В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска

ДЕМОКРАТИИ КОНЕЦ? или ОНА ВРЕМЕННО СДАЕТ ПОЗИЦИИ?

«В Украине в последние годы наблюдаются притеснения демократии и ухудшение ситуации с соблюдением прав человека», – говорится в отчете о состоянии демократии и прав человека, подготовленном международной правозащитной организацией Freedom House. В документе отмечается снижение уровня демократии и формирования в нашей стране «нездоровой политической обстановки».

Впрочем, Freedom House уже второй год подряд фиксирует сокращение демократических свобод и в мире. Означает ли это фиаско проектов «Демократических прав и свобод» и «Экспорта демократии»? Ведь даже США, больше всего пропагандировавшие демократию в мире, сами спустились на 18-ую позицию в этом рейтинге. А ведь еще совсем недавно США подкрепляли свои слова делом, и тратили на поддержку демократии огромные средства американских налогоплательщиков. Бюджет Госдепартамента на «поддержку свободы и демократии в мире» в 2009 году составлял 1,7 млрд. долл.

Мировой экономический кризис отразился не только на финансировании проектов «экспорта демократии», но и на состоянии дел в традиционно демократических странах, в странах «старой демократии» – даже в них участились различные демонстрации протеста. Причем сегодняшние протестующие просят немного: шанс использовать свои навыки, право на достойный труд за достойную зарплату, более справедливую экономику и общество.

Как отмечает Джозеф Е. Стиглиц: «Их надежды эволюционные, а не революционные. Однако с другой стороны, они просят многого – демократии, в которой люди, а не доллары, имеют значение». Но если вспомнить, что еще в 1975 году на Западе появился доклад «Кризис демократии», написанный по заказу «Трехсторонней комиссии» С. Хантингтоном, М. Крозье и Дз. Ватануки, то многое из происходящего становится гораздо более понятным.

«В докладе четко фиксируются угрозы положению правящего слоя, – это прежде всего то, что против него начинают работать демократия и welfare state (государство всеобщего социального обеспечения), оформившиеся в послевоенный период. Под кризисом демократии имелся в виду не кризис демократии вообще, а такое развитие демократии, которое не выгодно правящей верхушке. В докладе утверждалось, что развитие демократии на Западе ведет к уменьшению власти правительств; что различные группы, пользуясь демократией, начали борьбу за такие права и привилегии, на которые ранее никогда не претендовали. И эти «эксцессы демократии» являются вызовом существующей системе правления». (из интервью с Андреем Фурсовым).

Как уловить момент, когда демократия перестаёт служить «демосу» и деградирует в механизм легитимации статус-кво правящего класса, что есть лишь более благозвучное выражение того, что она оказывается орудием легитимации господства господствующих, т.е. власти капитала и имущих слоев населения? Вот уже во Франции и Германии зазвучали предложения о введении “имущественного ценза” при голосовании, что свидетельствует о начале сворачивания в Европе прямой демократии, что для Украины и подавно – неизбежность, ведь для всех доступна информация, что за кресло депутата нужно заплатить от 1 до 20 млн. долларов. Диалог.UA предлагает поразмышлять над такими вопросами: Почему в Украине демократия не получила своего развития? Что еще из демократических завоеваний остается в нашей стране? И, наконец, есть ли будущее у демократии в Украине?

Свернуть

«В Украине в последние годы наблюдаются притеснения демократии и ухудшение ситуации с соблюдением прав человека», – говорится в отчете о состоянии демократии и прав человека, подготовленном международной правозащитной организацией Freedom House. В документе отмечается снижение уровня демократии и формирования в нашей стране «нездоровой политической обстановки». Впрочем, Freedom House уже второй год подряд фиксирует сокращение демократических свобод и в мире. Означает ли это фиаско проектов «Демократических прав и свобод» и «Экспорта демократии»?

Как уловить момент, когда демократия перестаёт служить «демосу» и деградирует в механизм легитимации статус-кво правящего класса, что есть лишь более благозвучное выражение того, что она оказывается орудием легитимации господства господствующих, т.е. власти капитала и имущих слоев населения? Вот уже во Франции и Германии зазвучали предложения о введении “имущественного ценза” при голосовании, что свидетельствует о начале сворачивания в Европе прямой демократии, что для Украины и подавно.

