Ткачук, народний депутат 1-го скликання

Україна вступила в дуже сумний період відходу від демократичного поступу

Олександр Черненко, Голова Всеукраїнської громадської організації "Комітет виборців України"

Ми пожинаємо наслідки гри за правилами, встановленими ще за часів Союзу

Олександр Вишняк, доктор соціологічних наук, директор фірми «Юкрейніан соціолоджі сервіс»

Бідноті демократія не потрібна

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Подолати міф про демократію!

Ольга Балакирева, кандидат социологических наук, доцент, Глава Правления Украинского института социальных исследований им. Александра Яременко

Без свободы поведения демократия просто не может существовать

Ігор Коліушко, експерт з публічного права, голова правління ГО "Центр політико-правових реформ"

Україна інтенсивно втрачає ознаки демократії

Владимир Фесенко, директор Центра прикладных политических исследований «Пента»

За кожною хвилею демократизації часто йде рецидив авторитаризму

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,110