Развернуть

Мнение эксперта
Другие диалоги:
Версия для печати

Демократия в Украине пока что невозможна

5 дек 2011 года

Почти каждый день в мировых новостях говорят о событиях, которые раньше невозможно было себе и представить: убийство засидевшегося во власти авторитарного лидера и мощные демонстрации на Манхэттене. В то же время, мы слышим и о сокращении в мире числа демократических режимов. Возникает какой-то «когнитивный диссонанс» - как понимать эту действительность?

Это очень интересная тема, особенно в глобальном масштабе. Сейчас даже по ведущим телеканалам мира обсуждают массовые акции протеста, которые прошли в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Чикаго, и перебросились на весь мир. Речь идёт уже не только о Греции, Испании, но в этот процесс вовлечён даже Лондон.

Последние лет пять в мире нарастает тенденция к неприятию капитализма в нынешней версии. Есть левые исследователи, которые давно предупреждали о надвигающемся глобальном экономическом кризисе и указывали на откат от демократии. С начала этого тысячелетия всё больше появляется публикаций и книг на эту тему, а некоторые даже стали бестселлерами. Например, в Гарварде есть преподаватель политологии Пипа Норрис, так её последняя книга прямо и называется «Дефицит демократии во всём мире». И действительно – есть проблема политического представительства, демократия стала очень зависимой от экономического развития.

Часто говорят и о том, что капитализм стал виртуальным, что он раздулся, как мыльный пузырь и лопнул. Ожидание конца вообще можно назвать западной традицией. На самом деле, конца капитализма пока не произошло, но очередная форма его существования подошла к завершению. Эта форма создала высокую продуктивность и финансовое могущество империй. С другой стороны, деньги получили настолько большую роль в устройстве общества, что правительства всех, или почти всех стран перестали заботиться о своих народах и стали выражать интересы банковского капитала. Поэтому, после экономических потрясений 2008-го года, закономерно наступает политическая волна кризиса. И даже Збигнев Бжезинский в последних выступлениях говорил, что следует ожидать обострения социальных протестов в США, а феноменом 21-го века станет то, что они прокатятся по всему миру.

Эти протесты свидетельствуют о двух ключевых тенденциях. Первая – это мировой экономический кризис. Мы видим резкий рост безработицы. В Великобритании это 2% в год, в США – 2,5%, а ведь это главнейшие в капиталистической системе страны. А таким, как Испания и Греция приходится совсем туго. Безработица среди молодёжи достигает сорока, а то и пятидесяти процентов.

Все последние десятилетия финансовые воротилы с Уолл-стрит, и со всего мира, крутили деньгами, как хотели, насколько у них только фантазии хватало. Теперь приходит время расплачиваться за этот шабаш, а оплачивать его приходится населению. Ту же безработицу можно рассматривать как элемент этой расплаты. В Америке сейчас бешеной популярностью пользуются книги о том, как избежать личной катастрофы. Предлагают прекратить жить на квази-деньги и отказаться от кредитных карточек. И вообще отказаться от модели потребления, как основы нынешнего капитализма. В этой модели содержится много искусственно созданных элементов, которые вынуждают человека тратить как можно больше денег, для чего, конечно же, их нужно брать в кредит. Естественно, что когда-то нужно переходить к более реальным ценностям.


Звучит увлекательно, но не придется ли расплачиваться за этот переход скорее бедным, чем богатым, причем не только деньгами, но и некоторыми политическими свободами?

Падение виртуального капитализма неизбежно влечёт за собой и огромные социальные издержки. К безработице добавится обесценивание вкладов и не останется больше «богатеньких старичков» как явления. Молодое поколение не будет иметь стабильных перспектив в работе, а последствия этого трудно даже перечислить. И пострадают теперь уже и страны «золотого миллиарда», которые долго спасались за счёт стран «третьего мира». К тому же, мы видим, что правительства оказались к этому не готовы, ведь они привыкли действовать в направлении глобализации. Сама концепция глобализации, надо полагать, также претерпит большие изменения, особенно если учесть высокий современный уровень информатизации.

А политический кризис теперь начинается с такого вопроса: почему же правительства не предлагают новую модель общественно-экономического устройства? В западных странах, где сформировано гражданское общество, оно спрашивает: зачем нам такая власть и почему мы же её и оплачиваем? Далее встаёт вопрос о пересмотре всего общественного договора, принятого в западном мире.

В Украине некое подобие общественного договора есть только между олигархами и властью, а общественность в нём не участвует. Поэтому у нас в принципе не может укорениться демократия – не установлено, по каким принципам должна играть власть, а по каким - общество. И структуры гражданского общества у нас только начинают возникать – контролировать власть, по сути, некому.

На Западе ситуация другая. В докризисные времена революции в третьих странах тихо угасали, не вызывая в странах демократии каких-то откликов. А сейчас революции в Магрибе стали вдохновляющим фактором и для народов Старого и Нового Света. Они как-будто передали им свою энергию.

Конечно, можно говорить о дефиците демократии, поскольку органы власти больше не являются представителями большинства граждан. Миллионы людей теряют жильё и работу, а правительства передают фантастически огромные суммы нескольким десяткам корпораций и банков. Но народ на Западе хорошо образованный, и умеет разобраться, что к чему. И там люди имеют культуру гражданских протестов. Но если их требования не будут учтены, то в дальнейшем возможны и революционные ситуации.


Давайте перейдём от глобального к локальному: что это означает для Украины, которой все же придется идти на выборы?

Начнём с того, что Украина не очень сильно интегрирована в международные экономические структуры. Нет и политического объединения – мы не можем даже преодолеть рубеж ассоциации. Остались рудименты от советского «железного занавеса» и в этом обнаруживаются некоторые плюсы. Но всё равно есть реальная угроза того, что потерпевшими от глобального кризиса станут, прежде всего, третьи страны, в том числе и Украина. Да и Россия.

В США есть, к примеру, «Акт о коррупции». Он предполагает уплату налогов нерезидентами в случае заключения сделок с резидентами США. Здесь речь идёт об изъятии так называемых молодых денег и в американском бюджете на 2011-й год эта сумма составляет триллион долларов.

Для корпоративного украинского государства это прямая угроза, потому что наши олигархи вынуждены держать свои нелегализованные деньги в оффшорах, которые в скором времени могут быть закрыты. И вопрос такой уже был в повестке дня «Большой Двадцатки» в 2008-м году, но тогда его замяли. Однако не смогут деньги постоянно утекать без налогов, когда население обнищает и с него содрать будет нечего. Тогда должен будет платить капитал. Я бы сказала, что это базовая задача глобальной экономики в данный момент.

Другими словами, если «Акт о коррупции» будет ужесточён, то это нанесёт удар по украинской экономике, потому что её деньги находятся за рубежом и там с них возьмут налоги. У нас вообще капиталами обладают лишь немногие «избранные», а все активы населения не капитализированы.


Ясно – вокруг нас перемены и кризис. Но одно дело демократические страны, а другое – недемократические. Одни считают Украину демократией, другие – нет. Сформулирую вопрос так: каковы прогнозы для государства, в котором не решены вопросы представительства интересов всех граждан?

Такое государство имеет очень ограниченные ресурсы для устойчивого существования. У нас за двадцать лет почти все уже поняли, что мы имеем не тот тип государства, который нужен. Это государство людям не предлагает ничего вообще. Я где-то слышала статистику, что за последние полтора года было четыре тысячи выступлений с протестами. Это говорит о том, что при Кучме и Ющенко государство в какой-то мере жило по принципу «мы не трогаем вас, вы не трогайте нас». А теперь государство активно ущемляет население так называемыми реформами, по-хитрому и по-простому обкрадывает, всех пенсионеров поголовно заставляет обращаться в суды, чтобы получить то, что должно было бы отдано по умолчанию.

Мы находимся в клинче между Европой и Россией. Разорвать этот клинч из-за авторитарной власти, как мне кажется, невозможно. Если бы произошла децентрализация с развитием экономических и политических свобод, то Украина стала бы инвестиционно привлекательной, хотя бы для Евросоюза. А в таком виде как сейчас, она не нужна ни России, ни Западу. Да и нужен ли нам Путин, если учесть, что денег, которые Россия получает с экспорта сырья и энергоносителей не хватает для самой России?

А что планирует наша власть? Чтобы отвести от себя народное негодование она хочет переложить его на парламент и провести выборы. При этом увеличится и фракция Партии Регионов, так как БЮТ и другие партии сейчас сильно ослаблены. Но мы понимаем, парламент и так уже за ситуацию в стране не отвечает – всем руководят с Банковой…

Понятно, что люди будут требовать смены такой власти, а почти все пути для её естественного обновления уже прочно заблокированы – народ просто лишили выбора. Если такое государство будет оставаться независимым, то оно неизбежно придёт к революции.


Беседу вел Андрей Маклаков

Версия для печати
Публикации автора

 

Рекомендуем к прочтению

Новый мировой беспорядок – как мы в нем оказались

Развал системы глобальной безопасности – следствие подъема национализма, этой «темной стороны демократии», что уже привело к конфликтам во многих странах мира; происходящее в Украине является доказательством этого, а возможно, и началом революции. Как выбраться из подобной ситуации в реальной жизни? Научные исследования показывают, что есть только два пути: чистая победа одной из сторон, или «мучительный тупик», в котором обе стороны страдают из-за конфликта, пока не согласятся на международное посредничество.

В Украине Россия тоже вошла в мучительный политический тупик. Да, она показала свою силу духа в отношении санкций – а также готовность терпеть неудобства, чтобы при этом терзать Украину, пытаясь сохранить благодаря этому свое влияние и сепаратистскую автономию на востоке страны. Украина, однако, стремится к чистой победе, окружая сепаратистов и обстреливая их позиции. Чего мы пока не знаем – как далеко Украина готова зайти в своем стремлении к полной победе, и как далеко готова зайти Россия, чтобы этого не допустить? Да, можно надеяться, что международные посредники смогут убедить и Украину, и Россию, что издержки открытого конфликта могут быть столь велики, что лучше пойти на сохранение нынешнего положения, чем продолжать военные действия. Я боюсь, однако, что мы увидим дальнейшее обострение конфликта, усиление экономических санкций и расширение военных действий.

Читать далее

 

Мнения других экспертов

Тимур Алексеєнко, науковий співробітник Vienna School of Governance

Демократія зазнає внутрішніх змін, але не буде замінена на щось інше

Максим Лациба, керівник програм Українського незалежного центру політичних досліджень

Хочеш змінити світ – почни з себе!

Тарас Березовець, політтехнолог

В Україні ніколи не вдасться побудувати закриту тоталітарну державу

Александр Майборода, доктор исторических наук, профессор

На смену демократии может придти интернационал-социализм

Анастасія Красносільська, Координатор проекту Українського незалежного центру політичних досліджень кафедри політології КНУ імені Тараса Шевченка

Україна – це демократія, але низькоякісна демократія

Анатолій Гуцал, радник директора Національного Інституту стратегічних досліджень при Президентові України

Демократія виявила себе на планеті насамперед у своїй руйнівній іпостасі

Андрій Дуда, кандидат наук з державного управління, доцент кафедри політології Національного університету «Києво-Могилянська академія»

В Україні, як пострадянській державі, є цілі покоління, які за своїм світоглядом не здатні прийняти цінностей і інструментів громадянського суспільства

Віктор Чумак, директор Українського інституту публічної політики

Україна жодного дня не жила як демократична країна

Анатолій Ткачук, народний депутат 1-го скликання

Україна вступила в дуже сумний період відходу від демократичного поступу

Олександр Черненко, Голова Всеукраїнської громадської організації "Комітет виборців України"

Ми пожинаємо наслідки гри за правилами, встановленими ще за часів Союзу

Олександр Вишняк, доктор соціологічних наук, директор фірми «Юкрейніан соціолоджі сервіс»

Бідноті демократія не потрібна

Александр Стегний, доктор социологических наук, исполнительный директор Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», ведущий научный сотрудник Института социологии НАНУ

Налицо явные попытки свертывания демократии в Украине

Олександр Шморгун, канд. філос. наук, доцент, провідний науковий співробітник Інституту світової економіки і міжнародних відносин НАН України, старший науковий співробітник Інституту європейських досліджень НАН України

Подолати міф про демократію!

Ольга Балакирева, кандидат социологических наук, доцент, Глава Правления Украинского института социальных исследований им. Александра Яременко

Без свободы поведения демократия просто не может существовать

Ігор Коліушко, експерт з публічного права, голова правління ГО "Центр політико-правових реформ"

Україна інтенсивно втрачає ознаки демократії

Владимир Фесенко, директор Центра прикладных политических исследований «Пента»

За кожною хвилею демократизації часто йде рецидив авторитаризму

 

Другие диалоги

Украина в Европе – контуры и формат будущих взаимоотношений

Государственное управление: нужен ли «капитальный ремонт власти»?

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У «ЛЕВОГО ДВИЖЕНИЯ» в УКРАИНЕ?

МИР В ВОЙНЕ или ВОЙНА В МИРУ?

НОВАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ родится в Украине?

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ – реформирование, перезагрузка, создание нового?

Будущее ТВ и Интернета – слияние, поглощение, сосуществование?

ФЕНОМЕН УКРАИНСКОГО МАЙДАНА

Поляризация общества - источник перманентной нестабильности. Найдет ли Украина социальный компромисс?

Партнерство Украина-Евросоюз: вызовы и возможности

МАЛЫЕ ГОРОДА – богатство разнообразия или бедность упадка

Права или только обязанности? (О состоянии соблюдения прав человека в Украине и мире на протяжении последних 65 лет)

Виртуальная реальность и нетократия: новые штрихи к портрету Украины

Таможня или Союз?

ДЕНЬГИ БУДУЩЕГО: валюты локальные, национальные, глобальные? Бумажные или электронные?

Кадры решают все? Или почему из Украины утекают мозги?

Мультикультурализм VS национализм

Религия в социально-политическом контексте Украины

Гуманитарная политика в Украине – а есть ли будущее?

Новый мировой экономический порядок

Рынок земли и будущее аграрной Украины

Судьба реформ в Украине или Реформировать нереформируемое?!

20 наших лет

Будущее без будущего? или Почему Украина теряет образованное общество?

Украинский характер – твердыня или разрушающаяся крепость?

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ: куда дует ветер перемен

20 лет независимости Украины – мифы и реалии

Поход Украины в Европу: остановка или смена курса?

Местные выборы 2010: прощание с самоуправлением?

Республика: «де-юре» или «де-факто»?

Каков капитал, таков и труд

Идеология умерла. Да здравствует новая идеология?!

Повестка дня нового Президента – стабилизация или развитие?

Соблазн и искушение диктатурой

Реформа украинского здравоохранения или ее отсутствие: причины и следствия

Выборы-2010: готова ли Украина к переменам?

Неосознанный сталкер. Или. Скрытые и явные угрозы жизни Украины и возможности их предотвращения

Новый общественный договор – быть или не быть?

КАК СПАСТИ СТРАНУ? или Приговор вынесен. Обжалованию подлежит?!

Человеческий капитал в топке экономического кризиса

Украинское общество в условиях кризиса: социальные вызовы и мистификации.

Большой договор между Украиной и Россией: от проекта влияния к проекту развития

Украинская власть: царствует, господствует или руководит?

Украина: нация для государства или государство для нации?

„Социальный капитал” и проблемы формирования гражданского общества в Украине

«Социальные мифологемы массового сознания и политическое мифотворчество»

Гражданин и власть: патерналистские и авторитарные настроения в Украине.

В зеркале украинского культурного продукта

Есть ли «свет» в конце регионального «туннеля» или кого интересуют проблемы местного самоуправления?

Национальная идея: от украинской мечты к новой парадигме развития

Досрочные выборы: политическое представление к завершению сезона

Кризис ценностей: что такое хорошо, и что такое плохо?

Реформы в экономике Украины: причины, следствия, перспективы

Информационное пространство – кривое зеркало Украинской действительности

Постсоветское поколение – здравствуй! (или некоторые подробности из жизни молодежи)

Проект Україна: українська самосвідомість і етнонаціональні трансформації

„Південний вектор” євроінтеграційної стратегії України

Феноменологія української корупції та її специфічні риси

Українській Конституції 10 років: від «однієї з найкращих в Європі» до правового хаосу

Украина в геополитических играх 2006-2025 гг. или Очередное обновление внешней политики

Яку Україну пропонують Україні чи Програми та реальні практики політичних партій України

Парламентський злам: проблеми взаємодії владних гілок

Майдан, рік по тому

Вызовы или стимулы глобализации?

Демографический кризис или последний украинец

Адміністративно-територіальна реформа – тест на ефективність нової влади

Ролевые игры: социодрама Украина – ЕС

Славянские миры: цивилизационный выбор

Повестка дня будущего президента

Новое украинское Просвещение

„Внутрішня геополітика” України.

Чи готова Україна „мислити глобально, діяти локально”?

Демократия по-украински

Какая Россия нужна Украине?

Українська національна еліта – становлення чи занепад?

Середній клас в Україні : майбутнє народжується сьогодні

Україна шукає свою ідентичність

Камо грядеши, Украина?

page generation time:0,117